home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

Роза с нетерпением ждала появления Ларк в церкви, хотелось многим поделиться с подругой. Девушка переговорила с кузнецом Тэрнером о Сан-Франциско, и его красочный рассказ подбодрил ее. Роза, конечно, не намекнула на свой отъезд. Откровения с Майклом Рафферти многому научили. Кузнец отреагировал бы точно так же на ее признания. Большинство мужчин считают, что женщины не способны постоять за себя.

Как будто бы они что-то знают!

Сидя в церкви рядом с матерью, девушка бросала взгляды на скамейку, где обычно сидели Райдеры, но та оставалась пустой. Видимо, что-то произошло. Семейство никогда не пропускало воскресной службы.

Прежде чем повернуться к алтарю, Роза заметила Майкла Рафферти, сидевшего сзади. В черном выходном костюме он выглядел еще более импозантно. Большинство мужчин в Хоумстэде не умели носить ни галстука, ни красивой одежды. Этого не скажешь о Майкле. Он всегда уверен в себе.

Взгляды встретились. Потом Рафферти поклонился ей одной. Лично. Это опять вызвало бурю чувств в Розе.

Она выпрямилась и посмотрела на алтарь, охваченная щемящими ощущениями.

Вчера они с Майклом не виделись. Мать сказала, что жилец пообедал вечером, когда Роза прислуживала в ресторане. Интересно, чем он был занят, коль вернулся на постоялый двор так поздно.

Хотя их встречи не имеют значения. Она думает о Рафферти из простого любопытства.

Пастор Джекобс взошел на кафедру.

— Поднимемся и споем, — он кивнул своей жене Присцилле, сидевшей за органом. — Наш Господь — наша крепость… — Священник пел громко, хриплым голосом и немного фальшивил.

Роза скучала по великолепному тенору пастора Пендроя. Хор прихожан звучал при нем значительно лучше. Однако бедняга скончался два года назад, и на его место прислали Джекобса. Нельзя не признать, что нынешний настоятель — хороший проповедник и заботится о своей пастве. Но на кафедре абсолютно не смотрится. Покойный Пендрой больше нравился девушке.

Боковым зрением Роза заметила, как Райдеры усаживаются на своем ряду, и повернулась к ним.

Первым шел Вилли, потом его сын Престон, за ним дочери — Ларк и Наоми. Ада завершала процессию.

Увидев подругу, Роза моментально поняла, что с ней что-то не так. Никогда еще Ларк не выглядела столь печальной.

Она не поднимала глаз, руки сложены на груди, а плечи бессильно опущены. Лицо опухло. Роза догадалась, что девушка плакала, хотя в данный момент щеки были сухи.

Переведя взгляд на Вилли Райдера, Роза заметила, что тот стоит прямо с гордым видом, смотрит вперед, но не пытается петь. С первого взгляда можно было определить, что отец Ларк кипит от злости.

Ада смотрелась такой же грустной и несчастной, как Ларк, и не отрывала глаз от кафедры. Губы беззвучно повторяли слова молитвы, но Роза не слышала красивого голоса матери Ларк, обычно звучавшего в соборе.

«Она рассказала им о Янси».

Душа Розы болела за подругу. Девушка живо представила, как Вилли с Адой отнеслись к тому, что их дочь влюбилась в поденщика. Похоже, все сложилось еще хуже, чем можно было предположить.

После псалма прихожане сели. Глядя на кафедру, девушка почти не вслушивалась в проповедь. Поскорей бы служба закончилась и появилась возможность переговорить с Ларк.


Майкл взял себе в привычку посещать церковь, где бы ни бывал.

Отец не раз напоминал ему, что это необходимо для бизнеса, и привычка укоренилась. Люди больше доверяют человеку, если по воскресеньям он появляется на службе.

Рафферти нельзя было назвать атеистом. Он верил в Бога, но при этом поступал разумно и сочувствовал человеческим недостаткам. Иначе и быть не могло. Особенно теперь, когда все поставлено на карту.

— Ты слишком серьезно относишься к делам, — постоянно повторяла мачеха. — Отели «Палас» еще не все значат. В жизни должно быть иное. Найди себе жену и остепенись. Постарайся обрести счастье. У тебя есть право на собственную жизнь, Майкл. Твой отец — не святой. Я знаю это лучше других.

Возникли неприятные ощущения. Так всегда случалось, когда Рафферти думал об отце.

Разве Джон Томас святой? Конечно, нет. Это определение совсем ему не подходит.

Майкл вспомнил, как впервые встретился с Диллоном.

Они были похожи, как две капли воды, только у младшего — темные волосы, а у старшего — светлые. Почему же не возникло подозрений? Но разве возможно докопаться до правды, когда тебе десять лет от роду? Тогда Рафферти просто радовался появлению нового друга в доме.

За несколько месяцев до этого случая Джон Томас женился на Кэтлин. Майкл скоро почувствовал себя заброшенным и одиноким, ибо раньше жил вдвоем с отцом. Откуда ни возьмись, появилась мачеха, ставшая центром вселенной для отца, и сын выпал из его поля зрения, хотя Кэтлин старалась, чтобы пасынок не испытывал недостатка в любви и добром отношении. Именно тогда в их доме и оказался Диллон. Мальчики стали неразлучны, вместе шалили, подшучивали над домашней прислугой, выводили из себя служащих гостиниц, где останавливалась семья. Они стали тенью друг друга, переплелись даже их мысли.

И только когда обоим стукнуло по шестнадцать (Диллон был всего на три дня моложе), Джон Томас раскрыл им правду.

Майкл так никогда и не простил Диллону, что тот оказался ему братом. Жизнь наследника круто изменилась с того момента, когда он узнал, что в его доме жил не просто сирота, а незаконнорожденный сын отца, то есть его сводный брат.

Рафферти закрыл глаза и постарался не предаваться грустным воспоминаниям. Нельзя впадать в сентиментальность и желать невозможного. Все будет идти по-прежнему.

Майкл опять открыл глаза и посмотрел на окружающих. Простые люди с примитивными жизнями. Такие никогда не поймут его.

Взгляд Майкла задержался на женщинах из семьи Таунсенд. Вирджиния выглядела изможденной и забитой, а в Розе ощущалась странная смесь упрямой решимости и невыносимой печали.

Разглядывая хорошенький профиль девушки, Майкл невольно улыбнулся, вспомнив, как Роза разозлилась, когда он не советовал ехать в Сан-Франциско в одиночку. Несмотря на миниатюрное телосложение, молодая женщина способна постоять за себя. Может, ей и повезет в Сан-Франциско.


Роза догнала подругу на церковной лестнице.

— Ларк, подожди.

Девушка подняла печальные глаза и спросила отца:

— Мне можно поговорить с Розой наедине?

— Только минуту. У нас впереди длинная дорога.

Девушка угрюмо кивнула, схватила подружку под руку, и они вместе отошли к небольшой рощице, расположенной неподалеку от церкви. Еще школьницами девочки прибегали сюда во время обеда, чтобы поделиться секретами и планами на будущее.

— Ларк, что твой отец имел в виду, говоря о поездке? — спросила Роза, как только они остановились.

— Вся семья едет в Буаз.

Роза почувствовала облегчение и даже позабыла, что через несколько дней окажется еще дальше.

Ларк повернулась к подруге.

— Папа думает, что я забуду Янси, если не смогу с ним видеться, — темные глаза наполнились слезами. — Считает, что я не знаю, что такое любовь, ибо слишком молода, — она вытащила платочек из сумочки и вытерла нос. — Отец ошибается. Я никогда не перестану любить Янси.

— О, Ларк…

Роза не знала, что и сказать, ибо не имела понятия о любви, да и не стремилась к ней.

— Папа выгнал Янси и приказал ему убираться с ранчо. Все из-за меня. Это несправедливо. Янси ничего дурного не сделал. Отец думает, что он бедный ковбой и на несколько лет старше, а поэтому — не пара. И обращается со мной, как с ребенком.

Роза взяла подругу за руку.

— Уверена, все обойдется, — девушка не любила говорить пустых слов, но ничего лучше не могла придумать. — Вот увидишь, все будет хорошо.

— Роза, ты можешь помочь мне?

— Конечно.

Ларк достала конверт из кармана.

— Найди Янси и отдай ему это, прежде чем уедешь из города.

— Как же я разыщу его? — спросила Роза, глядя на послание.

— Не знаю, — крупные слезы покатились по щекам, оставляя мокрые дорожки на безупречной коже. — Фрости сказал, что Янси собирается искать работу на лесопилке. Может, его возьмут, — она вытерла слезы платком. — Нельзя, чтобы он уехал, не прочитав мое письмо. Что будет, если я его никогда больше не увижу? — голос сорвался, и девушка разрыдалась.

Роза прижала ее и, стараясь успокоить, поглаживала спину и бормотала что-то успокаивающее.

— Ларк! — у дерева появился Престон. — Папа говорит, что пора ехать.

— Иду, — ответила она, не глядя на брата, но оторвалась от Розы. — Ты найдешь его? Обещай мне, что просто так не уедешь.

— Клянусь.

— Спасибо, Роза. Я буду очень скучать. Как мне жить… — не закончив фразу, Ларк повернулась и поспешила за Престоном.

Роза застыла, продолжая смотреть на место, где только что стояла Ларк. Думая о будущем, девушка ощущала щемящее одиночество. Ларк много раз помогала ей в тяжелые минуты, а теперь они даже не смогли толком попрощаться. Прежде чем Ларк вернется из города, Роза уедет. Они могут больше никогда не встретиться.

Почувствовав, как подступают слезы, девушка вышла из рощи и направилась к постоялому двору.


Янси заглянул в дом, расположенный в горах на востоке от долины. Именно в этом месте ручей впадал в реку. Здание, когда-то принадлежащее мистеру Хандли, простояло незаселенным три года. Об этом рассказал Винс Стэнфорд. Хотя оно выглядело так, будто пустовало с десяток лет.

Пара окон была разбита. На полу лежали листья и пыль, чувствовался резкий запах диких животных. Должно быть, здесь нашли приют белочки, мыши и суслики.

Придется хорошенько поработать и попотеть, чтобы привести все в порядок, но Янси никогда не боялся тяжелой работы. И особенно теперь, когда у него появилась цель. Необходимо многое доказать, прежде всего себе, а потом уже и Вилли Райдеру. Янси намеревался держать ответ за сказанное прошлым вечером. Коль Ларк считает его достойным, он обязательно докажет ее правоту.

Мужчина медленно покачал головой. Если бы кто-нибудь сказал шесть месяцев назад, что он будет раздумывать о женитьбе на девушке по имени Ларк, то Янси обозвал бы его чокнутым, выжившим из ума. Однако в данный момент Джоунз раздумывал именно о свадьбе. Во имя Ларк он вчера побывал у банкира и теперь стоит перед полуразрушенным домом.

При входе в банк Янси чувствовал себя, как верблюд на Аляске. Он считал, что Винс Стэнфорд не решится одолжить деньги на покупку собственности. Но все произошло наоборот, и Винс предложил бывшее владение Хандли. Цена оказалась разумной. Пусть Джоунз за шестьдесят дней соберет сотню долларов, и тогда банк даст ему закладную на необходимую сумму.

Сто долларов… Большие деньги… Если продать лошадь и седло, то можно выручить половину. Но Янси решил, что этого делать не стоит. Без жеребца на скотоводческом ранчо не обойтись, а уж фермера из старого ковбоя ни за какие коврижки не выйдет. Янси отлично знал только лошадей и скот. Как только дом перейдет в его собственность, он создаст здесь первоклассное ранчо.

А пока ему везло. Зигмунд Леонхардт с деревообрабатывающего завода предложил место на лесопилке за восемь долларов в неделю. Кроме того, ему сказали, что Зоя Поттер ищет кого-нибудь для ремонта ресторана и дома. И Янси уже повидался с ней.

Хозяйка взглядом оценила Джоунза и сказала, что вдова с тремя дочерьми всегда нуждается в помощи мужчины, если тот не чурается работы. Янси заверил Зою, что готов помочь, и та пообещала пятнадцать долларов, когда все будет приведено в порядок. Еще пару таких приработков — и сто долларов в кармане.

Решив, что дом сам себя не отремонтирует, Янси сбросил шляпу, закатал рукава и решил приняться за дело.

Здание оставляет желать лучшего, это уж точно. В нем всего три комнаты и подсобное помещение, но после тщательной уборки и побелки оно будет выглядеть абсолютно иным. Хотя вряд ли это подходящее жилище для Ларк.

Таская мебель из дома, Янси представлял любимую в красивой одежде и шляпке, под которой скрываются черные волосы, со смеющимися глазами.

И тут же принимался ругать себя за глупость, за мысли о том, что он сам и этот дом подойдут для такой девушки. Вилли Райдер поступил правильно, выкинув его с фермы. Будь Янси разумней, он уехал бы из долины, позабыл бы о поцелуях с милой, которая так тесно прижималась к нему и приятно пахла духами.

Джоунз продолжал работать, хотя корил себя за глупость. Зачем он влюбился в Ларк Райдер? И все же какой бы сумасшедшей и недостижимой ни казалась цель, Янси решил, что обязательно добьется своего. Ларк станет его женой.


ГЛАВА 4 | Навсегда твоя роза | ГЛАВА 6