home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Утром Олег нашел в интернете телефон туристического агентства, связался с менеджером, рассказал все, как есть. Предупредил, что информация о том, что туристы не возвращались из Египта — точная. Менеджер пообещала связаться с той стороной и перезвонить, как только будет хоть какая-то информация…

По расчетам Олега, туристы должны были вернуться во вторник. Сегодня было воскресенье. Они задерживались уже на пять дней.

После длительных телефонных переговоров выяснилось, что Лешка с Катей в номер заселились. Но сейчас их на месте нет, на территории отеля нет, и когда будут — неизвестно. Не удовлетворившись этой информацией, Олег принялся звонить снова. Долго бодался с менеджером, которая долго и нудно старалась объяснить, что на телефоне только дежурный специалист, и никто каждые пять минут в отель дозваниваться не станет. И если он хочет дозвониться до отеля сам, то русскоговорящий персонал сейчас отсутствует.

На всякий случай менеджер агентства сообщила Олегу номер комнаты. Он принялся дозваниваться до египетского отеля. Когда ему это удалось, то он услышал лишь то, что ему сообщила менеджер здесь, в России. Номер был забронирован, оплачен. Но ребят ни в номере, ни на территории отеля не было.

— Передайте, пожалуйста, чтобы они перезвонили родителям, как только появятся, — попросил Олег.

Но звонка не было ни в этот вечер, ни на следующее утро. Наконец, к вечеру понедельника, по интернету пришло сообщение от Лешки: «Предки, не волнуйтесь. С нами все в порядке. Вылетаем завтра в Москву. Самолет в 16.45. Если можете, встретьте. Приедем — все расскажем. Целуем, ваши дети».

Когда Аля увидела письмо, то расплакалась. Затем ушла к себе. Через час вернулась на кухню, где долго курила. Олег слышал, как она редко, но с огромным облегчением вздыхает. Он подошел к жене, обнял ее сзади. Аля тут прижалась к нему и с легким смешком пробормотала:

— А я уже ездила в турагентство…

— Зачем это?

— Заказала тур в Египет. На нас двоих.

— В кои — то веки решила отдохнуть? — пошутил Олег.

— Приедет — убью! — снова с облегчением вздохнув, проговорила Аля.

Женщина на радостях намыла везде пол. Затем, немного подумав, позвонила Краснову с просьбой решить вопрос с транспортом: послезавтра она готова выехать к Дмитриевой домой…


Лешка с удовольствием налегал на щи, которые Олег научился делать мастерски. С набитым ртом он пробубнил:

— Надоела эта их египетская жрачка! Под конец уже просто мечтал о супе и селедке с картошкой. Еще о нашем ржаном хлебе и майонезе. Не думал, что у нас все так вкусно!

Аля с Олегом расположились рядом, не сводя глаз со своего чада.

— Ты ешь, ешь, — заботливо пододвинула Аля тарелку с хлебом на тот край стола, где сидел Лешка.

— Короче говоря, дело было так, — заговорил Леша. — Все началось с того, что мы поехали покататься в пустыню. Там есть аттракцион такой — «сафари». Хочешь — джип выбираешь для гонок, хочешь — квадроцикл, и вперед. Мы с Катькой сели на квадроциклы. Группа разношерстная набралась, человек десять. Выстроили нас, русских, англичан, украинцев в одну колонну, плюс два араба спереди и сзади. Я решил занять место в колонне первым, чтобы в нос не пылили. Там ведь мел да пыль кругом. Все от передних в рот и в глаза летит. Ну, я и вызвался вперед, чтоб с комфортом.

— А Катя? — спросил Олег.

— А Катя, наоборот, в конец пристроилась. Сказала, что впереди боится. Попробует потихоньку порулить сзади. И если что, она меня позовет. А я ее, балда, послушался. Чтоб я хоть раз еще ее куда одну отпустил! Короче, так и поехали. Она — в конце, я — в начале. Несколько раз обернулся: едет потихоньку. Проехали уж метров пятьсот, как почувствовал неладное. Оборачиваюсь — ее нет. И этого парня, что завершал колонну, тоже нет. Я тут же тормознул. Кричу арабу, что впереди едет, чтобы остановился. Кричу, что людей не хватает. А он мне: мол, они просто медленно едут. Скоро будет остановка, там они нас нагонят. Я зачем-то послушался. А у самого от страха аж живот скрутило…

— Со мной тоже так было, — вставила Аля, многозначительно шевельнув бровью. — Чуть не померла…

— Ну, вот, — продолжал Лешка, словно не слыша ее. — Доехали мы до какого-то там камня. Стоим. Пять минут проходит, десять… Все попили, отряхнулись, друг на друга поглазели. Нет ни Катьки, ни того гида. Мне этот наш первый гид кивает: «Поехали дальше. Твои почему-то задерживаются». Я ему: «Какое «дальше»?!» Думаю, может, Катьку уж какой-нибудь бедуин в жены взял — у них блондинки, да и вообще женщины на вес золота. А этот араб взял и на верблюда ее поменял! И чего я потом в этом Египте нарою? Начну права качать? Да арабы уболтают, заплюют кого угодно. Пытаюсь этому чучмеку что-то объяснить, а у самого картины перед глазами всякие нехорошие… У меня тогда башню прям сорвало. Взял, развернулся и как дам газу! Рванул обратно. Прилично так отъехал, остановился. Вправо смотрю, влево: кругом песок да камни. Все одно и то же, как на болоте. Потом понимаю, что заблудился. И что делать? Ехать обратно? Наверняка группа уже уехала. Не догоню. А с собой — ни телефона, ни денег, — ничего нет… Стою один в пустыне, как дурак. Куда ехать? Куда идти? Ниче не знаю… Стал искать следы, но дорогу обратно не нашел. Потом попытался сориентироваться по солнцу. Бесполезно. Слез с квадроцикла, сел на песок и заплакал. Посидел— посидел и дальше поехал. Все-таки нашел какую-то дорогу, пошел по ней. Думаю, куда-нибудь она меня да выведет. Квадроцикл бросил.

— А квадроцикл-то зачем оставил? — удивился Олег.

— Так бензин закончился! Не на себе же мне его переть по песку? И потом, мне тогда уже ни до чего было. Лишь бы живым остаться. Шел — шел, уж солнце заходить стало. Думаю, — все, придется в пустыне заночевать. А страшно до жути. Там всякие тараканы, скорпионы, змеи, наверное, ползают. И пить хотелось ужасно. И есть тоже.

Короче, вышел я все-таки на людей. На бедуинов. Еще издали их тент заметил. Погнал туда. Казалось близко, а на самом деле плюхал часа два еще. Пришел еле живой, мотаюсь из стороны в сторону. Бедуины — один старик и пара молодая с ребенком, — всполошились. Руками замахали на меня. Думаю: ну все, сейчас выгонят. А куда я пойду? Близко к ним не подхожу, стараюсь что-то объяснить. А они — ни бельмеса. Жестами тоже изъясниться не получилось. Молодой парень немного знал по-английски. Да вот я по-английски ни бум-бум. Даже стыдно перед парнем стало. Он сидит посреди пустыни и знает хоть что-то из инглиша, а я — нет. Пытаюсь вспомнить все, что в школе учил. Вспоминал — вспоминал, как будет «заблудился», так и не вспомнил. Зато вспомнил, как будет «потерялся». С такой радостью этому молодому как крикну: «Ай эм рашен турист. Ай эм лост!»

На этом, видимо, мои силы иссякли, потому что потом я рухнул на землю. Очнулся только на следующий день. Бедуины меня к себе под тент взяли. Подстилку дали. Молоком козьим напоили — воды там кот наплакал. Этот молодой мне все пытался объяснить, что к ним другие туристы где-то раз в неделю заглядывают. А то в две. Если группа наберется на аттракцион «Ночь в пустыне». Тогда приезжает много людей на машинах, на верблюдах. У них тоже пара верблюдов была. Я просил меня отвезти в город. Денег обещал. Говорю: у меня жену тю-тю. Места себе не нахожу. Помоги! Но бедуин все на отца, да на свою жену с ребенком показывал: мол, бросить не могу. Так и пришлось ждать туристов. Слава богу, они появились уже через два дня.

— Значит, ты все это время жил с бедуинами? — ухмыльнулся Олег. — Ну и как тебе?

— Нормально, — усмехнулся Лешка, — живут, улыбаются. Натуральное хозяйство. Скотина, погребок. За счет туристов тоже выживают. Поделки продают. Шатер у них для того, чтобы росу утреннюю собирать — ее и пьют. Не моются, но сами особо не воняют. Не пойму, почему. Я за два дня гораздо сильнее стал «источать аромат», чем они. Зато на самой территории вонища такая, что аж глаза слезятся. Что еще? Помогал им там. Учился доить козу. Верблюда не трогал, но пару раз на него взбирался. Высокий, зараза, как наш дом. Ночью там холодрыга жуткая, не знаешь, что еще на себя напялить. Сами они закаленные: что жара, что холод — хоть бы хны. Даже ребенок в тонкой пеленке лежит и ничего. Пьют крепкий чай с сахаром — кусков пять зараз кладут, курят каждые пять минут, травку тоже. Лепешки пекут на углях. Фатыр называется. Что еще? Мусульмане они, наверное. Женщина у них все нижнюю часть лица прикрывала. Но у костра сидела вместе со всеми свободно. Потом худые они все, как щепки. И не делают ни хрена. Болтают только по — своему с утра до ночи…

— Набрался впечатлений и приключений, — подытожил Олег с улыбкой и потрепал сына по волосам.

Но Лешка в ответ мотнул головой. Дотянулся до тарелки, на которой красовалась котлета с горкой картофельного пюре и сказал:

— Не… Настоящие приключения начались, когда я вернулся. Катька, оказывается, все это время меня в отеле ждала. С ума сходила. Рассказала, что кататься на квадроцикле испугалась. С гидом, что сзади, от группы отстала. Запросилась обратно. Гид подергался и вернулся на стоянку, откуда уезжали. Стали нас вместе дожидаться. А я исчез… Полицию местную на уши Катька поставила тут же, только без толку. Они ей сказали, что, мол, нет средств, чтобы всю пустыню облазить, у нас не Америка. На машине пару раз по одной дороге проехались для виду и все. Но Катька, умница, успела поменять билеты. Договорилась с хозяином отеля остаться еще на неделю. Даже скидку вытребовала, поскольку живет и питается один человек, за одного и платить вроде надо. Деньги все, что были, с карточки сняла, чтобы меня идти искать. Нашла уже пару человек поисковиков. Но я раньше объявился.

— А что сразу не вылетели обратно? Вас же не два дня не было… — сообразила Аля.

— Так мы еще квадроцикл искали! — с горькой усмешкой пояснил Лешка. — Он денег стоит! И потом, нас предупредили, что из отеля не выпустят, пока все долги не отдадим. Родителям Катька звонить не стала, — зачем лишний раз беспокоить? Да и вас тоже. И потом, что она скажет? Что я заблудился? Что меня до сих пор нет? Или что денег кучу должны? Решили уж — сами разберемся, а потом приедем и сдадимся на вашу милость… Так что мы по пустыне налазились на всю оставшуюся жизнь. Уже надежду потеряли. Думали, украли квадроцикл, не найдем. Но все — таки нашли…

— Вы вместе по пустыне лазили? Зачем? — не понял Олег.

— А мы решили больше не расставаться! — выдохнул Лешка. — Во всяком случае, пока на отдыхе. Вдруг опять кто-то потеряется? А так все же спокойнее… Вообще, классно отдохнули! Загорали, ели, спали… Катька черная, как негр — сами увидите. Но отель — говно! Только море и рыбки все спасли… Ныряли там постоянно. Нафотографировали все, что только было можно. Ската видели, барракуду. Даже черепах. Акул, правда, не удалось увидеть. Может, к лучшему. Нам острых ощущений и без того хватило…

Когда Лешка закончил рассказ, оба родителя улыбались. Аля облегченно потрепала сына по макушке и закурила.

— А я думала уж вылетать за тобой в Египет, — пробормотала она. — Еще бы я по пустыне за тобой побегала… Надеюсь, ты из всего этого сделал правильные выводы…

— Да, — кивнул Лешка. — Я понял, что, во-первых, правильно выбрал жену, во-вторых, что все-таки придется учить английский…


Глава 9 | Дело о странном доме | Глава 11