home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Можайск. Ночь. Полчаса спустя.

— Точка определена. Касание через две минуты. Маскировка в норме, все системы работают. — Бубнеж ИИ совершенно не отвлекал задумавшегося Петровича, перед глазами которого мелькали сцены того, последнего боя, лишившего ног Ивана, и выбившего из обоймы его, штатного снайпера группы. — Есть касание. Точка назначения достигнута. Дальнейшие действия?

Петрович вскинулся. — Высота ожидания, сто метров. Режим хамелеон. Загрузка по запросу. Открыть аппарель. Я выхожу. — Аппарель медленно открылась, и Петрович выскочил наружу. Споткнувшись, он упал на колено, оперевшись рукой об землю. В голову пришло старое изречение из одного мультика — «Здравствуй, Земля!»

Поднявшись, Петрович огляделся. В нескольких сотнях метров, виднелись редкие огни нескольких пятиэтажек. Сверив направление с транслирующейся на сетчатку картой, Петрович встал, и направился к тёмному провалу подъезда одного из строений.

— «Так, четвёртый этаж… Поднимаясь по тёмной, провонявшей мочой лестнице, отвыкший от таких запахов Петрович, недовольно морщился.

— Ага, так, дверь слева. Опа!» — Увидев полуоткрытую дверь, Александр на рефлексах выхватил из подмышечной кобуры ИМП, приведя его к бою.

— «Что за…» — Петрович медленно, стволом ИМПа приоткрыл полуоткрытую дверь квартиры Ивана. Дозвониться до Ивана, Петрович так и не смог. Постоянные короткие гудки говорили либо о том, что телефон постоянно занят, либо отключен за неуплату. Аккуратно приоткрыв дверь, Александр проник в квартиру, и начал осторожно осматривать помещения. Поскольку, после того, как он обзавёлся имплантом, он неплохо начал видеть в темноте, то никаких проблем с ориентированием в тёмном пространстве запущенного жилья у него не возникало. Настороженно поводя по сторонам стволом импульсного пистолета, Петрович внимательно осматривал загаженную, наполненную неприятными запахами квартиру своего бывшего сослуживца. Когда, незадолго до своего похищения, он последний раз был у него в гостях, здесь было чисто, светло, гостей всегда встречала старенькая жизнерадостная Ванина мама, искренне радовавшаяся приходу друзей сына, которые несмотря ни на что, его не забывали.

— «Так, здесь тоже никого.» — Пробормотал про себя Петрович, оглядывая захламлённую грязной посудой, остатками еды, пустыми бутылками, и каким-то мусором грязную кухню. — «Что же тут произошло?»

Тут его внимание привлёк еле слышный скрип, донёсшийся со стороны дальней комнаты. Сторожко развернувшись в направление донёсшегося звука и стараясь не производить лишнего шума, он, отправился туда. Как он помнил, это была комната сослуживца. Пока он медленно подбирался к полуоткрытой двери, оттуда больше не донеслось ни единого звука. Притаившись у косяка, он быстро взглянул в полуоткрытый проём, из которого сильно воняло. Кроме разбросанных вещей и большого количества пустых бутылок в беспорядке валявшихся на полу, ничего увидеть не удалось. Но, там точно кто-то был, поскольку обострившимся до предела слухом, Петрович уловил еле слышное, с трудом сдерживаемое дыхание живого существа. Александр повернулся поудобнее, и в этот момент, растрескавшаяся паркетная плашка под правой ногой, предательски, и очень громко, скрипнула.

— «Твою мать!!!» — Матюкнулся про себя Петрович. И тут же расслышал негромкий щелчок взводимого курка.

Прижавшись спиной к простенку, он медленно переместился чуть в сторону от проёма.

— Иван! Ты тут? — С надеждой, негромко спросил Александр Петрович. Ответом ему было молчание.

— Вань, это я, Сашка! Сергеев! Ответь! — Из темноты комнаты, некоторое время по-прежнему не доносилось ни звука. Потом донеслось чуть слышное поскрипывание, и негромкий, хриплый голос, с натугой произнёс:

— Сергеев?.. А тут ты пиздишь, косой. Тот Сергеев, которого я знал, ещё зимой пропал. Да и не стал бы он так, аки тать в ночи подкрадываться. Шёл бы ты нах отсюда, пока я в тебе дырок не навертел.

— Вань, не чуди! Я это! Всё правильно, зимой я пропал. Да вот только сейчас нашёлся. К тебе поднялся, смотрю, темно, дверь нараспашку, срач кругом, Веры Алексеевны нет. Сам посуди, что я должен был подумать?

Иван некоторое время молчал. Потом послышалось чирканье спичкой по коробку, и тёмное пространство комнаты озарило неяркое, мерцающее пламя свечи.

— Ну что же, заходи, посмотрим, какой ты, «Сергеев». Только учти, чуть что не так, стреляю без предупреждения.

— Вань, ты только сразу, как меня увидишь, не стреляй. Я сейчас немного не так выгляжу, как ты меня в последний раз видел.

— Ты только резких движений не делай, и всё будет хорошо.

Петрович, всё ещё сжимавший в руке ИМП, убрал его обратно в кобуру, и, несколько раз медленно выдохнув, сказал:

— Вхожу, Вань!

Выставив пустые руки ладонями вперёд, он перешагнул порог. Войдя в комнату, наполненную неприятными запахами, он медленно повернулся лицом к Ивану, сидящему на постели с направленным на незваного гостя ТТ в руках, напряжённо пытающемуся рассмотреть вошедшего в неверном, мерцающем свете, который давал маленький огарок свечи, прилепленный к донышку старой консервной банки.

— Саша? Ты? — Пистолет в его руках задрожал, и выскользнув из вдруг ослабевших пальцев упал на одеяло. — Что, пора?

По заросшей до глаз щеке Ивана, скатилась слеза.

— Я это, я, Вань! — Петрович подошёл к плачущему Ивану. — Ты чего? Что случилось?

— Ты за мной? Пришло моё время? Ну и хорошо! — Иван вдруг посмотрел Александру прямо в глаза, и неожиданно улыбнулся. — Наконец то! Сколько уже можно мучиться.

— Ты это чего городишь то, боец? Совсем с глузду зъихав? Какое время? Ты что, на тот свет что ли собрался? — Петрович недоумённо посмотрел на своего безногого сослуживца. — Не спеши ты туда. Мы ещё с тобой повоюем. — Тут голос Петровича предательски дрогнул. — Ты лучше рассказывай, что случилось.

— Саша, но как же? — В голосе Ивана слышалось неподдельное недоумение. — Ты пропал, чёрт знает сколько времени назад, а теперь, пришёл, ночью, молодой, как тогда… — Тут он поперхнулся и закашлялся.

Петрович огляделся в поисках посуды, нашёл не очень грязный стакан, и со словами: — «Сейчас, воды принесу.»- встал и только хотел пойти на кухню, как перхающий Иван его остановил.

— Нет воды. Давно уже отключили. — Прокашлявшись, он внимательно посмотрел слезящимися глазами на друга. — У тебя курево есть?

Петрович достал из кармана пачку, и протянул её Ивану. Тот вытащил одну сигарету, и, сломав дрожащими руками одну спичку, прикурил, и некоторое время молчал, глядя в потолок и наслаждаясь ароматным табачным дымом. Потом опустил глаза, и требовательно спросил. — Так где ты был? Рассказывай всё.

— Да где был… — Все заранее заготовленные для этого разговора слова почему-то рассеялись, как дым. — На охоту мы зимой пошли…

— И как поохотились?

— Да никак. Испортили нам охоту то. Некоторые нехорошие личности. Вот, только недавно обратно до дома добрались. Да. — Петрович тяжело вздохнул, и, посмотрев на недоумевающего друга, начал свой рассказ, опуская подробности.

В процессе недолгого рассказа, Иван, глядя неверящими глазами на Сашу, несколько раз порывался его перебить, но, так ни разу и не решился.

— Ну, вот, как-то так. — Завершил своё повествование Александр. — Теперь твоя очередь докладывать, как докатился ты до жизни такой. Что у тебя за срач? Где Вера Алексеевна?

— Иван помрачнел. — Как докатился? Да просто. По наклонной плоскости. Он невесело усмехнулся. — Мама заболела. Инсульт. Как её три месяца назад скорая увезла, так и не знаю, что с ней сейчас. А что срач, так куда мне… Первое время соседка помогала, но недолго. Ей и без меня несладко приходится. Денег у меня нет. Что там той пенсии то? Так её ни на квартплату, ни на жизнь не хватит. Свет, воду, телефон, всё за неуплату отключили. Хорошо, хоть бомжи местные не дали с голоду сдохнуть. Я их жить пустил, а они меня время от времени на улицу к церкви вытаскивают, да милостыню просят. На пожрать и выпить хватает. Ненадолго. Потом опять. Только вот, последние два дня куда то пропали. А сам я чего могу? Да ничего. — Опустил глаза Иван.

— О-о. Да ты совсем сдался. Так не пойдёт, лейтенант! Отставить!

— Что отставить, Саш?! Устал я, понимаешь?! Кому я нужен? Пока мама была… — С надрывом начал говорить Иван, но голос его прервался, он вдруг весь как то потух, и, махнув рукой замолчал, уставившись повлажневшими глазами в стену.

— А нашим, чего не позвонил? Что, не помогли бы?

— Сначала, не хотел. Думал, что сам справлюсь. А потом… Зачем я им такой нужен.

— Дурак ты, Максимов. Как был, так и остался. Давай ка, собирайся. — И Петрович откинул нечто, своим видом совсем не напоминающее одеяло, мимолётно поморщившись от хлынувшего неприятного запаха.

— Куда? Зачем? Зачем я тебе?

— Вдвойне дурак. Ты чего же, думаешь, что я тебя так и оставлю?

— Нечего мне собирать.

— А документы, награды?

— Там, в коробке. — Махнул он рукой в сторону шкафа.

— Немного порывшись на полках, Петрович обнаружил искомую коробку, и, всучив её вместе с тэтэшником Ивану, не обращая внимания на его слабые попытки сопротивления завернул его в вонючее одеяло, после чего бесцеремонно закинул на плечо, и понёс на выход.

Понявший всю бессмысленность своего сопротивления Иван, вдруг спросил. — И далеко ты меня так собрался тащить?

— У меня машина внизу.

— А дальше куда?

— Дальше туда, где тебя отмоют, подлечат и ноги отрастят. Хватит, дурью маяться.

— Ноги, говоришь, отрастят? Что, там техника так далеко зашла? — С сарказмом спросил Иван.

— Техника там, так далеко зашла, что тебе и не снилось. Зря ты мне не веришь. — Петрович подпрыгнул, поудобнее укладывая сползшую за то время, пока он спускался по лестнице тушку и, выйдя из обшарпанных дверей подъезда во двор, направился в сторону давешнего пустыря.

— Ну, и где твоя машина? — Поинтересовался Иван, когда они продравшись сквозь негустые кусты, вышли почти в центр слабо освещённого призрачным лунным светом пустыря.

В этот момент в нескольких метрах перед ними стало открываться подсвеченное тусклым красным светом нутро шаттла. Извернувшись невероятным образом на плече нёсшего его товарища, Иван, впившись взглядом в проявляющуюся картину, и, негромко воскликнув совершенно обалдевшим голосом: — Так это всё правда?! — сомлел.

Петрович, дождавшись, пока аппарель опустится на приемлемый уровень, быстро заскочил внутрь, и отдал команду на взлёт. Закинув тушку сомлевшего Ивана в кресло, пристегнул привязные ремни, и прошёл в рубку. Он уже хотел отдать ИИ приказ о возвращении на линкор, но, какой-то отголосок, сидевший, как заноза, где-то на периферии сознания, наконец сформировался в полноценную мысль.

— Занять эшелон триста метров! Карту прилегающей местности вывести на экран. Подключиться к местной сети «интернет». Поиск по имени: Максимова Вера Алексеевна. Все доступные источники. — Загрузив ИИ челнока работой, Петрович прошёл в сторону «пищеблока». Взглянув мимоходом на всё ещё находящегося в отключке Ивана, он набрал номер заказа на панели пищевого синтезатора, достал из нутра звякнувшего о готовности заказа аппарата немаленькую ёмкость, и, резко выдохнув, влил в себя содержимое этой посуды. Когда он уже занюхивал выпитое рукавом, вдруг услышал тихий голос Ивана: — Что, командир, синьку то, в одну харю глушишь? А как же подчинённые?

Петрович хмыкнул, и, набрав на панели ещё раз ту же комбинацию, повернулся к Ивану. — О, гляньте- ка! Очухался?

— Вроде как. — Ответил жадно разглядывающий обстановку Иван. Потом перевёл взгляд на Петровича, и спросил. — А мы где?

— В челноке. Линкоры в атмосферу не ходят. — Тут Петрович в очередной раз поморщился от запаха, исходившего от друга, и добавил. — Давай ка скидывай с себя эти вонючие тряпки, и я тебя в душ закину. Хватит тут миазмы распространять.

— А…

— А это, после. — Перебил Ваньку Петрович. Никуда она от тебя не денется.

Иван начал стаскивать с себя грязные спревшие тряпки. — Куда это всё?

Петрович молча сгрёб все вонючие тряпки, завернул их в одеяло и запихнул в утилизатор. После чего, открыв гигиеническую кабину, запихнул туда офигевающего Ивана, и нажал на кнопку. — Ты это, посиди там минут пять, только переворачивайся время от времени. Мыла не надо. — Опередил он его следующий вопрос. — Тут без мыла.

Иван немного поёживался под колючими струями. Кожу несильно щипало, и немного пахло озоном. Тут дверь немного приоткрылась, и появилась рука, с каким-то прибором, немного смахивающим на компактную электробритву. — На ка вот. Побрей рожу лица. А то на человека не похож.

Взяв в руки прибор, Иван пытался понять, что с ним делать. Петрович, поняв его замешательство, подсказал. — Вот, там вот, сенсор нажми, и, не отпуская, води по лицу. Как обычной бритвой. Пока всё не сбреешь.

Иван, следуя немудрёным инструкциям друга, нажал на неприметную пластинку, и начал водить неощутимо жужжащим прибором по лицу. Как ни странно, ощущения именно бритья, он не испытывал. Но после одного-двух проходов этим прибором по лицу, оставалась только гладкая кожа, а лишние волосы отсутствовали напрочь. Как раз, когда он закончил бриться, закончилась и программа «душевой кабины». Иван постучался в дверь, и громко позвал. — Ау, Сашка, доставай меня отсюда! Всё!

Через несколько секунд, открывший дверь Петрович, критически осмотрел заметно посвежевшего сослуживца, и, со словами — Ну вот, хоть на человека стал похож! А то было, чудо-юдо. — вытащил того из кабины.

— Вот. Давай ка надевать. — Протянул он ему стандартный комплект одежды рядового состава ВКФ. — Так, обувь пока в сторону, а остальное, давай-ка надевай.

Подогнав за несколько минут удобную одежду и снова устроив Ивана на достаточно удобном кресле, Петрович вручил ему в руки ёмкость со специфически пахнущим содержимым и сказал. — Ну, за тебя!

Мужики выпили, занюхали рукавом, и тут Петрович, глядя на Ивана, засуетился. — Вань, ты же наверняка голодный! Сейчас, я соображу! Вот я дурень то…

— Да ладно, Саш, потом, не к спеху! — Разомлевший от стакана водки натощак Ванька пытался отмахнуться от Петровича, споро достававшего из невзрачного шкафчика вкусно пахнущую посуду.

— Ешь, давай. Пока так. Чем богаты.

— Вкусно! — Похвалил Иван стряпню с набитым ртом. — А это что, микроволновка? Упс… А как ты тогда оттуда холодную водку доставал?

— Это синтезатор. Пищевой.

— Синтеза-атор? — Протянул Иван. — А что он… — Тут его прервал голос корабельного ИИ.

— Поиск завершён! Есть стопроцентные совпадения с введёнными данными.

— Так, Вань, ты давай, кушай. А я пока делами займусь. — Петрович оставил Ивана и прошёл в рубку. Устроившись в ложементе, он начал просматривать полученные результаты. Изучив внимательно данные полученные с сервера ЗАГС, он облегчённо вздохнул, поскольку запись о смерти искомого объекта отсутствовала. Просмотрев ещё несколько файлов из местной больницы, он нашёл последнюю запись с историей болезни, где был неутешительный диагноз о частичном параличе в результате перенесённого инсульта. После стандартной госпитализации в двадцать один день, в связи с отсутствием дееспособных родственников, она была определена в местный дом престарелых, где и содержалась по сей день. Как следовало из доступных записей с сервера приюта, состояние её здоровья неуклонно ухудшалось. Александр закончил изучение данных, и задав ИИ координаты дома престарелых, вышел в салон.

— Вань, я твою маму нашёл. — Сказал он уже насытившемуся Ивану.

— Где она?! — Тот дёрнулся в кресле.

— Её парализовало после инсульта. А потом, они её сдали в дом престарелых.

— Саша! Помоги! Её надо оттуда забрать! Как они могли! Ведь у неё же есть я!!!

— Обычно могли. С формулировкой «Всвязи с отсутствием дееспособных родственников.»

Иван поник, но всё равно с надеждой смотрел на Петровича.

— Расслабься. Мы уже над этим приютом. — Сергеев успокаивающе похлопал Ивана по плечу. — Сейчас мы её заберём.

Петрович быстро прошёл в рубку и запустил процедуру сканирования находящегося под ними здания. Постепенно на экране стала появляться подробная схема помещений с отметками нахождения живых существ. Зная из полученной информации номер палаты и примерное её место расположения, Петрович без труда смог определить точное местонахождение Ваниной мамы. Не мудрствуя лукаво, он просто подогнал челнок с открытой аппарелью кормой прямо к окну на втором этаже, и, повозившись немного с запорами старых рам, смог открыть оконный проём. Иван с тревогой и с надеждой внимательно наблюдал со своего места за его действиями. Закончив с окном, Александр Петрович, быстро вернулся назад в челнок, на всякий случай захватил с собой входящий в обязательный комплект челнока малый реанимационный набор, после чего, быстро переместился на аппарель, и мягко спрыгнул внутрь восьмиместной палаты. Быстро осмотревшись, и сверившись со схемой, висящей перед глазами, он направился прямиком к нужной кровати. На полпути, его остановил тихий старческий голос, донёсшийся с одной из коек. — А что здесь происходит? Почему окно открыто? Вы кто?!!

Петрович, замерший при первых звуках чужого голоса, медленно повернулся. — Тихо, мать! Не видишь, Ангелы работают! Спи давай, и не мешай.

Проснувшаяся бабушка, в ответ на эти слова, начала мелко креститься и неуверенно так, с надеждой, спросила: — Так вы за нами?

На что, в конец офигевший Петрович буркнул: — Нет, мать. Сегодня только за одной. Остальных на днях заберём. — И, решив не терять времени, быстро добрался до нужной койки, убедился, что на ней лежит действительно Вера Алексеевна, быстро закрепил на ней реаниматор, затем подхватил её вместе с одеялом на руки, после чего не задерживаясь, ретировался на челнок.

Устроив безвольное тело мамы Ивана на заранее разложенном кресле, он не мешкая прикрыл окно, и, отдав приказ ИИ на срочное возвращение к месту базирования, вернулся к своим пассажирам. Закрыв рампу, челнок медленно отошёл от непотревоженного здания дома престарелых, и, бесшумно, фактически без разгона устремился ввысь.

Иван крепко держал лежащую рядом маму за руку, со слезами на глазах, до боли, всматриваясь в её, бывшее настолько родным, но сейчас кажущееся настолько незнакомым, бледное, осунувшееся лицо. Петрович посмотрел на него, вздохнул, и сходил к синтезатору.

— Вань. Вань! — Окликнул он выпавшего из реальности Ивана, не отводившего глаз от мамы.

Тот, вздрогнув, медленно поднял на Петровича наполненные слезами глаза.

— Саша, вы сможете ей помочь? Если это дорого, то меня не надо лечить! Вот только ей, Саш, помогите пожалуйста!

— На боец, выпей. — Сергеев протянул Ивану посуду. — Про деньги не думай. И успокойся. Там, всех вылечат. И тебя вылечат, и её. Тоже вылечат. Помнишь, кино? Так что выше нос, лейтенант! Уже всё хорошо.

Иван пристально посмотрел Петровичу в глаза, потом, как будто увидев там нечто, его полностью устроившее кивнул сам себе, и негромко выдохнув, залпом выпил принесённый Петровичем антистрессовый препарат. Занюхав рукавом, он посмотрел вокруг и спросил: — А курить тут…

— Можно. — Перебил его Александр. — Сейчас, пепельницу принесу.

Встав, Петрович отправился на кухню, включив по пути обзорный экран, находящийся в пассажирском отсеке. Когда он вернулся, то застал Ивана, завороженно смотрящим на большой экран.

— Саш! Так мы что, уже в космосе? — Уставился он на Петровича круглыми от удивления глазами. — А как же перегрузки, и вообще?!

— Ты чем меня слушал то? Я же тебе всё рассказал! Ты что, думал, что мы всё ещё на месте висим?

— Да нет… — Иван немного стушевался. — Но, я как то… Нет, это фантастика!

— Фантастика, фантастика. — Добродушно проворчал Петрович. — Сейчас, на линкор вернёмся, вот там будет настоящая фантастика.

— Саш, а можно Землю увидеть? Всю жизнь мечтал в космос слетать!

— Можно. — Петрович отдал мысленную команду ИИ на смену ракурса изображения, и на экране, с хорошим увеличением появилась ночная сторона нашей планеты, завораживающая своей красотой.

Минут через десять, Петрович бесцеремонно оторвал полностью поглощённого созерцанием открывшегося вида Ивана от экрана.

— Всё, хорош наслаждаться! Подходим уже. Через пару минут в ангар зайдём.

— Стыковка будет?

— Стыковка, это на МКС. У нас посадка будет. На внутреннем космодроме.

Надо было видеть округлившиеся при этих словах глаза Ивана. — Так какого же размера ваш корабль?

Петрович переключил экран на фронтальный вид. — Смотри! — Челнок как раз занырнул под маскировочные поля, и как песчинка скользил вдоль могучего корпуса космического левиафана к маленькому освещённому проёму причального ангара.

Переполненный свалившимися на него за вечер новыми впечатлениями, разум бедного Ивана при взгляде на экран всё таки дал сбой, и несчастный инвалид открыл рот и впал в ступор.

Получив сообщение о приближении нашей первой спасательной миссии, я решил лично поприсутствовать при встрече, тем более, что Петрович отправлялся за одним своим сослуживцем, а сейчас пришёл запрос на подготовку двух медкапсул. Про Ивана, наш бравый спасатель доложил, а вот про второго человека, ничего не упомянул. Михалыч с Алексеичем тоже не стали оставаться в стороне, и мы с ними почти одновременно вышли из лифтовых кабин.

— Здорово, мужики! — Я по очереди пожал им руки.

— Здравствуй, Володь! — Чуть не хором поздоровались явно замотанные деды.

— Как там у вас успехи?

— Пока нормально. — Михалыч устало потёр переносицу. — Да, кстати, мне сейчас от строительного комплекса поступил доклад.

— Что там у них?

— Да пока всё нормально. Единственно, что почти сразу полного развёртывания, как только начали копать, обнаружили множественные пустоты, как раз в интересующих нас местах.

— Так мы же сканировали всё?

— Вот это то и интересно. По показаниям сканеров, там сплошной монолит, даже странно. На самом деле, множественные пустоты, причём явно искуственного происхождения. Я на всякий случай, заморозил пока все работы, и приказал отправить десяток дроидов на разведку.

— Ну, и чего там?

— Пока ничего. Только начали. То, что осмотрели, очень похоже на помещения планетарной базы. По предварительным прикидкам, объёмы этих помещений, очень большие.

— А чьё это? Не разобрались ещё?

— Нет. Только начали. Никакого оборудования, мебели, вещей, не обнаружили. Пока только полностью пустой объём.

— Интересно как. Ткнули пальцем в карту, и вот вам сразу рояль.

— Рояль или не рояль, это мы ещё посмотрим. — Алексеич скептически посмотрел на меня. — Надо сначала понять, что это, и для чего создавалось.

— Это факт. — Поддержал его наш адмирал. — Хотя странно. При строительстве подобного рода сооружений, они вводятся в строй поэтапно, соответственно и оборудование устанавливается поэтапно, а тут пока вообще ничего нет. только полностью пустой объём.

— Ну, посмотрим. Скинь к ним дополнительные силы, для ускорения. А то провозимся до морковкина заговения.

— Уже. И ещё добавил им нормальный сканер.

— Добро. Надеюсь, что скоро тайное станет явным. — Я улыбнулся.

Деды тоже хмыкнули, и мы вышли на один из наших внутренних космодромов.

Тем временем, покрытый инеем шаттл уже продавил защитное поле, и, мягко коснувшись пола чуть просевшими под его весом опорами, замер на своём причальном месте. Пока прогревалась обшивка, к рампе довольно шустро подскочила пара дроидов с гравиносилками, и замерли рядом с выходом.

Глядя на начинающуюся вокруг челнока суету, я поинтересовался в пространство: — Интересно, кого он там ещё привёз?

— А я тебе говорил. — Алексеич повернулся ко мне. — Списки, это только списки. А общее количество надо умножать минимум втрое. А то и вчетверо. Готов поспорить на литр, что там его друг и какой нибудь его родственник.

— Даже спорить не буду. Наверняка.

Мы уже как раз подошли к челноку. Тут негромко вякнул предупреждающий сигнал, и под неяркие жёлтые вспышки стробоскопов, рампа начала открываться. Первым, по не опустившемуся до конца трапу из корабля выскочил Петрович. Дроиды были более дисциплинированы, и только дождавшись полного открытия проёма, вместе с носилками резво рванули внутрь.

— Здорово! Мужики! — Петрович весь прямо лучился радостью. — Вот мы и добрались.

— Здравствуй- здравствуй! Давай, докладывай, чего ты там начудил! — Михалыч строго посмотрел на довольного Петровича.

— Чего я начудил? — Удивлённо вопросил Петрович у адмирала. — Всё в порядке! Сгонял туда-обратно, не засветился. Всё хорошо.

Тут наши железные помощники провели мимо нас носилки. На одних, укрытый серебристой накидкой лежал ошарашенно озирающийся по сторонам всклокоченный мужик с дикими глазами, а на вторых, пожилая женщина с подключенным медблоком, а из-под накидки, торчал краешек больничного халата. Молча проводив глазами проследовавшую мимо нас процессию, мы переглянулись, и не сговариваясь отправили спасателя в медблок.

— Давай, Саша, дуй за ними. Они и так в полном акуе, а когда их дроиды в капсулы засовывать начнут, то вообще могут с катушек слететь. По дороге, хоть объясни, что к чему. — Выразил Алексеич нашу общую мысль. — Остальное, потом доложишь.

Петрович открыл было рот, потом махнул рукой, и быстрым шагом усвистел следом за процессией.

Посмотрев ему вслед, мы тоже потянулись по своим делам. Вдруг Михалыч резко остановился.

— Володь, есть новости с Луны! Ловите файл!

— Поймали…

— Ох ничего же себе, какой пердимонокль получается! — Потрясённо произнёс Алексеич.


Не успел Иван толком прийти в себя от ошеломившего его вида титанического, совершенно не укладывающегося в голове размера космического корабля, к которому подлетал их челнок, как вдруг, неведомо откуда, появилась пара металлических с виду чалдонов, и, хоть и аккуратно, но довольно бесцеремонно, подхватили его с кресла, и, полностью игнорируя слабые трепыхания, переложили на носилки, укрыв какой то шуршащей серебристой простынёй. Следом, на соседние носилки, так же аккуратно переложили его маму, и не задерживаясь, быстро потащили плавно скользящие носилки на выход. Вот мимо промелькнул Петрович, стоявший в компании каких то военных в незнакомой форме, огромный ангар, кабина лифта. Потом его шустро протащили по длинному коридору, и, наконец, ввезли в сверкающее ослепительной белизной помещение. Не успев толком осмотреться, он услышал знакомый голос: — Ну что, боец, вот ты и в медотсеке. Сейчас тебя с мамой подлечат, и пойдём знакомиться с товарищами.

— Прям таки и пойдём. — Хриплым от волнения голосом произнёс Иван, скептически покосившись на стоящего рядом Сергеева.

— Вот прям таки и пойдёте. Своими ногами. — Петрович пристально посмотрел на Ивана. — Запомни, Вань, такими вещами тут никто не шутит. Так что… О, вот и доктор.

В проём открывшейся переборки вошла красивая женщина в белом халате.

— Здравствуйте! Меня зовут Айри Райс. — Доброжелательно улыбнувшись, с почти неуловимым акцентом сказала она. — Файл я получила, можно приступать к процедурам. Александр, вы можете пока заняться своими делами. Я оповещу Вас об окончании лечения.

— Ну всё, Вань, ни пуха. Давай, ничего не бойся. Доктор своё дело знает. А я тебя потом встречу. — Петрович подмигнул немного мандражирующему Ивану, и вышел из помещения.

Райс быстро просмотрела данные медблока, закреплённого на Вере Алексеевне, нахмурилась, и отдав мысленную команду, в сопровождении дроида с носилками, быстрыми шагами направилась внутрь медблока, бросив на ходу: — Иван, мы начнём с твоей мамы. У неё очень плохие показатели. Подожди несколько минут.

Минут через пять, стоявший железным истуканом дроид внезапно зашевелился, и шустро втолкнул носилки с Иваном в открывшийся проём. В небольшом помещении, напоминавшим тамбур, он ненадолго остановился, подождал, пока их осветили какими то лучами, и, когда открылась дверь напротив, повёл носилки с Иваном в следующее, неярко освещённое помещение, заставленное непонятными столами, над одним из которых, тускло светилось золотое сияние. Дроид подвёл носилки к соседнему с освещённым столу, аккуратно переложил на него Ивана, и начал снимать с него одежду. Оглядевшись по сторонам, Ваня увидел подошедшую к нему Айри.

— Ну что, пациент, будем лечиться? — Улыбнувшись, спросила она его. — Кем вы были до ранения?

— Я служил в силах специального назначения.

— Вот и хорошо.

— Что хорошо?

— Всё будет хорошо. Не волнуйтесь. Вы ничего не почувствуете. — Ещё раз ослепительно улыбнувшись занервничавшему вдруг Ивану, докторша отдала мысленный приказ на активацию капсулы.

Перед глазами пациента мигнул голубой свет. Он моргнул, и удивлённо уставился на довольную и улыбающуюся Райс, непостижимым образом вдруг переместившуюся на другую сторону стола.

— Доктор, а что вы всё время улыбаетесь? — Несколько раздражённо решил поинтересоваться у неё Иван, которого уже начали доставать все эти недомолвки и непонятная возня вокруг него. — Вы же обещали, что будем лечиться, а сами тут фокусы показываете.

Райс убрала улыбку, и, строгим голосом уведомила пациента об успешном окончании лечения, поинтересовавшись при этом, не разучился ли он ещё ходить, что окончательно взбесило Ивана.

— Да как вам… — Начал он со всё более выплёскивающимся раздражением, и, тут Айри что-то сделала, и бывший инвалид громко ойкнул, и непроизвольно дёрнул ногой.

— «Ногой!?» — Иван резко приподнялся на локтях, и с изумлением и восторгом уставился на то, чего был лишён уже многие годы. Потом перевёл недоумевающий взгляд на врача, и запинаясь спросил: — Доктор… Но, как это?! Откуда? Это протезы? Вы волшебница?

— Нет Иван. Это не протезы. Теперь это ваши ноги. Самые настоящие. И я не волшебница. — Райс опять улыбнулась. — Наша техника и не такое позволяет. Давайте попробуем встать. Так, так, не спешите. — Находившийся рядом дроид успел поддержать пошатнувшегося Ивана.

— Аккуратнее, не спешите. Мышцы мы привели в тонус, а моторика движений быстро восстановится. Вам надо просто немного привыкнуть к вашему новому телу. — Добавила она, глядя на Ваню, делающего свои первые шаги после многолетнего перерыва.

Совершенно ошеломлённый Иван, так до конца и не поверивший в своё полное исцеление, уже без посторонней помощи всё увереннее топал по медотсеку. Наконец он сделал несколько энергичных приседаний, подпрыгнул, и повернулся к Айри.

— Как свои! — Восторжённо поведал он улыбающейся докторше о своих ощущениях. — А что теперь?

— Почему как свои? — Притворно обиделась Айри. — Поверьте, это действительно не протезы. А дальше, я бы порекомендовала вам потренироваться на тренажёре, восстановить навыки, развить моторику и полностью раскрыть все возможности вашего тела. Но, для начала, я бы посоветовала вам одеться. — Она тактично указала ему на аккуратно сложенные стопкой вещи, и снова улыбнулась.

Иван вдруг осознал, что стоит перед женщиной, пусть и доктором, в чём мать родила, и покраснев, как спелый помидор, бочком двинулся в сторону вещей, смущённо прикрыв рукой своё хозяйство. Немного поковырявшись с незнакомым одеянием, он наконец полностью облачился, и осмелев, спросил: — А как мама?

— С мамой всё хорошо. Лечение так же окончено, но вам наверное всё же лучше подождать её пробуждения в приёмном покое. Ей ведь тоже необходимо одеться. Александр Петрович будет там через несколько минут. Вашу маму я тоже провожу туда. Ей будет намного проще адаптироваться, в присутствии хорошо знакомых людей.

Иван молча кивнул, и, уже сделав несколько шагов по направлению к выходу, резко повернулся, и с чувством сказал: — Спасибо вам, Айри! Большое спасибо! — После чего вышел из медблока.

Найдя в приёмном отделении уютный диванчик, он присел на краешек, и попытался собрать в кучу разбегающиеся мысли.

— Вот ты где! — Услышал он через некоторое время весёлый голос Петровича. — Ну что, всё? Уже выписали?

— Ага! — Иван повернулся к вошедшему. — Даже и не записывали. Не успел моргнуть, и уже с ногами! Прямо мистика какая то!

— Моргнул он. — Хмыкнул Петрович. — Пока ты моргал, почти шесть часов прошло. Видать тебя по атомам собирали. Кстати, очень неплохо выглядишь. Лучше, чем тогда… Как ты себя чувствуешь?

— Отлично, как будто заново родился.

— Считай, что так и есть. Потом, в зеркало посмотришь, и убедишься. — ответил он удивлённому Ивану.

— Что ты имеешь ввиду? — Ошеломлённо спросил он, привстав с дивана и со всё возрастающим удивлением ощупывая своё лицо.

Тут, с тихим шелестом открылась дверь медотсека, и в помещение в сопровождении Айрис, вошла растерянная Вера Алексеевна.

— Мама?! — Ошеломлённо прошептал Иван непослушными губами, и рухнул обратно на диван.

— Ваня?! Саша!? — Лицо Веры Алексеевны выражало высшую степень замешательства. — Что случилось? Где мы?

— Всё хорошо, Вера Алексеевна! Уже всё хорошо. — Постарался успокоить взволнованную Ванину маму Петрович. — Давайте поблагодарим нашего доктора, и пойдёмте со мной. Я вам всё обязательно объясню.

— Да, Сашенька, конечно, пойдём. — Тут она увидела вставшего на ноги сына, и застыла в немом удивлении.

— Пойдёмте! Я всё объясню. — Петрович успел прервать новый шквал вопросов, и, благодарно кивнув докторше, взял растерянную Веру Алексеевну за руку увлекая её к выходу. Так и не пришедший в себя до конца Иван, молчаливым хвостиком поплёлся за ними…

Вливание новых членов в наш небольшой пока коллектив, прошло довольно гладко. После нескольких часов подробных разъяснений, Петрович привёл уже успокоившихся и немного адаптировавшихся Веру и Ивана знакомиться в кают-компанию. Приняли мы их более чем доброжелательно, и без лишних раздумий зачислили в команду. Вера, в прошлом работавшая врачом-терапевтом, очень впечатлилась достижениями инопланетной медицины, и выразила желание пройти обучение и остаться работать в нашем медицинском комплексе. Поскольку в ближайшее время у нас ожидался большой наплыв пациентов, то её устремление получило полное одобрение. Иван, которому Айрис ещё при первичном обследовании заложила в программу восстановления модификации, применявшиеся в империи для повышения эффективности действий бойцов штурмовых подразделений, был определён нами в группу к Эльс. Группа, это конечно очень громко сказано, поскольку, если не считать дроидов, то кроме самой Эльс, людей в ней больше не было.

Так, потихоньку, в различных заботах и хлопотах, незаметно пролетело две недели. Строительство лунной базы, благодаря внезапно обнаруженному подарку, оставленному для нас неизвестными доброжелателями уже подходило к концу. Основное оборудование уже было установлено и запущено в работу. Оставалось только закончить с внутренними интерьерами и рекреационной зоной. Не мудрствуя лукаво, всё необходимое для её функционирования, мы натаскали с Земли. Кроме этого «подарка», больше никаких сюрпризов в системе мы пока не обнаружили. Некоторые непонятки были на Марсе, но, их мы решили оставить на потом. Не смотря на всё совершенство имевшихся в избытке ИИ, мы не могли свалить на них всю работу. Многое приходилось делать самим, и поэтому рук катастрофически не хватало. Мы как раз закончили формирование первоочередного списка кандидатов для заполнения большей части вакантных должностей, необходимых для начала задуманной нами массовой эвакуации. Деды уже несколько раз успели слетать на Землю и встретиться с нужными людьми. Особо они про эти встречи не распространялись, но, судя по проскользнувшим в их суховатых докладах отголоскам эмоций, их внезапное появление произвело тихий фурор, и вдохновлённые их рассказами и показами отставники очень ответственно подошли к решению поставленных перед ними задач, и уже завтра мы планировали принять на борт наше первое пополнение. Предстояло сделать четыре рейса, что бы забрать их всех. Причём один рейс был запланирован на территорию Германии. Ели честно, то мы все не очень то и верили, что у Петровича с Руди, хоть что то получится, но, как оказалось, волновались мы совершенно зря, и немецкие товарищи нас не подвели.

— Ну что, товарищи, с почином? — Я обвёл взглядом наш пока небольшой коллектив, традиционно собравшийся в императорской кают-компании. — Все мы, славно потрудились, но завтра будет очень тяжёлый день. Так что, давайте ка сейчас все отдыхать.


предыдущая глава | Испорченная охота 2 | cледующая глава