home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 25

При звуке громких голосов в гостиной Вирджиния содрогнулась. Сын с мужем большую часть вечера проспорили. Это касалось ограбления банка, за которое Глена посадили в тюрьму восемь лет назад. Во всяком случае, так ей послышалось.

Женщина села на табуретку в кухне и закрыла глаза. Что делать? Может, пробраться наверх и спрятаться в спальне, пока ссора не прекратится? Там она будет в безопасности.

Но если Глен увидит ее…

Вирджиния задрожала, потому что не хотела даже думать о том, что произойдет, если муж догадается, что она подслушивает. Он становился все более жестоким. Днем они с Марком пили и вечером тоже. Когда Глен накачивался виски, то становился непредсказуемым и издевался над ней.

Женщина услышала звук разбивающегося стекла и слезы покатились по щекам. Она так старалась сделать гостиную уютной. Вечно экономила, чтобы купить красивые вещи. Роза тоже зарабатывала.

— Я сказал, убирайся к чертовой матери!

Вирджиния уставилась на закрытую дверь, испугавшись, потому что голос мужа доносился так близко. Он, должно быть, в прихожей.

Через мгновение входная дверь хлопнула, потом послышались шаги по лестнице и дверь в спальню закрылась. Наконец, в доме воцарилась мертвая тишина, которая пугала еще больше, потому что Вирджиния не знала, чего ждать. Глен не останется долго наверху, скоро спустится, но что он потребует?

Нужно было слушаться Розу. Уехать с дочерью, когда Глен вышел из тюрьмы. Просто собрать пару вещей и бежать, куда глаза глядят.

Но что она могла делать в другом месте? В Хоумстэде ее дом. Она зарабатывает деньги на постоялом дворе. Такова жизнь, и Глен ее муж. Он относится к ней так, потому что она плохая жена. Если бы научиться ублажать его…

— Я сказал тебе убираться! Что ты здесь делаешь?

Услышав злой голос Глена, Вирджиния вздрогнула. Она не слышала ответа Марка и после недолгих колебаний подошла к кухонной двери, приоткрыла ее и выглянула в щель.

Мужчины стояли наверху лестницы. Лицо Глена исказила гримаса ярости, результат выпивки. Руки были сжаты в огромные мясистые кулачищи.

— Убирайся, — приказал Таунсенд, — и не смей здесь подглядывать!

— Я не скажу никому, где ты спрятал краденое. Я твой сын… И просто хочу…

— Знаю, чего ты хочешь, ублюдок!

Глен замахнулся и кулаком ударил Марка в челюсть.

Яростно размахивая руками, тот пытался удержаться на ногах, но безуспешно. Марк повалился назад, ударился головой о лестницу, раздался треск, а потом он покатился вниз.

Плюх!

По тому, как сын неуклюже лежал, Вирджиния сразу же догадалась, что он мертв. В положении тела было что-то неестественное.

— Иди сюда!

Она подняла глаза и встретилась с взглядом Глена.

— Немедленно шагай! — приказал он.

Пока муж спускался по лестнице, дрожащая Вирджиния сделала несколько шагов. Глен ударил Марка ботинком, и видя, что тот лежит без движения, перешагнул через сына и схватил Вирджинию за запястье.

— Ступай за доктором. Скажешь, что Марк упал с лестницы. Поняла? — Он дождался ее покорного кивка и продолжил: — Да не забудь объяснить, что я плохо себя чувствовал и был в спальне, когда это случилось. Мальчишка приходил навестить больного, на обратной дороге поскользнулся и упал с лестницы, — хватка усилилась. — Все ясно?!

Вирджиния опять кивнула.

Он отпустил запястье, но тут же ухватил жену за шею так, что она начала задыхаться.

— Постарайся не забыть, как все случилось.

— Я… не забуду.

— Вот и хорошо, а теперь — пошла вон!


Хэнк вытянул длинные ноги перед стулом. В доме было спокойно, потому что дети спали.

Он посмотрел на Дорис, сидевшую на другом конце гостиной около лампы. Она чинила платье Сары, корзинка с нитками стояла рядом.

— Дорис, я собираюсь на пенсию, как только в городе подыщут нового шерифа, — заявил он.

Жена отложила шитье и смотрела на Хэнка так, будто у него выросла вторая голова.

— Я слишком стар для такой работы. Нужен человек помоложе.

— Ты серьезно?

— Абсолютно. Прошло мое время. У меня старые кости. Если в городе заварится какая-нибудь заваруха, я не справлюсь… — он потянулся и вздохнул. — Пора передать звезду другому.

— Я уже эту песню слышала, — сказала Дорис, продолжая работать иголкой. — Ты чувствуешь себя вдвое моложе, чем люди твоих лет. Что ты будешь делать без работы?

— Построю новый дом на берегу реки и займусь рыбалкой.

Дорис улыбнулась и принялась за шитье без комментариев.

Жена ему не верит. Думает, что он не бросит должность шерифа. Дорис много раз намекала на это. Но она ошибается. Хэнк тяжело проработал всю жизнь и был представителем власти дольше, чем многие люди прожили на этой земле. Пора вознаградить себя за это.

Да, нужен дом у реки. Таково желание Хэнка.

Громкий стук в дверь прервал его мечты.

— Шериф! Шериф!

Он моментально поднялся и пошел к двери. На пороге стояла Вирджиния. Слезы стекали по щекам, лицо было белым, как полотно.

— Миссис Таунсенд, что случилось?

— Марк. Он упал с лестницы и поранился… Очень сильно. Возможно… сын мертв. Я ходила к доктору Варнею, но он в отъезде. Не знаю, что и делать. Умоляю, помогите мне!

Дорис прорвалась вперед, оттолкнула Хэнка, обняла Вирджинию за плечи и сказала:

— Конечно, поможем.

— Где ваш муж, миссис Таунсенд? — спросил Хэнк.

При этом вопросе она еще больше побледнела и быстро ответила:

— Он болен, по-настоящему… Весь день провел в кровати.

— Хэнк, отправляйся туда, а я поищу врача.

Он кивнул и потянулся за шляпой.

— Сделаю все возможное, пока не явится доктор, — шериф вышел через дверь. — Пойдемте, миссис Таунсенд.

Постоялый двор находился близко, и они быстро добрались до места. Не дожидаясь, пока Вирджиния откроет дверь, Хэнк пошел вперед.

Из гостиной появился Глен в ночной рубашке и халате. Увидев Хэнка, он насторожился.

— Где врач? Мой мальчик нуждается в помощи.

Хэнк прошел мимо и опустился на колени перед телом. Потом приложил палец к горлу Марка, чтобы проверить пульс. Его не было. Шериф медленно поднялся и повернулся.

— Доктор ему больше не нужен.

Вирджиния покачнулась, словно едва не упала в обморок. Хэнк рванулся и поддержал ее. Затем заботливо помог сесть на ближайший стул.

— Мне искренне жаль, — тихо сказал он.

Потом выпрямился и через плечо бросил Глену:

— Что произошло?

— Не знаю. Я был в своей комнате, — Глен вытер потный лоб рукавом халата. — Я себя плохо чувствую и весь день провел в постели. Марк приходил навестить меня. Мы пару минут поболтали, и он ушел. А потом я услышал крики Вирджинии, что наш мальчик поранился. Как только я увидел его, то сразу послал ее за доктором.

Хэнк не был подозрительным человеком, но не верил ни единому слову Глена Таунсенда. И все же, Марк — его сын. У отца нет причин лгать. Хэнк повернулся к Вирджинии и взял ее за руку.

— Вы можете рассказать, как все случилось?

— Он просто… — она испуганно взглянула на мужа. — Поскользнулся и упал. Я думаю… он выпил.

«А когда Таунсенды не пили», — размышлял Хэнк.

Он во второй раз отвернулся от Вирджинии.

— Нельзя оставлять его здесь. Куда отнести? — он подошел к Марку, склонился и поднял тело с пола.

— Наверх, — сказала Вирджиния, — и… спасибо, шериф.


Чувство близости, возникшее между Розой и Майклом, не испарилось по возвращении домой. А потом Майкл напомнил, что пора спать.

— Да, — ответила Роза, — уже поздно.

— Позвольте проводить вас наверх, — он галантно поклонился, выпрямился и с улыбкой протянул ей руку.

Девушка внезапно почувствовала себя неуверенно. Она отлично помнила его прикосновения и свои чувства. Ей казалось, что он и сейчас ее касается. От этой мысли все внутри переворачивалось.

— Роза…

Она посмотрела в направлении кухни.

— Может, мне еще раз проверить Герцогиню?

— Хочешь разбудить ее? Не смей.

И он кивком головы пригласил жену наверх.

— Пошли, уже поздно.

Загасив лампу, Роза решила, что ведет себя глупо.

Как раз когда пламя погасло, раздался громкий стук в дверь. Роза посмотрела на темный силуэт мужа и интуитивно почувствовала, что беда не за горами.

Майкл открыл дверь.

— Миссис МакЛеод?

— Можно поговорить с Розой, мистер Рафферти? На постоялом дворе произошел несчастный случай.

У Розы душа ушла в пятки.

— Мама? Что-то произошло с мамой?

Она заспешила к двери и машинально схватила Майкла за руку.

Дорис покачала головой.

— Нет, дорогая. С мамой все в порядке… Это Марк. Он упал и сломал шею, — и чуть тише добавила: — Боюсь, что твой брат мертв.

Чувство потери удивило Розу, но она тосковала не о Марке, а о том, чего между ними не было.

— Мне кажется, ты нужна маме, Роза, — продолжила Дорис. — Она вне себя от горя.

— Да, да. Я иду немедленно, — она посмотрела на Майкла.

— И я с тобой.

— Может, не стоит? Ты еще не совсем хорошо себя чувствуешь…

— Достаточно хорошо, чтобы быть с женой, когда она нуждается во мне.

Его слова и забота были столь искренни, что заставили ее вздрогнуть. В лунном свете она не сводила глаз с Майкла, почувствовав удивительное облегчение от его близости. Он взял руки Розы и сказал:

— Я сделаю все, что тебе понадобится.

— Спасибо, — прошептала девушка.

И вместе с Дорис МакЛеод они поспешили на постоялый двор.


ГЛАВА 24 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 26