home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11

Неестественно спокойный и подтянутый, Майкл стоял перед преподобным Джекобсом, монотонно повторяя за ним брачную клятву, и за время церемонии ни разу не взглянул налево туда, где стояла невеста.

Его невеста…

Нужно быть сумасшедшим, чтобы позволить втянуть себя в подобную ситуацию. Лучше бы шериф МакЛеод посадил его за решетку. Тогда можно было бы послать в Лос-Анджелес за адвокатом Кристианом Довером. Парочка недель, проведенных в тюрьме, не нанесла бы делу непоправимый ущерб. Будь у него в запасе немного времени, и желанная свобода не заставила бы себя долго ждать, учитывая опыт Кристиана в решении правовых вопросов и состояние семьи Рафферти, из которого вполне можно выделить приличную сумму на подкуп.

Но просить помощь у Довера значило бы нарушить строгие указания отца. Тогда бы Майкл потерял всякую надежду заполучить отели «Палас», и победа досталась бы Диллону. Этому не бывать! Даже если придется жениться дюжину раз.

Кроме того, проклятый Глен Таунсенд не получит ни цента из денег Рафферти.

Угрюмая усмешка появилась на лице Майкла. Отец Розы явно надеется погреть руки на их браке. Видимо, предполагает, что сможет тянуть из зятя деньги, когда пожелает. Если так, он глубоко ошибается.

— А теперь властью, возложенной на меня церковью и правительством территории Айдахо, провозглашаю вас мужем и женой. Пусть никто не посмеет разрушить союз, созданный Богом.

Как только пастор Джекобс перестал говорить, вся торжественность в его поведении мгновенно улетучилась. Он расслабился и, довольный совершенной работой, уставился на молодоженов.

И тогда Майкл впервые взглянул на Розу.

Девушка выглядела бледной, под глазами легли черные круги, синяк на щеке приобрел желтоватый оттенок, искажая, но не пряча, красоту, которой ее наделила природа. Она казалась хрупкой, беспомощной и более чем испуганной.

Рафферти почувствовал прилив необузданной ярости. Когда-то он жалел это существо и хотел помочь. А негодница отплатила ему червой неблагодарностью и предательством. Помогла отцу устроить ловушку и полностью одурачить жениха.

Но авантюристка тоже получит по заслугам. Майкл не собирался вступать с ней в супружеские отношения. Когда годичная ссылка в Хоумстэде завершится, незамедлительно поступит его просьба об аннулировании брака. В крайнем случае, можно пойти и на развод. Тогда он уедет из города от Розы, чтобы никогда не видеть ни это место, ни эту женщину.

Невеста мельком взглянула на жениха, и тот прочел грусть в ее глазах. Вот и отлично. Майкл надеялся, что она искренне пожалеет о том, что совершила. Если не сейчас, то уж позже — обязательно.

Преподобный прочистил горло:

— Мистер Рафферти, можете поцеловать невесту.

Лучше умереть, чем дотронуться до нее.

Майкл ухватил Розу за локоть, развернул ее и, — не сказав ни слова, быстро повел мимо Таунсендов к боковой двери, а затем из церкви. Девушке пришлось почти бежать, чтобы поспевать следом, но новобрачный словно не замечал этого. Он не собирался облегчать ей жизнь ни сейчас, ни потом.

Когда они очутились на постоялом дворе, Рафферти заговорил:

— Собери вещи. Мы уезжаем.

— …Куда?

— Не в Сан-Франциско, напрасно надеешься. Подыщем другое место для жилья в Хоумстэде.

— Но…

— Неси свои пожитки и не спорь! — огрызнулся он, уже не сдерживая злость.

Девичьи глаза расширились, подбородок непроизвольно приподнялся. На мгновение она словно ожила и была готова дать отпор, но вспыхнувший свет почти мгновенно погас.

— Я вас не задержу, — тихо произнесла Роза и стала подниматься по лестнице.

Майкл ненавидит ее. Разве можно винить его?

Роза не смела обижаться. Ведь это она влетела нагая посреди ночи в комнату Рафферти. По ее вине состоялась свадьба. Майкл просто пытался защитить ее, а в результате обзавелся постылой и ненужной женой.

Девушка поплелась к кровати и закрыла лицо руками.

Нужно было сказать правду.

Однако Роза отлично сознавала, почему утаила случившееся. Поведение отца было легко предугадать: докопайся он до истины — и беды не миновать, так что ничего другого не оставалось. Безумие выходить замуж за Сумасшедшего Джека. Брак с Майклом Рафферти и так достаточное наказание.

Замужество… Это слово звучало как зловещий приговор.

Роза вообще не собиралась идти под венец.

Никогда. Ей претило сознание, что придется подчиняться воле чужого мужчины. Теперь все страхи воплотились в жизнь. Они женаты всего несколько минут, а он уже командует и даже не спросил, хочет ли она остаться на постоялом дворе или переехать отсюда. Майклу плевать на ее желания. Как только клятва была произнесена, он стал похожим на остальных мужчин и проявил себя настоящим диктатором. Уважать и подчиняться… Именно это Роза обещала перед алтарем. Придется повиноваться до гробовой доски мужу, который не переносит ее.

Наступил самый тяжелый момент в жизни девушки.

Она в горе не помнила, сколько просидела на кровати, прижав ладони к лицу и плача в душе, но не проронив ни единой слезинки.

Хотелось, как много раз за предыдущую бессонную ночь, сжаться в комок и умереть. Конечно, лучше смерть, чем ненавистный брак.

— Роза?

Обнаружив мать на пороге комнаты, девушка от удивления вздрогнула.

— Все не так плохо, как тебе кажется, — Вирджиния сделала шаг в спальню.

— Неужели? — ледяным тоном сказала Роза.

Садясь рядом с дочерью, мать закивала головой.

— Он будет хорошо к тебе относиться. И совсем не похож на… От природы другой. Тебе будет лучше с Майклом, чем рядом с папой.

Так впервые миссис Таунсенд почти признала, что Глен далеко не лучший из отцов и мужей.

— О, мамочка, — прошептала Роза, теснее прижимаясь к Вирджинии и кладя голову ей на плечо. — Если бы мы уехали из Хоумстэда до его приезда…

Мать гладила дочь по голове.

— У тебя появился шанс на лучшую жизнь. Не упусти его, несмотря на дурное начало, — она отстранила дочь и посмотрела ей прямо в глаза. — Ты всегда была сильнее меня. Не сдавайся, Роза. Возможно, сам Господь предоставил тебе случай убежать. Твой брак не должен быть похож на мой.

Слова матери заставили девушку вспомнить о теплых объятиях Майкла.

Может, у нее осталась надежда?

Вирджиния встала с постели.

— Я помогу собраться. Муж ждет тебя.

Муж… Майкл…

Странные ощущения охватили Розу, с одной стороны — страх, а с другой — ожидание нового. Возможно, мама и права.


Майкл обнаружил Винса Стэнфорда за письменным столом, банкир внимательно изучал какие-то цифры. Рафферти подошел совсем близко, и только тогда хозяин увидел, кто посмел вторгнуться в его финансовое святилище.

Винс удивленно смотрел на посетителя, даже брови изогнулись. Потом он снял очки и поднялся.

— Мистер Рафферти, как неожиданно, — Стэнфорд с улыбкой протянул руку. — Должен поздравить вас.

Майкл ответил на рукопожатие, раздумывая над тем, какие слухи успели дойти до банкира. Должно быть, он знает многое. Весь город судачит о поспешной свадьбе Розы Таунсенд и Майкла Рафферти.

Челюсти сжались. Майкл ненавидел сплетни, и особенно о себе. Что, если они дойдут до Джона Томаса?! Отец не потерпит, коль незапятнанное имя Рафферти втянут в скандал, и тогда шансы получить отели равны нулю.

Свадьба оказалась неизбежной, значит, нет смысла опровергать случившееся и вызывать ненужные толки.

— Спасибо, — ответил он, стараясь выказать хоть подобие благодарности.

— Что привело вас ко мне в такой день, мистер Рафферти? Думаю, не дела?

— Именно они. Будьте любезны, подыщите дом, который я мог бы снять или купить. Мы с… женой (как трудно называть ее так) не хотели бы дольше злоупотреблять гостеприимством ее родителей.

Вине понимающе кивнул.

— Конечно, это очевидно. Кстати, буду рад услужить вам. В западной части города есть дом, который пустует уже год. В нем даже мебель сохранилась. Это здание когда-то принадлежало преподобному Пендрою и его сестре. По приезде в город пастор Джекобс с семьей сняли его, но из-за детей появилась нужда в большем доме, и они его построили. Жилище Пендроя как раз подойдет для молодоженов, — банкир вернулся к столу, открыл ящик и стал просматривать папки. — Мисс Пендрой хочет продать его, причем, по разумной цене. Затем пробормотал себе под нос. — Куда это я подевал бумаги?

— Деньги для меня не проблема.

Винс поднял глаза, явно не одобряя заявление Майкла. На лице застыл немой вопрос: «Неужели есть на свете люди, которых не заботит цена?»

— Мы можем сразу переехать?

— Ну… — Стэнфорд прочистил горло. — С прошлой осени там не убирали и не проветривали…

— С этим мы сами справимся. Подготовьте необходимые бумаги. Я зайду завтра, чтобы подписать их, — Майкл протянул ладонь. — Ключ у вас?

— Да, да… — Винс открыл другой ящик, достал ключ и отдал его Рафферти. — Вы даже не хотите посмотреть дом перед покупкой?..

— Нет, — из-за нетерпения Майкл ответил резковато и моментально попытался смягчить тон. — Думаю, нас все устроит.

Майкл повернулся, чтобы уйти, но в этот момент дверь распахнулась, и появился дюжий парень в грязных джинсах и поношенной ковбойской шляпе.

Заметив Рафферти, ковбой остановился, потом кивнул Винсу и снял стетсон.

— Доброе утро.

— Здравствуйте, мистер Джоунз, — банкир подошел к Майклу. — Вы знакомы с мистером Рафферти?

— Не имел удовольствия, — ковбой дружелюбно улыбнулся. — Янси Джоунз, — он протянул руку.

Майкл опять разозлился, но быстро взял себя в руки. Многолетний опыт научил его оценивать всякого как будущего партнера по бизнесу. Нельзя изменять привычкам даже в такой день.

— Майкл Рафферти, — ответил он на рукопожатие.

— Роза Таунсенд и мистер Рафферти сегодня поженились, — некстати вмешался Винс.

— Неужели? — На лице Янси появилась добродушная улыбка. — Вы счастливчик, мистер, Рафферти. Ваша жена красива, как красная роза, если вы позволите мне это заметить.

Его жена…

Майкл почувствовал, как копившееся раздражение перерастает в ярость.

Не хотелось стоять в банке и обсуждать женщину, на которой заставили жениться силой. Пусть она даже симпатичнее Елены, покорившей Трою, но это абсолютно не влияет на его отношение к Розе.

Майкл улыбнулся в ответ, хотя гримаса получилась вымученная.

— Благодарю. А сейчас, — он перевел взгляд с Янси на банкира, — простите, но мне пора.

— Конечно, конечно, — весело ответил Вине. — Нельзя заставлять женщину ждать. Ведь сегодня день вашей свадьбы.

Еще немного, и этот мужчина подмигнет, а потом по-дружески стукнет Майкла по ребрам.

Рафферти с трудом промолчал, собрав последние силы. Сжав зубы, он поспешил из банка.


Роза собрала свои вещи в два баула из мешковины и на крыльце ожидала возвращения Майкла. Девушка сидела на деревянных ступеньках, прижавшись спиной к стене и спрятав руки в складках юбки. Будучи слишком погруженной в мрачные мысли, она не замечала золотистую красоту весеннего дня и машинально смотрела на противоположную сторону улицы.

Хорошо, что муж решил уехать с постоялого двора. Не хотелось оставаться под одной крышей с отцом.

Во всяком случае, не придется встречаться с Сумасшедшим Джеком. Роза размышляла с облегчением, но одновременно чувствовала злость. Утром, когда она стояла перед священником и теряла пусть минимальную, но драгоценную свободу, друг папеньки сбежал из Хоумстэда.

Девушка повернулась налево и увидела Майкла, выходящего из банка. Он остановился и посмотрел в ее сторону. Кровь забила в висках.

Внезапно вспомнились слова Ларк: «Нельзя выйти замуж, не позволив мужу поцеловать себя».

Для подруги это верно, а вот для Розы все складывается по-другому. Очевидно, что Майкл вообще не собирается целоваться с ней. А жаль…

От подобной мысли Роза разволновалась, живот свело.

Не может быть. Ложь. Она не ждет поцелуев Майкла. И не хотела стать его женой. Ее загнали в ловушку так же, как и его. Женщине всегда хуже.

Пришли на память рассуждения матери: «У тебя есть шанс прожить лучше. Не упусти его, несмотря на дурное начало».

Неужели мама права? Возможно ли обрести счастье с Майклом?

Когда он приблизился к постоялому двору, Роза поднялась. Рафферти шагал властно и уверенно, быстро перекрывая расстояние между ними. Она никогда не знала подобных людей, никогда не встречала мужчину, способного защитить ее. Майклу это удалось.

Девушка внезапно осознала, что ее поведение в ближайшие часы решит дальнейшую судьбу, и принялась молиться, дабы не совершить ошибки.


Дом Пендроя оказался не так уж плох. Толстый слой пыли покрывал белые простыни, которыми зачехлили мебель, окна давно не мыли, но в целом жилище вполне пристойное, учитывая тот короткий период, который Майкл собирался провести в Хоумстэде.

Он осматривал комнату за комнатой. На первом этаже была небольшая гостиная и крошечная, но вполне удобная кухня. На втором этаже находились две спальни. Рафферти оставил баулы Розы на пороге первой комнаты, а свои вещи отнес во вторую. Обернувшись, он обнаружил, что девушка наблюдает за ним, стоя на узкой лестнице.

— Тебе досталась комната с видом на грот, — мрачно произнес он. — Надеюсь, она тебя устроит.

— Майкл… — она шепотом произнесла его имя, до боли сжав кулачки на перилах. — Майкл, простите за то, что произошло прошлой ночью. Я совсем не хотела…

Он мгновенно вышел из себя и презрительно произнес:

— Послушай, давай выясним наши отношения раз и навсегда. Мне твои извинения ни к чему. Я не искал жену, а если бы и нуждался в ней, то никогда не выбрал бы ту, кто подло гоняется за деньгами…

— Вы не правы, — возмутилась Роза, моментально лишившись покорного вида. — Мне так же не нужен муж, как вам — жена. И вы — тем паче!

— Отлично! Значит, так и порешим: наш брак — пустой звук, это временное явление.

— Меня это очень устраивает.

Золотинки в глазах заблестели, щеки разрумянились. Девушка гордо кивнула, повернулась и стала спускаться по лестнице.

— Подожди минутку! — прокричал Майкл. — Я еще не закончил, — и бегом бросился за ней, перепрыгивая через две ступеньки.

Роза ждала его в середине гостиной. Кулаки были прижаты к бокам. Все тело напряглось, глаза смотрели настороженно.

Что-то в ее виде заставило Майкла остановиться у лестницы. Рафферти инстинктивно понял, что она ждет, когда он применит физическую силу. Однако, несмотря на все опасения, Роза не выбежала за дверь, а осталась стоять на месте, чтобы встретиться с ним лицом к лицу и, если нужно, защитить себя.

Сделав глубокий вдох, Майкл взял себя в руки. Ему стало стыдно за необузданную вспышку гнева. А ведь он всегда гордился своим умением прятать эмоции от посторонних глаз. В жизни приходилось встречаться с более злобными и опасными противниками, чем Роза Таунсенд, но именно эта крошечная девчонка заставила его полностью потерять контроль над собой, напрочь вывела из равновесия.

Майкл нервно провел пальцами по голове, потом спокойно подошел к невесте.

— Сядь, — приказал он.

Роза гордо вздернула подбородок.

— Пожалуйста.

После недолгих колебаний она подчинилась и устроилась на диване, прикрытом простыней. Спина девушки была выпрямлена, голова высоко поднята, взгляд пылал.

Неужели она до сих пор боится, что муж ее ударит?

Рафферти в душе содрогнулся при этой мысли. Ему бы никогда не пришло в голову ударить женщину, неприятно, что Роза могла предположить подобное.

Хотя поводов дала немало.

В комнате повисла напряженная тишина. Нижняя губа девушки слегка дрожала, хотя она всеми силами старалась скрыть это. Ее страх и печаль казались осязаемыми. Майклу захотелось присесть рядом и успокоить Розу.

Но такому не бывать! Она уже надула его. Значит, готова сделать это еще раз.

Чтобы не пасть жертвой ее беспомощного вида, Майкл позволил справедливому гневу вновь овладеть собой.

Он понимал, что у Розы было множество причин, чтобы постараться сбежать от отца с братом и даже из Хоумстэда. Ведь он обещал помощь. Но эта девица захотела значительно большего, чем работа и жилье в Сан-Франциско. Решила заполучить богатого муженька.

— Нам нужно достичь взаимопонимания, — резко заявил Майкл.

При звуке его голоса девушка вздрогнула, но не отвела взгляда.

— Дела задержат меня в Хоумстэде примерно на год, и во имя успеха моего предприятия я не собираюсь разводиться с тобой. Скандал ни к чему. Но когда истечет это время, мы расстанемся. И не думай, что сможешь получить у меня деньги.

— Они мне не нужны.

— Наш брак — формальность. Ты будешь жить в одной комнате, а я в другой. Тебе придется убирать дом, готовить еду, а я беру на себя материальное обеспечение. Чтобы не вызвать сплетен, придется создать видимость счастливой супружеской жизни. Когда год закончится, пойдем каждый своей дорогой.

— Лучше не придумаешь.

Черт побери! Опять глаза затянулись печальной пеленой, а нижняя губа задрожала.

— Ну, тогда… — он прочистил горло, отвернулся и посмотрел в окно. — Поскольку мы пришли к определенному согласию насчет нашего брака, то сможем ладить, пока все не станет на свои места.

Роза затаила дыхание и тихо всхлипнула.

Майкл понял, что она плачет, и решил не поворачиваться, чтобы не почувствовать к ней жалость. Нельзя расслабляться!

Направившись к выходу, он небрежно бросил:

— У меня дела.

И выскочил из дома, хлопнув дверью.


ГЛАВА 10 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 12