home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая

– Ты работаешь в брачном агентстве, – злобно прошипела Тесс.

– Да. – Шейд провел рукой по щетине на подбородке. – Вернее, работал. Я только что уволился.

Тесс отмахнулась от этого, как от чего-то незначительного.

– Агентство поручило тебе свести меня с кем-то?

– Да.

– С Грейсоном Шоу?

Шейд замялся.

– Все не так просто, – протянул он.

– Почему бы не упростить это для меня? – Она отрывисто дышала. – Или все совсем не так… все просто сводится к отсутствию таких понятий, как правдивость и честность?

Тесс словно с цепи сорвалась. Бесилась на славу. Шейд ни в чем не мог ее упрекнуть.

– Мне было поручено положить начало роману между тобой и Грейсоном Шоу, но…

– Кто тебе дал право знакомить меня с кем бы то ни было? – Тесс рванулась в глубь комнаты. Низ рубашки Шейда, которую она накинула второпях, развевался вокруг ее бедер.

– А кто тебе дал право подбирать мужей для своих двух лучших подруг? – парировал он.

Тесс осеклась. Ей на мгновение стало неудобно.

– Они… ну, как бы просили меня об этом.

– Именно. Кто-то подает заявку. А агентство рассматривает ее и пытается помочь.

– Это значит, – медленно проговорила Тесс, – что кто-то просил ваше агентство найти мне пару.

– Да.

– Кто?

– Извини. – С него шкуру спустят, если он ответит на такой вопрос. – Ничем не могу помочь.

– Это Сэт, правда?

– Какое это имеет значение?

У нее задрожал подбородок, она больше не могла стоять на месте. Шейд сделал шаг к ней, думая обнять ее и каким-то образом все уладить. Но Тесс резко попятилась со сверкающими от злобы глазами.

– Не смей. Не трогай.

– Милая…

– Почему ты уволился из агентства? – допрашивала его она. – Потому что переспал со мной? Я стала предметом конфликта интересов? «Ой, простите, ребята. Я поддался похоти вместо того, чтобы свести Тесс с Прекрасным Принцем»?

Впервые раздражение нарушило его железное самообладание.

– Да, я уволился из-за наших отношений. Да, ты предмет конфликта интересов. И да, я поддался похоти вместо того, чтобы пристроить тебя к Принцу, в основном, потому, что они не того принца выбрали.

– Что в Грее не так?

– Он не для тебя.

– Думаю, мне самой решать.

– Ты уже решила сегодня ночью. – Его голос звучал так, будто он держал в зубах наждак. – Когда затащила меня к себе в постель.

– Думаю, сегодняшняя ночь – чудовищная ошибка.

– Брось эти штучки. Ты хочешь меня, мы с тобой оба это знаем.

– А по-моему, Грей очень привлекательный мужчина.

Это была чистая правда, и она мучила его сильнее, чем он ожидал. Мелкая рябь раздражения выросла в огромную волну и вновь прорвала его самообладание.

– Так вот, брось о нем думать. Он тобой не интересуется.

– А ты откуда знаешь?

Шейд выругался себе под нос. Все у него шло комом. Он был способен запустить идеальные комбинации для всех, с кем только ни приходилось работать, а как дело дошло до него самого, ухитрился все разрушить!

– Извини. Я не должен был так говорить.

– Откуда тебе это известно?

– Мне это известно потому, что он сам сказал мне, – нехотя признался Шейд. – Мы ведь старые друзья, ты не забыла?

– Ты спросил его, хочет ли он меня? Спросил его разрешения, прежде чем уложить меня к нему в постель? Он посвящен во всю эту сводническую затею?

– Успокойся, Тесс. – Шейд запустил руку себе в волосы. Ему нужно было выиграть время, чтобы сообразить, как ей все преподнести. – Грей ни во что не посвящен. Он так же, как и ты, не знал, что агентство выбрало его для тебя. Ты просто не поняла…

– Я требую, чтобы меня вычеркнули из списка. – Уже.

– Спасибо. Можешь идти.

Он покачал головой.

– Никуда я не пойду, пока ты меня не выслушаешь.

– Пожалуйста, уходи.

Если бы на последнем слове у нее не сорвался голос, Шейд бы еще поспорил. Но он уступил ее просьбе.

– Хорошо, я уйду. Но знай, что Грейсон Шоу не был выбран агентством. Он служил лишь ширмой.

– Так кто же?.. – У Тесс расширились глаза. – Ты?! Они решили, будто ты являешься Прекрасным Принцем?

– Хочешь сказать, что это не так?

Она собралась ответить, но закрыла рот и уставилась на пальцы своих босых ног.

– Меня радует, что ты готова признать это.

Тесс снова вскинула голову.

– Я ничего не признаю! – возразила она. Шейду безумно хотелось обнять ее, успокоить, затащить обратно в постель и всеми возможными способами оправдаться за предательство… Но нужно действовать иначе.

Логика. Придется прибегнуть к логике и рассудку.

– Почему ты считаешь, что тебе можно обратиться в брачное агентство, чтобы то занялось подбором женихов для твоих подруг, но нельзя кому-то, кто тебя любит, кому дороги твои интересы, сделать то же самое для тебя?

– Рейн и Эмма просили меня об этом, – стояла она на своем.

– Это все ерунда, ты сама это понимаешь. Вы говорили о том, как пристроите друг друга, когда были еще хихикающими девчонками, только окончившими школу. Прошло целое десятилетие. Ты их спрашивала в последнее время?

Судя по выражению ее лица, он попал прямо в точку.

– Нет, – нехотя призналась Тесс. – Не спрашивала.

– Может быть, они остановили бы тебя, верно? – продолжал давить на нее Шейд, пользуясь своим преимуществом. – Подумай, милая. Чем эта попытка сватовства отличается от того, чего ты добивалась для них? Если бы ты не подслушала мой телефонный разговор, то никогда не узнала бы, что брачное агентство занималось тобой.

– Но я ведь узнала.

– А что такого ужасного произошло? Агентство попросило меня познакомить Грейсоиа Шоу с тобой. А что дальше, решать было тебе. Неужели не понимаешь? Выбор всегда оставался за тобой, Тесс. И получилось так, что ты отвергла Грейсона.

– И выбрала тебя, которого на самом деле выбрали они. Правда замечательно все получилось? – Она пятилась от него, лицо ее становилось все более замкнутым. – Скажи своим, что я отклоняю их выбор. И пусть не подсовывают мне больше Прекрасных Принцев.

– Ты совершаешь ошибку.

Она упрямо сжала губы.

– Моя ошибка, мне и отвечать за нее.

– Черт побери, Тесс! Ты позволишь страху победить тебя?

– Это не страх, это злость! – в гневе воскликнула она.

– Ты имеешь полное право злиться. Но не позволяй злости заставить тебя потерять нечто неповторимое. Я обещал не оставлять тебя и не оставлю. Я всегда буду рядом с тобой, Тесс.

– А еще ты обещал подхватить меня, если я буду падать. – Она стащила с пальца обручальное кольцо и протянула ему. – Вот только я не ожидала, что ты же меня и толкнешь.

– Я же и смягчу твое падение. – Шейд чувствовал, как в ней растет напряжение, и понимал, что она долго не выдержит. Если он останется, положение от этого не улучшится. Он взял кольцо и сунул себе в карман. – Хорошо, милая. Я уйду. Пока. В следующий раз, когда мое кольцо попадет к тебе на палец, а это непременно произойдет, оно там останется навсегда.

Шейд не попытался прикоснуться к ней. Выходя из комнаты, он на минуту задержался, чтобы собрать оставшиеся вещи. Наконец Шейд закрыл за собой входную дверь и молча постоял на крыльце. Он ждал. Спустя мгновение в замке щелкнул предохранитель.


Шейд бесцельно колесил по темным улицам. Урчание «ягуара» действовало успокаивающе.

Как только он решил уйти из брачного агентства и самостоятельно ухаживать за Тесс, надо было сказать ей правду.

Так почему же он этого не сделал?

Шейд притормозил на красный свет и невидящим взглядом уставился вперед. Заморосивший дождь забрызгал лобовое стекло, и каждая капля отразила красный свет светофора, словно десятки предупреждающих маяков. Шейд не сказал ей правду по простой причине. Он побоялся. Похоже, у них с Тесс есть довольно неудачная общая черта. Как она держала мужчин на расстоянии из страха потерять их, так и он промолчал из страха, что она бросит его, как только он скажет ей о своей работе в агентстве.

Включился зеленый свет, и Шейд плавно перешел на первую скорость. У него свело живот, когда он осознал истину, которую всем своим существом хотел бы отрицать: более чем вероятно, что ему не удастся восстановить с ней отношения по простой и катастрофической причине…

– Во-первых, ты не сказал ей, что работаешь в агентстве, а во-вторых, не признался, кто ты есть на самом деле, – бормотал он себе под нос. – А это, дружище, гораздо хуже.

Первое предательство она еще могла бы простить. Но не второе. Взвешивая различные альтернативы, Шейд включил дворники. Мягкий шелест составил странный дуэт с шипением покрышек по мокрому асфальту. Насколько он мог разобраться, альтернатива оставалась одна. Такая, что поможет ей, хотя и не спасет их отношений. Шейд резко переключил скорость. К черту их отношения! Пришло время позаботиться в первую очередь о ее благополучии, о том, чтобы она получила свое повышение. Приняв решение, Шейд повернул домой. Дворники, мелькая, раздражающе бубнили: «Нет надежды… Нет надежды…».

– Надежда есть, – огрызнулся он.


– Заходи, Тесс. – Эл Портман приветствовал ее широкой улыбкой. – Присаживайся.

– Спасибо. – Она села на краешек стула по другую сторону стола своего босса, стараясь подавить внезапный страх. – Позвольте ввести вас в курс некоторых дел.

– Нет проблем. Только сперва я хотел бы поздравить тебя с повышением. – Он наклонился и протянул ей руку. – Час тому назад тебя официально назначили новым вице-президентом «Альтруистики инкорпорейтед».

Тесс, пожимая его руку, старалась не выдать изумления.

– Вы получили пожертвование от одного из Неподдающихся?

Портман молча раскрыл лежавшую посреди стола папку и, вынув из нее чек, подтолкнул к ней.

Она прочла аккуратно впечатанную в соответствующую графу платежного документа Грея сумму и побледнела.

– Очень щедро.

– Мы тоже так подумали.

– Но вам необходимо знать…

– Я не закончил. – Эл вынул из той же папки еще один чек и положил рядом с чеком Грея. – Мистер Смит тоже откликнулся. И его взнос еще более щедрый.

Катастрофа! Нельзя, чтобы босс думал, будто она добыла эти деньги честным путем. Ведь это же не так!

– Мистер Портман, думаю, вам надо знать, как были получены эти чеки…

Он успокоил ее улыбкой:

– Нам все известно. Мистер Смит объяснил нам положение вещей, и нас это не смущает.

– Зато смущает меня.

Портман кивнул.

– Мистер Смит предупредил меня, что ты так скажешь. И я бы тебе посочувствовал, если бы не одна мелочь.

– Какая?

Эл вынул из папки последний чек и бережно положил поверх двух.

– Вот эта.

Он был подписан Уолтом Муром. Самый крупный из трех.

– Не верю. – Она медленно выдохнула. – Все-таки решился.

– Решился благодаря тебе, Тесс, благодаря тому, что ты рассказала ему о Роберте. Остальные двое джентльменов могли внести пожертвования ради того, чтобы угодить тебе. Но пожертвование Мура – результат твоей усердной работы. Он считает, что начинание справедливо и что его деньги удачно вложены.

– А… – Тесс облизнула губы, – а мистер Смит?

– Мне кажется, ты нашла себе необыкновенного человека. Желаю тебе всего самого лучшего.

Слезы обожгли ей глаза.

– Кажется, еще рано.

– Ничего не рано. – Он нахмурился и забрал у нее чеки. – Ты не задавалась вопросом, зачем мне понадобилось настаивать, чтобы ты раскручивала Неподдающихся, прежде чем получишь повышение?

– Но ведь таково правило… Или это из-за Роберта? Вы приняли меня на работу, чтобы я спекулировала его смертью? – Получилось грубее, чем Тесс хотела, но она не почувствовала раскаяния. – Вот почему вы отдали мне предпочтение перед более квалифицированными кандидатами?

Портман был явно шокирован.

– Ни в коем случае! Скорее, смерть твоего мужа была поводом, чтобы подумать. Мне требовался человек, который смог бы понять наши нужды и разъяснить это деловито и сочувственно.

– Извините. – Тесс покачала головой. – Не понимаю. Если это не было попыткой заставить меня использовать Роберта, чтобы раскрутить Неподдающегося, то…

– Если по существу, то это касается Роберта. – Эл заерзал в кресле. – Признаться, я поступил не слишком профессионально.

– Не слишком профессионально? – удивилась Тесс. – Это вы-то, мистер Портман?

– Не пора ли тебе перейти на «ты»? Зови меня просто Эл. Я знал, что ты сможешь раскрутить одного из троих, если расскажешь ему о Роберте. Ты так еще не поступала ни с одним клиентом или пожертвователем.

– А если быть с ними откровенной насчет Роберта?..

Он посмотрел ей прямо в лицо.

– Это значило бы, что ты наконец отправила свое прошлое на место, в прошлое, что ты в состоянии решать, когда уместно поговорить об обстоятельствах смерти твоего мужа с людьми, нуждающимися в твоем понимании. С такими, как Уолт Мур. А еще это значило бы, что ты готова продолжать жить и продвигаться по служебной лестнице. Вот такую женщину я и хотел видеть на месте вице-президента.

– Иными словами, я перестала бы пытаться компенсировать утрату Роберта воплощением его мечты, – произнесла она вполголоса, – и приступила бы к воплощению своей собственной. И прекратила бы бояться связываться с людьми из опасения потерять их.

– Извини, Тесс. Можешь упрекнуть меня в том, что все эти годы я молча наблюдал за тобой из-за кулис и наконец решил перейти от наблюдений к делу. Надеюсь, ты простишь меня.

– Прощать нечего. – Тесс смотрела на него с сияющей улыбкой. – Мистер Портман… Эл. Ты не будешь возражать, если я отпрошусь до завтра?

– Чтобы разыскать свое кольцо? – с невинным видом спросил он. – А то я вижу, ты его где-то потеряла.

Она дотронулась до пустого места на пальце.

– Не беспокойся. Кажется, я припоминаю, где его оставила.


Шейд распахнул дверь и увидел на пороге Тесс. Он не верил своим глазам – а вдруг это только сон?

– Привет, Шейд, – наконец произнесла она.

– Дик Смит. – Что ж, какой-никакой, но все же способ сообщить ей эту новость. – Мое настоящее имя – Дик Смит.

Тесс выслушала его сообщение с удивительным равнодушием.

– Тогда почему ты представляешься как Шейд?

– Это мое второе имя.

– А Аделаида – твоя мать.

– Она на самом деле любит нас. Просто она…

– Уникум. Да, кажется, в этом мы удостоверились. – Тесс махнула рукой в направлении его прихожей. – Как по-твоему, мы можем поговорить в доме?

Извинившись вполголоса, Шейд отступил в сторону. Тысячный по счету промах. Еще пара минут, и он собственноручно затянет петлю у себя на шее.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросил он, провожая ее в гостиную. – Кофе, газировку, мышьяк?

К его великому облегчению, Тесс улыбнулась.

– Нет, спасибо. Я подумала, что тебе будет интересно узнать последнюю сводку с трудового фронта.

Он рванул узел душившего его галстука.

– Послушай, Тесс, ты представления не имеешь, до чего было обидно знать, что достаточно выписать чек, чтобы обеспечить тебе повышение, и быть не в состоянии это сделать.

– Интересно! Мне казалось, что ты как раз это и сделал.

– Только после того, как ты порвала наши отношения, – возразил он, – На этом этапе пожертвование в пользу «Альтруистики инкорпорейтед» стало совершенно справедливым и честным поступком.

– Значит, я не должна была знать, что Дик Смит это еще и таинственный Шейд. – Она устремила на него твердый взгляд. – Ты знал: я откажусь от повышения, если узнаю, что ты и Дик – одно и то же лицо, верно?

Он прочистил горло.

– Мне это приходило в голову. Ты честно заработала повышение, Тесс. Если бы ты обратилась ко мне как представительница благотворительной организации, то раскрутила бы меня сразу, рассказав о своей компании и о всех, кому она помогает. Я же говорил тебе, милая. У тебя есть сердце, и люди это чувствуют. – Он неуверенно взглянул на нее. – Ты ведь не отказалась от повышения?

– Если честно, хотела.

– И что тебя остановило?

– Чек Уолта Мура.

Шейд издал торжествующий возглас и, подхватив Тесс на руки, закружил ее по комнате.

– Ты добилась! Раскрутила старого изверга.

– Никакой он не старый изверг, – возразила Тесс, хватаясь за шею Шейда. – Он милый одинокий старичок, тоскующий по умершей жене.

– Если из-за Мура тебе досталось повышение, выдвину его кандидатуру в святые. – Он поставил ее на ноги и потер ладони. – Это надо отметить. Как насчет шампанского?

– Чуть позже. – Она убрала с лица растрепавшиеся волосы. – Я пришла не только для того, чтобы рассказать о своей работе. Есть еще повод. Я хочу попросить тебя о помощи.

Помощи? Она что, шутит? Он расплылся в улыбке.

– Черт, милая, это же моя профессия. Конечно. Все что угодно. – Увидев, что она с силой сжала сплетенные пальцы, Шейд нахмурился: это не сулило добра. – Говори, милая. В чем дело?

– Я потеряла жениха, – призналась Тесс. – Вот и подумала, что ты поможешь мне разыскать его.

Он не сразу вник в смысл ее слов. А когда вник, закрыл глаза и судорожно сглотнул. – Ты его не потеряла, – ответил он наконец мрачным голосом. – Ты просто не знала, кто он.

– Вообще-то знала.

– Что? Ты знала, что я Дик Смит? Откуда?

– Я догадалась во время благотворительного вечера. Вернее, это произошло на следующее утро. Я проснулась до рассвета и просто все поняла.

– Погоди. Ты была зла как черт, узнав, что я работаю в брачном агентстве. А поняв, что я Дик Смит, сбросила это со счета?

– Почему-то с одним было легче смириться, чем с другим.

Шейд обхватил ее руками, и Тесс, к его огромному облегчению, не стала вырываться. Наоборот – она слилась с ним, как давно утраченная частица его самого.

– А почему?

– Потому что я любила Дика Смита. – Тесс дрожащими пальцами гладила сбившийся набок узел его галстука. – Но испугалась человека из брачного агентства. Мне было страшно, потому что я очень хотела настоящего счастья. – Признание звучало тихо и неуверенно. – Но я боялась потерять это счастье, если снова полюблю кого-нибудь… Поэтому решила устроить личную жизнь Рейн и Эммы. Если мне не суждено познать блаженство, то, может, у них получится. Неужели не понимаешь? – Она подняла на него глаза, не сдерживая слез. – Ты устраивал совершенные браки. Так вот. Ты – мое совершенство.

– Нет, милая. – Шейд провел большим пальцем по ее щеке, утирая слезу. – Это твоя роль в моей жизни. Когда я впервые с тобой повстречался, моей целью было подсунуть тебе Грея, чтобы посмотреть, как ты поведешь себя. Но потом кое-что произошло.

– Что же?

– Я влюбился в тебя. А может быть, на том этапе это была просто страсть. Сам не знаю. Так или иначе, я стал неравнодушным. К тебе, к тому, как будет продвигаться твоя работа. Все, что тебя касалось, приобрело для меня значение.

– И я в тебя тоже влюбилась.

– И эта любовь перепугала тебя насмерть.

– Да.

– А теперь?

Она медленно выдохнула.

– Могу бояться и дальше. Или ухватиться обеими руками за предмет желания.

Он нежно улыбнулся.

– Мне показалось, или ты уже хватаешься за меня?

– Не показалось. Я люблю тебя. Шейд. Люблю, хоть ты и Дик и даже работал в брачном агентстве.

– А что, если я решу еще раз выручить своего брата?

– Не стану возражать, лишь бы мы всегда были вместе.

Их поцелуй длился целую вечность. Они словно давали друг другу обет, выраженный в каждом вздохе, ударе сердца и произнесенном шепотом слове.

Шейд вытащил из кармана бабушкино обручальное кольцо. После их разлуки он все время носил его с собой, не расставаясь с ним как с олицетворением последней надежды. Взяв Тесс за руку, Шейд вернул его на место, ей на палец. Теперь она носила его на законном основании.

На основании их любви.


Глава девятая | Дерзкая затея | Эпилог