home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 10

Готовя вечером ужин на кухне, Роза пребывала в состоянии эйфории. Майкл обещал помочь. Скоро она уедет в Сан-Франциско. Хотя придется подождать недельку-другую. Больше не придется бояться ни отца, ни брата. Никто не заставит ее выйти замуж за человека, подобного Сумасшедшему Джеку. Она будет свободна.

И эту свободу подарил Майкл.

Роза и не догадывалась, что улыбается, пока не поймала недоуменный взгляд матери. Девушка лишь передернула плечами, продолжая резать морковку. Не хотелось портить великолепные мысли разговором.

Такого прекрасного человека, как Майкл, она еще не встречала. Наверное, даже отец Ларк не согласился бы помочь ей, хотя всегда относился к подруге дочери по-доброму.

Хотя Вилли Райдер насильно увез Ларк лишь потому, что возненавидел человека, которого та любила. Вряд ли он согласился бы вступиться за Розу.

А вот Майкл встал на ее защиту и сделал больше, чем просто одолжил деньги. Он обещал позаботиться о работе и доме.

Да, мистер Рафферти хороший… и очень симпатичный.

«Ты переменишь мнение, как только тебя поцелуют».

Рука машинально чистила морковку, а глаза смотрели в пустоту, когда слова подруги всплыли в памяти.

Поцелуй с Майклом Рафферти… Роза представила себя в центре гостиной. Майкла, обнимающего ее за плечи, притягивающего к себе и опускающего голову. Ей придется стать на цыпочки, а ему низко склониться. Он такой высокий.

Либо Ларк сумасшедшая, либо поцелуй нечто невероятное.

Но прежде чем представить губы Майкла, Роза встрепенулась и принялась яростно шинковать морковку. Подруге позволено предаваться глупым фантазиям, а ей не стоит. Роза отлично понимала, что в жизни прекрасных рыцарей не существует. Они не бросаются спасать прекрасных дам. Мужчина, несмотря на все благородные поступки, всегда остается самим собой. Он обладает верховной властью и юридическим правом заставить жену или дочь поступать так, как ему вздумается. Сбежав от тяжелой руки отца, Роза никогда не позволит постороннему человеку довлеть над собой. Замужество и его последствия ее не интересуют.

Но несмотря ни на что девушка вспоминала объятия Майкла, когда тот нес ее вверх по лестнице. Они были сильными, но и ласковыми. Что будет, если…

— Роза, тебя что-то беспокоит?

Девушка подняла взгляд на мать.

— Нет, ничего.

— Это не… — Вирджиния не договорила.

Девушка читала мысли матери. Она беспокоилась, не произошла ли очередная ссора с Марком, и недоумевала, почему брат ударил Розу. Однако Вирджиния не осмелится заговорить на эту тему вслух и спросить дочь, что между ними произошло. Скорее всего, такой вопрос просто не придет ей в голову. Мать всегда воспринимала побои как неизбежную женскую долю.

«Я не позволю себе стать похожей на тебя, мама…»


Сумасшедший Джек, откинувшись на стуле, следил за Розой, когда та подавала на стол во время ужина. Девушка протянула ему тарелку с нарезанной говядиной, и мужчина мгновенно почувствовал возбуждение. Блузочка плотно обтягивала красивую грудь, так что захотелось порвать тонкую ткань и получше рассмотреть молодое тело.

Такой красотки в юбке он давно не видывал. Три года, проведенных в тюрьме, пришлось обходиться без женщин, да и в Колорадо не было времени, чтобы развлекаться, особенно после убийства двух мужчин и кражи их лошадей. Прошлой ночью Джек переспал с грубой проституткой из салона «У Пони». Но та не утолила страсти, возникшей при первом взгляде на дочь Глена.

Молоденькая девственница. Сумасшедший Джек любил именно таких. Шлюхи много знают. Они либо слишком назойливы и притворяются, либо лежат в кровати, как холодные мертвые рыбины. А вот испуганная девственница, да еще такая хрупкая, но по-женски зрелая, как Роза… Все эти качества сулят ночь истинного удовольствия.

Плотское желание пронзило его до боли. Джек вознамерился овладеть Розой до отъезда, который не за горами. Не стоит задерживаться в этом забытом Богом захолустье. Джек Адамс должен жить в большом городе, где добыча сама идет в руки, он явился вместе с Таунсендом только потому, что прослышал о деньгах, припрятанных после ограбления банка. Он надеялся войти в долю. Но, видимо, слухи оказались пустыми. У Глена не было ничего, кроме постоялого двора и хорошенькой дочки.

Джек не спускал глаз с Розы, когда та внесла корзинку с горячими булочками. На этот раз он взглянул ей прямо в глаза. Даже с синяком под глазом она выглядит привлекательной и желанной. Какая жалость, что брат побил ее. Марка следует научить не оставлять следов, этим искусством Джек владел в совершенстве.

Он ухмыльнулся про себя. Его ведь не даром прозвали Сумасшедшим.

Взгляд гостя остановился на Глене. Этот человек ему не нравился, такому доверять нельзя. Во имя своей выгоды Таунсенд продаст кого угодно.

Джек нутром чувствовал, что нужно убираться подальше от Хоумстэда, и собирался последовать голосу инстинкта. Его взгляд опять остановился на дочери Глена. Как только он проведет несколько часов в постели с Розой, то тут же исчезнет.

— Простите за опоздание, — сказал Майкл, входя в столовую.

Все смотрели, пока он устраивался за столом.

— Вы вовремя, мистер Рафферти, — заговорила Вирджиния. — Мы только сели, — она протянула ему тарелку с говядиной. — Угощайтесь.

Майкл поддел вилкой хорошо поджаренное сочное мясо.

— Скажите-ка, Рафферти, — Глен склонился над пустой тарелкой, — вы давно занимаетесь отелями?

Майкл на минуту стушевался, потом поднял глаза на Глена и ответил:

— Это семейное дело.

— Вам когда-нибудь приходилось останавливаться в отеле «Палас» в Денвере?

Майкл, конечно, удивился, но выражение лица осталось невозмутимым. Неужели Таунсенд знает о том, что он представляет отели «Палас»? Догадался ли хозяин, кто он на самом деле? Зная о дурной репутации Глена, Рафферти засомневался, не собирается ли тот связаться с Джоном Томасом и шантажом выманить деньги у отца.

Не выдав своих тревог, Рафферти спокойно ответил:

— Бывал там.

— Я так и думал, коль вы занимаетесь строительством гостиниц, — расплылся в неподражаемой улыбке Глен. — Вот это местечко, правда? Перед тюрьмой я побывал там. Никогда раньше не видел ничего подобного. Одни канделябры стоят столько, что на них можно жить всю жизнь, — он вальяжно откинулся на стуле. — Владельцы отеля, должно быть, сказочно богаты и могут позволить себе пускать деньги на ветер. Как вы думаете, они бы потратились на строительство гостиницы в нашем городишке, как вы?

— Я не транжирю свои капиталы, мистер Таунсенд, — Майкл намеренно принялся резать мясо, притворяясь, что разговор для него ничего не значит.

— Вы настолько богаты, что не боитесь прогореть?

Майкл опять поднял глаза.

— Даже самый обеспеченный человек не хочет нести потери.

— Это уж точно, — ухмыльнулся Глен. — А вы женаты, мистер Рафферти?

— Нет.

Глен перевел взгляд на дочь.

— Давно пора остепениться. Мужчине нужна жена, чтобы согревать постель и готовить пищу. Возьмите мою Розу, она как раз созрела для замужества. Вас она интересует, Рафферти?

— Папа!

— Девчонку нужно лишь изредка приводить в чувство, так же, как и ее мать. Вирджиния не умеет держать дочь в ежовых рукавицах. К счастью, теперь я на месте и научу ее правильно относиться к мужчине.

Майкл даже не моргнул, но внутри все кипело. Так вот что задумал Глен Таунсенд. Как и остальные горожане, он подозревал, что Майкл богат, и решил женить его на своей дочери, не считаясь с ее собственными чувствами.

Рафферти представил, как разозлится Глен, когда узнает об отъезде Розы из Хоумстэда. Необходимо сделать все возможное, чтобы девушка уехала как можно быстрее.

Глен положил себе огромную порцию картошки и полил ее подливой.

— Я долго отсутствовал и не предполагал, что она вырастет такой хорошенькой, мать ведь красавицей не назовешь. Даже Сумасшедший Джек заметил это. Но если моя дочь вас интересует, я дам вам первый шанс.

Майкл увидел, как Роза мгновенно побледнела. Но, к сожалению, он ничем не мог ей помочь, хотя и хотел. Во всяком случае не сейчас. Завтра он напишет Кэтлин.

Девушка подняла глаза, и Рафферти попытался успокоить ее взглядом, надеясь, что она все поняла и не будет принимать отцовские разговоры близко к сердцу.


Поздно вечером Роза, одетая в белую ночную сорочку, сидела перед зеркалом и расчесывала волосы. Она смотрела на свое отражение, но даже не замечала его, думая о том, что произошло за ужином.

Как посмел отец предложить Майклу жениться на ней?! Неужели не понимает, что она не собирается выходить замуж, несмотря на все угрозы? Вспомнив взгляд Рафферти, она заволновалась.

Девушка уже фантазировала о поцелуях с ним, теперь же ее беспокоили иные мысли. Что значит стать женой? Однажды мать туманно объяснила, что приходится выносить женщине, дабы потом родить детей, но Роза так и не поняла, как ведут себя муж и жена, когда остаются наедине. Да и не хотела знать этого. Но может, с Майклом…

Девушка с отчаянием взмахнула головой и посмотрелась в зеркало.

«Мне ничего не нужно от мистера Рафферти, кроме денег в долг», — отчаянно убеждала она себя, удивляясь, что могла даже на мгновение допустить подобную мысль.

Роза отложила щетку на трюмо и быстро заплела длинные волосы в толстую косу. Потом встала со стула и подошла к кровати. Там она загасила лампу, и комната погрузилась в темноту.

Никто не заставит ее выйти замуж. Девушка забралась в постель и укрылась до подбородка. Никогда. Она ни за что не позволит мужчине руководить собой так, как отец матерью. Да и дочерью. Неважно, насколько он красив. Ничего нельзя позволять.

«Возможно, Майкл…»

Нет. Никаких «может». Роза не имела права рисковать.

Она закрыла глаза и повернулась лицом к стене. Скоро предстоит отъезд из Хоумстэда. А в Сан-Франциско ожидает новая жизнь. Ее собственная.

Сон постепенно затуманил мысли. Девушка вздремнула, позволив себе погрузиться в забытье.

Но рука, прижатая ко рту, вернула ее к реальности. Роза почувствовала небритую мужскую щеку рядом, попыталась закричать, но горло свело.

— А на подоконнике холодновато, — прошептал на ухо Сумасшедший Джек. — Ты слишком долго не тушила свет, дай согреться, — рука схватила грудь. — Не беспокойся. Я научу тебя отлично проводить время.

Роза попыталась вывернуться, но очутилась на спине. Над ней склонилась мужская тень. Пальцы Джека лезли в вырез рубашки и уже рвали тонкую ткань. Прохладный ночной воздух остудил голую кожу.

Ладонь, закрывавшая рот, не давала дышать. Девушка мотала головой из стороны в сторону, стараясь вырваться или хотя бы глубоко вздохнуть. Мужская рука схватила грудь, потом принялась ласкать сосок, и сердце Розы остановилось. Тело словно окаменело.

— Можешь сопротивляться, если хочешь, — он залез сверху и прижал девушку ногами. — Мне нравится знать, что чувствует женщина.

Паника переросла в ярость. Роза заколотила кулаками по ненавистному телу, но в ответ послышалось только хриплое хмыканье. Джек наклонился, намереваясь поцеловать ее, и девушка мгновенно впилась ногтями в лицо. Мужчина отпрянул, она моментально отреагировала и ударила его коленом между ног.

Сумасшедший Джек грязно выругался и повалился набок. Этого оказалось достаточно, чтобы Роза соскользнула с кровати, но он успел схватить ее за рубашку и замедлил побег.

— Нет! — закричала она, пытаясь вывернуться из лохмотьев, и опять запаниковала.

Несмотря на темноту, Роза заметила, как Джек добрался до края постели. Еще мгновение — и спасения не видать.

Она выскользнула из рубашки, но левая нога попала в прореху.

— Нет! — снова воскликнула она, споткнулась, и нога запуталась в разорванной ткани. Девушка рванулась еще раз, сорочка полностью порвалась и осталась на полу. Несясь к двери, она услышала, как насильник, устремившийся в погоню, ударился о тумбочку.

Роза распахнула дверь и нагая побежала в коридор, несясь к единственно безопасному месту в этом доме…

К комнате Рафферти…

— Майкл!

Услышав испуганный крик Розы, Майкл мгновенно проснулся. Он распахнул дверь, и та с шумом ударилась о стену, а через секунду вбежавшая девушка уже прижималась к нему. Рафферти машинально обнял ее.

— Роза?

Она дрожала, как осиновый лист, и была абсолютно голой.

— Роза, — прошептал он опять, сжимая объятия.

Боже, она такая хрупкая и такая испуганная.

— Что здесь происходит? — послышался из коридора голос Глена Таунсенда.

Свет керосиновой лампы осветил комнату и нагую девушку в объятиях мужчины. Майкл быстро заслонил ее своим телом и повернулся к двери.

— Рафферти, что это ты делаешь с моей дочерью?

Майкл мог поклясться, что в глазах Глена появилось довольное выражение.

— Все не так, как кажется на первый взгляд.

— Неужели? — Таунсенд повернулся к жене, стоявшей неподалеку. — Вирджиния, зови шерифа.

— Глен…

— Зови, черт побери! Я не позволю этому парню трахаться с моей дочерью до свадьбы. Видишь, он в нижнем белье, а она совсем голая. Он либо женится на ней утром, либо пойдет в тюрьму. Пусть выбирает — первое или второе.

Роза испуганно выглянула из-за спины Майкла.

— Папа, ты не…

— Заткнись! Я с тобой поговорю позднее.

— Послушайте, Таунсенд, — Майкл полностью взял себя в руки. — Я не знаю, что случилось с Розой, но не имею к этому никакого отношения. Дайте ей возможность объясниться, и мы узнаем правду.

Глен сделал шаг вперед.

— Давайте выясним, — он схватил Розу за запястье и вытащил из-за спины Майкла. — Скажи-ка, что ты здесь делала, девка? Почему оказалась голой в объятиях этого парня и вела себя, как шлюха? Говори, дрянь!

— Па… — шепотом умоляла она.

Голова девушки была опущена, а тяжелая коса свисала через плечо. Она старалась прикрыть наготу рукой, но унижения избежать не могла. Глен либо не понимал, что ставит дочь в неловкое положение, либо поступал намеренно, стараясь добить ее.

Разозленный Майкл повернулся, стащил покрывало с кровати и набросил на плечи девушки.

Она взглянула на него, в глазах блестели слезы благодарности, а потом губами беззвучно прошептала:

— Спасибо…

Роза была бледна как смерть, губы посинели. Майкл понимал, что девушка выглядит так от страха, а не от холода, и пожалел, что ничем не может ей помочь.

Наконец она повернулась к отцу.

Майкл также, как и остальные, ждал объяснений Розы, желая узнать, что привело ее в комнату постороннего мужчины глубокой ночью. На то должны быть веские причины. Рафферти надеялся, что ее ответ прояснит их.

Роза уже собралась заговорить, когда заметила Сумасшедшего Джека, стоявшего в дверном проеме за матерью. Он взглядом показал, что ей позволено рассказать о случившемся в спальне. Своим присутствием насильник словно бросал вызов.

Что, если отец заставит ее выйти замуж за этого человека? Ведь именно Джек порвал ночную рубашку, ласкал ей грудь и собирался совершить большее.

Правда застряла у Розы в горле. Глаза уставились в пол.

Отец заставит дочь пойти под венец за любого после того, что произошло сегодня ночью. Не лучше ли, если им окажется Майкл? Во всяком случае, он не причинит ей вреда и не станет относится так грубо, как Сумасшедший Джек. В Рафферти жестокости нет. Он всегда вел себя доброжелательно, много раз спасал от беды.

Отец больно ухватил Розу за подбородок и заставил поднять глаза.

— Говори, что было?!

Стать женой Джека Адамса невозможно, уж лучше умереть, чем позволить ему дотронуться до себя.

— Я просто хотела его видеть, — прошептала девушка. — Ничего не случилось.

— Возвращайся в свою комнату, — Глен подтолкнул дочь к двери. — Утром ты выходишь замуж.

Розе хотелось взглянуть на Майкла, объясниться, но она не посмела. Правду все равно не откроешь. Выбора нет. Никакого.


ГЛАВА 9 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 11