home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава X

ПРАЙС ЗА РАБОТОЙ

Прайс очнулся приблизительно через час после нанесенного ему удара. Он сел на полу и потер сильно болевшую голову. На голове он нащупал большую опухоль.

— Черт побери, — хрипло пробормотал Прайс, собираясь с мыслями.

Он вспомнил все по порядку. Как он осторожно открыл дверь в кабинет, как тщетно пытался зажечь свет, как в комнате раздался насмешливый женский смешок и как он, бросившись вперед, ударился о какое-то препятствие и упал на пол, где его оглушили двумя ударами каким-то тяжелым предметом.

— Неужели никто не слышал моих двух выстрелов? — пробормотал Прайс, но сейчас же вспомнил, что вряд ли ночью кто-нибудь мог услышать выстрел в его доме, а если соседи и слышали этот треск, то сочли его за несчастный случай с шинами проезжавшего мимо автомобиля.

Прайс медленно, с большим трудом, поднялся на ноги, шатаясь, сделал несколько шагов и опустился в кресло у стола.

Там он просидел пять минут, стараясь прийти в себя, успокоиться и решить, что делать дальше.

Просидев вместо пяти — десять минут и ничего не придумав, Прайс открыл ящики своего письменного стола с перерытыми бумагами. Налетчики осмотрели все ящики, прежде чем наткнулись на черный портфель.

Желтый кружок фонарика объехал всю комнату. В ней царил полный разгром. Этажерка с книгами свалилась на пол и пол был засыпан осколками разбитых фарфоровых и хрустальных безделушек. Два стула были также перевернуты и валялись посреди комнаты.

В следующий момент свет фонарика пояснил Прайсу причину его падения. У двери был крепко натянут тонкий шнур на высоте одного фута от пола.

Простое, но гениальное средство предохранения себя от детектива, пущенное в ход таинственными налетчиками. И он, Прайс, как мальчишка, попался загадочным незнакомцам.

Второе поражение. Портфель похищен и Прайс даже не знает, кто его похитил и куда скрылись похитители. Цель приманки были достигнута.

Прайс простонал от возмущения, гнева и отчаянной боли в пораненном затылке.

Но каким же образом эти незнакомцы проникли в тщательно охранявшийся дом Прайса? Он сам лично просмотрел все крючки и запоры на дверях дома перед тем, как лечь спать. Что касается Ли Фу, то он забаррикадировал окна и двери на кухне, как в хорошей траншее. Кстати, где Ли Фу? Неужели он не мог услышать выстрелов в кабинете своего хозяина?

При этой мысли Прайс вскочил на ноги. Освещая себе путь фонариком, он вышел в коридор и попробовал открыть там свет.

Как он и предполагал, весь дом был погружен во мрак. Преступники, прежде чем войти в дом, сумели прервать подачу электрической энергии в дом Прайса.

Прайс спустился вниз и осторожно прошел на кухню. Там его ждало необычное зрелище.

Ли Фу, связанный по рукам и ногам, лежал на полу кухни точно так же, как накануне лежал старик Сы Цзэ. Ли Фу лежал спокойно и только в узких глазах его горел злобный огонек, как у дикого зверя, попавшего в капкан.

Впрочем, узнав вошедшего Прайса, Ли Фу облегченно вздохнул и в глазах его мелькнула отраженная радость. Од промычал что-то, тряся головой, желая показать Прайсу, что рот его завязан какой-то тряпкой.

Прайс покачал головой, пожал плечами и немедленно развязал китайца. Тот поднялся на ноги, потирая болевшие от веревок руки и ноги.

— Вы живы, мастер? — пробормотал он.

— К моему удивлению, жив, — сухо ответил окончательно пришедший в себя Прайс. — Но скажи, каким образом ты попался им в руки? Где же твой верный союзник — нож, которым ты гордился передо мной?

Ли Фу был уязвлен в самое сердце. Лицо его слегка дернулось, как будто от боли, но ответил он обычным бесстрастным тоном:

— Меня разбудил звонок у парадной двери. Я подошел и спросил: «Кто там?». Голос иностранной женщины ответил, что она желает видеть вас. Я подумал, что иностранная женщина не может быть тем врагом, о котором говорили вы. Я открыл дверь, чтобы взглянуть на эту женщину. Но дверь моментально распахнулась и два человека, не китайцы, а иностранцы, схватили меня за руки. Женщина завязала мне рот. Потом они скрутили мне руки и ноги и отнесли на кухню.

— Так ты видел нападавших? — взволнованно опросил Прайс.

— Видел, мастер. Женщина высока, красива и имеет большую черную прическу. Это была португалка. Один сопровождавший ее мужчина был широкоплеч, со светлыми волосами и большой челюстью. Другой — высок, худ и имеет большой, острый нос. Он похож на птицу, мастер.

— Они говорили с тобой или между собой? На каком языке они говорили? — быстро справился Прайс.

— На английском языке, мастер. Но один из мужчин говорил очень плохо и мало. Впрочем, они разговаривали все очень мало. Связав и отнеся меня на кухню, они выключили рубильник и оставили весь дом без света. Я был уверен, что теперь они найдут и убьют вас.

Я проклинал себя за неосторожность. С этой минуты я потерял доверие к иностранным женщинам. Никогда больше я не буду слушать их…

Прайс горько усмехнулся. Ли Фу был виноват, поступив неосторожно по своей доверчивости. Но бранить его у Прайса не хватило сил. Разве он сам не поступил так же слишком опрометчиво, не приняв более действительных мер предосторожности против неожиданного нападения? Ведь его план был сведен теперь почти на нет. Теперь нужно было лишь надеяться, что Грог сдержал данное им обещание и был недалеко от места нападения. Может быть, теперь он уже проследил налетчиков в их логово. Приходилось вооружаться терпением и ждать.

Как это ни покажется странным читателю, но Прайс вместо того, чтобы проявить самую лихорадочную активную деятельность, решил прежде всего уснуть на остаток ночи, чтобы подкрепить свои силы, а утром, со свежей головой, приняться за разрешение мрачной головоломки, представшей на его жизненной карьере. Это решение было подсказано ему также большой уверенностью об осторожности и смелости Грога. Нужно было подождать его появления и доклада. Макет быть, он принесет новые, более ясные сведения о шайке таинственных убийц и грабителей. Все равно, в настоящее время пытаться разыскать Грога было бесполезно.

Прайс хладнокровно вернулся в спальню, выкурил несколько сигарет и скоро заснул крепким сном, отдыхая от пережитых треволнений.

Проснулся он рано, около семи часов утра, и с радостью почувствовал, что вчерашнее приключение нисколько не отозвалось на его здоровье. Он был свеж, голова не болела, хотя рана немного саднила.

Приняв ванну и позавтракав, Прайс выехал в главное полицейское управление, посоветовав на прощанье своему бою быть в следующий раз поосторожнее. Тот только мрачно кивнул головой, крепко сжимая свои тонкие губы.

— Не беспокойтесь, мастер, — мрачно проворчал он.

Явившись в полицию, Прайс прежде всего позвонил на квартиру Грога. Заспанный бой сообщил ему по телефону, что мастер Грог не возвращался всю ночь. Прайс пожал плечами. Он и не ожидал иного ответа. С одной стороны, это был благоприятный признак, означая, что Грог действительно находится на работе и, может быть, в данный момент идет по горячему следу. Но в то же время какое-то смутное беспокойство таилось в душе Прайса. Правда, Грог хитер, осторожен, силен и рассудителен. Но все же он был один в борьбе против целой шайки, ресурсы которой никто из них полностью не знал. А что, если, вместо победы, Грог получил уже поражение и, может быть, даже вычеркнут теперь из списка живых? Впрочем, это едва ли. Таинственной шайке просто невыгодно было убивать Грога, даже если она поймала его. Гибель агента полиции означала бы слишком большой скандал для Шанхая и все международные власти встали бы на ноги, чтобы разоблачить преступников.

Но все же, где же Грог?

Прайс прошел в центральный полицейский участок и попросил дать ему рапорты постовых полисменов, дежуривших в прошлую ночь. Дежурный сержант флегматично придвинул ему толстую книгу дежурств.

— Ничего особенного, господин Прайс, — лениво ответил он. — Несколько драк, арест карманщика — вот и все, что произошло за последнюю ночь.

Прайс внимательно пробегал сухие строки официальных донесений, когда его внимание обратилось на рапорт одного из индусов-полисменов, дежурившего на углу Нанкин род. Постовой-сикх доносил, что вчера, около трех часов ночи, мимо него бешено промчался большой «бюик» с потушенными огнями, в противовес полицейским правилам. Но самое замечательное было не это мелкое нарушение полицейских постановлений, как то, что сзади, на запасной шине, индус видел сидящего иностранца, которому грозила ежеминутная опасность свалиться на мостовую и разбить себе череп. Сикх даже крикнул шоферу машины, чтобы тот остановился, желая снять странного пассажира с запасной шины, но шофер, очевидно, не расслышал и еще больше прибавил газа, уносясь по направлению к Бабблинг Вэлл род.

— Это Грог, — быстро промелькнуло в голове Прайса. — Он проследил негодяев.

Он жадно впился глазами в дальнейшие строки доклада. Сообразительный индус, строго следуя приказу доносить обо всем странном и необычном, происходившем в течение его дежурств, сообщил, что, несмотря на полумрак и быстроту, с которой скрылся этот автомобиль, он успел заметить его номер: 35787. На этом доклад сикха кончался.

— Молодец! — пробормотал сквозь зубы Прайс, отталкивая книгу. — Теперь лишь узнать имя владельца автомобиля с этим номером и я сделаю один из самых крупных шагов вперед к разоблачению всей тайны.

Он быстрыми шагами направился в отдел движения и там попросил указать ему имя владельца автомобиля № 35787.

Но его ждало разочарование. Полицейского номера 35787 в Шанхае не существовало. Очевидно, номер на автомобиле был ложный. И тонкая нить, по которой отправился было Прайс для разрешения кровавой тайны, снова прервалась самым роковым образом.

Несмотря на свое хладнокровие, Прайс выругался и закусил губу. Что же делать? Идти с докладом но начальству, поднимать шум но поводу исчезновения Грога, ставить на ноги все власти Шанхая и этим вспугнуть преступников? Или же, веря в счастливую звезду Грога, подождать еще немного, дождаться его возвращения, объяснения и только после этого уже действовать решительно?.. Прайс был в недоумении.

Час проходил за часом, но Грог не появлялся. Чтобы занять чем-нибудь медленно тянущееся время, Прайс съездил на квартиру Грога, но там не узнал ничего нового. Грог жил в меблированных комнатах и там никто не мог сказать ценного для Прайса. Грог всегда уходил и приходил, когда ему вздумается, часто не появлялся дома по нескольким дням, не вызывая этим ничьего удивления, и даже бой, последний человек, видевший Грога, мог сообщить лишь, что Грог поужинал в 9 часов вечера, после чего ушел, сказав на прощанье бою, что он, по всей вероятности, не вернется ночевать.

Прайс вернулся домой, успел пообедать, снова промыть рану на голове, почистить револьвер. Каждый час он звонил на станцию и в дом Грога, но каждый раз получал стереотипный, неутешительный ответ:

— Грог не возвращался.

Утомленный бестолковым, длинным днем, полным одной тяжелой заботы о своем пропавшем друге, не зная, что ему делать дальше, Прайс незаметно заснул в кресле у камина. Ему снился какой-то страшный, суматошный сон. Какие-то тени грозили ему длинными цепкими руками, чьи-то темные глаза злобно заглядывали ему в лицо, чей-то хриплый голос хрипло подхихикивал у самого уха. Затем чья-то тяжелая рука легла на его плечо и принялась давить его все больше и больше, пока Прайс не проснулся.

Прайс вздрогнул, поднял голову и вздрогнул еще больше.

Перед ним, с ленивой улыбкой на худом и умном лице, стоял пропавший было Грог.


Глава IX ДОМ НА БАББЛИНГ ВЭЛЛ | Тайна Бабблинг Вэлл Род | Глава XI ПОХОЖДЕНИЯ ГРОГА