home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Калью Рыым хорошо справлялся со своими обязанностями инженера на местном узле связи, к Новому году его даже отметили денежной премией. Это было кстати, потому что энтээсовских денег на радиоприемник не хватило. Вот и вышло, что хорошую «машину» вскладчину «подарили» ему франкфуртские антисоветчики-«солидаристы» и администрация советского учреждения. Чего только в жизни не случается!..

Новый приемник работал отлично, на всех волнах звучание было устойчиво, и Калью поймал себя на мысли, что рад покупке, готов возиться с нею все свободное время. Куда денешься — радист судов дальнего плавания, моряк. И море уже начинало ему сниться. Это ведь как болезнь — любовь к морю, и как себя ни убеждай, что на суше, рядом с семьей, лучше, а душа хочет штормов и соленых брызг… Да еще сын, Таанель, названный так в честь погибшего на войне деда по материнской линии, часто приставал с расспросами о дальних странах и островах…

Устойчивая связь Калью с зарубежным антисоветским центром в начале 1964 года стала интенсивнее. В тайнописных посланиях, да и по радио, «солидаристы» напоминали Гуннару-Георгу об организации саботажа и антиправительственных манифестаций, стали сообщать адреса и характеристики лиц для привлечения к антисоветской деятельности или пересылки им материалов по внутрисоюзной почте. И непременно всюду, где можно, рассказывать об НТС, о его целях — так, чтобы все узнали о существовании этой организации.

западных спецслужб, что не зря на этих антисоветчиков тратятся. Вон как широко они действуют!..

И он был прав.

По сообщенным Калью адресам, конечно, прошли чекисты — и в Эстонии, и в Харькове, и в Москве, и в других городах страны. Чаще всего по этим адресам обнаруживались честные советские люди. «Какая подлость!» — возмущался капитан Мялк.

И Калью, и капитан Мялк спрашивали себя: кто из иностранцев опускает тайнописные сообщения «солидаристов» для Калью на территории СССР? Туристы? Специально засланные агенты?

Как бы то ни было, но Калью стал регулярно слать по заграничным адресам пространные письма ни о чем (о погоде, например) своему «другу» Евгению Мишкину с тайнописными отчетами о проделанной работе — распространении листовок, пущенных в народе слухах, о трудностях своей «работы» в Эстонии, где у чекистов «ушки на макушке», да и много стало коммунистов, и комсомольцев, падких на разоблачения, думающих иначе, чем они.

В одном из писем «солидаристы» спрашивали Калью о присутствии военных в Таллинне и других местах Эстонии, имеет ли он доступ к интересной информации. Но почему-то быстро передумали.

Когда энтээсовцы узнали, что Калью купил новый радиоприемник, они прислали уточненную схему связи с использованием шифровальной таблицы.

До февраля 1964 года Калью (Георг) успел отправить «солидаристам» семь тайнописных сообщений, содержащих немалую долю дезинформации. Калью догадывался, что «дезу» готовит для него не сам капитан, значит, это очень важно.

В феврале «Свободная Россия» преподнесла уж совсем интересную для чекистов «новость»:

«Центр — Гуннару. На днях с тобой свяжется друг Эугения…»

Капитан Мялк даже встал. И решил, что эту «новость» должны немедленно узнать в Таллинне.

В маленьком городке, где проживал с семьей Калью Рыым, подготовились к встрече «друга Эугения». Только не спугнуть, взять с поличным! Калью заволновался — как-то все будет. И сам себя успокоил: «Ну так что? Сделаем. Отлично будет!»

Втайне он мечтал, чтоб с задержанием представителя НТС закончились и его связи с этими подонками, окопавшимися в ФРГ. Но друг Евгения Мишкина так и не появился — возможно, чем-то действительно спугнули, а в новом тайнописном сообщении «солидаристов», полученном Калью вскоре, содержалась просьба найти знакомого моряка загранплаваний и через него отправлять им письма. Указывался западногерманский адрес.

Очень обеспокоили энтээсовцев внешнеполитические шаги Советского правительства, начавшего диалог с ведущими западными странами.

«США пробуют договориться с Хрущевым, — писали они Гуннару-Георгу, — потому что поверили, будто можно избежать атомной войны, если не вмешиваться во внутренние дела СССР. Судьба народов СССР Америку не интересует… Если твой моряк эстонец, объясни ему, что американцы для освобождения Эстонии ничего не сделают…»

В общем, намекали, что только в тесной связи с НТС эстонцы могут рассчитывать на будущее освобождение от коммунистического ига. Кто хочет помочь в ниспровержении Советов, должен объединить усилия с «солидаристами» и не очень-то надеяться на дядю Сэма и его друзей.

Это что-то новое! Видимо, после внешнеполитических акций Москвы начал высыхать ручеек с американскими долларами и западногерманскими марками, щедро питавший антисоветчиков-эмигрантов в предыдущие годы. Отчего же еще такой заупокойный тон?..

Но, несмотря на перемены в умонастроениях деятелей Франкфуртского центра НТС, они не утрачивали связей с западными разведками и не зря ведь хотели продемонстрировать перед ними массовый характер энтээсовских акций на территории Советского Союза, поэтому деятельность таких агентов, как Гуннар-Георг, для них становилась жизненно необходимой.

Не дождавшись прибытия «друга» Евгения Мишкина, чекисты составили для Калью листовку — призыв к эстонцам действовать совместно с Народно-трудовым союзом российской эмиграции — и отправили для сведения «революционному штабу» во Франкфурте-на-Майне. Текст ее, видимо, «солидаристы» одобрили и порадовались, что Гуннар-Георг проявляет инициативу, но не удержались от соблазна еще «подхлестнуть» агента. В шифрованной радиограмме в марте 1964 года они предлагают ему «для развития успеха» все-таки создать группу. И хорошо бы найти курьера из знакомых Гуннару-Георгу моряков, которые могли бы в иностранных портах опускать в почтовые ящики письменные сообщения агента центру и забирать для него посылки с антисоветской литературой.

В апреле Калью сообщил в НТС, что у него есть хорошо знакомый ему моряк загранплаваний, зовут его Койт, работает на европейских и африканских линиях. Если шефы согласны, то он готов установить контакт с Койтом. Конечно, для этого придется съездить в Таллинн. Там тоже есть один старый друг, которому можно довериться. А еще он знает, что в Швецию выезжает в командировку представитель управления Эстонского пароходства…

Похоже, перспективы заиметь моряка-курьера и базу в Таллинне очень заинтересовали «солидаристов» из Франкфуртского центра НТС. Не осталось без внимания и упоминание об отъезде в Швецию представителя пароходства. В мае радиостанция «Свободная Россия» передала для Гуннара шифрограмму:

«Сообщи данные человека, выезжающего в заграничную командировку».

Через месяц:

«Привлекай к работе друга, который живет в Таллинне…»

А вскоре вообще посоветовали продумать вопрос о переезде в столицу республики на постоянное место жительства — видимо, удаленность Калью от крупных центров мешала «солидаристам» использовать его более эффективно. Даже обещали Гуннару-Георгу компенсировать переезд — прислать 200 рублей и в дальнейшем выплачивать по 120 рублей в месяц, пока он не устроится на работу.

Калью хотелось рассказать об этих предложениях жене, ведь теперь она в курсе его дел — в общих чертах, конечно, — но воздержался: предыдущие годы связи с закордонным центром антисоветчиков приучили его к полному молчанию обо всем, что касается этой стороны его жизни. Все-таки Эстер — женщина. Любимая, преданная, умная, но зачем ей знать лишнее!..

Капитан Аугуст Мялк оставался единственным человеком, с которым можно было обговорить все.

В июле в ФРГ пошло тайнописное сообщение:

«В Швецию выехал инженер С., примерно пятидесяти лет, принимает русские корабли в Гетеборге. Высказывал недовольство. Его брат был в немецком плену, живет где-то на севере…»

Насчет брата и «недовольства» было дезинформацией, энтээсовцы за нее ухватились, но что-то им помешало установить с эстонским инженером контакт, никто к нему на территории Швеции из агентуры «солидаристов» не подошел.

Зато в Ленинграде было опущено письмо для Калью, в котором содержались новые адреса — по ним Калью Рыым должен отправлять антисоветские листовки — и текст листовки для эстонцев, который начинался словами:

«За независимую Эстонию и демократическую Россию!»

Листовка была оформлена как издание энтээсовской газеты «Посев». Рядом с названием стояло:

«№ 1. Орган связи НТС. Таллинн, весна 1966 г.».

В приложенном письме требовали:

«Скажи своему моряку (имелся в виду Койт), что хочешь восстановить свои коммерческие связи на Западе. И сообщи адрес твоего надежного друга в Таллинне».

Содержалась просьба еще раз подумать о переезде в столицу из южноэстонского городка.

Устоявшаяся жизнь Калью с семьей в обновленном отцовском доме оказалась под угрозой.


предыдущая глава | Агент зарубежного центра | cледующая глава