home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая


ГДЕ БЫЛИ ПОЛИЦЕЙСКИЕ?

Утром они проснулись от выстрелов. Впрочем, может быть, они проснулись от холода. По ночам теперь иногда выпадал иней.

Небо опять, как и вчера утром, было голубое, солнце освещало дворик и стену кузницы, а в воздухе то и дело раздавались выстрелы. Во всяком случае, это было первое, что они услышали.

- Что это? - спросил Талиб.

- Не знаю, - ответил дядя Юсуп. - Наверно, то, о чем я вчера тебе говорил.

Они быстро выпили вчерашний холодный чай с лепешками, и дядя Юсуп ушел.

- Я хотел взять тебя в лавку, но сегодня не нужно выходить в город, - сказал он на прощание. - Мало ли что может случиться. Вот тебе деньги, купишь поесть.

Сначала Талиб сидел дома. Он убрал пиалушки и чайник, сложил на место одеяла, закрыл пробкой пузырек с пахучим лекарством, подмел во дворе, нашел где-то висячий замок и впервые за два года запер кузницу. Потом он оглядел себя, снял отцовский камзол и аккуратно уложил его в сундук вместе с шелковым поясным платком. Он надел свой старенький халатик, вытер тряпочкой ичиги и кауши - кожаные галоши, в которых ходят только на улице, и, прислушиваясь к нестихавшей стрельбе, вышел со двора.

На углу, где обычно располагался крохотный базарчик - три-четыре продавца сушеных фруктов, кислого молока и овечьего сыра, было пусто. Только в чайхане сидела кучка завсегдатаев. Увидев Талиба, чайханщик позвал его:

- Эй, грамотей, иди-ка сюда!

Талиб подошел ближе.

- Заходи, Талибджан, заходи, - вежливо, как взрослому, сказал чайханщик. - Мы вот сидим сейчас и думаем: пришел бы Талибджан, он по-русски читать умеет, все бы нам объяснил.

Талиб был единственным мальчишкой на улице, который умел читать и по-узбекски и по-русски. В домашних частных школах, какие были почти на каждой улице в старом городе, обучали только чтению корана по-арабски, изучали религиозные книжки, наизусть заучивали молитвы, и мало кто выходил из такой школы грамотным. Даже те взрослые, кто в детстве умел с грехом пополам прочесть текст из старинной духовной книги, с годами забывали все и становились такими же неграмотными, как и большинство узбеков в то время. Талиб тоже ходил в такую школу, но выучился писать и читать по-узбекски и по-таджикски не там, а дома. В отличие от большинства женщин их улицы, его мать была довольно образованной и сама учила сына. Она была даже грамотнее своего мужа, кузнеца Саттара.

По-русски Талиб научился читать совсем недавно, после отъезда отца. Этим он был обязан своему дяде Юсупу. Тот и раньше брал Талиба с собой в европейскую часть города, поручал ему разносить мелкие покупки в дома, где жили русские, читал ему вслух русские газеты и в прошлом году подарил русский букварь с картинками.

- У тебя светлая голова, - говорил дядя Юсуп. - Ты можешь стать большим человеком, управляющим, доктором или переводчиком. Ты даже большим купцом можешь стать.

Дядя Юсуп знал русский язык много лучше, чем Талиб, но большим человеком почему-то не стал. Почему? Талиб не спрашивал. Недаром дядю звали Юсуп-неудачник.

У входа в чайхану Талиб снял кауши и вежливо остановился на пороге.

- Заходи, заходи, не стесняйся, - повторил чайханщик.

По тому, как люди в чайхане смотрели на него, Талиб понял, что здесь действительно говорили о нем и ждали его.

Талиб сел, подобрав под себя ноги, ему протянули пиалу с чаем, он отхлебнул, вернее, только слегка замочил губы и, поставив пиалу на ковер, стал ждать, что ему скажут.

- Вот стреляют, - сказал старик Касымходжа, занимавшийся в летнее время заготовкой камыша на озерах, а зимой сидевший без дела. - Зачем стреляют, мы не знаем.

- Почему не знаем? - возразил другой завсегдатай чайханы, ночной сторож из соседнего казенного склада. - Стреляют, чтобы власть захватить. Власть без стрельбы не возьмешь. Всегда так было.

Остальные трое посетителей: ломовой извозчик Нурмат, сын бабушки Джамили поденщик Тахир и продавец овечьего сыра Раджаб - не поддержали разговор.

- Все говорят: революция, - сказал чайханщик. - Скоро год, как все говорят: революция. Теперь Николая нет, теперь Керенский стал. Опять говорят: революция. Давай лучше почитай нам русскую газету.

Он протянул Талибу номер газеты «Туркестанский курьер». На первой странице, сразу под заголовком, очень крупными буквами были напечатаны всевозможные объявления. Талиб, не читая, знал, что там не может быть про революцию, но в левом нижнем углу первой страницы он, кажется, нашел то, что искал.

«Петроград, - прочел он. - Нам сообщают, что премьер-министр Керенский заявил, что война будет продолжаться до победного конца и революционное Временное правительство не пойдет на уступки требованиям большевиков во главе с Ульяновым»…

- Нет, это не про революцию, - сказал Талиб. - Это я уже знаю… «до победного конца». Сейчас в другом месте посмотрим.

Талиб перевернул страницу и прочел еще одну заметку: «Сарты на приеме у Керенского».

В заметке рассказывалось о том, что в приемной Керенского ожидают аудиенции делегаты из Ташкента, просящие вернуть на родину мобилизованных царским правительством двадцать пять тысяч джигитов местных национальностей. «Мы не знаем, сумеет ли наш премьер-министр принять делегатов, ибо у него сейчас много других государственных забот, но надеемся, что каков бы ни был его ответ, он будет благоприятен» - так заканчивалась заметка. Талиб добросовестно, как мог, перевел содержание прочитанного и сказал:

- Мне кажется, об этом я тоже слышал уже от дяди. Это свежая газета? - Талиб посмотрел на дату и добавил: - Это же старая газета. Она вышла пять дней назад. В ней ничего не может быть о новой революции.

- Э-э, - обиженно протянул чайханщик. - Газета не молоко, за пять дней не скиснет. Просто ты читать не умеешь. Вот прочти лучше, что здесь написано. - И он ткнул пальцем в крупное объявление на первой странице.

Круглая печать. Повести

- Это не про революцию, - сказал Талиб.

- А это? - ткнул пальцем в другое объявление упрямый чайханщик.

Круглая печать. Повести

- И это тоже не про революцию, - уверенно сказал Талиб.

- А про революцию так ничего и нет? - ядовито усмехнулся чайханщик. Недоверие свое он не скрывал. - Так во всей газете ничего нет про революцию? Ты давай переведи нам вот это. А!

Круглая печать. Повести

Прочел объявление Талиб довольно легко, но перевести оказалось куда труднее. Некоторых слов он не знал, это точно. «Гвоздь» - слово понятное, но к чему здесь гвоздь, совсем неизвестно. Дамочка - это красивая женщина, но почему с мухой? Неясным был и «пикантный фарс».

- Это трудно перевести, - сказал Талиб.

- Трудно! Конечно, трудно, - не унимался чайханщик. Видимо, газету достал он, и, ему казалось обидным такое пренебрежение к его усилиям. - Может быть, как раз здесь и сказано про революцию. Тогда дальше читай. Не может быть, чтоб совсем не было. Крупные буквы читай.

Талиб не хотел разочаровывать слушателей, не хотел обижать чайханщика и стал читать все объявления подряд.

Объявления были такие:


«На Ташкентском ипподроме, за кадетским корпусом,

правее свалки, ЗАВТРА СКАЧКИ».

«НУЖНА грамотная горничная. Обращаться по адресу…»

«ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЕ БАРЫШНИ

со средним образованием ищут место горничных.

Адрес в редакции для Р.С.Т.С».

«БАРС спешно продается, ручной, ласковый, как котенок…»

«ЗУБ-врач Д. С. ЕДВАБНАЯ,

вернувшись, возобновила прием».


Талибу понравились два последних объявления. Во-первых, ему захотелось иметь собственного барса, а во-вторых, он почему-то заинтересовался ЗУБ-врачом ЕДВАБНОЙ.

Интересно, что такое ЗУБ-врач, откуда она возвратилась и почему у нее такая фамилия.

- Хватит читать, - сдался наконец чайханщик. - Вот идет наш Рахманкул-полицейский. Он больше знает, чем газета.

Рахманкул действительно принес новости. С его приходом посетители чайханы совсем забыли о существовании Талиба.

- В Петрограде, - начал свой рассказ бывший полицейский, - в Петрограде было Временное правительство. Оно жило во дворце царя Николая. Это, говорят, очень большой дворец, Зимний. Там даже зимой тепло. Вчера по речке Неве, которая, говорят, больше, чем Сыр-Дарья, к дворцу подошел пароход, как называется, я забыл, и стал стрелять по дворцу из пушек. А с другой стороны всякая голытьба, всякие там поденщики и солдаты тоже стали стрелять. Тогда Керенский убежал…

- Подожди, - перебил Рахманкула поденщик Тахир. - Почему ты сказал «всякие там поденщики»? Что, поденщик не человек? Бывший полицейский лучше? Интересно, где были в то время бывшие петроградские полицейские, когда пароход стрелял из пушек?

- Не знаю, - сказал Рахманкул. - Не знаю, где были полицейские, а за поденщиков прошу прощения. Теперь у каждого надо просить прощения, - зло добавил он. - Если обижаетесь, я не буду рассказывать.

- Продолжайте, уважаемый, - попросили Рахманкула чайханщик и продавец овечьего сыра.

Рахманкул сделал вид, что обиделся, и стал пить чай и есть сахар.

Сахар он не клал в чай, а грыз зубами, и Талиб, сидевший за спиной бывшего полицейского, слышал хруст, видел, как движется большая челюсть Рахманкула и шевелятся его маленькие уши, похожие на пельмени.

- Ну вот, - опять стал рассказывать Рахманкул. - Эту голытьбу подговорили боль-ше-ви-ки.

- Кто это? - спросил продавец овечьего сыра.

- Неужели не знаешь? - вмешался в разговор извозчик Нурмат. - И у нас есть большевики, даже среди мусульман есть большевики. Сын учителя из квартала Укчи - большевик…

- Пусть их всех покарает аллах, если они плохие! Пусть аллах будет им защитой, если они хорошие! - сказал осторожный чайханщик.

- Эти самые большевики - немецкие шпионы, - с чувством собственного достоинства продолжал Рахманкул. - Они хотят всю Россию отдать царю Вильгельму и кричат: «Вся власть Советам!» и «Долой войну!» Когда наши ташкентские смутьяны узнали об этом, они тоже стали кричать и тоже захотели свергнуть власть. Вот теперь идет стрельба. В новом городе по улицам пройти нельзя.

- Что же будет после?.. - спросил продавец овечьего сыра.

- Этого никто не знает, - отвечал Рахманкул. - Потому что умные люди еще в марте говорили, нельзя разгонять полицию, а Керенский - глупый человек - взял всех полицейских и уволил. Ты спрашиваешь, - обратился Рахманкул к Тахиру-поденщику, - где были полицейские? Полицейские сидели дома и пили чай с халвой. Потому так и получилось. Ну ничего, какая бы власть ни пришла, если она хочет быть крепкой, непременно всех бывших полицейских обратно возьмет. Каждой власти такой кулак нужен. - И Рахманкул показал присутствующим свой огромный кулак с золотым кольцом на среднем пальце.

Кулак бывшего полицейского выглядел убедительно. Посетители чайханы не стали возражать, но и соглашаться с Рахманкулом им почему-то не хотелось. Они только вздохнули. Сила солому ломит, это каждый знал.

Талиб чуть не спросил Рахманкула, где же были полицейские, когда прогоняли царя Николая. Ведь тогда они все еще ходили в мундирах с шашками и свистками и царь Николай их не прогонял. Но взрослые молчали, промолчал и он.

Талибу захотелось уйти, но он все сидел, поджав под себя ноги, и слушал, как стреляют в новой, европейской части города.

- Это из крепости стреляют, - заметил чайханщик.

- Из крепости и в крепость, - уточнил Тахир.

- Кто победит, посмотрим, - вздохнул продавец овечьего сыра.

Талиб встал, вежливо поклонился присутствующим и вышел из чайханы.



* * * | Круглая печать. Повести | * * *