home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

У нас ушел день, чтобы добраться до пологих холмов, высившихся у подножия гор к северу от главного торгового маршрута. Поскольку дорога была в основном знакомая и под гору, передвигались мы довольно быстро. Можно было бы еще поднажать, но Сауд хотел в последний раз заночевать в холмах, прежде чем пересечь границу с Харуфом. Он не забыл одолевшее нас там безумие и хотел, чтобы мы подошли к этому испытанию как можно более отдохнувшими.

– Пойдем, Йашаа, – сказал он, держа в одной руке свой шест, а в другой мой. – Мы уже очень давно не тренировались.

Я легко поймал привычный ритм боевых движений, блокируя каждый удар Сауда и повторяя каждое его движение в зеркальном отражении. Сперва мы отработали движение по прямой, потом принялись за круговое. Осторожно ступая, мы медленно обходили друг друга. Смотреть под ноги нужды не было – земля была достаточно ровная, – да и на Сауда мне почти не надо было смотреть, поскольку я знал все его отработанные движения наизусть.

С каждой минутой тренировки неловкость и беспокойство, мучившие меня в последние недели, постепенно растворялись. Казалось, все странности, связанные с Маленькой Розой, все опасности гор и их магии и почти неминуемые мучения, поджидавшие нас в Харуфе, вплетались в рисунок моих движений, превращаясь в нечто упорядоченное, с чем мы были способны справиться. Лишь последняя ссора с матерью никак не укладывалась в общую картину, и я гнал ее от себя, чтобы не отвлекаться.

– Готов? – спросил Сауд. Мы уже дважды прошли полный круг, не сделав ни одного выпада, и он ухмылялся.

– Давай покажи на что ты способен, – ответил я.

Тут он сошел с круга и резким движением выбросил вперед шест. Я сделал шаг ему навстречу, стараясь пробиться через его защиту. Драться с Саудом было столь же естественно, как дышать. Он зашел с левого бока, который я на секунду оставил открытым, но я успел поднять шест, чтобы заблокировать удар. Я понял, куда он будет двигаться, по повороту его груди и плеч. Сколько лет мы тренируемся, а он все еще считает, что у меня слабая защита слева. Я шагнул навстречу удару вместо того, чтобы уклониться, и повернулся так, что шест Сауда рассек воздух в том месте, где только что было мое плечо. Я увидел, как в его лице промелькнула досада, что мне снова удалось его обхитрить, и тут же аккуратно поддел его шестом под колено, сбив его с ног.

– Так тут хитрость совсем не в ударах, – отметила Маленькая Роза, когда я помог Сауду подняться на ноги и мы поклонились друг другу. – Вы используете шесты, чтобы заставить противника сдвинуться с места, а потом атакуете там, где вам удобней.

Сауда, похоже, впечатлили ее слова.

– Так и есть, Захра, – сказала Арва. – Отец Сауда говорит, что это первый урок боя на шестах. Он бы с радостью взял вас в ученики, увидев, как быстро вы все схватываете. Вы раньше видели, как дерутся на шестах?

– Вообще-то нет, – ответила принцесса. – Но мне кажется, это был вполне наглядный пример.

– Тарик, – позвал Сауд. – Твоя очередь.

Тарик занял мое место напротив Сауда. Мы наблюдали, как они повторяют все те же движения, только медленнее, и Маленькая Роза следила за плечами Сауда, а не за его шестом. Потом настала очередь Арвы, и темп стал еще медленней, хотя Сауд продолжал наступать на нее.

– Отец Сауда называет себя нашим учителем танцев, – сказал я. – Сауд почти такой же хороший учитель, хотя сам он сказал бы, что это только потому, что начал дело еще его отец.

– А ты тоже преподаешь?

– Нет, принцесса. Я иногда тренирую Арву, потому что это развивает терпение, но в процессе я и сам учусь не меньше нее.

– Ты говорил, что покажешь мне, как это делается, – напомнила она с радостной искоркой в глазах. Должно быть, после стольких лет праздности ей отчаянно хотелось заняться хоть чем-нибудь.

– У Сауда получилось бы лучше, – возразил я. – Я думал, они вернутся не так скоро и нам нужно будет какое-то занятие, чтобы скоротать время.

– Ну покажи, – настаивала она.

Я колебался, вспоминая, как у нее разболелась голова после того, как мы чинили изгородь.

– Тарик, – сказал я наконец, – дай принцессе свой шест.

Он с некоторой неохотой протянул ей шест и пошел за нами на полянку, где мы бы не помешали Арве с Саудом. Я показал Маленькой Розе, как встать, и поразился, как быстро она освоила начальную стойку. Поза была довольно неестественная, и большинство новичков слишком сильно наклонялись вперед. Но Маленькая Роза тут же нашла баланс, и даже положение ее рук на шесте оказалось идеальным.

– Вы ведь говорили, что никогда раньше этого не делали, – сказал я.

Отцу Сауда в какой-то момент так надоело, что я держу руки на шесте слишком близко друг к другу, что он заставил меня целыми днями таскать палку, чтобы привыкнуть к правильному расстоянию. Даже Сауд не сразу это освоил. Однако Маленькая Роза с ходу встала, идеально расположив и руки, и ноги.

– Дар эльфа охватывает и танцы, – напомнила она. – Может, дело в этом.

– Может, и так, – ответил я. Похоже, теперь магия будет преследовать меня повсюду. – Вот так блокируется удар снизу.

Я показал движение и принялся отрабатывать его вместе с ней. К моему облегчению, хотя движения у принцессы получались идеально, по части силы ей было до меня далеко. Когда мы перешли к отработке удара снизу, его она освоила гораздо быстрей – как я догадался, благодаря тому, что до этого я применял ту же технику против нее, показывая, как защищаться. Я забыл отсчитывать для нее ритм, но, судя по всему, она чувствовала его инстинктивно, без труда подстраивая свои движения под мои. За исключением неравенства сил, тренироваться с ней было почти как с Саудом.

Когда я поднял шест, показывая, что тренировка окончена, она остановилась, тяжело дыша и улыбаясь. Сауд с Арвой тоже закончили и подошли посмотреть на нас. Сауд выглядел встревоженным.

– Я был осторожен, – заверил я. – Ты же знаешь, что я умею сдерживать себя, ты сто раз видел, как я это делаю.

Он лишь покачал головой и пошел назад к костру.

– Как самочувствие, принцесса? – спросил я. Она не держалась за голову, но ведь и в первый раз боль появилась не сразу.

– Чудесно! – сказала она. – Это намного интереснее, чем чинить изгородь.

Это меня встревожило.

– Не смотри так на меня, Йашаа, – ее слова прозвучали как приказ, и я вытянулся по струнке. – Не забывай, самая стойкая часть розы – ее шипы.

– Конечно, принцесса, – механически ответил я.

Тарик забрал свой шест и похвалил Маленькую Розу за ее первые успехи. Арва пошла за ними к костру, щебеча о том, как здорово будет тренироваться с девушкой, потому что мы, мальчишки, слишком с ней осторожничаем. Я поймал на себе взгляд Сауда. Он коротко улыбнулся, но тут же отвернулся, и я понял, что он все еще обеспокоен. Я был не готов с ним спорить, так что решил держаться поодаль, вслушиваясь в оживающие вокруг нас звуки ночи.

Эти звуки я слышал всю свою жизнь. Насекомые и ночные птицы, поскрипывание деревьев. Когда-то мне были знакомы только ночные звуки каменного замка, но теперь я их не помнил. Моя жизнь состояла из долгих блужданий и сурового палаточного быта, но постоянными элементами в ней было прядение у костра и звуки ночи. Тут я впервые задумался о том, как звучит ночь в пустыне.

Учитывая скудность растительности, насекомые там должны быть другие. А деревьев наверняка нет вовсе.

Я прервал размышления о дальних краях и сосредоточился на изучении долины, простиравшейся прямо передо мной, хотя в темноте мало что мог разглядеть. Сперва нам нужно будет прорваться через Харуф, где нас будут преследовать, где будет мало еды и где нам не за чем будет укрыться от ветра. А уж потом будем беспокоиться насчет пустыни.

– Йашаа! – крикнул Тарик от костра, и я повернулся, приготовившись бежать в его сторону.

Мы спустились по склону, чтобы найти место для тренировки, так что лагерь остался выше. Повернувшись, я замер как вкопанный, потому что увидел, зачем меня звал Тарик.

Королева-Сказочница сделала горную цепь прерывистой, по одной вершине на большинство склонов, хотя всюду, за исключением перевала, их соединяли между собой холмы пониже. Благодаря этому я тут же увидел, что внимание Тарика привлекла вершина горы, на которой мы стояли. Соседние вершины чернели, едва выделяясь на фоне темного неба. Наша же гора сияла ярко-золотым светом, будто начинявшая ее руда сверкала в темноте. Я встрепенулся и помчался к остальным.

– Это не может быть пожар, – сказал Сауд, когда я приблизился к ним. – Там нет никаких деревьев.

– Это дракон? – очень тихо спросила Арва.

– Нет, – возразил Тарик. – Драконов огонь не может зажечь камень, если на нем нет никакого растопочного материала, а там его нет. Это огонь феникса.

Мы с Саудом, разумеется, рассказали остальным про эльфа, которого встретили на поляне. Глаза Тарика засияли, когда мы описывали его, но Маленькая Роза выглядела опечаленной.

– Он хочет, чтобы мы остались? – спросила она. – Пытается о чем-то нас предупредить?

– Не знаю, – сказал Тарик. – Огонь феникса встречается очень редко.

– Чудесно, – буркнул Сауд. – Может, он собирается полететь прямиком к сыну Царетворца и рассказать ему, где нас искать.

– Сауд, – с укором сказала Арва. Даже в тусклом свете костра я увидел, что он устыдился своих слов.

– В большинстве историй огонь феникса – вестник хорошего начала, – сказал Тарик.

– А в остальных? – спросил я. Знал бы я, сколь полезными окажутся рассказы отца Тарика, слушал бы их повнимательнее. Теперь же оставалось полагаться на память товарища и прислушиваться хотя бы к тому, что говорил он.

– Хорошего конца, – вставила Маленькая Роза.

– Полагаю, нас устроило бы и то и другое, – заметил Сауд. Ничего более похожего на извинение ни мы, ни феникс от него явно не дождемся. Он улыбнулся мне с другой стороны костра, и я понял, что, какими бы ни были наши разногласия, он решил о них забыть. Возможно, это не то начало или конец, которые имел в виду феникс, но я был вполне доволен.

– Ну ладно, – сказал я. – Я посторожу первым, а вам всем надо поспать.

Звуки ночи оставались неизменными, хотя огонь феникса горел по-прежнему ярко.

Никого из животных он, похоже, не встревожил, и, исходя из этого, я вопреки всему понадеялся, что пламя горело только для нас.


Глава 22 | Веретено | Глава 24