home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Пустыня Сахара


Тит все еще спал, касаясь ее плечом, когда Фэрфакс проснулась в поту.

Внутри присыпанной песком палатки царили полумрак и духота. Фэрфакс призвала воду, вдоволь напилась и наполнила бурдюки. Затем села, зажгла магический свет и сосредоточилась на больном. Он спал на животе без туники. Она со свистом втянула воздух, увидев повязку на спине Тита: одно дело, если бы та оказалась ярко-красной, но кровь смешивалась с похожей на чернила темной жижей – жутковатое зрелище.

– Просто яд выходит из организма, – сонно пробормотал Тит. – Я принял все противоядия из твоей сумки.

Фэрфакс сняла и уничтожила старую повязку.

– Что это вообще было?

– Какой-то яд, но я не чувствую, куда именно меня укусили.

– Я тоже не вижу следов укуса. – Она протянула ему несколько гранул обезболивающего. – На вид кожу словно облили кислотой или чем-то в этом роде.

– Но это вещество органического происхождения, потому что противоядия сработали.

Фэрфакс покачала головой:

– Поражен такой большой участок спины, словно кто-то вылил на тебя ведро яда.

И все же Тит прошел полымя его знает сколько верст по пустыне, таща ее за собой.

Она очистила рану, нанесла обезболивающую мазь и целительный бальзам.

– Знаешь, что мне это напоминает? Читал когда-нибудь историю о Бездне Бриги?

– Да.

– Помнишь жижезмеев, которые охраняют вход в Бездну? Мерзких огромных созданий? Говорят, они плюются фонтанами черной жижи, способной растворить мага, оставив лишь волосы и зубы.

– Но жижезмеев не существует.

– Вот зачем ты разрушаешь прекрасную гипотезу скучными фактами?

Уголки его губ приподнялись, и Фэрфакс сбилась с мысли. Она смотрела на профиль Тита дольше, чем следовало, пока не вспомнила, что должна заниматься делом.

– Ты давно проснулась?

Она достала еще две склянки.

– Минут пять назад. Я наполнила бурдюки водой.

– Голос наконец-то звучит бодро.

– Меня слегка клонит в сон, но не думаю, что через минуту захраплю.

Тит зашипел, когда ему на спину полилось содержимое первой склянки.

– Это хорошо. Я чуть не оглох от твоего храпа.

– Ха! – Фэрфакс наклонила над ним второй пузырек и принялась аккуратно отсчитывать капли. – Кстати о важных персонах: властителя Державы ведь тоже зовут Титом? Имя не такое уж распространенное.[11]

Он на секунду задумался:

– Среди сихаров[12] оно довольно часто встречается.

Это застало ее врасплох, но прозвучало логично: сихары славились своими знаниями и умениями в магии крови.

– Думаешь, ты сихар?[13]

– Не имею ни малейшего понятия. Мне просто не хотелось бы оказаться одним из тех бедняг, что теряют память и решают, будто бы являются правителями каких-то стран. – Тит нахмурился. – С другой стороны, позавчера ночью я выпустил два сигнальных огня. Огромных фениксов. А феникс – символ дома Элберона.

Фэрфакс убрала снадобья и вновь перевязала ему спину.

– Может, ты был мальчиком на конюшне в одном из замков принца, где и полюбил фениксов. Устав с утра до ночи разгребать навоз, ты отправился в путешествие, которое привело тебя за океан. Ты убивал драконов, встречался с красавицами, выслушивал похвалы твоей отваге и благородству…

– И закончил едва ли не калекой в пустыне?

– В каждой сказке должен присутствовать такой жуткий эпизод, иначе их было бы неинтересно читать и слушать.

Тит выдохнул:

– Думаю, с меня хватит приключений. За последние тридцать шесть часов мне как минимум трижды казалось, что я вот-вот скончаюсь от испуга. Готов попросить его высочество вновь взять меня в услужение, чтобы в тишине и покое разгребать навоз до конца моих дней.

– Мне по душе честолюбцы, – усмехнулась Фэрфакс.

Он снова улыбнулся, чем опять ее отвлек.

– Стоит признать, – сказал Тит, – в пустыне потрясающее небо. Я бы с удовольствием полюбовался им без наступающей мне на пятки Атлантиды. Костер, кружка с чем-нибудь горячим и целый космос для любования.

– Честолюбец, да еще вдобавок с простыми вкусами.

– А что бы делала ты, не гоняйся за нами по Сахаре Атлантида?

Фэрфакс призадумалась:

– Может, ты надо мной посмеешься, но если бы над нами не маячила тень Атлантиды, я бы гадала, не сильно ли отстала от учебы, путешествуя по Сахаре в середине семестра.

Он рассмеялся.

– Ну и смейся на здоровье. Не собираюсь извиняться за свое желание хорошо учиться.

– И не надо. Кроме того, готов поспорить, что именно это твой кавалер в тебе обожает.

Она села на пятки.

– Откуда ты о нем узнал?

– По скрытой надписи на лямке твоей сумки.

Фэрфакс тут же схватила сумку:

Revela omnia.

На ткани проступили слова:

«В ночь твоего рождения случился звездопад. В день нашей встречи ударила молния. Ты мое прошлое, настоящее и будущее. Моя надежда, моя молитва, моя судьба».

Ее защитник.

– Парень с ума по тебе сходит, – заметил Тит.

Фэрфакс вновь перевела на него глаза: он лежал грязный, усталый, с потрескавшимися от обезвоживания губами. Ее собственный рот находился в гораздо лучшей форме – Тит заботился о ней больше, чем о самом себе.

– Кто его знает, а вдруг он – это ты, – произнесла она, накладывая на его спину еще один слой повязки.

Тит пошевелился:

– Вряд ли я бы написал нечто подобное. Прости, но я бы запретил законом предложения вроде: «В день нашей встречи ударила молния».

Взмахнув рукой, Фэрфакс вытряхнула из его волос песок. Еще несколько очищающих заклинаний, и на нем не осталось почти ни единого пятнышка.

– Возможно, ты был слишком занят, собирая вещи, чтобы уделить больше внимания словам.

– Мы, бывшие чистильщики навоза в конюшнях, умеем одновременно собираться и выдавать бессмертные строки.

Магический свет озарил несколько точек на его плечах: россыпь веснушек, которых Фэрфакс прежде не замечала. Они смотрелись весьма привлекательно на сильной мускулистой фигуре, словно созвездие, манящее провести кончиком пальца от звезды до звезды и к следующей…

Тит дернулся, и Фэрфакс вынырнула из грез, осознав, что на самом деле его коснулась.

– У тебя кожа слегка липкая, – быстро сказала она, хотя ничего подобного и близко не было. – Одними заклинаниями пот не смыть. Дай-ка я тебя помою, освежишься.

– Наверное, это слишком много возни. Тебе нужно отдыхать.

– Да я и так несколько дней в буквальном смысле продрыхла.

Большая капля воды шустро взмыла вверх – Фэрфакс явно волновалась. Да что с ней такое? Надо было воспользоваться предложением отдохнуть и оставить Тита в покое. Но остановиться не получалось.

Она намочила ему волосы, нашла в сумке брусок мыла и взбила густую пену. Массируя голову, промыла каждую прядь. Призвала еще больше воды, чтобы смыть пену, а то, что стекала вниз, еще одним заклинанием выслала из палатки в ближайший бархан.

Закончив, Фэрфакс магией высосала влагу из волос Тита и смахнула ее прочь. Затем кончиками пальцев погладила его по голове, проверяя, высохла она или нет.

А теперь нужно отстраниться и сказать: «Готово».

Но рука против воли скользнула на его затылок, и пальцы будто сами по себе растопырились там, где плечо переходило в шею.

Тит со свистом вдохнул.

Фэрфакс открыла рот, чтобы сказать, мол, это все понарошку и им привиделась одна и та же галлюцинация. Но теплая кожа под пальцами была настоящей. И, что любопытно, становилась прохладнее по мере продвижения ее ладони от плеча до локтя.

Внезапно Тит встал на колени лицом к ней, и они посмотрели друг на друга. Фэрфакс впервые заметила, что у него серо-голубые глаза. Цвета бездонного океана.

Она любила своего абстрактного защитника, но знала только этого юношу, который давал ей больше воды, чем пил сам. Фэрфакс провела пальцем по его щеке, и Тит поймал ее руку. Она затаила дыхание, не зная, оттолкнет он ее или прижмется губами к ладони.

Но тут раздался сотрясший землю рев.


Глава 16 | Гибельное море | Глава 18







Loading...