home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 29

Пустыня Сахара


Их новый приятель мчался невероятно быстро. Титу с трудом удавалось не отставать от него больше чем на корпус. И в то время как Тит наклонил свой ковер примерно на десять градусов, завернув перед вниз, ковер другого юноши летел с уклоном минимум в тридцать градусов, с двумя складками, так что в профиль выглядел как вытянутая буква Z задом наперед.

Дракона легко послать куда угодно, но ковром-самолетом приходится управлять с помощью распределения веса. Неопытный наездник может войти в штопор, просто попытавшись оглянуться. Однако ведущий их спокойно развернулся назад и, одной рукой держа ковер по курсу, другой посылал заклинания.

Заклинания дальнего действия – до ближайших преследователей все еще оставалась не одна верста – и невероятной точности. Потрясающий снайпер.

Тит обернулся к Фэрфакс, все еще таращившейся на неожиданно явившегося спасителя, и спросил:

– Может, он и есть твой кавалер?

Она прищурилась:

– Вряд ли. Раз уж спускался со своего ковра, чтобы достать наш, мог меня поцеловать. А он только закинул меня на ковер, как мешок картошки.

– Но что, если это он?

– Хм. – В ее голосе зазвучало лукавство. – Ты что, просишь меня выбрать одного из вас прямо сейчас?

– Сейчас ты, конечно, выберешь меня. Но что будет потом, когда ты вспомнишь?

Титу не хотелось признаваться, насколько это его беспокоит.

– Фэрфакс, можешь что-нибудь сделать с бронированными колесницами? – прокричал обсуждаемый субъект. – Они нас нагоняют.

– Ладно, попробую! – ответила она. А потом прошептала Титу в ухо: – Сомневаюсь, что ему известно, что я девушка. Или его это ни капли не волнует.

С замечанием Тит вынужден был согласиться. И порадовался этому.

– Держи ковер ровно, – попросила Фэрфакс и села боком. Но через минуту-другую легла обратно. – Я не могу сбить их с курса. Хочу попробовать по-другому. Держитесь крепко!

Последние два слова она прокричала, чтобы услышал и юноша впереди. Через секунду Тита чуть не сдул попутный ветер. Оба ковра ускорились, словно выпущенные из ракетницы, а сзади в ночной темноте стеной поднялся песок, закрывая их от глаз атлантов.

Вскоре незнакомец просигналил, что нужно снижаться:

– Мой ковер почти на пределе дальности.

Ковры-самолеты приходится приземлять до того, как они достигнут своего предела, иначе они просто камнем падают вниз. А потом выжидать какое-то время, прежде чем снова можно будет полететь.

– Хочешь попить? – спросила Фэрфакс. Вызванная ею сфера воды едва заметно поблескивала в свете звезд.

Юноша протянул бурдюк:

– Да, спасибо.

– Дать тебе еды или покрывало для тепла? – Тит обнял Фэрфакс за плечи.

Если парень – ее поклонник, пусть или заявит о своих правах на нее, или откажется от них навсегда.

Но юноша посмотрел на них без ревности или недовольства, а скорее с удивлением:

– Нет, спасибо. Эта одежда хорошо защищает в пустыне, и ничего, кроме воды, мне не нужно.

Какое-то время все молчали. Тит только собирался сказать парню, что они понятия не имеют, кто он такой, когда тот снова заговорил:

– Подвеска сначала стала такой холодной, что невозможно было держать ее на теле. И поскольку я не искал вас специально, а собирался просто встретиться с братом, то особо ее не проверял. Представь себе мое удивление, когда около полудня я коснулся ее и обнаружил, что она почти теплая. У меня при себе был блокнот для переписки, и я связался с братом и... с его невестой. Они немедленно ответили, что несколько ночей назад в пустыне видели сигнальных фениксов, и разведчики вас уже ищут. А всего через несколько часов вы явились в оазис на песчаной виверне.

У Тита упала челюсть.

– Те караванщики были магами?

– Совершенно верно.

– Но один упал в обморок, а двое схватились за ружья при виде дракона!

– Как минимум одному притворяться бесчувственным при виде магов – хорошее правило. И я всегда думал, что ружья – это гениально, потому как тех, у кого в руках обычное оружие, естественно счесть немагами.

– Надо будет запомнить, – пробормотала Фэрфакс.

– Мало того, что караванщики – маги, так и сам оазис – это переместитель, – с гордостью продолжил юноша. – Мы построили три таких. Атлантида не обращает большого внимания на толпу немагов и их верблюдов у грязной лужи, что позволяет нашим разведчикам почти беспрепятственно передвигаться по пустыне. Словом, разведчики узнали тебя и Фэрфакс и доложили. Решено было всеми средствами не дать Атлантиде вас поймать. Вот почему, когда повстанцы увидели, что в пустыню вылетела большая группа драконов и бронированных колесниц, они напали на базу, вынуждая атлантов вернуться и защищать свой штаб.

– Почему твои друзья решили использовать зачарованные копья? – спросила Фэрфакс.

– Что?

Она обернулась к Титу:

– Мне показалось, ты сказал, что нам помогли с помощью зачарованных копий.

– Нам пришлось использовать немало нестандартных методов, но до такого дело не дошло, – заметил юноша. – Мы еще не настолько отчаялись.

– Атланты, которые нас почти нагнали, не собирались возвращаться на базу. Им скомандовали поймать нас, и они собирались выполнять приказ, если его не отменят, – объяснил Тит. – Не знаю, чем бы дело кончилось, если бы не явилась плотная туча заговоренных копий, которая заставила их отступить.

– Странно. Я не слышал, чтобы кто-то из повстанцев использовал древнее оружие. Можешь рассказать о них поподробнее, принц?

Фэрфакс как раз собиралась снова наполнить бурдюк нового знакомого. Поток воды пролетел мимо горлышка и плюхнулся на песок.

Титу показалось, будто земля под ногами качнулась.

– Ты назвал меня принцем?

Юноша, казалось, смутился:

– Мои извинения, ваше высочество. В школе мы не следовали протоколу, но впредь буду обращаться к вам со всем почтением, положенным правителю Державы.

«Правителю Державы».

Тит схватился за руку Фэрфакс, не уверенный, что правильно понял. И хочет ли понимать.

Юноша оглядел горизонт:

– Ночной патруль с базы, прекрасно. Они могут меня подвезти, не придется ждать, пока отдохнет ковер.

– Ты уверен, что им можно доверять? – уточнила Фэрфакс.

Он сложил свой ковер, плотно скатал его и засунул в заплечную сумку:

– Они родственники Амары, так что да, я вполне уверен, что это не атланты, притворяющиеся повстанцами.

Едва патруль приземлился, юноша представил двух девушек как Ишану и Шулини. Когда очередь дошла до Фэрфакс, он спросил:

– Тебя как называть – Фэрфакс или настоящим именем?

Чуть помедлив, она ответила:

– Настоящим.

– Иоланта Сибурн, – представили ее.

Иоланта Сибурн – хорошее имя, сильное, но, похоже, не вызвавшее никаких воспоминаний у них обоих. Фэрфакс взяла Тита за руку явно с чувством облегчения. К которому, вероятно, примешивалась капелька разочарования – кто она, до конца так и не выяснилось.

– Приятно познакомиться, – кивнул Тит патрульным.

Они почтительно склонили головы.

– Рады снова видеть, ваше высочество, – сказала Ишана. И добавила, обращаясь уже к Фэрфакс: – Вас мы тоже видели, но вы спали верхом на песчаной виверне.

Тит удивился:

– Вы были в оазисе?

Девушки тихо рассмеялись.

– Именно мы схватились за ружья. В мужской одежде немагов мы вызываем гораздо меньше подозрений, – объяснила Шулини.

Через пятнадцать секунд они были уже в воздухе. Ковер, несший троих повстанцев, оказался, если это вообще возможно, еще быстрее ковра юноши. Но на сей раз Тит и не пытался угнаться за ними, наоборот, специально немного отстал. Фэрфакс не возражала; они держались за руки.

Верста пролетала за верстой, холодный воздух ночной пустыни обжигал лицо, но Тит был почти рад отупляющей боли – она позволяла отвлечься.

– Не хочу быть правителем Державы, – произнес он наконец. Принцам Державы и в лучшие времена не позавидуешь, но быть правителем, который скрывается от Атлантиды – совершенно невыносимо. – Можно как-нибудь сделать так, чтобы я стал его конюхом?

– Надо попробовать. – Фэрфакс сжала его ладонь. – Мне правда нравятся конюхи, особенно когда они пахнут навозом, который весь день сгребали.

Тит полуплакал, полусмеялся:

– Не знаю, чего мне хотелось бы меньше, чем отвечать за целую страну.

– Если ты позаботишься о ней хотя бы вполовину так хорошо, как заботился обо мне, и с тобой, и с Державой все будет в порядке.

– Думаешь?

– Да, уверена. Уже не говоря о том, что есть как минимум одна девушка, готовая целовать тебя, даже если бы ты не был принцем – разве не это волнует всех принцев?

– Я испытал ужасное потрясение, – протянул Тит. – Потребуются сотни поцелуев, чтобы его пережить.

– Я собиралась попридержать поцелуи, пока не увижу несказанно плохие стихи выбитыми на пятидесятитонной глыбе. Но исключительные обстоятельства требуют исключительных мер, поэтому один можешь получить прямо сейчас.

Титу, хоть и с большим трудом, удалось не послать ковер в штопор.

– Лучше?

– Еще один, и я, возможно, даже выживу.

Но еще одного им не выпало. Ишана прокричала с ковра впереди:

– Ваше высочество, база уже близко. Пора снижаться. Пожалуйста, следуйте вплотную за нами.


Глава 28 | Гибельное море | Глава 30







Loading...