home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8

В воскресенье, двадцать восьмого сентября, спустя три дня после визита Джилла к Додду, прислуга Келлогов — Герда Ландквист — вернулась из месячного отпуска, проведенного в Национальном парке Йеллоустона.

Она позвонила Руперту с автобусной станции, надеясь, что в воскресенье он не работает и, может быть, предложит заехать за ней и привезти домой. Но к телефону никто не подошел, и она неохотно взяла такси. Отпуск плохо отразился на ее кошельке, а заодно и на нервах, особенно к концу, когда пошел снег и посетители парка толпами повалили вон, оставив его медведям, бурундукам и антилопам на всю зиму. Герда предвкушала приятный денежный чек и теплые уютные вечера у телевизора, который ей подарили Келлоги на прошлое Рождество. Телевизор был так отдохновителен, что она частенько засыпала перед ним, и миссис Келлог, деликатно постучав в ее дверь, спрашивала: "Герда? Вы забыли выключить телевизор, Герда?" Миссис Келлог никогда не командовала, никогда не давала прямых приказов. Она была вежлива: "Не затруднит ли вас?.." или "Как вы думаете, если?.." Спрашивала, словно уважая возраст Герды и ее более обширный жизненный опыт.

Она отворила входную дверь своим ключом и прямиком отправилась в кухню, чтобы вскипятить воды для чая и вареного яйца. Кухня была в идеальном порядке: посуда вымыта, раковина начищена до блеска. Все свидетельствовало о том, что миссис Келлог вернулась из Мехико домой. У мистера Келлог было больше охоты, чем способностей по части кухонных дел.

Когда чайник запел, запела и Герда — старую песенку из ее детства в Миннесоте. Запела без слов, давно забытых. Она не слышала, как вошел Руперт, только почувствовала, будто в комнате что-то переменилось. Обернулась и увидела его на пороге двери в холл. Растрепанные волосы и румяное от ветра лицо говорили, что он гонялся по парку вместе с Маком.

Несколько секунд он таращил на нее глаза и молчал, будто стараясь вычислить, кто она такая и что делает в его доме. Потом сказал ровным голосом, в котором не было привета:

— Добрый вечер, Герда.

— Добрый вечер, мистер Келлог.

— Как прошел отпуск?

— О, великолепно. Но, по правде говоря, я рада возвращению домой.

— И я рад, что вы вернулись.

Но радости не было ни в его лице, ни в голосе, и Герда задумалась, чем могла она досадить ему. "Что я такого сделала? Я была в Йеллоустоне. Ах, вероятно, это одно из его скверных настроений. Немногие знают о таких его настроениях".

— Как поживает миссис Келлог? — осторожно спросила она. — И Мак?

— Миссис Келлог уехала на другие каникулы. И Мака взяла с собой.

— Но…

Чайник засвистел, словно предупреждая. Герда сжала губы и захлопотала около плиты, стараясь не глядеть на деревянную вешалку у задней двери, где висел красный с черным витой поводок Мака. Ей чудилось, будто глаза мистера Келлога уставились ей в спину, как двуствольное ружье.

— Что же, Герда? Рассказывайте дальше.

— Я ни о чем говорить не собиралась. Вас не соблазняет яйцо, мистер Келлог?

— Нет, благодарю вас. Я поужинал.

— Питаясь в ресторанах так долго, как пришлось мне, проголодаешься по чему-нибудь домашнему, вроде яйца всмятку.

Яйцо растрескалось в кипящей воде. Герда бросила в воду щепотку соли, чтобы белок не вытек из скорлупы. Ее рука дрожала, и немного соли просыпалось на плиту, мгновенно превратив синее пламя газа в оранжевое. "Поводок Мака висит у двери. Он хорошо воспитанный песик, лучший из всех. Но никому в голову не придет вести его без поводка из-за машин. Особенно этого не станет делать миссис Келлог. Она нервничает в потоке автомобилей. Никогда не пробовала научиться водить машину".

Вслух Герда спросила:

— Вы питались в ресторанах или дома, пока миссис Келлог в отъезде?

— Так на так.

— Должна признаться, кухня в безукоризненном порядке.

— Сегодня утром мисс Бартон забежала по дороге из церкви домой и помогла мне с уборкой.

— О! — произнесла Герда, а про себя подумала: "Миссис Бартон, эта тварь с крашеными волосами. По дороге домой из церкви по дороге! А куда ведут наши дороги нынче, хотела бы я знать?"

Она вынула яйцо из кастрюльки и сунула на яичную подставку. Затем намазала маслом кусок хлеба, села за стол и принялась за еду. Мистер Келлог все еще торчал на пороге, разглядывая ее со странным выражением в глазах. Это привело ее в такое замешательство, что она едва могла глотать.

— Между прочим, — заговорил Руперт, — вам будет интересно узнать, что Мак выглядел шикарно. Моя жена привезла ему из Мехико новый поводок — одну из этих причудливых, сплетенных руками кожаных вещичек.

— Да ну! Как это мило.

— Мак тоже так считает.

— Могу поручиться, он выглядел так очаровательно, что не передашь словами.

— Да. — Руперт отступил с гримасой, словно от внезапной боли. — Когда поедите, хотел бы поговорить с вами, Герда. Я буду в кабинете.

Разговор оказался прост. Ее уволили. Ни малейших претензий к ее деловым качествам, конечно. Все дело в простой экономии. Миссис Келлог пробудет на востоке неопределенное время, и нет никакой возможности содержать Герду. Он произнес множество добрых слов о ее достоинствах, ее умелости и так далее. Но все сводилось к одному: ее увольняли. Месячное жалованье вместо предуведомления и лучшие рекомендации, которые напечатает мисс Бартон, будут ждать ее в конторе. Доброго пути и большой удачи.

Герда спросила:

— Значит, вы хотите, чтобы я сейчас же, сразу ушла?

— Да.

— Прямо вот так, ночью?

— Так будет проще всего, — заверил Руперт, — поскольку вы еще не распаковались. Я отвезу вас, куда захотите.

— Мне некуда идти.

— Есть отели. И Христианская ассоциация молодых женщин.

Герда подумала о теплых, уютных вечерах перед ее телевизором, взамен которых наступят смертельно холодные в гостиной ХАМЖ, в компании множества женщин, таких же скучных, как она сама. Обида ударила ей в глаза так, что она залилась слезами.

— Ну, ну, Герда, — смутился Руперт. — Не надо плакать. Ведь, в сущности говоря, это не касается личности.

— Лично меня касается!

— Мне очень жаль. Я хотел бы — право же, мы все хотели бы, чтобы дела складывались иначе.

— Какое ужасное возвращение домой.

— Бывает ужаснее, — возразил Руперт, вспомнив, как возвратился сам.

— Как быть с телевизором?

— Он ваш. Я приглашу электрика, чтобы он отключил его и перевез к вам, когда вы устроитесь.

— Если устроюсь.

— Я убежден, что вы без труда найдете место, которое приглянется вам больше. Здесь вам было бы очень скучно без миссис Келлог и Мака. Советую обратиться в агентство по найму.

Герда всхлипнула. Ее не прельщал этот совет. Она знала агентства по найму, надменный тон, каким там задавали вопросы с таким видом, будто не очень просто найти место, а все лишь для того, чтобы поднять себе цену, когда место найдется.

— Пожалуй, я позвоню Брандонам, — подумала она вслух.

— Кому?

— Брандонам. Брату миссис Келлог и его жене. Им приходится содержать огромный дом в Атертоне, и я неоднократно слышала ее жалобы на то, как трудно найти приличную помощь.

Он молчал, продолжая таращиться на нее, словно на помешанную. Герда, вспыхнув, спросила:

— Может, вы считаете, что я и мои деревенские привычки не годятся для такого модного места? Ведь вы это подумали? Ну так позвольте вам доложить, что я собственными ушами слышала, как миссис Брандон назвала меня сокровищем. Это случилось не более трех месяцев назад. И если я была сокровищем три месяца назад, я полагаю, ничего с тех пор не изменилось.

— Конечно, конечно, вы сокровище, — согласился Руперт. Он говорил почти что шепотом, а хотелось завыть в голос. — Только, насколько я знаю, у миссис Брандон сейчас полный штат прислуги.

— Это не значит, что завтра он тоже будет полным. Или через неделю, при теперешнем положении дел в мире.

— Вас может не устроить жизнь на полуострове.

— Там очень приятный климат. Весь этот городской туман тяжело отзывается на моих бронхах, а они самое слабое у меня место.

— У Брандонов трое детей. Очень шумных.

— Немножко шуму мне не повредит. — Она повернулась к двери. — Пожалуй, я пойду поищу картонок, чтобы запаковать остаток моих вещей.

— Герда. Подождите!

Она обернулась, удивленная настойчивым голосом.

— Да, сэр?

— Я сам позвоню миссис Брандон, если хотите, и спрошу, есть ли у нее место, что она может платить вам, ну и так далее.

— Не хочу затруднять вас.

— Это вовсе не трудно.

— Право, вы удивительно добры, мистер Келлог. Я чрезвычайно обязана…

— Могу позвонить прямо сейчас, пока вы здесь, и наладить дело. — Он одарил ее сухой усмешкой. — Вам может полюбиться работа у Брандонов. У каждого свой вкус.

Складывая у себя в комнате оставшиеся вещи, она слышала его разговор по телефону из кухни. Он говорил так отчетливо и громко, что она с удивлением подумала — не стала ли Хелен Брандо} немножко глуховата.

— Хелен? Руперт у телефона… Отлично. А вы?.. Рад слышать это… О, она наслаждается, посещая все удовольствия Нью-Йорка. Хелен, причина моего звонка — Герда. Она вернулась сегодня вечером из отпуска, и мне пришлось объявить ей, что я не в состоянии содержать ее. Как вы знаете, она идет по первому классу в своей работе… Сокровище. Да, она помнит, что вы ее так назвали, когда говорили с Эми не так давно… Не могу помочь, даже если Эми будет злиться. Вопрос простой экономии… Буду питаться в ресторанах и найму женщину, которая станет раз в неделю убирать дом. Но, возвращаясь к проблеме Герды…

Герда-сокровище вступила в короткую битву с Гердой-женщиной. Победила женщина и прокралась на цыпочках через холл к телефону в спальне хозяина. Ей не понадобилось снимать трубку, чтобы слышать Руперта, его голос прямо гремел в кухне. Миссис Брандон несомненно оглохла. А может, всегда была глуха и скрывала это, читая по губам собеседников.

Рука Герды с виноватой медлительностью потянулась к трубке.

— Не надо бы делать это. Ведь я сокровище…

— Я думал, хорошо бы сохранить Герду в семье… Да нет, понимаю, сейчас вам никто не нужен, Хелен… Честно говоря, я думаю, вы потеряете замечательную возможность, если не схватитесь за нее. У нее редчайшая квалификация, как вы сам знаете. Я уверен, она была бы хороша при детях… Ну, что ж, раз у вас нет места, ничего не поделаешь…

Щепетильно, словно хирург, Герда подняла трубку. В ухо загудел сигнал "не занято". Примерно секунду она предполагала, что миссис Брандон, внезапно обидевшись или заскучав, повесила трубку. Потом опять из кухни послышался голос Руперта:

— Естественно, она разочаруется. Я тоже. Но мы не можем требовать от вас невозможного, Хелен… Да, я посоветую ей попробовать еще раз, через несколько месяцев. Всего хорошего, Хелен.


Глава 7 | Стены слушают. Сборник | Глава 9