home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Дома на Фейрвью-авеню были типичными домами обеспеченных жителей. Большие, хотя и не особняки, расположенные в некотором отдалении друг от друга и окруженные морем зеленых лужаек. Сознание, что Ник Миллер живет в одном из таких домов, не улучшало настроения Джека Брэди.

«Фор Уиндс» находился в конце — городской дом в викторианском стиле из серого камня, с полукруглой аркой над воротами и с двумя выходами. Брэди въехал, припарковал свой старенький «форд» у дверей, вышел и позвонил.

Спустя некоторое время дверь открыл стройный, начинающий седеть человек примерно его возраста. Резкие, решительные черты лица; очки для чтения в массивной оправе делали его похожим на ученого.

— Да, в чем дело? — Вопрос прозвучал нетерпеливо, и Брэди заметил, что в правой руке у мужчины — колода карт.

— Я из департамента полиции. Пытался связаться с детективом-сержантом Миллером, но, похоже, телефон не отвечает. Ваш телефон в порядке?

Мужчина покачал головой:

— У Ника своя собственная квартира над гаражом, и там отдельный телефон. Насколько мне известно, он должен быть дома. Я его брат — Фил Миллер. Он вам зачем-то нужен?

— Можно и так сказать.

— Я думал, что он до следующего понедельника в отпуске.

— Так оно и было. Могу я пройти?

— Пожалуйста. Вы не заблудитесь. Пожарная лестница у главного входа в гараж приведет вас прямо туда.

Брэди спустился по ступеням, обогнул дом по гравийной дорожке и вышел в задний двор, освещаемый газовым фонарем, прикрепленным к стене над дверью черного хода.

Раздвижные двери гаража были приоткрыты. Брэди вошел в гараж и включил свет. В гараже стояли бок о бок три машины — «зодиак», знаменитый «ягуар» типа «Е» и зеленый мини-«купер».

Гнев, внезапно закипевший в Брэди, был так силен, что он не мог с ним справиться. Он быстро выключил свет, вышел и полез по пожарной лестнице наверх.

Ник Миллер проснулся от резкого, настойчивого звонка. Некоторое время он продолжал лежать, глядя в потолок и пытаясь собраться с мыслями, затем сбросил одеяло и спустил ноги на пол. Он встал, прошел в гостиную, зажег, проходя мимо, настольную лампу и открыл входную дверь.

Брэди бросилась в глаза черная шелковая пижама с золотыми пуговицами, круглым вырезом и монограммой на кармане. Затем он перевел взгляд на лицо — красивое, даже аристократическое, с резко обозначенным подбородком, высокими скулами и такими темными глазами, что казалось, они поглощают всякий свет.

В любой другой момент эти глаза остановили бы Брэди, но расстройство и гнев, бурлившие в нем, одержали верх над здравым смыслом.

— Вы мистер Миллер? — недоверчиво спросил он.

— Правильно.

— Детектив-констебль Брэди. Вы, по-видимому, не торопитесь открывать дверь. — Брэди протиснулся мимо него. — Или сегодня у лакея выходной?

Ник закрыл дверь и подошел к камину. Он открыл серебряную шкатулку, стоявшую на столике, выбрал сигарету и прикурил ее от настольной зажигалки в стиле королевы Анны.

— Нельзя ли ближе к делу? Я собирался рано лечь спать.

— Для начала следующее: старший инспектор Грант хочет видеть вас в офисе. Похоже, ему потребовались ваши ценные услуги.

Брэди подошел к телефону, трубка которого была снята, и положил ее на место.

— Неудивительно, что я не мог дозвониться. — Он сердито обернулся. — Я пытался дозвониться до вас последние полчаса.

— Вы просто разрываете мне сердце! — Миллер потрогал свой подбородок. — В любом случае вам не имеет никакого смысла околачиваться здесь. Я спущусь к вам. Я поеду на своей машине.

— На какой? На «роллс-ройсе»? — Когда Ник проходил мимо него, Брэди схватил его за рукав: — Старик сказал, на своих двоих!

— Тогда ему придется подождать, — хладнокровно произнес Ник. — Мне нужно принять душ и побриться. Можете сказать ему, что я буду через полчаса.

Он легко высвободил руку и отвернулся. Весь гнев и раздражение Брэди вылились в порыве злобы. Он развернул Ника и злобно толкнул его:

— Что ты, черт тебя возьми, о себе воображаешь? Выскакиваешь неизвестно откуда, прослужив в полиции всего пять лет, со своей паршивой степенью и своими роскошными автомобилями, пролезаешь через экзамены — и тебя делают сержантом! Господи, в этом одеянии ты похож скорее на третьеразрядного сутенера!

Брэди оглядел роскошно обставленную комнату, толстый ковер, крашеные половики из овечьих шкур и подумал о своем жилище — половине домишки в одном из самых малопривлекательных мест по ту сторону реки, где он и подобные ему люди жили как бы в постоянной осаде.

Раздражение и гнев, которых к этому моменту он уже не мог сдерживать, вырвались наружу.

— И только посмотрите на эту комнату! Больше похожа на приемную в притоне на площади Гасконь!

— Ты, по-видимому, хорошо с ними знаком!

Лицо Ника побелело, и выражение его совершенно изменилось. Кровь отлила от щек, прядь волос падала на лоб, а глаза смотрели на Брэди как на неодушевленный предмет.

Эти глаза должны были предостеречь Брэди, но он уже перешел ту границу, за которой человек ведет себя разумно. Он шагнул вперед и схватился за черную пижамную куртку. Шелк разорвался в его руках, и в ту же минуту его самого пронзила, как жидкий огонь, острая боль. Он споткнулся, вскрикнул, и рука его повисла совершенно беспомощно. Хватка была ослаблена, он опустился на колено, и боль сразу же отступила. Брэди встал, изумленный, потер правую руку, пытаясь вернуть чувствительность онемевшим мускулам и нервам, и затем взглянул в темное лицо — лицо дьявола. Ник мягко улыбнулся:

— В наше время для всего нужны мозги, даже для простой работы. Ты, папаша, совершил ошибку. Ты не первый и не последний, но больше не говори со мною так. Следующий раз я просто вышвырну тебя через пожарный вход. Теперь убирайся и учти, что это — приказ, детектив-констебль Брэди!

Брэди безмолвно повернулся и поковылял к двери. Дверь захлопнулась за ним. Ник стоял, прислушиваясь к шагам, спускающимся по железной лестнице. Потом он глубоко вздохнул и отправился в ванную.

Когда, спустя пять минут, он вышел и потянулся за полотенцем, то увидел своего брата, который стоял в дверях, держа в руках порванную пижаму.

— Что случилось?

— Ничего особенного. Просто не сошлись во мнениях. Брэди работает уже давно, и ему трудно пережить, что кто-нибудь другой, скажем я, выскакивает вперед в очереди.

Фил Миллер швырнул пижаму в угол и тихо выругался:

— Зачем тебе это нужно, Ник? Я бы мог взять тебя в свой бизнес прямо сейчас. Мы все время расширяемся, ты знаешь это. Зачем так напрягаться?

Ник прошел за его спиной в спальню, открыл раздвижную дверь гардероба, занимавшего одну из стен комнаты, и вынул темно-синий ворсистый костюм и свежую белую хлопчатобумажную рубашку. Он бросил все это на кровать и начал одеваться.

— Дело в том, что мне нравится моя работа, Фил, вот и все. Никакой Брэди не заставит меня изменить решение. Я собираюсь остаться там, и чем быстрее они с этим примирятся, тем будет лучше для нас всех.

Фил пожал плечами и сел на край кровати, наблюдая за братом:

— Что бы сказала наша матушка, если бы была жива! Все ее планы, все надежды — и в конце-концов, ты — полицейский!

Ник ухмыльнулся, глядя на брата в зеркало, и быстро завязал темно-синий галстук из тяжелого шелка:

— Ей бы понравилась такая шутка, Фил. Может быть, она сейчас радуется.

— Я полагал, что ты до понедельника в отпуске?

Ник пожал плечами:

— Вероятно, что-то произошло. Я разговаривал сегодня вечером с Чарли Паркером из отделения «Е», он сказал, что рекрутский набор очень низок. Не хватает более двухсот человек. Кроме того, Бог знает сколько человек сейчас больны этим самым азиатским гриппом.

— Следовательно, им понадобился Ник Миллер. Но почему сейчас? Что это за время, чтобы отправляться на работу?

Ник взял из гардероба темно-синий шведский плащ.

— Мы работаем всегда, Фил. Тебе пора знать об этом. С десяти вечера до шести утра. Ночная смена. — Ник ухмыльнулся, подпоясывая плащ. — Что бы ты сделал, если бы кто-нибудь забрался в твой магазин сейчас?

Фил выбросил вперед руку, словно защищаясь, и поднялся.

— Ладно. Ты сделал свой выбор. Итак, великий Ник Миллер выходит в ночь, чтобы защищать общество. Будь осторожен — это все, о чем я тебя прошу. В наше время всякое может случиться.

— Так оно обычно и бывает, — усмехнулся Ник. — Не волнуйся, Фил. Я могу постоять за себя!

— Надеюсь. Но я не хочу, чтобы где-нибудь около четырех часов утра мне позвонили и пригласили приехать в больницу. Рут и детям будет очень тяжело это перенести. Как ни странно, но они к тебе очень привязаны.

— Ну хорошо. Теперь пусть зазвучат скрипки!

Ник водрузил на голову темно-синюю полувоенную фуражку, слегка сдвинул ее набок и обернулся к брату:

— Ну, как я?

— Здорово! — сказал Фил. — Не знаю, для чего именно, но для чего-то ты сойдешь!

Ник улыбнулся и похлопал его по плечу:

— Если повезет, я, может быть, смогу позавтракать с тобой!

Он двинулся к двери, и, когда открыл ее, Фил резко окликнул:

— Ник!

— Ну что?

Фил тяжело вздохнул, будто выпустив из легких весь воздух:

— Ничего. Абсолютно ничего. Просто будь осторожен, это — все!

Ник повернулся, сбежал по пожарной лестнице в мощенный булыжником двор и двинулся в ночь, чувствуя, как его охватывает странное беспокойство — возбуждение от перспективы вернуться на работу после года перерыва.

Фил остался стоять посреди гостиной, слегка нахмурившись. Снизу, из гаража, внезапно раздался звук мощного заведенного мотора. Открыв дверь, он увидел, как маленький мини-«купер», пересекая двор, выезжает на дорогу и исчезает за углом дома.

Фил стоял на верху железной лестницы под дождем, прислушиваясь к тому, как звук мотора постепенно удаляется и глохнет. Машина спускалась с горы по направлению к городу. И когда наступила тишина, ему стало страшно. Впервые с тех пор, как он был маленьким мальчиком, ему стало по-настоящему страшно.


Глава 2 | Год Тигра. На родине предков. Ночная смена | Глава 4