home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Из журнала Александры

   Сегодня Нина Реброва рассказала мне об их очередной эксцентричной постоялице.

   — Она приехала абсолютно одна, — удивлённо говорила Нина, — остановилась в лучших апартаментах, попросив лакея и горничную. Выйдя на прогулку в парк, дама сразу же вызвала заинтересованный шёпот, но стоило ей лишь обернуться, как болтуны испугано смолкли. Я слышала, они говорили, что от тяжёлого взгляда этой дамы леденеет сердце.

   Рассказ о странной гостье вызвал интерес и страх одновременно. Наверняка, эта дама заинтересовалась мною... вернее, манускриптом, хранителем которого мне пришлось стать поневоле...

   Мы вышли в парк. Оглядевшись по сторонам, к своему ужасу я увидела Берову и Зеленовскую. Лучше бы я встретила ту таинственную даму, чем этих злобных гарпий. Компания двух светских дам, сопровождаемая вульгарно нарумяненными девицами деревенского облика и услужливыми кавалерами, преградила нам путь. По их насмешливым лицам не трудно было догадаться, что они хотят снова унизить меня. Общества, беседовавшие неподалёку, с любопытством взирали на нас, готовясь посмеяться. Нина приготовилась дать насмешникам достойный ответ, но её помощь не уменьшила бы моего унижения и обиды.

   — Вы умрёте завтра, — произнесла я таинственным тоном, указав на Зеленовскую, — а вы следующая... — я перевела взор на Берову, состроив гримасу ужаса.

   Весёлость мгновенно слетела с лиц дам и их спутников. Группы в стороне испугано зашептались. В эти мгновения я наслаждалась победой. Я чувствовала их страх, который делал насмешников жалкими и ничтожными.

   — Я пошутила, — весело нарушила я тишину.

   Мой взгляд пронзал их насквозь.

   — Нам лучше удалиться от этой сумасшедшей, — пробормотала Зеленовская, но её слова прозвучали весьма неуверенно.

   Торжествующая улыбка была моим ответом. Услужливые кавалеры медленно попятились назад, скрывшись за парковыми деревьями. Деревенские подруги, подобрав пышные юбки, последовали их примеру.

   — Ваше общество тает на глазах, — рассмеялась Нина.

   На этом мы решили оставить подруг.

   — Ты, правда, пошутила? - поинтересовалась Реброва.

   Мне показалось, что в её голосе прозвучало скрытое разочарование.

   — К сожалению, да, — ответила я с сожалением, — если бы я, действительно, увидела одну из них с перерезанным горлом, то не смогла бы скрыть радости...

   — Ужасные особы, — согласилась Нина, — злобные и жестокие! Не могу понять, почему некоторые глупцы поддаются их чарам?

   — Я задавала этот вопрос князю Долгорукову, который ответил, что для него это тоже загадка. Потом, подумав, добавил, что среди мужчин немало наивных субъектов, которыми подобные дамы вертят, как игрушкой... К сожалению, среди них встречаются вполне достойные люди...

   Мне вспомнился несчастный Ручкин, над которым они столь жестоко посмеялись.

   — Ты носишь манускрипт с собой? - вдруг спросила Нина, указав взглядом на футляр, висевший у меня на поясе. - А он неплохо смотрится на платье, почти как твой меч...

   Нина улыбнулась, напоминая, что многие дамы, последовав моему примеру, начали выезжать на прогулку с оружием в красивых ножнах, тщательно подбирая их к цвету и фасону платьев.

   — Я очень беспокоюсь, как бы эту вещь не украли, — сказала я взволновано. - Я помню, когда однажды пропала реликвия одного мистического клана... если бы не Константин — резни не избежать...

   — Как я понимаю, бремя хранителя тебя не радует, — верно заметила Нина.

   — Совсем не радует, — ответила я, — мечтаю поскорее избавиться от манускрипта... мне хочется его сжечь и сказать, что я ничего не видела... Но умирающий так просил меня сохранить сей предмет...

   Мне снова вспомнились слова гонца. Он будто бы ждал меня, дабы передать манускрипт. Неужели, этот предмет предназначался для меня... Интересно, из какого он мистического общества? Пока никто не объявился... Разве что странная дама... Нет, она приехала одна... старейшины обществ не путешествуют в одиночестве...

   Вдруг среди деревьев я увидела молодого человека. Он шёл, опустив голову, его тонкие пальцы сжимали в руке две розы с чёрными лентами на стеблях. Я опешила. Как можно дарить два цветка? Я хотела указать на него Нине, но юноша исчез.

   Мне вдруг вспомнился сон, приснившийся несколько дней назад. Тогда ко мне подошёл молодой человек, в руке которого было три розы, перевязанных чёрными лентами.

   — Я должен быть отомщён, — сказал он мне печально.

   Всё верно, Куртикова перед смертью получила розу с чёрной лентой.

   Неужели этот красивый юноша — нескладный Ручкин? Да, это именно он! Черты лица похожи, хоть и более изящны, и рост выше... Трудно привыкнуть, что там облик умершего изменяется к лучшему. Помню, как был прекрасен призрак одной девицы-дурнушки.

   Две розы! Да, для двух других жертв! Призрак оскорблённого поклонника здесь, на Кислых Водах! Неужто, он явился отомстить?

   — Невероятно! Как призрак мог убить живого человека кинжалом! Так не бывает! — воскликнула я.

   Нина изумлённо смотрела на меня.

   — Ты думаешь, что призрак Ручкина — убийца? — спросила она взволновано.

   — Не может быть! — я замотала головой. — Если бы Куртикову придавило камнем в горах, или понесла лошадь, я бы поверила в виновностьнематериального духа... но нанести удар кинжалом...

   Я не знала, что предположить.

   Перед моим взором возник ночной парк. Лезвие ножа сверкнуло в лунном свете. На парковой дорожке, возле моих ног, лежало мёртвое тело. Я невольно отпрянула.

   — Что с тобой? — испугано спросила Нина.

   — Я видела смерть Зеленовской, — ответила я, — и теперь это не шутка...



Из журнала Константина Вербина | Манускрипт | * * *