home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Дитя-невидимка

Затянувшийся на семь лет период интенсивной работы над комиксами и последующие годы, когда Туве делала все, чтобы опять вернуться к живописи, не могли не отразиться на ее литературном творчестве. Книги о муми-троллях, написанные до и после периода работы над комиксами, сильно различаются по своему внутреннему наполнению. Первые повести радуют читателя захватывающими дух приключениями, в последних же автор сосредоточивается на связывающих героев отношениях и внутренних драмах с их радостями и горестями.

Возвращение к сочинительству давалось нелегко. Туве удрученно обдумывала сложившуюся ситуацию и чувствовала внутреннюю опустошенность. Казалось, что ей больше нечего сказать читателям. Комиксы, по ее словам, были смертельной опасностью для писательского дела, точно так же, как и для ее картин. Именно комиксы отобрали у нее желание творить и радость жизни. Туве чувствовала, как из ее творчества исчезли красота, пышность и жизнелюбие — все, что составляло его основу. Взамен осталась лишь пустота, изобразить которую невозможно.

В попытках разобраться в этих душевных переживаниях Туве недооценивала себя, думая, что сочинение детских книг было «душевной свалкой ее наивности». Ей казалось, что мир детства и выросшие из него истории исчерпали себя. Она хотела писать для взрослых и одновременно боялась этого, сомневаясь в своих способностях. Новое одновременно и страшило, и манило. Туве утешала себя мыслью, что если не справится, то, по крайней мере, всегда сможет рисовать иллюстрации. Она по-прежнему была не уверена в своем таланте литератора, но именно это и делало замысел столь притягательным.

Несмотря на то что Туве решила взяться за написание книг для взрослых читателей, она не стала навсегда закрывать дверь в мир муми-троллей. Спустя несколько лет увидели свет повести «Дитя-невидимка» (1962), «Муми-папа и море» (1965) и «В конце ноября» (1970) — может быть, самые лучшие книги о муми-троллях, которые написаны как для детей, так и для взрослых.

«Дитя-невидимка» стоит особняком во всей серии муми-книг. У этой истории нет единого сюжета, то есть сюжетная линия как таковая отсутствует. Это сборник новелл для детей, как сама Туве его назвала. Она уделяла особое внимание именно этой книге и не хотела передавать ее в издательство до тех пор, пока тщательно не отшлифует текст. В письме к Вивике, в котором она просила подругу вычитать текст, Туве пишет, что «рукопись могла бы отлежаться год или два». Здесь же она благодарит подругу за неоценимую помощь в работе над идеями и развитием книги.

Туве Янссон: работай и люби

Набросок к обложке книги «Дитя-невидимка», тушь, гуашь


«Дитя-невидимка» — это мудрая книга, напряжение в которой создается за счет отношений между героями, разных свойств их характеров и столкновений друг с другом. Повествование отличается исключительным психологизмом. По большому счету «Дитя-невидимка» — это книга для взрослых, хотя привычные и знакомые герои делают ее понятной и интересной и для читателя-ребенка тоже. Заглавная новелла сборника — это классика рассказов о том, как развиваются дети. В новелле рассказывается о том, как холодность и ирония убивают в ребенке его еще не окрепшее «я». Ребенок не развивается, если не получает свою долю тепла. Ему необходимо чувствовать себя в безопасности, чтобы осмелиться выразить обиду или, как говорила малышка Мю, «научиться драться».

Постепенно, словно по частям, проявляется на протяжении новеллы образ невидимки Нинни. Но лицо возвращается к ней только после того, как она осмеливается показать свою злость. Помогают ей в этом процессе Туу-тикки и Муми-мама, те самые персонажи, прототипами которых были самые близкие и любимые люди в жизни самой Туве. Многое в невидимке и от самой Туве, которая как-то написала в записной книжке, что надеется в один прекрасный день обрести собственное лицо. «В точности как дитя-невидимка, я должна научиться злиться как следует и показывать свою злость. Возможно, в самом начале я злюсь чересчур сильно, и поэтому мне нужна возможность спрятаться от остальных. Надеюсь, что понемногу и у меня появится собственное лицо».

Туве Янссон: работай и люби

Набросок к обложке книги «Дитя-невидимка», тушь


Для Туве выказывать свою агрессию всегда представлялось нелегким делом. Это не означает, что она была свободна от негативных эмоций, скорее она старалась спрятать их как можно глубже и в результате носила в себе эту подавленную агрессивность. Туве не раз жаловалась, что ей тяжело держать в узде свои чувства и что иногда они прорываются наружу, причем внезапно и в неверном контексте.

Туве также часто повторяла, что боится депрессии и что это состояние время от времени отнимало у нее возможность трудиться. Подобная склонность к депрессии была присуща и другим членам семейства Янссонов. Туве особенно беспокоилась за брата Лассе, у которого эти периоды иногда затягивались. Суть депрессии Туве удалось великолепно передать в рассказе «Филифьонка, которая верила в катастрофы». Главная героиня новеллы — Филифьонка, жизнь которой бежит по кругу в ожидании предстоящего кошмара, будь то циклон, тайфун, смерч, вихрь, ураган, песчаная буря или цунами. Филифьонка абсолютно уверена, что рано или поздно жизнь рухнет, и эта неотвратимая, по ее мнению, угроза подчиняет все ее существование. Депрессия описана с таким знанием дела, на какое был способен лишь человек, на собственном опыте переживший все эти ощущения. «…неумолимый рок… Его нельзя успокоить, нельзя понять, с ним нельзя обменяться мнениями и ни о чем нельзя спросить… Он скрывается во мраке за окном, далеко-далеко на дороге, далеко-далеко в открытом море, — и все растет и растет, и его не увидишь, пока не будет слишком поздно»[45].

Туве Янссон: работай и люби

Набросок к обложке книги «Папа и море», гуашь


Старательный художник | Туве Янссон: работай и люби | Муми-папа и море — кризис в семействе







Loading...