home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Странная промокашка

На другой день Гаврилка раззвонил всему классу, какая Света бесстрашная и экономная.

— Темнота для неё всё равно что солнечный денёк. Ни капельки её не боится. А электроэнергией дорожит, как мой дед, — уверял он ребят. — На балкон выходит, так в комнате свет тушит. Храбрец, хоть и девчонка!

От его слов Свете так хорошо, так приятно стало. Она даже простила Гаврилке, что он заставлял её людей обманывать.

— Надо же, — покачал головой Илюша Метельцев, — моя сестра в девятом, а в тёмную комнату войти не может.

— Напиши о Моховой заметку, — зашептал ему председатель Колька, — отметь её мужество как положительное явление. Можешь с сестрой сравнить, чтоб наш авторитет поднять. Понял? — И, не дав Илюше высказаться, Колька заключил: — Точка, и никаких гвоздей!

— Я бы в тёмной комнате даже за сто пирожных одна не осталась, — призналась Синеглазка. — Мне в темноте всякие чудища мерещатся, вроде дикобразов.

— И мне мерещились. А ты попробуй останься, потом сама увидишь, что ничего страшного нет, — со знанием дела убеждала её Света.

— Я маленькая гусей боялась, — вспомнила Римма Зимина. — А сейчас не боюсь. Если гуси на меня шипят, я расставлю руки пошире и бегу на них, точно самый большой гусь. Они и отступают.

— Ты не гусь, а гусыня, — засмеялся Витя Пухов, — и шипишь так же.

— Уж ты, Пух-Перо, скажешь! — обиделась Римма.

— Раз уж ты, Мохова, такая смелая, — сказал вожатый Миша (он подошёл к ребятам как раз в тот момент, когда Света уговаривала Синеглазку не бояться темноты), — обязательно выступи на нашем сборе.

— Сбор через неделю будет, — тотчас объявил Свете председатель Колька.

— А о чём мне говорить? — растерялась от неожиданности Света.

— Ты новенькая, и нам будет интересно узнать твоё мнение о нашем отряде, — подсказал вожатый.

— Верно! Очень интересно! — закричал довольный Колька. — Тогда мы сможем сравнить, как выросли за лето.

— Если брать тебя, — обернулся к нему Миша, — так ты вырос сантиметра на три.

Все засмеялись, а Колька рассердился:

— Разве я о таком росте говорю? Неужели непонятно? Интересно знать, насколько мы дружнее стали и лучше.

— Конечно, интересно, — согласился вожатый. — Только ты, Мохова, не слушай его. Говори о нас всё, что думаешь.

— Я же болела, что я скажу? — попробовала отказаться Света.

— У тебя впереди целая неделя, — сказал вожатый, — успеешь приглядеться.

Света оробела. И опять на Гаврилку рассердилась. Зачем он назвал её храбрецом?! Ведь неверно это! В темноте она сидела не по своему желанию. И на балкон от страха выскочила. Ну как она на этом сборе выступит?! Только так подумала Света и вдруг сама же себе возразила:

«Ты что? Столько раз о поручении мечтала — и отказываешься? Даже смешно. Скорее соглашайся!»

Света и сказала:

— Ладно, выступлю я. А чему будет посвящен сбор? — И сама удивилась, как спокойно всё сказала. Ну и Светка! И что за чудесный упрямец появился в её характере?!

— После твоего выступления, — застрекотал над её ухом довольный Колька Колпаков, — мы сделаем нужные выводы и начнём задания к празднику распределять. Ноябрь-то не за горами.

— Ещё у нас во втором звене звеньевой нет. Катя-то уехала, — подсказал Коле вожатый. — Нужно будет звеньевую выбрать. Подумай, Мохова, кого бы ты предложила.

— Хорошо, подумаю, — пообещала Света и решила насчёт своего выступления посоветоваться с отцом. Он часто у себя в управлении доклады делает. Один раз его фамилия даже в пригласительном билете была напечатана «Докладчик А. К. Кракопольский». Может, что интересное подскажет.

Вечером Света долго ходила у двери отцовского кабинета, не решаясь войти. Но потом пересилила себя и постучалась.

Отчим был в хорошем настроении. Как раз сегодня утвердили их коллективный проект застройки нового жилого массива. Он отложил газету, снял большие роговые очки и шутливо спросил Свету:

— Чем обязан? Ты что нос повесила?

Света рассказала о задании вожатого.

— Тебе надо хорошенько подготовиться, — выслушав Свету, сказал Александр Константинович. — Первое выступление всегда очень ответственно. По-моему, для такого выступления прежде всего тебе необходимо раздобыть факты. — Отчим подумал и неожиданно улыбнулся. — И один факт у нас уже есть! Начни-ка ты своё выступление с рассказа о своём первом дне в новой школе. Ведь ты, насколько мне известно, была им довольна.

Света даже руками развела: откуда отчим знает об этом? Ведь она ничего никому не говорила. На лице у неё прочитал, что ли?

— Припомни, как ты волновалась и не хотела идти в новую школу, — продолжал Александр Константинович, — а все твои волнения оказались напрасными. Ребята встретили тебя хорошо, даже в первый день в звено записали.

«И это ему известно!» — ещё больше удивилась Света. И ей стало вдруг очень весело. Значит, отчим говорит о ней с мамой, интересуется её делами. Вот уж чего она никак не ожидала!

— Будет неплохо, если ты расскажешь и о своём прежнем классе, — подумав, сказал Александр Константинович, — может быть, у вас были какие-то интересные дела и их хорошо начать здесь.

— Нет, таких дел у нас не было, — покачала головой Света, — а если и были, так не в нашем классе.

— Тогда сама что-нибудь предложи, — подсказал отчим, — ну, скажем, пригласи ребят на экскурсию к нам в мастерскую. Придёте и увидите, каким будет наш город к концу пятилетки. Наш дом почти в центре окажется.

Этого Света даже предположить не могла. Пойти на экскурсию в архитектурные мастерские! Да председатель Колька от радости до потолка подпрыгнет!

— А можно? — робко спросила Света.

— Согласую время — и приходите, — ответил отчим.

Тут их разговор прервал входной звонок. К Свете пришла заниматься Синеглазка. Сегодня в школе она сама вызвалась помочь Свете. Ведь она отстала от ребят на целую неделю. Света очень обрадовалась. Вот уж теперь они наверняка подружатся.

Девочки начали с математики. Этот предмет они обе недолюбливали. И хотели поскорее разделаться с ним. Но над задачкой пришлось попыхтеть. На что Наташа рассеянная, но сегодня Света перещеголяла её. Вместо задачки думала о своём выступлении, вот и делала не то, что надо.

— Ты что! — всплеснула руками Синеглазка, заглянув к ней в тетрадь. — Разве можно людей с запасными частями от тракторов складывать? Кто же у тебя получится? Роботы! — И они обе долго смеялись.

Как только Наташа кончила объяснять то, что пропустила из-за болезни Света, она заторопилась.

— Устные учи без меня, — сказала Наташа. — Проканителились мы с этой математикой. Мне уже пора сестрёнок из детского садика забирать. Я тебе дневник оставлю. Посмотришь, что учить нужно.

Проводила Света Наташу и опять за уроки села. Только полистала её дневник, чтобы узнать, какой параграф по русскому устному задали, а из дневника промокашка выпала. Подняла её Света, да так и застыла с промокашкой в руках. На ней был отпечатан тот самый рисунок с колчаном стрел, который прислали Свете орунзаки в последний раз.

Свету даже в жар бросило. Всё сразу стало понятно. Орунзаки — это же ребята из Витькиного звена! Недаром Витька так подозрительно приглядывался к ней в первые дни. И Синеглазка никакая ей не подруга. Просто выполняет пионерское поручение. Потому и приходит к ней. Сказал ведь вожатый, что надо помогать друг другу искоренять недостатки. Вот они и помогают. Только не как Римке Зиминой — при всём честном народе, а втихомолку, чтоб не опозориться, если ничего не выйдет.

Расстроилась Света ужасно. Даже пожалела, что сейчас не утро. Но ничего! Пусть она робкая — завтра тоже всё-всё выскажет ребятам. Что она им, подопытная свинка из живого уголка, что ли? А почему завтра? Может, она сейчас застанет их всех в домике на пустыре. Наверняка застанет. Синеглазка туда и торопилась. Теперь Света ни одному её слову не верила.

Накинула она пальто — и на улицу. А на улице — дождик, мелкий, противный. Ох и трудно было бежать! Как только кончилась асфальтированная дорожка, тяжёлая, густая грязь стала липнуть к туфлям и скоро сделала их похожими на огромные чёрные галоши. Правда, это Свету совсем не смутило. До того ли ей было! Увидела Света домик орунзаков, и её охватило какое-то тревожное и вместе с тем радостное чувство. Света вспомнила, как, отдав Гаврилкин портфель его соседке, она пришла на пустырь и просто из любопытства заглянула в этот заброшенный домик. Сильно испугалась она тогда первой записки орунзаков. Ведь записка совсем неожиданно появилась на устроенном ею столике. А сколько переживаний было потом! Как скверно она чувствовала себя, когда купила Гаврилке сигареты и тем самым не выполнила приказ командира орунзаков! А ведь Гаврилка-то действовал тоже по заданию. Значит, он совсем не такой противный, каким Света считала его. А как сильно он расстроил тогда Свету. Она не могла успокоиться до тех пор, пока не получила от Мишара-младшего новое задание. Мишар-младший? Кто же он?

Света сбила грязь с туфель и вошла в домик. Ребят в нём не было. На столе ещё лежал глиняный черепок, а вот обои со стен ветер сорвал в нескольких местах. И у печки, что стоит в углу комнаты, вся побелка осыпалась. Света подошла к печке и открыла дверцу. Теперь она уже ничего не боялась. Орунзаки — её одноклассники. Значит, в этом домике Света такая же хозяйка, как и они. В топке были аккуратно сложены маленькие чурбачки, как будто кто-то собирался разводить огонь.

«Странно как-то лежат эти чурбачки, почти у самого края», — подумала Света и снова посмотрела в печную топку. В деревне бабушка всегда старалась положить маленькие чурбачки подальше к дымоходу. Там они скорее разгорятся, и после будет удобнее класть дрова. Света подтолкнула чурбаки рукой, но они не тронулись с места.

«Во что же они упёрлись?» — удивилась Света и вынула несколько верхних поленьев. В глубине топки что-то блеснуло. Света моментально выкинула из печки все чурбаки. За ними оказался маленький ящичек. Свету бросило в дрожь. Хоть и выяснила она, кто такие орунзаки, а вдруг сейчас ещё такое выяснит, от чего волосы дыбом встанут!

Света пересилила себя и вытащила ящик наружу. Он был железный и разрисованный. На верхней крышке дрались два хвостатых петуха. Ящик был не заперт. Света зажмурилась и открыла крышку.


Можете нас поздравить!

В шкатулке, свёрнутые в трубку и перевязанные чёрными нитками, лежали какие-то бумаги. Света выдернула из трубки самый верхний лист и прочитала: «ТАЙНЫЙ УСТАВ ОРУНЗАКОВ».

На обороте листа был написан текст тайного устава.

Свои сборы орунзаки проводят два раза в месяц по первым и пятнадцатым числам. Начало сборов ровно в 16 часов 00 минут. Место — пустырь, штаб орунзаков. Опоздание на сбор и неявка исключаются. Уважительная причина — болезнь или смерть.

Под словом «смерть» стояли две подписи:

Командир орунзаков Мишар-младший

Первый помощник командира орунзак

Виктор Пухов по прозвищу Чуткое ухо.

Света выдернула из трубки второй лист. Это был список орунзаков. Так и есть, всё Витькино звено и ещё председатель Колька.

Вот и подтвердилась Светина догадка. Оставалось только выяснить, кто такой Мишар-младший. Но теперь сделать это было не трудно.

Пятнадцатого октября в четыре часа здесь можно будет увидеть всех орунзаков. Пятнадцатого? Это же завтра!

Света быстро положила тайный устав в ящичек, а ящичек поставила обратно в печку и так же аккуратно замаскировала его чурбачками.

Нет, она ничего никому не скажет, изменила своё решение Света. Пусть Синеглазка думает, что она не видела её промокашку. Теперь Света сама станет следить за орунзаками. Но тут Света вспомнила, что она ужасная трусиха и вряд ли сможет сделать это. Просто непонятно, как она могла забыть такое!

В ту же минуту её невидимый упрямец опять вступил в спор со Светиной робостью. Да ещё как настойчиво: «Забыла, ну и хорошо, и вспоминать нечего. Думай лучше, что дальше делать. Действуй, действуй!» — потребовал он.

И как в тот раз, но уже гораздо решительнее, Света сказала себе:

«Ведь должна же я доказать ребятам, что они не зря стараются. — И, улыбнувшись своим мыслям, добавила: — Вот будет здорово, если я раскрою все их засекреченные планы!»


Встреча с Кощеем Бессмертным | Можете нас поздравить! | Трусливый Чапай