home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24

Телефон зазвонил в субботу, около полудня, когда Куинн бесцельно слонялся по квартире в ожидании Марты. Они договорились, что проведут день на пляже с детьми, но туман, опустившийся на Сан-Феличе, скрыл солнце, и море, к которому никто не спешил, едва было видно сквозь вязкую, белесую пелену. Звонок прервал размышления Куинна о том, что бы придумать взамен купания.

— Алло! — сказал он, думая, что это Марта.

— Мистер Куинн?

— Да.

— Ответьте Лос-Анджелесу.

Прошло несколько секунд, и он услышал дрожащий голос Кармы.

— Я сказала, что никогда не позвоню вам, мистер Куинн, и даже разорвала карточку, но номер я успела запомнить, и… мистер Куинн, я боюсь. Тетя не знает, потому что ее нет, но даже если бы она была, я не могу… Понимаете, меня ищет мама. Тетя не разрешит…

— Успокойся, Карма, и расскажи все по порядку.

— Мне десять минут назад звонил Брат Голос. Его послала мама. Он должен передать что-то важное, но не по телефону, а при встрече.

— Где?

— Здесь, у нас в доме.

— Откуда он знает, где ты живешь?

— Я ему часто рассказывала о тете. Но сейчас я сказала, что не могу с ним встретиться, потому что тетя дома. На самом деле она в клубе цветоводов, готовится к выставке. Хризантемы в пампасной траве, подсвеченные лампочками. И трава будет волноваться, потому что в ней спрячут вентилятор. Представляете?

— Представляю, — сказал Куинн. — Но почему он не передал то, что просила мама, по телефону?

— Говорит, что обещал ей взглянуть на меня. Посмотреть, как я выгляжу, и так далее — он точно не сказал.

— Это был местный звонок или междугородный?

— Местный. Он тут, и приедет в четыре. Я сказала, что к тому времени тетя уйдет. Но мне почему-то страшно, вот я и решила позвонить на всякий случай вам, вы ведь просили сообщить, если что-нибудь случится.

— Молодец, Карма, правильно поступила. А теперь подумай и скажи: тебе не кажется странным, что мама послала именно Брата Голос?

— Кажется, — ответила Карма и добавила с детским простодушием: — Они же терпеть друг друга не могут. Учитель говорил, что все люди — братья, но…

— А если мама ничего не передавала, как ты думаешь, есть у него другая причина с тобой встретиться?

— Нет.

— Может, все-таки есть?

— Не знаю, — протянула она. — Разве что ему нужна эта старая машинка. Так пусть забирает! Тетя подарила мне на день рождения новую, гораздо лучше. Она вся серая…

— Погоди. Значит, Брат Голос отдал тебе пишущую машинку?

— Ну, не то чтобы отдал. Я его уговорила.

— Это его машинка?

— Да.

— И она хранилась в кладовой?

— Да. Я иногда печатала на ней в шутку что-нибудь. Но потом лента высохла и порвалась, и бумага кончилась… Я тогда была еще глупым ребенком.

— Почему ты считаешь, что машинка принадлежит Брату Голос?

— Потому что мы из-за нее и познакомились. Башни тогда не было, и все жили в горах Сан-Габриэль. Один раз я гуляла и слышу — кто-то стучит на барабане. Так я подумала. А это Брат Голос сидел у себя дома на террасе и печатал. Только он не был еще Братом Голос. Странно, если бы я тогда не услышала машинку, он бы им никогда и не стал.

Входная дверь отворилась, и за спиной Куинна раздались легкие, стремительные шаги Марты. Он быстро сказал в трубку:

— Карма, слушай меня внимательно. Никуда не выходи, оставайся дома. Запри все окна и двери и не открывай их до моего приезда. Я скоро буду.

— А зачем вам приезжать?

— Хочу побеседовать с Братом Голос.

— Как вы думаете, его вправду мама послала?

— Her. Думаю, ему нужна машинка.

— Но почему? Она старая, все клавиши поотлетали, на ней уже невозможно печатать!

— Карма, эта машинка была в автомобиле О'Гормана, когда его убили. Она нужна полиции. Я говорю это, чтобы ты поняла, как опасен Брат Голос.

— Мне страшно!

— Не бойся. В четыре, когда он придет, я буду с тобой.

— Обещаете?

— Да.

— Я вам верю, — сказала она. — Вы привезли мне лосьон.

"Как давно это было, — подумал Куинн, вешая трубку. — В другой жизни".

Он прошел в гостиную. Марта стояла у окна, глядя на море, как всегда, когда приезжала к нему, словно море после Чикото казалось ей чудом.

— Значит, еще не конец? — спросила она, не поворачиваясь.

— Увы.

— Так будет всегда, Джо?

— Не надо. — Он прижался губами к ее шее. — Где дети?

— Остались у соседей.

— Не хотели меня видеть?

— Еще как хотели! Они прямо-таки принесли себя в жертву.

— Бедные. Почему?

— Потому что Ричард решил, что нам, для разнообразия, неплохо побыть вдвоем, — улыбнулась Марта.

— Сообразительный парень наш Ричард!

Она посмотрела ему в глаза.

— Ты действительно так думаешь — наш Ричард?

— Да. Наш Ричард, наша Салли.

— Значит, мы действительно будем жить долго и счастливо?

— Да.

— И беззаботно?

— О, забот у нас будет множество. Но нам они не страшны. Потому что мы друг друга любим и уважаем.

— Да.

В ее голосе по-прежнему звучало сомнение, но раз от раза оно становилось тише, глуше, и он верил, что когда-нибудь оно исчезнет вовсе.

— Ты еще будешь сравнивать меня с О'Горманом — не в мою пользу.

— Этого не может быть!

— Будет обязательно. А дети в какой-то момент начнут мне грубить, потому что вспомнят, что я им не отец. Мы будем ссориться из-за денег…

— Джо, не надо! — Она зажала ему рот ладонью. — Я обо всем этом думала.

— Вот и хорошо. Значит, мы оба знаем, на что идем. Почему ты колеблешься?

— Боюсь снова ошибиться.

— Значит, ты считаешь, что О'Горман был ошибкой?

— Да.

— Потому, что это правда, или потому, что мне это хотелось бы услышать?

— Это правда, — сказала она, и он почувствовал, как плечи под его руками вздрогнули. — Воспоминания банальнее предвидений, но они полезны. Брак с Патриком был скорее моей идеей, чем его. Мне хотелось своего гнезда! Я вышла за Патрика, чтобы иметь семью, а он женился на мне, чтобы… наверное, у него было много причин, но, прежде всего, у него не хватило духу мне противостоять. Теперь, когда я знаю, что он умер, легче быть объективной не только к нему, но и к себе. Хуже всего в нашем браке было то, что мы слишком друг от друга зависели. Он зависел от меня, а я зависела от его зависимости. Понятно, почему он так любил птиц. Он наверняка чувствовал себя птицей в клетке… Что такое, Джо?

— Ничего.

— Но ведь я чувствую. Пожалуйста, скажи.

— Не могу. Во всяком случае, сейчас.

— Хорошо, — легко согласилась она. — Тогда в другой раз.

Больше всего на свете Куинн хотел, чтобы другой раз не настал никогда, но он понимал, что это желание неосуществимо.

— Я только что сварил кофе, — сказал он. — Хочешь?

— Нет, спасибо. Если нам к четырем надо быть в Лос-Анджелесе, лучше выехать сейчас, иначе попадем в пробку.

— Нам?

— А ты думал, я ехала сюда из Чикото, чтобы пробыть с тобой десять минут?

— Марта, послушай…

— Непременно, только говори правду.

— Да я сам еще ничего не знаю. Я не ждал этого звонка! И не понимаю, что за ним стоит. Возможно, ничего особенного. Возможно, Брат Голос и впрямь хочет повидаться с Кармой по просьбе ее матери. Но я не хочу, чтобы ты была там, если это не так.

— Трудные ситуации — мой конек.

— Даже если они впрямую касаются тебя?

— Именно они. У меня большой опыт.

И она улыбнулась.

— Твердо решила ехать со мной?

— Если ты не возражаешь.

— А если возражаю?

— Нет, пожалуйста, не надо!

— Марта, — предпринял он последнюю попытку. — Я не хочу взваливать на тебя свои заботы. Я сам с ними справлюсь!

— А я думала, заботы нам не страшны. Или это были всего лишь слова, Джо?

— Марта, я хочу поберечь тебя, а ты не слушаешься!

— Не заставляй меня чувствовать себя неполноценной, Джо. Не поступай со мной, как я с Патриком. Чего ты боишься? Почему я не должна ехать к Карме? Она совсем еще ребенок, ей надо помочь. Не клади меня в коробку с ватой, я тебе пригожусь.

— Ну ладно, — сказал он дрогнувшим голосом. — Не хочешь в коробку — поехали.

— Благодарю вас, сэр. Вы не пожалеете о своем решении.

— Да?

— Почему ты так странно говоришь, Джо? В чем дело? Ты что-то подозреваешь?

— Я жалею, что нет коробки с ватой, в которой хватило бы места нам обоим.


* * * | Стены слушают. Сборник | Глава 25