home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Вольдемар Хольм в этот раз не спешил, обдумывая предстоящий разговор с «шефом». Над столицей Шведского королевства по-весеннему сияло солнце, улицы казались умытыми, словно перед праздником, в скверах и парках гомонили и щебетали птицы. А на душе моряка стал нарастать холодок. Показалось, что за ним следят: на перекрестке двух маленьких улочек следовавший за ним молодой парень перемигнулся со встречным юрким мужчиной, тот повернул за Волли, соблюдая некоторое расстояние, а парень исчез. Хоть и говорит Киппар, что в шведской контрразведке ему мешать не станут, но где гарантии?

Сегодня Вольдемар Хольм сообщит председателю «Центра помощи» пренеприятную новость. Давно мечтал Киппар снабдить «друзей» в Таллинне, Тарту и Пярну современной видео-, фото- и киноаппаратурой, и моряк кое-что успел переправить в Эстонию, хотел по частям переправить даже множительный аппарат — этакую мини-типографию, но пока не получилось. Не повезло с последней посылкой видеотехники — пропала из камеры хранения на вокзале. Как «пропала», это другой разговор…

«Шеф» сидел за уютным столиком в простенке между двумя окнами. Волли сразу увидел его.

Весть о пропаже дорогостоящей посылки старый эмигрант воспринял спокойно.

— Что ж делать? — сказал он просто. — Придется организовать новую. Не переживай.

— А если посылку перехватили парни из КГБ? — с хорошо сыгранным волнением произнес Волли. — Если они через посылку выйдут на меня?

Антс Киппар задумался. Спросил тихо:

— Могут выйти?

— Надеюсь на лучшее, но — могут.

— Откажись. Знать не знаешь! Чем они докажут?

Волли сделал вид, что успокоился. Между прочим сказал:

— На судне парторг предлагает мне вступить в партию…

— В коммунисты? — сверкнул глазами «шеф», но тут же потушил огонь во взгляде. — Парторг предлагает?

— Парторг…

— Знаешь что… Вступай! Это же будет нам на пользу! Значит, они доверяют тебе! Вступай!..

Его развеселила мысль о том, как будут расстроены и рассержены парторг и все другие коммунисты судна, если узнают, кто посоветовал моряку Хольму вступить в Коммунистическую партию. Он смеялся, смеялся от души…

Волли вспомнил добродушное лицо майора Пыльда, о которым он советовался о предстоящем разговоре с Киппаром. Яак Пыльд и Волли именно на подобную реакцию противника и рассчитывали. Вольдемар Хольм действительно был принят в кандидаты, а потом и в члены КПСС, только произойдет это несколько позднее. А вышло-то так, что он, внук большевика с 1906 года и сын бывшего партийного работника, получил «разрешение» на вступление в партию от ярого врага коммунизма и советской власти.

Киппар рассказал Боксеру о предстоящих «Балтийском трибунале», который откроется скоро в Копенгагене, и о «Круизе свободы» по Балтийскому морю эмигрантов из Советской Прибалтики с заходом в Хельсинки в десятую годовщину подписания Заключительного акта тридцати трех европейских стран, США и Канады, Документа, закрепившего нерушимость послевоенных государственных границ в Европе. Но именно этот пункт Хельсинкских соглашений не признают реваншисты, реакционные организации эмигрантов из Прибалтики…

Хольм получил от Киппара мини-кассету с записью его пространного обращения к «друзьям» по этому поводу.

— А посылочку с видеоаппаратурой мы организуем новую! — сказал «шеф» успокоительно. — Пеаме васту! («Будем стойкими!»).

Яак Пыльд встретил Вольдемара Хольма в условленном месте. А через час в кабинете полковника Сельямаа уже звучал четкий, энергичный голос Киппара:

«Уважаемые друзья! Пользуясь случаем, хотел бы осветить некоторые актуальные вопросы, но прежде всего остановимся на проблеме, затрагивающей политзаключенных. В связи с трибуналом в Копенгагене и «Балтийским круизом свободы» мы подготавливаем материал для передачи журналистам свободного мира и заинтересованным международным организациям…»

Полковник Сельямаа слушал без улыбки. Сын эстонского крестьянина, бывший комсомольский работник, он прошел хорошую школу чекистской работы, отлично знал приемы идеологического противника и помнил о том, какой вред могла бы нанести нашему обществу деятельность заморского подстрекателя, если бы ее результаты ае уходила в песок. Он по достоинству ценил то, что делал для Родины обыкновенный советский человек — Вольдемар Хольм, ценил его ум и находчивость, старался уберечь от лишнего риска. Но как убережешь, когда моряк сходит на берег в чужой стране, где свили гнезда антисоветчики всяких мастей и калибров!..

— Значит, показалось, что за ним наблюдали? — переспросил полковник майора Пыльда.

— Стопроцентной уверенности нет, но похоже.

— Обещал новую посылку приготовить?

— Обещал.

— Придется на этот раз вручить адресату. Надо, чтоб наш человек остался у Киппара вне подозрений. А о предстоящем «Круизе свободы» по Балтике подумаем.

Думали уже в кабинете генерала Поронина, который постоянно интересовался ходом операции «Бриз», действиями противника и нашими ответными мерами.

Еще раз прослушали послание Антса Киппара «друзьям», В нем расписывалась программа «трибунала» в Копенгагене, который должен доказать нарушение прав человека в Советской Прибалтике, и сценарий «Круиза свободы». Далее Киппар говорил о сборе нужных сведений:

«Теперь я приступил бы к другим вопросам, где необходима ваша помощь для получения определенных данных…»

Собравшиеся в кабинете генерала Поронина внимательно слушают, какие шпионские задания дает Киппар своим сообщникам в Эстонии.

— Все поняли? — спросил генерал, когда магнитофон щелкнул — кассета кончилась.

Полковник Сельямаа, его заместитель подполковник Петков, майор Пыльд и другие чекисты-оперативники обратили взоры на генерала: знали, сейчас последуют выводы из прослушанного задания службам. Так и было. Программа действий была изложена четко, хотя и негромким поронинским голосом. К тому же на этом этапе разрешалось вносить свои соображения, даже спорить.

Были приняты меры против утечки секретных сведений и по дезинформации противника.

В советской печати появились статьи о предстоящем провокационном шоу. Рассказывалось о затее с «международным трибуналом», о том, как в одном из отелей датской столицы «судьи» заслушивали «показания» бывших фашистских прислужников, карателей, уголовных преступников о нарушении прав человека в Прибалтике, о тяжелом положении эстонцев, латышей, литовцев в составе Советского государства. Было показано, кто есть кто.

Участники «трибунала» в сопровождении толпы эмигрантской молодежи переправились в Стокгольм, где их ждало заранее зафрахтованное шведское судно «Балтик стар». «Круиз свободы» проходил вдоль советских берегов Балтийского моря. В одной из кают обитал председатель «Центра помощи политзаключенным Эстонии» Антс Киппар. Но что-то не ладилось в рейсе с самого начала. Не встречали эмигрантский сброд из Литвы, Латвии, Эстонии многотысячные колонны в Хельсинки, хотя утро 28 июля в финской столице выдалось солнечным и теплым. Даже причалили черт-те где — на задворках судостроительной верфи Вяртсиля, куда пришла небольшая группа людей. Участники круиза сходили в парк Ванханкиркон — возложили цветы к памятнику финским белогвардейцам, погибшим в 1919 году в боях на эстонской территории, но Антс Киппар, разочарованный происходящим, даже не сошел с судна на берег.

— Я всегда говорил, что финны не хотят нас поддержать, они играют в дружбу с Советами! — со злобой говорил он случайному собеседнику, а потом повторил все это Боксеру. — Модные гостиницы понастроили в Таллинне, современный морской порт для большевиков сооружают, совместные предприятия открывают… Никакой солидарности с нашей борьбой! Продались русским! Попросили раз переслать фотосборник «Дополнений» — и то отказались, не хотят нам помогать!..

Пока старый антисоветчик бесился в своей комфортабельной каюте, вернулись на судно «делегации». После обеда «Балтик стар» отчалил из Хельсинки. Не успел увидеть Киппар маленькую информацию в вышедшей на другой день финской газете «Кансан уутисет» под издевательским для него заголовком: «Антисоветский марш не тронул сердца хельсинкцев».


предыдущая глава | Агент зарубежного центра | cледующая глава