home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



САША

Саша, сынишка командира аварийно-спасательного отряда капитана второго ранга Вершинина, ясным летним вечером пришел в порт на четвертую пристань, где пришвартовался серо-зеленый водолазный катер. На корме катера у аппарата в синем рабочем кителе, в белой фуражке, плечистый, усатый, стоял старшина водолазной станции Иван Сердюк и проверял действие манометра. В порту лязгали цепи, раздавался глухой стук, а недалеко в море то замолкал, то снова надрывно гудел пароход. Саша пригладил руками светлые вихры, поправил вы- бившуюся из-под ремня рубашку и звонко крикнул:

— Здравствуйте, дядя Иван!

Сердюк медленно повел плечами, повернул голову.

— А-а, ты, Санька? Ну заходи.

Саша спустился по сходне на катер, подошел к Сердюку, посмотрел, спросил:

— Чего это вы делаете, дядя Иван?

— Как чего? Разве ты не видишь?

— Вижу. А чего это?

— Э-э-э, плохо, брат, видно ты учишься, раз манометра не знаешь.

— Ну да, плохо! — возразил Саша. — У меня, знаете, сколько книг? Одного английского языка штук пять.

— Гм-м, — усмехнулся Сердюк в усы. — Ты что же, в Англии жить собираешься?

— На что мне Англия! Я инженером буду, я инженеру всякие языки знать надо.

— Ах, инженером? Каким же это?

— Ну, которые электростанции строят, каналы прокладывают.

— Так, так. А кто ж тебя этой английской премудрости учит?

— Мама. Она в школе английский преподает.

— Ага. А ты теперь в каком классе?

— В пятый перешел.

— Ну тогда до инженера осталось раз плюнуть.

В это время в море с новой силой загудел пароход.

— Чего это он там гудит, дядя Иван? В порт его не пускают, что ль? — спросил Саша, кивнув головой в сторону моря.

— Нет. Это американский пароход помощь просит, испортилось чего-то. Вот сейчас придет команда и наш катер пойдет к нему, так что тебе придется отдавать концы.

Саша взмолился:

— Дядя Иван, возьмите меня с собой, я вам мешать не буду. Дядя Иван!

— Волна в море, закачает тебя.

— Я качки не боюсь, честное пионерское! Дядя Иван, возьмите?

— Ну ладно, только смотри не опозорься.

— Нет! Вот увидите!

Не прошло и пяти минут. Катер отвалил от пристани и вышел в море. Сердюк и Саша стояли возле рубки и смотрели на приближающийся пароход. На его борту собрались матросы и приветливо махали руками подходившему катеру. Только один американец, высокий и тощий, в капитанской фуражке, с нашивками на рукавах, в перчатках, молча стоял у трапа и равнодушно смотрел вниз. Когда катер подошел, американец в перчатках сейчас же спустился по трапу и стал что-то говорить Сердюку, показывая руками на корму парохода.

— А черт тебя поймет, что ты лопочешь! — с досадой процедил сквозь зубы Сердюк и принялся допытываться, в чем дело.

— Дядя Иван, — сказал стоявший рядом Саша, — он говорит, что надо винты очистить, на них что-то намоталось.

— Винты? — повернув голову, сказал Сердюк и с уважением посмотрел на Сашу. — А ты и по-ихнему понимаешь? Эх ты!.. А я еще брать не хотел тебя. Тогда передай, что сейчас посмотрим.

Саша дернул американца за рукав и с небольшими паузами сказал по-английски, что требовалось. Американец заулыбался, закивал головой и положил свою руку Саше на плечо. Саша принял похвалу американца спокойно и с таким достоинством, что, глядя на него, Сердюк от удовольствия даже крякнул.

Катер подали к корме парохода. Водолаз Болтов с помощью матросов стал одеваться, а Сердюк сказал Саше:

— Саня, передай американцу, чтоб с кормы парохода спустили для водолаза пеньковый конец да предупредили машинистов, что возле винтов начались водолазные работы.

Саша перевел. Американец кивнул головой и тут же отдал нужное распоряжение стоявшим наверху матросам.

Болгов оделся, спустился по трапу в воду, взялся рукой за приготовленный для него конец и скрылся под кормой парохода.

Сердюк отошел к рубке, поднял телефонную трубку.

— Алло, Болгов, ну что там? Сети?.. На оба винта?.. Ничего, погуляют, им спешить некуда. Нож хорошо режет? Ну добро.

— Дядя Иван, — сказал подошедший Саша, — американец спрашивает, сколько придется стоять?

— Скажи, что не меньше как полчаса. Сетей много намоталось.

Саша перевел. Американец кивнул головой и посмотрел на часы. Потом он отошел чуть в сторону и что-то крикнул на пароход. Через минуту с кормы парохода на катер спустился по концу негритенок и подал американцу сигару. Саше захотелось поговорить с негритенком. Он подошел к нему, взял его за руку и спросил по-английски, как зовут. Негритенок охотно ответил и широко улыбнулся. Белые зубы его засветились, как снег на солнце. Но окрик американца тут же погасил эту улыбку. Испугавшись окрика, негритенок выдернул свою руку из Сашиных ладоней и, рискуя сорваться, снова вскарабкался по концу на пароход.

Саша так и закипел.

— Дядя Иван, зачем мы ему помогаем? Скажите Болгову, чтоб бросил винты очищать, пускай сам, как хочет, так и чистит.

— Нельзя, Саня, — спокойно отвечал Сердюк. — Помощь пароходу оказать надо. Это долг каждого честного человека. Я понимаю — тебе за негритенка обидно, и мне обидно, и всем нам обидно. Но пока приходится с этим мириться. Такие у них порядки, а мы в чужие порядки не вмешиваемся. Ничего, Саня, придет время и негритенка в Америке будут человеком считать, так что ты не огорчайся.

Саша заметно смягчился, но на американца глядел неласково. А тот, решив задобрить мальчугана, подошел к Саше и, улыбаясь, положил ему в руку золотой доллар. Саша вспомнил «желтого дьявола» (об этом мальчик читал в книге Горького) и почувствовал, как золото жжет ему ладонь. Он размахнулся и со всей силой швырнул монету в море.

— О-о-о! — удивленно протянул американец, широко раскрыв глаза. — Маленький польшевик!

Саша отвернулся и ушел в рубку.

Болгов вышел из воды, доложил, что винты очищены.

Сердюк пошел в рубку за журналом. Саша сидел хмурый и злой.

— Молодчага! — с гордостью сказал Сердюк, остановившись перед ним. — Я, брат, не думал, что ты такой… А только сидеть здесь сычом не годится, пойдем, может, еще перевести что надо будет.


Подводный разведчик

— А ну его! — сердито отвечал Саша. — Он же по-нашему говорить умеет, а молчит. Хитрый, как лиса!

— Ну и черт с ним! Он хитер, да и мы не дураки.

Сердюк вышел из рубки, подошел к американцу, раскрыл журнал и показал, что надо подписать запись проделанных работ. Американец кивнул головой, вынул ручку с золотым пером и размашисто поставил свою подпись. Потом аккуратно спрятал ручку в карман, спросил:

— Сначит, я могу ехать?

— Да, да. Попутного ветра, господин капитан.

Когда американец сошел на трап, катер тут же

отвалил от борта. Саша выскочил из рубки и увидел стоявшего на борту парохода негритенка. Он махал обеими руками и широко улыбался во весь рот.

— До свиданья, Том! — радостно крикнул Саша, вскинув кверху руки.

Негритенок что-то ответил и еще сильнее замахал руками. На пароходе загремели носовые лебедки, потом за кормой заплясала от винтов вода. Пароход тронулся, и долго на его борту была видна маленькая фигурка Тома.


ШРАМ НА РУКЕ | Подводный разведчик | НА ДНЕ МОРСКОМ