home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Окружной прокурор догрыз ногти до мяса. Шериф имел вид ребенка, только что держал в руках воздушный шарик, вдруг раздался хлопок, и он теперь не может понять, куда подевалась его игрушка. Я сделал вид, что мне все понятно и я полностью удовлетворен.

– Мы вернулись к тому, с чего начали, – проворчал недовольно окружной прокурор, как будто кругом все, кроме него, были виноваты в этом, – и зря потратили несколько недель.

Шериф молчал и не поднимал глаз на прокурора.

Я возразил:

– Я бы так не сказал. Мы все же добились определенного результата.

– И какого?

– Теперь мы знаем, что у Шерри и его черномазого слуги есть алиби.

Прокурор решив, что я издеваюсь, обиделся. Я не стал обращать внимание на его реакцию и спросил:

– Что вы собираетесь с ними делать?

– А что я могу сделать, кроме как отпустить? Дело-то развалилось.

– Они вряд ли сильно объедят округ, – предложил я. – Почему бы не оставить их в заключении на некоторое время, пока все хорошенько не обдумаем? Может появятся новые идеи или новая информация, а дело закрыть можно в любой момент, как только захотите. Вы же не верите в их невиновность, не так ли?

Он хмуро посмотрел на меня, удивляясь моей глупости.

– Разумеется, я уверен, что они виновны. Но чем мне это поможет, если мне нечем это доказать перед присяжными? И как мы сможем держать их взаперти? Проклятие! Вы это знаете так же хорошо как и я, им достаточно только потребовать освобождения, и ни у одного судьи не будет иного выбора, как дать им свободу.

– Я это знаю, – согласился я. – Но я готов держать пари на самую лучшую шляпу в Сан-Франциско, что они не будет настаивать на этом.

– Что вы имеете в виду?

– Они хотят, чтоб их судили, – сказал я. – Иначе они бы извлекли из рукава свое алиби до того, как мы отыскали его сами. Я подозреваю, они сами настучали на себя в полицию Спокана. Спорю на ту же самую шляпу, что Шеффер не будет выступать с habeas corpus[36].

Прокурор посмотрел на меня с подозрением.

– Вы что-то знаете, но молчите? – спросил он.

– Нет. Но вы видите, что я прав.

Так оно и было. В последующие дни Шеффер бродил вокруг офиса прокурора, улыбался про себя и не предпринимал попыток освободить своих клиентов из тюрьмы.

Три дня спустя все встало с ног на голову.

К прокурору явился человек по имени Арчибальд Уикс, который владел небольшой птицефермой в десяти милях к югу от дома Кавалова, и сказал, что видел Шерри тем утром, когда нашли тело. Уикс в тот день отправлялся проведать родителей в штате Айова, и потому встал рано утром, чтоб проверить, все ли в порядке, перед тем, как поехать на вокзал, расположенный в двадцати милях от его фермы.

Между пол-шестого и шестью он пошел в сарай, который служил ему гаражом, чтоб проверить, хватит ли ему бензина до станции. Увидев Уикса, из сарая выскочил человек, перепрыгнул через забор и побежал вниз по дороги со всех ног. Уикс преследовал его некоторое время, но в конце концов сдался. Неизвестный был слишком хорошо одет для бродяги, поэтому фермер решил, что тот собирался украсть его машину.

Так как поездку было невозможно отложить, а в доме оставались только его жена с двумя сыновьями: семнадцати и пятнадцати лет, Уикс решил промолчать, чтоб не пугать супругу.

Вернувшись из Айовы, он узнал о смерти Кавалова, увидел в газете фотографию Шерри и узнал в нем неизвестного, выбежавшего из сарая. На следующий день он пошел к прокурору. Мы показали ему задержанного, и фермер сказал, что без сомнения это тот человек. Шерри не сказал ничего.

Поскольку заявление Уикса противоречило свидетельству полиции Сан-Педро, прокурор решил передать дело в суд. Маркус был оставлен под стражей как главный свидетель, но так как ничто не могло поколебать его алиби в Сан-Педро, обвинение ему предъявлено не было.

Уикс точно и бесхитростно повторил свой рассказ со свидетельского места, но при перекрестном допросе он с треском провалился. Его совсем запутали.

В ответ на вопросы Шеффера наш единственный свидетель признал, что не совсем уверен в том, что он видел именно Шерри тем утром. То немногое, что он видел, дало ему повод опознать подсудимого. Но позже, в более спокойной обстановке, он уже не был так уверен, что хорошо разглядел лицо неизвестного. Был ранний час, солнце стояло низко. В конце концов договорились и он под присягой показал только, что видел человека, имевшего некоторое сходство с Шерри.

Умереть можно со смеху...

Окружной прокурор, за неимением ногтей, грыз кончики пальцев.

Присяжные объявили: «Невиновен».

Поэтому Шерри был освобожден, освобожден от обвинения в убийстве Кавалова навсегда, даже если позже откроются иные улики.

Маркус тоже был отпущен из-под ареста.

Когда я уезжал в Сан-Франциско, окружной прокурор со мной даже не попрощался. 


предыдущая глава | Сотрудник агентства "Континенталь" | cледующая глава