home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 29

Вилли не удивился, увидев, как во второй половине следующего дня Янси въезжает на гнедой кобыле во двор ранчо. Райдер предполагал, что ковбой появится даже раньше, с самого утра.

Хозяин спустился с крыльца, щурясь на солнце, и ждал, когда будущий зять приблизится.

Янси остановил лошадь в нескольких ярдах от того места, где стоял Вилли, и почтительно дотронулся до полей стетсона.

— Добрый день, мистер Райдер.

— Здравствуй, Янси.

Джоунз спешился.

— Я пришел поговорить с вами о Ларк.

— Знаю.

— Вы, конечно, догадались, что я люблю вашу дочь и хочу сделать ее своей женой.

— Понимаю.

Янси нервно откашлялся.

Вилли догадывался о большем, нежели молодой человек сказал ему, ибо выяснил, что Янси работает сразу в двух местах, да еще и ремонтирует старый дом в восточной части долины. Ему сообщили, что Джоунз не только упорно трудится, но и преуспевает в любом порученном деле. Парень оказался честным и целеустремленным, а поэтому Вилли не сомневался, что Янси будет любить Ларк так, как она этого заслуживает. Райдер еле сдерживал улыбку. Не нужно облегчать задачу молодому мужчине. Он помнил, как сам нервничал, когда делал предложение Аде.

— Я люблю Ларк, мистер Райдер, и создам для нее хороший дом. Безусловно, она не будет иметь того, что здесь. Во всяком случае, не сразу. Но я постараюсь, чтобы она никогда не нуждалась и была счастлива.

— Ясно, — мягко ответил Вилли.

— Я покупаю старый дом Хандли и ремонтирую его. Придется работать на мельнице, пока мы не купим скот и лошадей.

— Хм…

Янси сделал шаг вперед, его лицо выглядело предельно искренним.

— Мистер Райдер, я прошу вашего разрешения на брак. Надеюсь, вы согласитесь, потому что просто так я не уйду. Останусь здесь в любом случае.

— Ну, тогда мне не следует отказывать тебе. Пусть Ларк сама решает, выходить ей замуж или нет. Придется тебе спросить ее.

Услышав ответ Вилли, Янси остолбенел и потерял дар речи. Райдер повернулся и посмотрел на окно в комнате дочери. Шторы тут же закрылись, и отец ухмыльнулся про себя.

— Видимо, она знает, что ты здесь, и захочет выяснить причину визита, — он опять посмотрел на Янси и протянул руку. — Желаю удачи.

Ковбой ухватился за протянутую руку и принялся трясти ее.

— Спасибо, мистер Райдер.

— Только никогда не называй меня папой, — с притворной злостью ответил тот.

Янси откровенно хмыкнул.

— Что вы, сэр. Мне бы это и в голову не пришло.

Вилли жестом показал на дом.

— Иди туда. Почувствуешь себя лучше, когда разделаешься с предложением.

Он следил, как мужчина поднимался по ступенькам и стучал в дверь, а потом поднял глаза на окно дочери.

Дом опустеет, когда она уедет.


Роза развешивала выстиранное белье, когда Ларк прискакала на Черныше в Хоумстэд.

Она, видимо, заметила подругу и резко повернула жеребца к дому, успев затормозить, чтобы не поднять облако пыли рядом с бельевой веревкой, на которой висели простыни. Роза сразу же поняла по выражению лица Ларк, что произошло нечто великолепное.

Подруга мгновенно спешилась.

— Мы помолвлены! — закричала она и бросилась в объятия Розы. — Янси сделал мне предложение, и я согласилась! — она быстро завертелась на месте, подняв руки к небу. — Я сейчас умру от счастья!

Роза рассмеялась.

— Успокойся и расскажи обо всем по порядку.

Девушка перестала вальсировать, схватила подругу за руки и потянула в тень дерева. Там они обе повалились на землю.

— Янси сегодня приезжал на ранчо и просил моей руки у папы. И тот не отказал. Представляешь? При его-то упрямстве! Отец ведь ударил Янси перед отъездом в Буаз только за то, что он поцеловал меня. Но сейчас все уладилось. Мы поженимся в сентябре, мама уже обдумывает, как организовать свадьбу и сшить платье. О, Роза, я не могу ждать!

Роза молчала и просто улыбалась, зная, что нужно выслушать тираду до конца, и тогда Ларк успокоится.

— Янси купил дом. Ты знала? Я однажды ездила туда, чтобы посмотреть. Он маленький, простой, но там можно хорошо устроиться. И нас не будут беспокоить. Янси сможет целовать меня всю ночь без всяких запретов!

Роза вспомнила поцелуи Майкла и то, к чему они привели, и в душе появились странные ощущения.

Ночью они опять занимались любовью, и это было еще прекраснее, чем в первый раз. Позже она молча прижималась к мужу, молясь, чтобы время остановилось и чтобы ей не пришлось покидать его объятия.

— Как… все происходит, Роза?

Девушка моргнула и посмотрела на подругу.

— Прости, не расслышала. Что ты сказала?

— На что это похоже? Ну ты знаешь, что… когда…

Роза покраснела и уставилась на руки, вырывавшие травинки из земли.

— Это нечто… особенное.

— Роза… — голос Ларк звучал удивленно. Однако подруга не подняла глаз.

— Значит, ты его любишь? Ты больше не притворяешься?

Ларк говорила утвердительно, и девушка кивнула.

— О, Роза… — Ларк схватила ее за руку. — Я так рада за тебя. Ты заслуживаешь счастья! — она наклонилась и поцеловала подругу в щеку.

Если бы Роза была так уверена в своем счастье, как Ларк. Не хотелось загадывать больше, чем на год, и предсказывать ожидавшую ее печаль.

Ларк устроилась на земле, подложив руки под голову, и смотрела на безоблачное голубое небо.

— Когда-то в детстве мы сидели здесь в тени и делились нашими мечтами… Я тогда была боязливой, скромной и почти ни с кем не разговаривала, кроме тебя.

Было трудно поверить в это сейчас.

— Ты вечно дралась с Марком из-за его оскорблений. Помнишь, когда он обозвал меня… — Ларк внезапно села. В глазах отразился ужас, они потеряли блеск, голос перешел на шепот. — Роза, а он ведь не знает…

— Что? — спросила девушка, не понимая перемены в настроении подруги.

— Что, если Янси не знает о моем настоящем отце? Он ведь наполовину индеец…

— Это не будет иметь для него никакого значения.

— А если будет?

Роза помнила, как ее брат издевался над Ларк из-за индейской крови, называл ее краснокожей и твердил, что таких никто не любит. Какое-то время дети и даже взрослые были солидарны с Марком, но постепенно отчуждение прошло. Сегодня никто не вспоминал, что Ларк — приемная дочь Вилли и Ады Райдеров, не говоря уже о ее предках-индейцах.

— Придется сказать ему… — тихо вымолвила Ларк, и в глазах появились слезы. — Почему я об этом раньше не подумала?

Роза обняла подругу и прижала ее к себе.

— Потому что это не имеет значения… Никакого…

Ларк еще никогда не чувствовала себя такой испуганной, когда медленно ехала на Черныше к дому Янси. Спешка прошла.

Она увидела жениха первой. Он копал ямы под столбы, мускулы напряглись, руки ритмично двигались. Ковбой бросал землю лопатой.

Девушка хотела бы быть уверенной, подобно Розе, в чувствах Янси, но отлично помнила, как плохо относились к ней люди после смерти родителей и в сиротском приюте, и в Хоумстэде. Даже уважаемые и образованные горожане испытывали расовые предрассудки, имея дело с теми, кто отличался от них цветом кожи. Девушка частенько слышала оскорбления.

Янси трудился без рубашки, торс покрылся потом. Ларк казалось, что ни один мужчина не выглядит таким красивым без рубашки, как он. Хотя жених и ее считает симпатичной. Он неоднократно говорил Ларк об этом. Изменится ли его мнение, когда он узнает правду?

Джоунз поднял руку, чтобы вытереть лоб, и только тогда увидел наездницу. Губы расплылись в улыбке, он потянулся за рубашкой и накинул ее. Когда девушка собиралась спешиться, жених уже подоспел, чтобы помочь ей.

— Не ожидал тебя сегодня, — сказал он, прежде чем поцеловать в губы. — Папа знает, что ты здесь?

— Мне нужно сказать тебе кое-что… Прежде чем мама займется приготовлениями к свадьбе.

Улыбка моментально исчезла.

— Что случилось?

Ларк сделала глубокий вдох. В горле стоял ком, колени подкашивались. Голос срывался.

— Ты кое-чего не знаешь обо мне, Янси… Я никогда об этом раньше не думала, но…

Джоунз взял ее за плечи и повернул к себе.

— В чем дело, Ларк? Не нужно так пугать меня.

Теперь уже слова полились сами собой.

— Янси, если ты женишься на мне, то в наших детях будет течь часть индейской крови… Моя бабушка была из племени лакота… Вилли Райдер — мой дядя. Они с Адой удочерили меня, когда мне исполнилось восемь лет. Многие люди забыли о том, откуда я родом. Но я не могу выйти замуж, не открыв тебе правду, — она перестала говорить так же внезапно, как начала, ожидая его реакции и боясь ее.

Выражение лица Янси смягчилось, он прижал девушку к груди и крепко обнял, а потом прошептал на ухо:

— Неужели ты думала, что это имеет значение?

Она кивнула, и огромные слезы покатились по щекам, намочив рубашку жениха.

— Ларк, я самый счастливый мужчина к западу от Миссисипи и надеюсь, что у нас будет достаточно детей, чтобы организовать целую школу. Я буду любить каждого из них, особенно, если они будут похожи на свою маму, — Янси поцеловал невесту в голову. — Я работал на разных ранчо почти полжизни и сразу понял, то ты не похожа ни на Вилли, ни на Аду. Так что об остальном я сам догадался.

— И тебя это не останавливает? — прошептала она.

— Нет, конечно. Я боялся только одного: что недостаточно хорош для тебя. Это действительно так, но я тебя не отпущу. И не придумывай причин, чтобы отложить свадьбу. Мы поженимся в сентябре.

Наконец она осмелилась поднять голову и посмотреть на Джоунза. Его глаза говорили правду. Ее происхождение не имело никакого значения.

— О, Янси, я так люблю тебя.

— Это к лучшему, потому что я люблю тебя еще больше, — он взял ее лицо в руки. — И никогда не сомневайся в этом.

Джоунз целовал девушку так, как ей нравилось. От этих поцелуев перехватывало дыхание, подкашивались ноги, и она становилась похожей на тряпичную куклу. Он целовал ее до тех пор, пока внутри не появилось странное томление, пока в душе не стерлись последние остатки сомнений и страхов.

Когда они разомкнули объятия, Ларк думала только о том, что сентябрь еще очень далеко.


ГЛАВА 28 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 30