home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Полная луна, словно хозяйка небосвода, медленно и важно плыла средь ярких звезд. Рассматривая ночное небо, Вивиана сидела с Кендис в саду, рассказывая девочке милые, добрые сказки. Молодая женщина пыталась скрыть волнения, но малышка, услышав напряженные нотки в голосе своей спасительницы, удивленно подняла глаза: – Что-то случилось?

– Нет, моя девочка, все хорошо. Уже поздно, тебе пора спать.

– Но я не хочу, Вивиана. Можно я еще немного посижу с тобой? – дочь графа, взяв крохотное личико малышки в свои руки, внимательно посмотрела ей в глаза:

– В жизни будет еще много неприятностей, болей, ударов. Ты должна быть готова к этому даже в таком юном возрасте. Поэтому учись слушаться, покоряться, мириться с чужими решениями. Ради достижения своей цели порой приходится несколько раз проигрывать, падать, но потом вновь подниматься. Я хочу, Кендис, чтобы ты знала, я всегда буду любить тебя, и оберегать, но будь готова жить и без меня, – девушка, едва сдерживая в себе жгучие слезы, поцеловала малышку в пухленькую щечку, прижав к себе.

– Но почему ты мне это говоришь? Я вижу, что-то случилось. Прошу, расскажи мне, – умоляюще проговорила девочка, но Вивиана лишь улыбнулась: – Ты еще ребенок, тебе необязательно знать все жизненные проблемы. Узма! – из соседней беседки вышла заспанная служанка. В такие жаркие ночи женщина любила предаваться царству Морфея в саду, возле прохладного фонтана.

– Отведи Кендис в комнату и уложи спать, – египтянка поклонилась, и, взяв девочку за руку, скрылась за стеклянной дверью дворца.

Вивиана закрыла глаза. В такие минуты, когда она пребывала наедине с природой, девушка невольно вспоминала свою прошедшую жизнь. Сколько неожиданных поворотов, событий, людей, слез, улыбок… Все, что казалось таким сказочным, неестественным, теперь лежало у ног молодой женщины. Любовь, это прекрасное, хрустальное чувство, оно завладело сердцем леди Бломфилд. Она любила, и ее любили… Вивиана с тревогой посмотрела на небо, усыпанное звездами. Что ждет ее в будущем, там, в Каире? Молодая женщина знала, что за каждый подарок жизни нужно платить. Чем она заплатит за любовь?

Чьи-то шаги вырвали девушку из воспоминаний. Встрепенувшись, англичанка поднялась навстречу Джамилю. Обхватив тонкую талию возлюбленной, принц припал устами к ее спелым, сочным губам. Прохладный ветерок нежно трепетал волосы, ласкал кожу, соединял два влюбленных сердца. Словно изголодавшийся зверь, наследник страстно заскользил языком по напряженной, горячей плоти девушки, чьи ласки возбуждали мужчину еще сильней. С трудом оторвавшись друг от друга, молодой человек и Вивиана взялись за руки, продолжая дарить страсть взглядом: – Я так соскучился по тебе… Я хочу… хочу тебя… Твои глаза, волосы, руки, шея, все возбуждает меня, дарит нечеловеческую нежность. Ты – черноволосая бестия, свела меня с ума, – опустившись на лавку и поманив за собой принца, Вивиана, улыбаясь, проговорила: – Поцелуй меня, страстно, нежно, дерзко, там, как любишь, – лишь миг, и пламенные уста соединились. Пробираемая сладостной дрожью, девушка чувствовала, как язык Джамиль проникает все глубже, растворяясь в ее таинственной глубине, щекоча, подразнивая. Привлеченная каким-то шумом, молодая женщина вмиг отстранилась, приложив к губам принца палец: – Нас могут увидеть.

– Ну и что, дорогая? Ты – моя наложница, и я… – араб замолчал, увидев, как в глазах Вивианы блеснули не прошеные слезы. Поднявшись, девушка подошла к дереву, припав к нему всем телом:

– Да, ты прав, я лишь наложница, рабыня, которую можно целовать где-угодно. Разве не так, Джамиль?

Простодушно улыбнувшись, наследник подошел к Вивиане, обхватив ее за плечи:

– Прости, я так не считаю. Ты – мой мир, моя жизнь, без тебя этот свет кажется пресным и серым.

– Простите, – услышав чье-то покашливание, влюбленные обернулись. Возле беседки стоял Амбруаз. Виновато переминаясь с ноги на ногу, француз поклонился, грустно посмотрев на новоиспеченную сестру: – Я не хотел нарушать ваше уединение… Извините, если потревожил.

– Что он здесь делает? – недовольно буркнула молодая женщина, придержав Джамиля за локоть. Молодой человек ласково убрал нежные, тонкие пальчики возлюбленной:

– Как плохо ты отзываешься о брате. Мсье де Куапель – мой давний друг, и я решил, что вдвоем отправляться в такую поездку очень опасно. Он поедет с нами, – леди Бломфилд гневно отдернула руку, смерив принца таким взглядом, что у него по коже пробежал холодок:


– Ты мог бы хоть меня спросить. Джамиль, я не желаю с этим человеком ехать в Каир. Реликвия – это моя проблема, моя забота, и я не хочу, чтобы посторонние вмешивались в столь щепетильное дело.

– Это наше дело, Виви, поскольку мы – одно целое. Хочешь ты или нет, Амбруаз поедет с нами. Вскоре ты даже поблагодаришь меня за это. Хватит разборок. До рассвета мы должны покинуть Дамьетту. Вивиана, Амбруаз, надевайте плащи и ждите меня у черного входа. Я приведу лошадей, – принц направился к зубчатой решетке, ведущей в конюшню.

– Вы никогда не сможете мне доверять? Ведь так? – проговорил француз, застегивая у подбородка темное пальто. Вивиана, неловко поддавшись какому-то странному, родственному наваждению, улыбнулась:

– Мы ведь не чужие люди. И если больше не будет никаких интриг, я прощу вас, – тщательно спрятав волосы в капюшон и взяв маленький чемоданчик, наполненные нужными вещами и едой, девушка покинула сад, направляясь к лестнице, ведущей на нижние этажи. Молодая женщина едва запомнила череду коридоров и ступеней, по которым шла. Амбруаз, словно немая тень, шагал сзади девушки, а ладонь покоилась на рукояти кинжала. Француз поклялся защищать сестру ценою собственной жизни.

Наконец показался узкий проход, защищенный решеточной дверью. Вдыхая свежий, ночной воздух, дочь графа не заметила Джамиля и трех сильных лошадей, поводья которых принц сжимал в руке, затянутой перчаткой.

– Я уже заждался вас. Пора ехать, – девушка с наслаждением потрепала кобылку по гриве, припав лицо к ее сильной, мускулистой шее:

– Господи, это ведь моя сбежавшая лошадка. Как ты ее нашел?

– В ту ночь она сама прискакала к домику. Я подумал, что Птичка уже знает тебя и не подведет.

– Ее зовут Птичка?

– Да, я дал кобыле это имя из-за быстроты, подвластной только небесному созданию. Я поеду на Смелом, а тебе, Амбруаз, достанется конь по кличке Орел.

Трое всадников смело запрыгнули на коней, но впереди стояла непростая задача: проехать верхом через низкий тоннель, выходящий за пределы дворца. В каменном коридоре отсутствовал свет, а лошади могли испугаться темноты и запаниковать, привлекая ненужное внимание. Джамиль, успокаивающе поглаживая Смелого, обратился к своим соратникам:

– Я поеду впереди, несколько раз мне уже доводилось там бывать. Проход узкий, но кони пройдут. Самое опасное – это их громкое ржание и паника. По всему тоннеля висят железные колокольчики, ибо совсем недавно там находился рудник, правда, потом его опустошили, но колокольчики не сняли. Не дай Бог, конь зацепит хоть один, прибегут вооруженные люди шейха, охранявшие это место, словно святилище. Нужно быть очень аккуратными.

– Но дверь закреплена решетками, как их мы снимем? – вмешалась Вивиана, непонимающим взглядом скользя по крепким прутьям. Принц усмехнулся, и, спешившись, приложил ладонь к стене, после чего с силой надавил. Словно по велению волшебной палочки, решетки плавно поднялись, а дверь колыхалась из-за порывов ветра, будто призывая к себе всадников:

– Здесь спрятан секретный рычаг, но нужно немалое мастерство, дабы его отыскать. Ну что, друзья, поехали, – невесело вздохнул Джамиль, вновь запрыгнув на Смелого, который, только увидев беспросветную темноту, недовольно замотал гривой. Девушку передернуло при виде ужасающего тоннеля, из которого противно воняло сыростью, отходами и гнилью. Натянув поводья Птички, молодая женщина ждала, пока принц решится зайти в каменный коридор, лишь потом она последовала примеру наследника, пустив кобылу мирным шагом. Цепочку замыкал Амбруаз, едва державшийся в седле непокорного, озлобленного коня.

– Двери придется закрыть и опустить решетку, – слова араба прозвучали, словно приговор.

– Нет, Джамиль, прошу, не надо. Мы же совсем заблудимся в темноте, а если что-то пойдет не так? – запротестовала молодая женщина, чьи нервы были натянуты, как струна.

– Зачем мы вообще ввязались в это дело? Выехали бы через центральный ход, кто посмел бы остановить сына шейха, его любимицу и друга? – бурчал де Куапель, наблюдая, как Джамиль, не послушав Вивиану, нажимает внутренний рычаг. Испугавшись темноты и замкнутого пространства, кони заржали, застучав копытами. Несмотря на протест животных, всадники продолжили путь, аккуратно следуя за мусульманином.


Внезапно леди Бломфилд закашлялась от сырого воздуха и не заметила, как Птичка мордой уткнулась в стену, зацепив колокольчик. Раздался оголяющий звон, доносившийся изо всех сторон: – Нас заметили! Сюда скоро придут! – запаниковала девушка.

– Почему ты не сказал, что эти дьявольские вещи соединены, и если сработает один, его примеру последуют все?! – вскликнул Амбруаз, перекрикивая уже приближающиеся крики и топот ног.

– Не хотел расстраивать, но мы почти преодолели тоннель! Скоро выход! Вперед!

Подобно обезумевшим зверям, всадники рысью помчались по каменному коридору, подгоняемые ветром и свежестью, что шли от уже близкого выхода. Наконец в щели показался долгожданный кусочек звездного неба. Тяжело дыша, путники остановились, оказавшись за пределами ужасающего тоннеля.

Убрав холодной рукой локоны, прилипшие ко лбу, леди Бломфилд натянула поводья, повернувшись к мужчинам: – Куда теперь?

– От Дамьетты до Каира достаточно большое расстояние. Чтобы преодолеть его, понадобиться немало сил. Поедем через степь, так быстрее. Переночуем там, а к утру вновь отправимся в путь. До заката следующего дня мы покинем этот город. Через несколько дней прибудем в столицу. Вивиана, ты выдержишь? Нагрузка будет очень большая, спать придется на холодной земле под открытым небом, есть один раз в день, ехать ночью.

Девушка улыбнулась, похлопав Птичку по могучей шее: – Я и не такое терпела. Все будет хорошо. Вперед! – трое друзей бросились в путь, навстречу свободе, счастью и спокойствию, навстречу разгадке!


* * * | Вивиана. Наперекор судьбе | * * *