home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22




Сон слетел мгновенно, будто рукой сняло, и я уже хотел вскинуться, подняться на ноги, как мысли пришли в норму и сфокусировались на происходящем. Вот черт, чуть не вскочил, дурак ненормальный - на мне мирно посапывала Иссиль, почти полностью разместившись сверху и обвив меня руками и ногами.

- Ты уже проснулся? - еле слышно прошептала девушка.

- Спи, кошка, полежи еще со мной.

Она промолчала и лишь засопела чуть громче. Мимо ходили люди, в уголке в отдалении уже вовсю готовили завтрак, распространяя по помещению приятные ароматы, и мы были единственными, кто еще не встал. Приятно вот так просыпаться, особенно, когда все вокруг чем-то заняты, а ты ни хрена не делаешь, вот такая я вот сволочь, даже улыбнулся. Иссиль сонно потянулась и открыла глаза.

- Есть хочется, - протянула девушка.

- Так ты проснулась из-за этого?

- И из-за этого тоже.

- Тогда подъем, - я пошевелился.

- Не хочу, - она спряталась под покрывалом, - лежи спокойно, мне тепло.

Через полчаса все-таки встали, потом был завтрак за общим столом, Искар укатил в город за новостями, и мы были предоставлены сами себе. Наружу договорились не выходить, так что слонялись по этажам бесцельно и без дела, лишь немногие нашли себе, чем заняться. Я же воспользовался возможностью и после сытного завтрака опять завалился на матрас, полностью игнорируя взгляды со стороны. Проснулся только под вечер, за столом шло собрание, Искар уже вернулся, и лица у всех были совсем не радостные.

Еще немного полежав, рывком поднялся, но никто даже не обратил внимания, все были слишком поглощены происходящим, я бы даже сказал - напуганы. Служанки жались друг к другу, прижимая руки к груди и напряженно ловя каждое брошенное слово, мужчины из прислуги вели себя немногим лучше, выдерживая лишь более серьезные лица, не более. Страх витал вокруг подобно вирусу, поочередно заражая то одного, то другого, постепенно усиливая свое присутствие и распространяясь все быстрее и быстрее. На женских лицах появились первые слезы, раздались редкие всхлипы, каждая брошенная Искаром фраза накладывала свой отпечаток на всех вокруг, и только мне было абсолютно все равно.

Город пал. Стена взята и оборона сломлена, защитников теснили каждую минуту, устилая улицы тысячами трупов и заливая кровью стены в человеческий рост, вырезая квартал за кварталом, не делая различий между взрослыми, детьми и стариками, наверху шла настоящая бойня. Обученные воины пали почти все еще на стене, оставив город абсолютно беззащитным и отдав его на поживу каттонисийскому воинству, так что сопротивления как такового не было вообще, разрозненные кучки убегающих не могли ничего противопоставить сжигающему дома и убивающего их семьи врагу. Балур пал окончательно.

Искар перевел на меня взгляд и кивнул.

- С этого момента ни ногой выше третьего этажа, сидим тихо, еду готовим только под присмотром уважаемого Стика, - он кивнул на шеф-повара, - и все держим себя в руках, Крисс, Иссиль, Алистер - идемте со мной.

Поднявшись двумя этажами выше, еле протискиваясь в узкие лазы баррикад, мы остановились только перед ступенями наверх.

- Теперь нужно решим с дежурством, от этого будут зависеть наши жизни.

- Двое здесь, еще двое отсыпаются неподалеку, и кто-нибудь из прислуги тоже рядом, на всякий случай, - Крисс подпер стену плечом.

- Есть и в туалет здесь же, на этом этаже, - добавила Иссиль.

- Согласен, спальники притащат, отхожее место уже есть, арсенал сами знаете где, осталось разбиться по парам.

- Нечего разбиваться, Алистер со мной, Крисс с тобой, - безапелляционно заявила Иссиль.

- Я не против, - пожал плечами Искар.

- Был бы еще кто против, - зловеще бросила Иссиль, а Крисс только с улыбкой покачал головой.

- Тогда ваша стража первая, - брат Ильсы ухмыльнулся, - сменим вас через сутки.

Позже прислуга притащила и разместила на этаже лежаки, оставив с нами бывшего привратника.

- Ну что, готов? - напарница мрачно смотрела вслед уходящим слугам.

- Иди, поспи, ларрити.

- Не стоит принижать меня только из-за того, что я женщина, - она сверкнула глазами.

- Глупая, - притянул ее к себе, - не принижать, а заботиться, и просьба моя связана еще и с тем, что я прекрасно выспался, в отличие от тебя.

- Смотри мне, - состроила сердитую рожицу, - ладно, от сна не откажусь, но знай, если что, успею тебя спасти.

Спасти она меня успеет, о, боги, похоже, я действительно стал мягче и поддался чувствам, но эта девчонка того стоит, действительно стоит. Поднявшись по ступеням почти наверх, присел. Еще несколько минут назад, когда решали основные моменты, я уже слышал звон стали, крики боли, отчаяния и ужаса, теперь же уши просто разрывались от какофонии агонизирующего города. Буквально в квартале от кладбища шла жестокая бойня, я слышал стоны и плач детей, вопли настигаемых и разрываемых аррсами горожан, рев огня и грохот обрушиваемых зданий - творящийся наверху ужас только по звукам представлялся адом, и увидеть все воочию я абсолютно не горел желанием.

Так и просидел несколько часов, вслушиваясь в творящийся кошмар бесстрастной мраморной статуей, замершей на полпути между этажами. Ни шороха, ни движения, почти незаметное движение грудной клетки и редкие всполохи век, я целиком и полностью отдался доносящимся с поверхности звукам. Постепенно резня придвинулась еще ближе к кладбищу, частично зацепила его и двинулась дальше, город вымирал, болезненно, неохотно, но вымирал. Не думаю, что каттонисийцам удастся убить абсолютно всех, кто-нибудь да спасется, заляжет, укроется в каком-нибудь укромном месте, но рано или поздно их все равно найдут и предадут смерти, избежать ее не получится ни у кого, даже, думаю, у нас. Единственная надежда - на спешащие сюда войска, но когда они прибудут, тот еще вопрос.

Привратник принес ужин, накормил меня и унес тарелку обратно, каша была почти безвкусной и абсолютно без запаха, я будто вернулся в прошлое, к баланде у куратора, каждодневным мучениям и осознанию зависимости завтрашнего дня от собственных усилий, внезапная ностальгия попыталась пробиться сквозь завесу отрешенности, но была безжалостно отброшена, а эмоции скованы и зажаты в тиски воли. Следующие часы пролетели мимо меня беззвучно и незаметно, отрешенность словно поглотила чувство времени, лишив свойственных людям слабостей.

Иссиль, полагая, что осталась незамеченной, тихонько подкралась сзади и обняла со спины, опустив руки мне на грудь. Прижалась щекой, сонно вздохнув и пробормотав:

- Почему не разбудил?

- Незачем было, ты выспалась?

- Угу, - она почти повисла, прижавшись еще сильнее.

- Уже почти утро, досидим до вечера - и на боковую.

Она кивнула.

- Что снаружи?

- Кровь, боль и смерть - ничего хорошего.

- А кладбище?

- А кладбище обошли стороной, но знаешь, что странно?

- Что?

- Они всех пускают под нож, будто и не за рабами пришли.

- Думаешь?

- Тут что-то другое, Иссиль.

- Ладно, не бери в голову, ты как, спать хочешь?

- Иди ко мне, выспавшаяся, - я перехватил ее за талию и посадил к себе на колени, - сиди тихо, как мышка, и проблем не будет.

- Как скажешь, милый, - она состроила смешную мордочку.

Чуть позже одна из служанок принесла завтрак, а следом за ней подошел и Искар.

- Ну что?

- Тут тихо, а там вовсю хлыщет кровь, - он поморщился.

- К нам заглядывали?

- Нет, но это всего лишь начало, сначала перебьют кого видят, а как потом обернется - кто его знает.

- Ладно, вечером вас сменим.

Когда с завтраком было покончено и все ушли, Иссиль вновь забралась ко мне на колени. Немного поерзав и все-таки умостившись, приняла комфортную позу для себя и абсолютно неудобную для меня. Ну, уж нет, красавица, подхватив ее под попу, пересадил иначе, как было удобно мне, вызвав обиженный шепоток.

- Ты чего меня крутишь?

- Твои выпуклости и мягкости, ларрити, мешают мне сосредоточиться, уж прости.

- Нашел чем быть недовольным, - она поерзала.

Дальнейшее время пролетело быстро и незаметно, мы тихо болтали шепотом и изредка смеялись, с ней было очень легко и просто, она не казалась болтушкой, хотя все разговоры и поддерживались только благодаря ей одной. Общение с ней было простым и приятным, мне было комфортно с ней, как ни с кем. В общем, наша первая смена прошла на удивление гладко, и пришедшие сменить нас Крисс с Искаром застали совсем не то, что ожидали увидеть.

- Вижу, вы не скучали, - копейщик насмешливо окинул нас взглядом.

- Как обстановка?

- Все спокойно, вы рано.

- Не спалось, вот и пришли, ладно, идите, мы вас сменяем, - Искар махнул рукой.

- Пошли, - Иссиль подхватила меня под руку.

И уже когда отошли на достаточное расстояние, Крисс бросил Искару:

- Все, пропал парень.

По пути пришлось посетить местный туалет - одну из печалей нашего положения. Обычное ведро безо всяких "М" и "Ж", одно на всех, ну почти, и без возможности уединиться.

- Небось, все время терпела, - ляпнул, усмехнувшись, и тут же заработал тычок в плечо.

Спустившись вниз, поужинали вдвоем, Стик принес две тарелки, доверху наполненные очередной баландой без вкуса, без запаха, и удалился. Народ, по большей части, уже валялся на матрасах и тихо бубнил между собой, в основном, о творившемся наверху и предстоящем нам. Не обращая ни на кого внимания, запили все дешевым вином, поднялись и, не говоря ни слова, побрели к своим местам. У самых матрасов подхватил идущую амазонку на руки и аккуратно лег вместе с ней, не отпуская и покрепче прижимая к себе, меня вдруг осенило, мысль, пришедшая в голову, заставила буквально оцепенеть на доли секунды. Это для меня все происходящее не казалось кошмаром, это я не видел во всем этом конец всего и вся. Мое изменившееся сознание совсем по-другому воспринимало мир и происходящее в нем, мое, но не их! Они видели лишь отсрочку, недолгую, но дающую возможность пожить еще хоть сколько-то, и относились к этому кто с большей надеждой, кто с меньшей. И Иссиль не была исключением, видно, ей хотелось чего-то стоящего, перед тем, как ее жизнь закончится, вот о чем она думала. Я был почти уверен в этом. Отчего-то захотелось пообещать ей, что она выживет, не умрет, и у нее будет еще не одна ночь любви впереди, но порыв был в корне задушен и скован. Я только покрепче прижал ее к себе.

- Осторожнее, увалень, - она пихнула меня локотком.

- Прости.

- Грей меня и давай спать уже.

Еще немного поерзав и успокоившись, она наконец-то уснула. Я продержался немногим дольше и вырубился следом, как обычно.





Глава 21 | Хроники императора. Начало пути | Глава 23