home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIII

ДОКУМЕНТЫ МИССИС РОБИНЗОН

Выйдя под проливной дождь, на пустую и затихшую Сечуен род, детективы прошли до ближайшего гаража и, взяв такси, направились в дом Прайса. За всю дорогу они не проронили ни одного слова и только, явившись домой, и расположившись комфортабельно у приветливо горящего камина, с чувством глубокого одобрения глядя на бокал виски-сода перед собой, Прайс усмехнулся и задал первый вопрос:

— Итак, дружище Грог, как вам все это нравится?

Грог вытряхнул пепел из трубки и на тонких губах его появилось некоторое подобие улыбки.

— Как будто все идет так, как полагается, — меланхолично произнес он.

— Я поражен, Грог, — воскликнул Прайс, вскакивая с места и начиная гулять по комнате, что всегда служило верным признаком его большого возбуждения. — Вся мрачная тайна, разгадать которую, казалось, не было никакой возможности, вдруг раскрывается перед нами, как расцветший цветок. Мало того, мы имеем возможность наложить руки на всю эту полупочтенную шайку.

— Вы слишком оптимистично настроены, Прайс, — вздохнул Грог. — Правда, мы можем забрать этого неудачного доктора Шмидта, но дело не в нем.

— А в ком же?

— В том третьем лице, которое я не видел, но которое имело сухой властный голос и распоряжалось как доктором Шмидтом, так и прекрасной португалкой. Он здесь хозяин, а они его исполнители. Если мы сможем наложить лапы на этого фрукта, то мы можем считать нашу задачу выполненной блестяще во всех отношениях. А до тех пор, нам нужно поберечь наши собственные головы.

— Вы, конечно, правы, — нетерпеливо согласился Прайс.

— Но все же, тайна раскрыта. Причина смерти Толедоса и «золотой дамы» ясна. Объясните вот мне, как мы можем расположить известный нам материал?

Грот лениво пожал плечами.

— Теперь дело не требует уже усиленной головоломки, — нехотя произнес он. — Все ясно, как апельсин. Многоуважаемый синьор Толедос не кто иной, как вольный или невольный агент «наших друзей». В своей работе он каким-то образом «проштрафился», а так как он знал очень много, то «власть имущие» решили просто убрать его с дороги. Я думаю, между прочим, что сам акт расправы над несчастным испанцем принадлежит тому прекрасному русскому парню, о котором я говорил вам, как о моем страже на Бабблинг Вэлл род. Он страшно силен физически и в его руках синьор Толедос, разумеется, был как малый ребенок. Прекрасная португалка была в качестве благосклонной зрительницы всего происходящего для доклада по начальству.

Прайс задумчиво кивнул головой.

— Это похоже на правду. А как вы связываете судьбу «золотой дамы» со всей этой историей?

— Тоже очень просто и ясно, как все в этом лучшем из миров, — пожал плечами Грог. — Будучи импульсивной особой, она влюбилась в синьора Толедоса. У них была связь. Эта связь невольно столкнула ее с «нашими друзьями» и запутала ее отношения. Она была привязана к своему, может быть, мимолетному увлечению. Она также стала знать слишком много. И когда наши друзья заподозрили, что ее слабые женские нервы могут не выдержать и выдать всю компанию в руки полиции, ее придушили.

— И это тоже верно, — кивнул головой Прайс. — Но, говоря о «золотой даме», мы можем теперь поговорить о самом слабом звене в нашей цепи. Где находятся те документы, о которых говорил и по поводу которых торговался с нами доктор Шмидт и где, черт побери, мы можем найти их? Я обыскал вещи миссис Робинзон самым тщательным образом дважды. Мне кажется, что я нашел там все, что только можно было найти. А теперь, оказывается, я пропустил самые важные улики, о которых бы не подозревал совершенно, если бы счастливый случай не помог мне разыграть этот блеф с черным портфелем.

Грог равнодушно покачал головой.

— Это значит лишь, что вы не искали их там, где нужно, — заметил он.

— Очевидно, так, — слегка саркастически согласился Прайс. — Тем не менее, это открытие не упрощает дела. Я вижу, что завтра мне придется еще повозиться с этой стороной вопроса. А сейчас…

Внизу послышался короткий звонок, прервавший разглагольствования Прайса.

Грог немного оживился.

— А вот и Мацумуро-сан, — негромко произнес он.

Приятели, затаив дыхание, прислушались. Они слышали, как Ли Фу, шаркая туфлями, подошел к выходной двери. Послышался краткий вопрос, после которого дверь была открыта. По коридору послышались чьи-то осторожные шаги.

— Да, это он, — кивнул головой Прайс.

В дверь вежливо постучали.

— Войдите, Мацумуро-сан, — громко произнес Прайс.

Дверь открылась и в комнату скользнул маленький японец в европейском платье и дождевике, также промокшим от дождя. Японец почтительно поклонился детективам.

— Добрый вецер, дзентльмены, — сюсюкая, произнес он.

— Очень рад видеть вас так скоро, Мацумуро-сан, — оживленно произнес Прайс. — Садитесь к огню, налейте себе виски-сода и рассказывайте, что вы узнали.

Японец охотно последовал приглашению. Грея тонкие, сухие руки у огня камина, он немедленно начал свой доклад.

— Когда доктор Смидт высел из «Голубого Дракона», я высел вместе с ним, как вы видели сами. Он досел до первого угла, где его здал автомобиль. Кто то сидевсый в автомобиле негромко окликнул его:

— Это вы, доктор?

— Я, — ответил он веселым голосом. — Все в порядке.

И он полез в раскрывшуюся перед ним дверцу автомобиля. Я завернул за угол и сел там в подзидавсый меня автомобиль. Мы быстро догнали автомобиль с доктором и не выпускали его больсе из вида, несмотря на доздь и грязь на улице. И сто зе вы думаете? Автомобиль направился прямехонько к зданию консульства «некой дерзавы», как сообсяют в официальных известиях.

Мацумуро-сан вежливо засмеялся и сейчас же добавил:

— Там автомобиль остановился. Доктор и еще кто-то высокий и сирокоплеций вылезли из автомобиля и восли в подъезд. Мой автомобиль проехал мимо и помчался дальсе. Я проехал до своей квартиры, отпустил автомобиль, восел в свою комнату, снял с себя мой халат, переоделся в европейское платье и высел черным ходом обратно. Если дазе за мной была слезка, я думаю, что я сумел спутать следы. К вам я приехал на велосипеде. Это все, цто я могу сообсить.

Японец замолчал и потянулся к графину с виски, как бы считая, что теперь он вполне заслужил бокал напитка.

Прайс и Грог снова обменялись взглядами.

— Дело становится все яснее и яснее, — наконец промолвил Прайс. — Я думаю, что теперь нам не над чем ломать голову. Скажите, сколько сейчас времени?

— Половина одиннадцатого, — ответил Грог, взглядывая на свой золотой хронометр.

— Я думаю, что почтенный полковник Гойер еще не спит, — решительно заявил Прайс, поднимаясь на ноги. — Во всяком случае, даже если он спит, мои известия стоят нарушенного сна. Я думаю, что лучше всего сделать доклад сейчас и именно по телефону. За нами, конечно, следят, и наша поездка в полицейское управление будет означать провал всего дела. Осторожность прежде всего.

Грог одобрительно кивнул головой.

Прайс подошел в письменному столу и через две минуты соединился с полковником Гойером. Последний, к счастью, еще не спал и очень обрадовался, услышав в трубке голос Прайса.

— Наконец-то, — радостно забасил его голос в телефоне.

— Наконец-то вы обращаетесь ко мне. Я стал уже волноваться за последние недели. Вы и Грог молчали, как убитые, а Грог даже пропал куда-то на несколько дней. Как его здоровье?

— Все в порядке, — успокоил полковника Прайс. — А теперь разрешите сделать вам доклад о том, что найдено нами с Гротом по делу Толедоса и Робинзон.

— Я весь внимание, — отозвался полковник Гойер.

Краткими, сжатыми, ясными фразами Прайс подробно передал все приключения свои и Грога за последние дни, вплоть до сегодняшнего свидания в «Голубом Драконе».

— Итак, — закончил он свой доклад, — несомненно, что в этом деле замешаны интересы «некой державы», как тактично заметил наш милейший Мацумуро-сан. Я не удивляюсь, что доктор Шмидт работает в консульстве этой державы.

— Это так и есть, — после секундного молчания ответил Гойер. — Я сам видел его там на одном из приемов. По штату он числится мелким служащим консульства.

— Обладает ли он правами экстерриториальности, как служащий консульства? — озабоченно спросил Прайс.

— Нет, — твердо ответил Гойер. — В случае необходимости, достаточно простого приказа об аресте от нас.

— В таком случае, господин полковник, — заявил Прайс, — я хочу, чтобы вы достали этот приказ к завтрашнему дню, к 8 часам вечера. Тянуть дальше комедию уже не имеет смысла. Я арестую завтра доктора Шмидта, когда он вручит нам пятьдесят тысяч долларов. На первое время ему можно предъявить обвинение в попытке подкупить чинов полиции при исполнении ими своих служебных обязанностей. А там видно будет.

— Я так и сделаю, — согласился Гойер. — Приказ будет послан вам завтра с посыльным. Вы правы, вам лучше всего не заходить завтра в полицию. Несомненно, за вами следят. К восьми часам вечера наряд полиции будет дежурить недалеко от «Голубого Дракона». Ваш свисток приведет их к месту ареста. Я не буду говорить много сейчас по телефону, Прайс, но я не могу не заметить, что вы и Грог идеально справились с возложенным на вас поручением. Я доволен вами обоими.

— Благодарю вас, — весело заметил Прайс.

Трубка звякнула. Полковник Гойер дал отбой.

— А теперь, со спокойной душой и чистой совестью, мы можем лечь на боковую, — решил Грог, поднимаясь с кресла и устало потягиваясь. — Нам нужно сберечь наши силы на завтрашний день.

— Вы правы, как всегда, — резюмировал Прайс.

На следующее утро, серенькое, холодное, снова грозящее проливным дождем, Прайс и Грог занялись чисткой своих револьверов. После завтрака полицейский рассыльный привез им большой пакет с надписью: «Секретно. В собственные руки». В пакете лежал приказ, подписанный начальником полиции, об аресте доктора Шмидта — переводчика при посольстве «некой державы».

День тянулся еще более мучительно и медленно, чем вчерашний. Прайс и Грог провели почти весь день у камина, разбирая детально все дело и стараясь восстановить стройную картину обоих преступлений. Впрочем, восстанавливать было нечего. В обоих убийствах сами факты убийств не были загадочны. Они были просты и ужасны по своей простоте. Что же касается мотивов, то эти мотивы разгадать было невозможно полностью, поскольку они являлись отражением какой-то сложной политической игры.

В половине восьмого вечера Ли Фу вызвал такси и детективы направились прямо в «Голубой Дракон».

Перед отъездом Прайс захватил с собой толстый конверт, в который было положено несколько листов чистой писчей бумаги.

— Вторично я ловлю их на такую штуку, — мрачно усмехнулся он, показывая фальшивый конверт Грогу.

Тот, ухмыляясь, пожал плечами.

— На всякого мудреца довольно простоты, — сентенциозно заметил он.

В ресторане «Голубой Дракон», ввиду холодного и неуютного вечера, посетителей на этот раз не было совершенно.

Приятели приветливо кивнули улыбавшейся им, как старым знакомым, мусме-сан и заказали пиво. Затем сосредоточенно стали ждать развития событий.

Ждать им на этот раз пришлось очень долго. В четверть девятого они все еще сидели одни в ресторане с бьющимися сердцами, не столько от волнения, сколько от беспокойства, что неприятель разнюхал их планы и доктор Шмидт не придет на свиданье. А от его прихода зависела и вся работа. Без него дело мгновенно теряло всякую ценность. У них не было на руках никаких улик. Дом на Бабблинг Вэлл род, несомненно, уже опустел и узнать что-либо в нем было бы невозможно. И все следы преступников были бы потеряны раз и навсегда.

Но, как всегда бывает, чрезмерная осторожность приводит к гибели. Так и на этот раз стремление преступников обезопасить себя всецело на сто процентов привело их к ложному, роковому шагу.

В половине девятого дверь в ресторан «Голубой Дракон» шумно отворилась и на пороге появилась маленькая знакомая фигура доктора Шмидта.

Прайс приветливо помахал ему рукой, улыбаясь самым добродушнейшим образом. Грог также мотнул головой, сохраняя свою обычную невозмутимость.

— Добрый вечер, джентльмены, — торжественно произнес он.

Его маленькие пытливые глазки быстро перебегали с одного лица на другое. Очевидно, не заметив в их лицах ничего тревожного и подозрительного, доктор поспешно уселся за их столик и зябко потер руки.

— Мерзкая погода, не правда ли? — светским тоном начал он. — Мусме-сан, — крикнул он японке. — Стакан горячего чая с ромом.

Детективы сидели молча, глядя, как доктор, торопливо расстегивая свой дождевик, усаживался удобнее на стуле, затем принялся размешивать чай и пробовать его на вкус.

Выпив полстакана, он, наконец, принял деловое выражение лица и так же торопливо повернулся к Прайсу.

— Ну? — полувопросительно, полуутвердительно произнес он.

Прайс кивнул головой.

— Все в порядке, господин доктор, — лаконично ответил он.

— Вы принесли бумаги? — спросил доктор.

— А вы принесли деньги? — вопросом на вопрос ответил Прайс.

Доктор заулыбался, полез во внутренний карман пиджака и, порывшись немного, вытащил два конверта довольно толстых объемов.

— Два конверта по двадцать пять тысяч долларов, — довольно произнес он. — По одному конверту на каждого из вас.

Он приоткрыл один из конвертов и на Прайса выглянули кредитные билеты крупных достоинств.

— Мы ведем дело на наличные, — продолжал шутить доктор, очевидно, будучи настолько уверен в себе, что не допускал и мысли о возможности предательства.

— Теперь покажите мне ваши бумаги, — продолжал болтать он, — и мы закончим наше дело к общему удовлетворению.

Прайс медленными движениями вынул свой толстый пакет из кармана.

— Вот они, — сухо произнес он, бросая пакет на стол.

Жадными и торопливыми пальцами доктор Шмидт схватил пакет и вытащил оттуда содержимое.

Когда глаза его увидели перед собой сверток абсолютно чистой писчей бумаги, доктор Шмидт буквально застыл на месте, не сводя взора с этой бумаги. Жирное лицо его постепенно начало терять краску, бледнеть. Глаза его потеряли свой веселый блеск и, казалось, потухли. Лицо осунулось. Он медленно, с большим трудом поднял взор от бумаги на своих собеседников и невольно вздрогнул. Два браунинга, блестя синей сталью, смотрели на него в упор через стол.

— Игра кончена, — сухо произнес Прайс, зорко следя за каждым движением доктора и чувствуя себя профессионально спокойным. — Я арестовываю вас, доктор Шмидт.

— Что? — слабо переспросил доктор, как бы не веря своим ушам.

— Я арестовываю вас, доктор Шмидт, — повторил Прайс. — И мой долг сказать вам, что все, что вы скажете теперь, может быть и будет использовано в качестве свидетельских показаний против вас.

Доктор Шмидт продолжал беспомощно переводить глаза с мрачно торжествующего Прайса на невозмутимо-скучающую физиономию Грога и обратно.

— Значит, вы… предали меня, — медленно произнес он.

Позади них послышался придавленный изумленный крик мусме-сан. В дальнем углу зашевелился бармен, старый подслеповатый японец.

Прайс повернулся в полуоборот к Грогу, не спуская взгляда с доктора.

— Я буду очень признателен, дружище, если ты дашь свисток, — предложил он.

Грог немедленно спрятал револьвер в карман, поднялся из за стола и, быстро шагая своими длинными, худыми ногами, направился к выходу.

Через минуту с улицы послышался резкий полицейский свисток.

— Итак, вы предали меня, — медленно повторил доктор Шмидт уже более спокойным и рассудительным тоном.

С огромной ненавистью в главах он взглянул на Прайса и рука его невольно попыталась опуститься вниз, к карману.

— Никаких обезьяньих штучек, доктор, — строго остановил его Прайс. — Одно ваше неудачное движение и я стреляю. Я не прочь отомстить за удар мне по голове.

Доктор Шмидт передумал и снова положил руку на стол. Бледное лицо его было искажено от гнева и страха.

— Дурак, — прошипел он, не сводя взора с Прайса. — Дурак. Что вы выиграли от вашего идиотского поступка? Вы получали деньги и свободу. Теперь вас ожидает смерть.

Он хотел добавить что-то еще, но спохватился, махнул рукой и погрузился в мрачную и глубокую задумчивость.

С улицы донесся рев сирены, шум мотора и лязганье тормозов. Дверь в ресторан снова отворилась и вместе с Грогом в помещение ввалилось не менее десяти человек полисменов с револьверами в руках. Доктор Шмидт усмехнулся язвительной усмешкой.

— Облава на медведя, — саркастически пробормотал он.

Прайс положил руку ему на плечо. Столик был окружен полисменами, с любопытством смотревшими на маленького доктора. Среди толпы этих шестифутовых гигантов, он казался несчастным заблудившимся мальчиком с пальчик.

— Идемте, господин доктор, — вежливо пригласил его Прайс.

Доктор Шмидт еще раз посмотрел на него долгим мрачным взглядом и медленными шагами, в окружении синих мундиров, вышел из «Голубого Дракона».


Глава XII ДОКТОР ШМИДТ | Тайна Бабблинг Вэлл Род | Глава XIV ХОД КОНЕМ