home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 36

По дороге Рафферти расспрашивал прохожих о жене, а потом узнал, что Хэнка МакЛеода нашли на каретном дворе с двумя пулевыми ранениями.

Когда Майкл с остальными горожанами добрался туда, врач уже обрабатывал раненое плечо. Дорис МакЛеод склонилась над мужем и ласково гладила его по седой голове, покрытой кровью.

Увидев Рафферти, Хэнк с трудом подозвал его охрипшим голосом.

— Глен… Таунсенд… — прошептал шериф и, собрав последние силы, ухватился за рубашку Майкла. — Он убил… моего мальчика… Он…

Рафферти не знал о том, что у Хэнка был сын, и не понял шерифа.

— Забрал… Розу…

Сердце похолодело от ужаса.

— Таунсенд забрал Розу?

Хэнк кивнул.

— Как давно? Куда?

Шериф не ответил. Глаза закатились, и человек потерял сознание.

— Я займусь этим, — сказал Чэд Тэрнер. — Мы организуем погоню. Не беспокойтесь. Мы найдем ее.

Еще глядя на шерифа, Майкл сказал:

— Если с ней что-нибудь случится, я буду охотиться за ним до конца своей жизни. И да поможет мне Бог.

Он выпрямился и молча вышел с каретного двора, а потом решительным шагом направился домой за лошадью и ружьем.


В течение первого часа Роза была в ужасе. Девушка держалась за седло связанными руками и молилась, чтобы не упасть. Задержи она отца в Хоумстэде, и неизвестно, что бы случилось.

Весь второй час Роза размышляла, почему никто из горожан не заметил, как они уезжали с отцом. Не может быть, чтобы все, кроме детей, остались дома в жаркий день Четвертого июля? Неужели никто не посчитал странным, что они с Гленом отправились на прогулку верхом? Вполне возможно, люди видели то, что хотели видеть. Они не предполагали, насколько жесток отец.

За третий час Роза решила, что не будет ползать перед ним на коленях. Она всегда сражалась с Таунсендом, хотя он обычно добивался своего и насильно заставлял дочь подчиняться. Это ее вина. Во всем повинна трусость, но теперь Роза не позволит манипулировать собой, не покажет, что боится. Ни за что.

— Зачем ты это сделал? — Когда лошади бежали по тропе, пролегавшей у бурной горной речки, девушка окликнула Глена. — Почему взял меня с собой?

— Потому, что твой муженек задолжал мне. Если он захочет тебя вернуть, пусть платит!

Роза пыталась ослабить веревки на запястьях и попутно изучала местность. Вдруг удастся сбежать? Сможет ли она сама добраться до Хоумстэда? Во всяком случае, не потеряется, если будет держаться реки.

— Почему ты уверен, что он захочет меня вернуть? — спросила девушка, чтобы позлить отца. — Ты же знаешь, что Майкл не хотел жениться на мне. Ты его заставил. Муж будет рад избавиться от меня.

— Ничего подобного. Мужчина ничего не делает для женщины, если он ее не хочет.

— Майкл купил постоялый двор для себя, видимо, хочет монополизировать гостиничное дело в Хоумстэде. Его интересуют только деньги. Вот и все.

— Нужно было лучше сжечь дом, чем продавать ему.

— Ты ведь так поступил с мельницей? Потом убил Тома МакЛеода, потому что у него в сейфе хранились деньги, и поджег лесопилку?

Глен оглянулся назад и долго молчал.

— Ждет тебя горе от ума, девка.

К горлу подступил комок. Значит, она не ошиблась. Все эти годы Роза знала о случившемся, но боялась открыться. Теперь из-за ее трусости Хэнк МакЛеод погиб так же, как его сын.

Отец опять смотрел вперед на дорогу.

— Тебе остается надеяться только на то, что муженек заплатит достаточно денег, которых хватит, чтобы убраться из страны.

Девушка уловила в его словах скрытую угрозу. Она слишком много знает. Если отцу не удастся сбежать, он убьет ее, чтобы заставить замолчать. Скорее всего, он так и поступит в любом случае. Человеческая жизнь не имеет для него значения.

— Ты ведь не сможешь запросить выкуп, если мы будем вдали от города. Зачем едешь так далеко?

— Ты задаешь слишком много вопросов. Заткнись и дай мне подумать.

Значит, Глен планирует убить ее. Роза поняла это из ответа отца. Таунсенд не захочет вернуть дочь мужу. Хэнк МакЛеод мертв. Роза — единственная, кто знает, что Глен застрелил шерифа. Отец не отпустит ту, кто может указать на убийцу.

Девушка молилась: «Господи, не допусти. Только не такой конец».


Янси Джоунз скакал рядом с Майклом, а за ними Диллон и Джон Томас. Все мужчины из долины сели на лошадей и отправились искать Розу. Группа Майкла ехала по речному каньону.

Младший Рафферти был благодарен за присутствие Янси. От опытного глаза ковбоя не ускользали детали. Он заметил, что здесь недавно проехали две лошади и очень быстро. У Майкла появилась надежда, что они на верном пути.

Четверо мужчин молча скакали галопом. О чем им в сущности было говорить?


Сумерки быстро спустились на реку. Горы, покрытые лесом, возвышались по обе стороны и закрывали свет, хотя в долине еще продолжался день.

К вечеру стало менее жарко. Температура быстро падала. Роза дрожала и мечтала о теплой одежде, но знала: жалобы бесполезны. Отцу плевать, что она замерзла.

Когда наступила темнота, она казалась кромешной, и в двух шагах ничего не было видно. Это заставило Глена остановиться.

— Слезай и отдохни. Подождем луны и двинемся в путь.

Девушка с трудом выскользнула из седла, потому что ее руки были связаны. Как только ноги коснулись земли, колени подкосились, и если бы она не ухватилась за седло, то тут же упала бы. Сейчас Роза чувствовала все ссадины и ушибы от утреннего падения. Плюс новая боль в мускулах. Она заставила себя медленно и ровно дышать, ожидая, пока силы вернутся, и не отпускала седло.

Ночные звуки казались странными и даже зловещими. Шум бурлящей воды. Крик совы. Шаги лесных животных, пробиравшихся сквозь лес и заросли. Крик койота вдали и отклик другого.

— Оставайся у лошади, — приказал Глен. — Не хочу, чтобы лев тобой поужинал.

Роза вздрогнула от страха. Отец намеренно пугает ее. Он хочет, чтобы она боялась. Однако ничего страшнее сложившейся ситуации быть не может. Если удастся сбежать, то можно спрятаться…

— Папа, пожалуйста, развяжи мне руки.

Он рассмеялся и опять напугал дочь. Роза не видела отца и не могла разобрать, где он находится.

Девушка выпрямилась и, поборов страх, произнесла ровным голосом:

— Мне нужно в туалет, а руки связаны. Ты должен понять это.

Таунсенд хмыкнул.

Роза затаила дыхание, выжидая.

Через две секунды отец оказался рядом. Он видел в темноте лучше, нежели она. Понимание этого заставило девушку задуматься, осуществим ли ее план. Но разве есть другой выход? Роза не могла позволить Глену использовать ее как приманку, чтобы вытянуть деньги из Майкла, и вознамерилась сбежать от отца.

Глен схватил дочь за руку, и та немедленно почувствовала холодное лезвие ножа на коже. Потом упала веревка. Руки пронзила боль. Роза ожесточенно терла занемевшие места, надеясь испытать облегчение.

— Не ищи дерево, — предупредил Глен, когда она отошла от него. — Можешь оправиться здесь, у тропы.

— Я не такая дура, чтобы бежать, — огрызнулась Роза. — У тебя ведь есть ружье, и ты чувствуешь себя храбрецом.

— Кончай издеваться, ты еще пожалеешь?

Девушка сделала несколько шагов по тропе, а потом отступила в сторону. Дрожащими от страха руками, она расстегнула юбку и та соскользнула на землю, затем Роза быстро подобрала ее и набросила на плечи.

— Поторопись, — нетерпеливо приказал отец.

— Хорошо.

Глаза почти привыкли к темноте. Различив конский круп, девушка решила, что отец стоит между лошадьми, держа их за уздцы. Хоть бы это было правдой! Тогда у нее есть шанс.

Затаив дыхание. Роза двинулась вперед, пока не оказалась рядом с животными. Затем она с криком схватила накидку, ударила лошадь ногой и набросила белую юбку на головы животных, которые немедленно вздыбились и испуганно заржали. Эти звуки разорвали ночную тишину.

Роза не стала дожидаться, что произойдет дальше. Она поскользнулась и кубарем скатилась на берег реки. Там девушка поднялась и, низко пригнувшись, быстро побежала. В висках пульсировала кровь. Девушка надеялась, что ее шаги заглушит шум бурлящей воды.

Ветки деревьев и кустов царапали лицо и руки. Вода пенилась на камнях и обдавала брызгами, заставляя дрожать от холода. Не хватало воздуха, но Роза боялась даже рот открыть, чтобы не выдать себя.

Силы быстро оставляли ее, но страх заставлял идти. Девушка пару раз споткнулась и чуть не плюхнулась в воду. Ее спасла только ветка, за которую удалось ухватиться в последний момент. Роза еще долго держалась за спасительную соломинку, хотя опасность утонуть давно миновала.

Роза прислушивалась, не распознал ли отец ее крик, хотя не знала, вскрикнула ли на самом деле. Шаги отца были так же приглушены шумом воды, как и ее собственные. Было непонятно, пустился ли он в погоню. Если это так, то Роза узнает об этом слишком поздно.

Она заставила себя подняться и пошла дальше. Необходимо найти укрытие прежде, чем появится полная луна и осветит каньон, как днем.


— Майкл, нам нужно остановиться, — сказал Янси. — Сейчас опасно для лошадей. Сплошная темень. Таунсенд, должно быть, тоже остановился и ждет, пока не взойдет луна.

Майкл спешился.

— Тогда я пойду пешком, а вы приведете мою лошадь. Догоните меня, когда сможете.

— Майкл, веди себя разумно, — сказал отец.

— Не могу! — прокричал он в ответ. — Глен забрал Розу. Оставайтесь с лошадьми. Они нам позднее понадобятся.

Он не сказал, зачем, но все время думал об этом. Вдруг придется везти тело жены. Глен — убийца и может пойти на все. Его не остановит то, что Роза — родная дочь.

Майкл вытащил ружье из чехла. Он умел обращаться с оружием, но не был хорошим стрелком, однако выстрелил бы без колебаний, причини Таунсенд вред Розе.

Младший Рафферти быстро пошел, глаза сузились, взгляд сконцентрировался на тропе. Прислушиваясь к шуму воды, Майкл старался держаться реки, когда зрение подводило его.

Он не мог сказать, сколько прошел, когда пришлось передохнуть. Если бы Майкл не остановился, то не услышал бы ржание испуганных лошадей. Во всяком случае, какой-то странный звук.

Он произнес про себя имя жены и ринулся дальше, молясь, чтобы не опоздать.


ГЛАВА 35 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 37