home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Долгий рассвет

Марна напоминал побитого пса, подравшегося со стаей дворняг. Одежда испачкана кровью и копотью, кольчуга разорвана в нескольких местах. По-моему, постарел он за ночь лет на пятнадцать, морщины глубже прорезались, особенно вокруг глаз и на переносице. Это он привёл себя в относительный порядок, расчесался, умылся. Не переоделся, вероятно, потому, что с минуты на минуту ждал наступления. За спиной у него двое здоровяков в капюшонах — заплечных дел мастера и попутно помощники и охрана дознавателя.

— Чего хочешь?

— Я… — менталист закашлялся, будто у него слова в горле застряли, — прошу прощения за излишнюю предосторожность в отношении тебя и твоих бойцов, Сандэр.

— Мне плевать, Марн, на твои извинения. Хочешь искупить вину — воскреси моих девчонок. Нет — уходи, пока не снял с тебя голову, оказав услугу тем ублюдкам, поставившим лагерь у леса.

— Я хочу поговорить, — тяжело вздохнул маг.

Он показался мне донельзя жалким, бездомным бродягой, сломленным жизнью. Простой слабый старик, славные деньки которого давно минули, и он осознал это только сейчас, на склоне лет, потерпев поражение в драке.

Восприняв моё молчание в качестве разрешения, Изверг продолжил:

— Мы потеряли много товарищей. Не хочу повторения сегодняшней катастрофы в дальнейшем, поэтому предлагаю объединиться. Вместе с твоими дриадами и наёмниками мы отобьёмся, я уверен.

Будь моя воля, я бы ушёл к Зеркальному озеру немедленно, бросив Марна и Веспаркаст. Раньше крепость и маг значили для меня многое, теперь же в душе словно пожар пронёсся, оставив от былой привязанности горький пепел. Мы сидим в башне на гребне Крессова Вала, живые, невредимые, а возле нас лежат коченеющие тела Виолы и Файоны. Девчат убили проклятыми топорами одержимые синекожие. А до боя с троллями дриад убил ты, Марн. И трёх древней, покоящихся снаружи и корнями сросшихся с Крессовым Валом навеки. Из-за тебя, урод, лежат пластом от истощения Эстер с сёстрами. Сражаться могут всего две дриады.

И да, я понимаю: если откажусь сражаться с тобой плечом к плечу, погибнут все — и девчонки, и древни, и горцы с оборотнями. Ты тоже сдохнешь, вишенка на кровавом торте из мелко нарубленных имперцев.

— Пойми, Сандэр, я не мог поступить иначе. Риск был слишком велик, мы боимся каждого подозрительного незнакомца после событий в Гариде. Ты совсем не походил на себя прошлого. У тебя изменилась аура, она потемнела, стала холодной, будто у неживого.

Гарид. Что произошло в Гариде?! Меня чересчур долго не было в Пограничье, я не слыхал новостей. Дриады ничего не сказали, да мы с ними толком и не общались. Так, перекинулись парой фраз, дальше нас закрутил круговорот битвы.

— При чём здесь Гарид, Марн?

— Ты не знаешь? Город разрушен при невыясненных обстоятельствах. Из столицы приехала следственная комиссия из магов и высокопоставленных церковников, потоптались и вернулись, прослышав о вторжении синекожих в провинцию.

— Жители спаслись?

— Никого не нашли. Даже духовного следа, оставляемого на месте смерти, не обнаружили. Город превратился в гору ледяных глыб.

Что ты такое говоришь? Духи умерших обязаны быть на месте гибели минимум три дня перед тем, как отправиться в Серые Пределы или куда там уходят верующие ангелиане. След насильственной смерти держится сорок дней. Единственный способ убрать все последствия в астрале — поглотить либо поймать духовные сущности в момент гибели. Так делают лоа и ловцы духов.

Лилька, сестрёнка…

— Сандэр, послушай меня. По всей вероятности, твоя сестра не находилась в городе на момент его уничтожения. Накануне она приезжала сюда, в Веспаркаст, справлялась о тебе и Гварде. С ним ей увидеться не довелось, Зеркальное озеро осадили, и она вскорости уехала. Её сопровождал брадосский целитель де Виллано, назвавшийся учителем Лилианы. Помнишь, он спас раненого Гварда? Ты его сам пригласил в крепость.

Голос менталиста пробивался в сознание, точно сквозь толщу воды. Принципал гильдии целителей острова Брадос Арнальдо де Виллано, первое нападение Ночных Охотников и моя сестра. Демон бы побрал эти игры тайных организаций! Голова вот-вот треснет от догадок. Не случайно он появился в Веспаркасте перед атакой на нас с Гвардом, не просто так пересёкся с Лилей. Ох, и картина вырисовывается. В тёмных тонах преимущественно.

А я ведь подозревал в нём агента Ночных Охотников. Потом передумал. Видная фигура, не какой-то малозаметный рядовой торговец. И личность его подтверждал Марн, ссылаясь на магические отличительные признаки. Дескать, он взаправду целитель, принципал брадосской гильдии. Я поверил, не предусмотрев варианта, что он является агентом и вместе с тем признанным чародеем, вхожим в столичные дворцы. Возможно, с ним заключён контракт, неспроста же он подкован в лечении специфических ран, наносимых Ночными Охотниками.

За мной следили с посещения Веспаркаста. Не только за мной, надо полагать, также за моими близкими. Когда весть о гибели Сандэра Валирио в Спящем лесу достигла ушей руководства организации, они решили вплотную заняться Лилей. Зачем она им? Вариантов масса, и все для неё плохи. Не для того её забирали из Гарида, чтобы дать путёвку в жизнь. А разрушение города не их ли рук дело? Заметали следы, убирали свидетелей, хотя могли работать аккуратнее, без лишних жертв.

— Сандэр, время идёт. Наш разговор лучше вести в крепости.

Веспаркаст не волк, в лес не убежит. Да и волк не всегда в лес убегает. Акела, например, будет со мной до конца, не прикажи я ему обратного. Потому что верен мне.

Игнас ни словом не обмолвился о Лиле. Он занимал не последнее место в организации, знал о текущих операциях, его приставили наблюдать за мной, и промолчал. Либо намеренно, либо его от него скрыли похищение сестрёнки. Возникает вопрос: можно ли ему вообще верить и не обманул ли он меня своей гибелью у замка лотосников? Мало ли, какие спецэффекты способны поставить Ночные Охотники? У них знаний о магии, чисто у архимага. В первых тройках агенты с подготовкой не ниже уровня магистра-супрема.

Почему Лиля мелькнула в Веспаркасте с де Виллано? Смысл разрушать Гарид и являться рядом с той, кого я буду искать и рвать зубами тех, кто встанет у меня на пути? Загадок больше, чем пчёл в улье, версий ответов на них не счесть. Напрашивается очевидный вывод: брадосец таким образом хотел оповестить меня о наличии у него — считай, у Ночных Охотников — моей сестры. Для чего? А Цатогуа знает, для чего. Варианты начинаются от банального шантажа до хитро продуманного плана, затрагивающего кроме меня ряд влиятельных персон. Реинкарнацию аллирского князя по-разному пользовать можно, мною вон сколько всякой нечисти интересуется, и эльфы всех мастей, и демонопоклонники. Не исключено, есть силы, о коих мне вовсе неизвестно, зато им прекрасно известен я.

Где начну искать Лилю прежде всего? Правильно, на Брадосе. За мной теперь следить не надо, сам явлюсь туда, куда они указали, то есть в гильдию тамошних целителей к её незабвенному руководителю. Впрочем, над моими дальнейшими действиями размышлять стоит, выбравшись из окружения. И вытащив отсюда дриад с ребятами, желательно невредимыми. И мне всё равно, обращусь ли в теневого духа, подвластного Владыкам Предвечной Тьмы. Я не допущу новых потерь.

Виола и Файона, трое безымянных древней, пятеро горцев и два оборотня — таков счёт невосполнимых потерь без учёта небоеспособных дриад с древнями и горных троллей. Волколаки и басты до утра восстановятся благодаря врождённой регенерации.

— Мои бойцы нужны тебе в крепости? — поднял я тяжёлый взгляд на Марна. — Мы придём в Веспаркаст и будем защищать его и вас. Но, клянусь Бездной, ты должен заплатить за нашу кровь, пролитую из-за тебя. — По виску мага покатилась капля, я расслышал его участившееся сердцебиение. От менталиста пахло страхом за лигу, уверен, его учуяли и лоа в лагере синекожих.

— Хочешь забрать мою жизнь? После снятия осады можешь снять с меня голову, я не стану сопротивляться, слово дознавателя. Только присоединись к нам.

Хитрый ублюдок. И смелый. Думаешь, поверю твоему обещанию? Сопротивляйся или нет, пожелай я того, ты умрёшь.

— Твоя смерть не вернёт погибших, Марн. Мне нужны эликсиры, зачарованное оружие и свитки с заклятиями из хранилища крепости. В Веспаркасте достаточно сокровищ, чтобы сгладить твою вину передо мной и теми, кто мог выжить в ночной мясорубке, согласись ты на наше присутствие в крепости.

На лице менталиста промелькнуло недовольство, прежде чем на нём утвердилось смиренное выражение.

— Свитки и оружие не принадлежат мне, Сандэр.

— Ты распоряжаешься ими в случае штурма и осады, верно? Спишешь на войну, и не солжёшь, они действительно пойдут на военные нужды.

Дознаватель тихо, человек не услышит, скрипнул зубами. Зря злишься. Отдав мне остатки свитков и эликсиров, заплатишь не столько за гибель дриад, древней и горцев, сколько за свою безопасность. Отбив следующий штурм и разбив противника, мы пойдём в аранью бить синекожих, тем самым уменьшая вероятность повторного похода на Веспаркаст.

— Сколько тебе понадобится свитков, эликсиров и оружия? — стиснув зубы на горле собственной гордости, спросил маг.

— Почти всё, оставшееся после снятия осады с крепости. Откажешься — мы уйдём на рассвете. Сгинем или прорвёмся другой вопрос. На нашу поддержку более не рассчитывайте.

Марн колебался ровно удар сердца.

— Отдавай приказ древесным созданиям, я согласен. Жду тебя в моём кабинете. Хочешь — приводи беорна, капитана наёмников. Собираю сотников обсудить оборону крепости.

Полчаса после ухода мага я провёл на Валу, на крыше дозорной башни, контролируя перемещение древесников в Веспаркаст. Двое девчат переносили сестёр, за ними тащились из последних сил древни, переставляя с черепашьей скоростью ноги-корневища. За каменными стенами им безопаснее. В тепле они согреются и быстрее придут в себя. Из-за мерлонов легче обороняться, хлеща врагов сверху плетями-лозами и пронзая отравленными шипами.

В штурме погибло много троллей и ещё больше одержимых. Уверен, завтра нас атакуют преимущественно воины Чёрного Копья.

С севера опасаться некого. От ворот селения клякса обнажённого чернозёма в окружении из натоптанного снега — место второго в моей жизни портала в Предвечную Тьму, куда я сбросил большинство троллей племени Длинных Клыков, одержимых, вождя и верховного шамана, оседлавшего мамонтоподобную зверюгу. Просто взял и призвал в мир Владык, преподнёс им угощение и в очередной раз испытал единение с ними на сущностном плане. Оно уже не испугало. Владыки отблагодарили меня улучшенным восприятием. Я больше не нуждаюсь в переходе на второй уровень боевого транса для повышения астральной чувствительности. Да и в самом боевом трансе тоже. Словно управляю текущим вокруг временем, то ускоряя, то замедляя его по моей воле.

Ещё вижу в темноте без зелий и чувствую тепло живых и холод мёртвых. Способность управления теневыми духами также улучшилась, для призыва мне не нужен магический ритуал. Стоит позвать, и они сползаются ко мне со всей округи, готовые удовлетворить любое моё желание. Я способен поглощать их, восполняя запасы айгаты. Не люблю вкус теневых, точно набиваешь брюхо пылью. И энергии в них мало. Впрочем, на безрыбье и теневой дух жирный сом.

Найду сестрёнку и сразу прекращу использовать магию теней. Перебью у Веспаркаста троллей, спасу Водяных Крыс на Зеркальном озере, отыщу Лилю, разберусь с Ночными Охотниками и сразу же перестану обращаться к Владыкам Предвечной Тьмы. Честное шаманское. Если от меня, Саши Стрельцова, к тому времени что-то останется.

Пока же стоит настраиваться на отражение атаки с юга. Западную группу мы с девчатами и древнями здорово потрепали, восточная обломала зубы об имперцев, меньше всего потеряла воинов южная группа, то есть племя Чёрного Копья. К ним подкрепления прибыли, около сотни троллей во главе с колдуном, в грядущем бою погоды они не сделают, а вот одержимые звери, коих они приволокли с собой в клетках, могут повлиять на исход сражения.

Древесники исчезли в темноте открытого имперцами в стене прохода, со мной Акела с родичами, крутится внизу, принюхивается и скалится, чуя смерть. На юге у леса пылают костры, десятки оранжевых пятен. Есть от чего нервничать.

Спрыгнув, я встопорщил рукой белую шерсть меж ушами друга. Успокойся, они зализывают раны и не нападут. И о том, что не участвовал в битве, не переживай, загрызёшь ещё не одного врага. Пошли к девчатам и горцам, они нас заждались, поди.

Горцев с дриадами определили в полупустой казарме. Гарен увёл часть воинов на помощь герцогу, оставшиеся отдыхали на стенах и во дворе у жарко разожжённых костров и жаровен, дабы в случае нападения поскорее занять позиции. Древни отлёживались, греясь неподалёку от огня, и тяжело, прерывисто дышали. Энергия в них струилась неспешно, выдавая усталость и истощение.

Веспаркаст провонял смертью. Воздух насыщен смрадом горелой плоти, крови и внутренностей. Мёртвые повсюду — на стенах, башнях, вокруг крепости. Во дворе складывают в кучу обезображенные окоченевшие тела, священник обрызгивает трупы святой водой и читает молитвы, предохраняя погибших имперцев от вселения злых духов. Влетит, допустим, младший лоа в тело, и поднимется мертвец — быстрый, жадный до плоти и душ живых.

С порога казармы меня поразило, что возле моих раненых и валящихся с ног бойцов находятся служки священника и помощники Марна со склянками зелий, ещё и пассы над девчатами и горными троллями делают. Пальцы служек, читающих молитвы, еле различимо испускают голубоватый свет, в коем рождаются крошечные искорки энергии, опускающиеся на ослабленных бойцов. Не знал, что святая ангельская магия им доступна. Убелённому сединами священнику по чину положено, но зелёные юнцы, не закончившие семинарии? Как-то неправильно. Имперцы, лечащие язычников-троллей. И не снится ведь, действительно лечат, снимают усталость, наполняя чистой, «сырой» энергией, зашивают раны и скрепляют кости, поят зельями, ускоряющими регенерацию. Скажу кому — не поверят. Неужели Марн до такой степени нуждается в нас? До утра и раны средней тяжести не заживут, зачем имперцы помогают тяжелораненым?

Те, кто сейчас не способен драться, к утру смогут держать оружие и участвовать в отражении возможной атаки. Вот и польза от лечения.

Горцы, естественно, противятся благословениям и отмахиваются от молитв, полагаясь на старое как мир колдовство предков — выданные шаманами амулеты. Помощники священника не обижаются и на свой страх и риск продолжают читать молитвы и делиться энергией с ранеными при активной поддержке обеих боеспособных дриад. Что более удивительно, невзирая на вялые протесты и языческие обереги, святая магия помогает троллям! Вроде бы лоа, коим они поклоняются, идеологические враги ангелов, а сил у горцев от действий ангелиан прибавляется.

Я распорядился накапать драконьей настойки троллям и девчатам, глядишь, к утру поправятся. Хуже точно не будет, по заверениям здешнего алхимика, в конфликт с препаратами импецев она не вступает. Остатки дриады унесли во двор, братьям. Им настойка нужнее, чем мне. Древесники и восстановятся, и солидным запасом жизненной энергии и айгаты обзаведутся. Он им понадобится в бою, ох, понадобится. Особенно будет нелишним для Эстер с сёстрами, они в основном магию природы используют, а она весьма затратна.

В казарме переговорил с горцами, приказав исполнять приказы капитана наёмников Тайбера в моё отсутствие. Беорн отныне мой зам и советник, у него и опыта, и военных знаний побольше, чем у меня.

Оборотни облюбовали стены и башни крепости. Все уже здоровы и массово ужинают, кто кус сырого мяса грызёт, кто сыр поглощает, запивая из фляги. Им зелья со святой магией побоку, у них регенерация. Свежих шрамов у некоторых прибавилось, одежда в кровавых пятнах. Железные ребята, хоть и не рыцари, ничем их не проймёшь.

Беорн на открытой башне с баллистой обсуждал с коллегами по ремеслу оборону крепости. Верно, ныне самая горячая тема у собранных в крепости разумных. Подойдя, я жестом позвал капитана следовать за мной, развернулся и спустился во двор.

У входа в башню магов скомандовал волкам ждать снаружи. Охрана из двоих латников не останавливала, Марн обо мне предупредил. По лестнице поднялся на верхний этаж, где расположены покои Изверга. Без проблем миновал полупрозрачный барьер, заменяющий дверь, и оказался в просторной комнате с парой кресел и гобеленами. Типа приёмная без секретаря, с подозрительно таращащимися исподлобья медными мартышками под потолком по углам, чьи лбы венчают закругленные рожки, а ноги обвивают длинные чешуйчатые хвосты, похожие на змеиные. В лапах цепи, удерживающие магические светильники. Раньше обезьянок этих не было.

Интерьер поменяли, или я вижу то, чего не видел раньше? Например, узоры гобеленов, напитанные под завязку айгатой. Энергия течёт по ним, сосредотачиваясь в медных фигурках тварей, и образовывает эдакую клетку, непроницаемую для чар слежения. Тонкая работа мастера. Должен признать, изоляция у Марна на высоте, что творится за пределами комнаты, не понять. Теневой дух, посланный на разведку, коснувшись астрального барьера, мигом от него отпрянул, обжёгшись.

Зуб даю, хозяин находящегося за дымчатой завесой кабинета знает о происходящем в «приёмной», и передатчиками информации служат медные рогатые мартышки.

Ступаю в серую колеблющуюся поверхность, сотканную из дыма. Кожу покалывает сквозь ткань, сознание кто-то прощупывает. Барьер заставляет духов укрыться в моей ауре, и они относительно безболезненно переживают проникновение в кабинет Марна. Сложную защиту поставил маг, распознающую, кто чужой, на основании ментального сканирования входящего в «приёмную». Полагаю, вошедшего без приглашения бьёт боевым заклятием.

В кабинете, напротив, не изменилось ничего. Письменный стол и Марн в кресле за ним, по бокам от него стоят его замы, опытнейшие маги Веспаркаста, перед ним сотники, уцелевшие при штурме. Над ними хмурое осеннее небо. Светильниками маг пренебрегал, свет в достаточной мере для чтения и письма давал магический потолок-иллюзия.

Представляться не буду, меня без того знают. А нет, так пусть Изверг просветит. Пройдя к столу, я бесцеремонно пододвинул отставленное кресло и сел перед чародеями, беорн встал у меня за спиной, подстраховывая с тыла. В официальной обстановке не положено сидеть в присутствии мессира мага простолюдинам, низкосортным дворянам и чародеям ниже рангом? Не имею ни малейшего желания выражать тебе своё уважение, менталист. И вообще, я князем был в прошлой жизни.

— Приступим к обсуждению, господа, — обвёл Марн присутствующих внимательным взглядом.

Последствия боя проявились чётче на его лице. Морщины углубились, под глазами залегли синие тени, в глазах нечеловеческая усталость. Он слегка подрагивающей рукой провёл над расстеленной на столе картой окрестностей Веспаркаста, и вверх потянулись башни искусно изображённой крепости, догорающие остовы домов в посёлке, холмы и деревья. На южном берегу, у края леса, зажглись огоньки костров, около них муравьями сновали синекожие.

Впервые вижу рельефную карту, сотворённую магами. Потрясающая штука. Отслеживающие заклятия переправляют сведения об обстановке непосредственно в кабинет, воссоздавая на письменном столе Изверга картину происходящего в мельчайших подробностях.

— Начнём с доброго известия. Мессир Валирио согласился защищать Веспаркаст вместе с нами. Благодарю вас, Сандэр, за согласие и за сегодняшний вклад в оборону крепости. Без ваших бойцов нам было бы труднее сдержать натиск синекожих. — О как заговорил, я теперь «мессир». Надо полагать, лесного разлива, ибо в ВУЗах магических не обучался и степеней мне не присваивали. — Второе хорошее известие, господа — троллям нанесён значительный урон. Длинные Клыки и Звёздная Рысь, атаковавшие нас с севера и востока, разгромлены. Мы проредили и армию одержимых. У троллей остаётся малое количество пленных и животных, предназначенных быть вместилищами злых духов. На этом, увы, добрые вести заканчиваются.

Сотник в латах — немолодой мужик со шрамом через лысый череп от уха до затылка — скривился, точно ему в рот положили семечки кисляка1. Его коллега, чернобородый средних лет воин в кожаной куртке, сжал губы в тонкую линию. Тема ожидалась для имперцев неприятная.

— Наши потери составили четверть от общей численности гарнизона, — слова мага падали валунами, одно за другим, и с каждым произнесённым сотники горбились, будто под грузом. — Треть наших воинов ранена. Троллей Чёрного Копья погибло меньше. В разгар следующей битвы, когда синекожих умрёт несколько сотен, шаманы, вероятнее всего, воспользуются гибелью сородичей и призовут покровителя племени, старейшего лоа. Ночная атака злых духов покажется нам вознёй неуклюжих щенков по сравнению с нападением одного из Владык Серых Пределов.

Понятно, почему недовольны сотники. Они не раз сходились в бою с троллями, им не понаслышке известно, чем грозит затяжное противостояние. Синекожие в особо трудных сражениях, проигрывая, призывают на поле битвы покровителя племени либо клана, причём жертвами выступают гибнущие воины. На взрослых при посвящении в охотники ставится метка лоа. Она срабатывает, служа каналом, по коему отправляется дух павшего прямиком к покровителю. Соберётся «критическая масса» духов, и становится возможным призыв старшего или старейшего из Серых Пределов.

Тролли серьёзно просчитались, направив на Веспаркаст полчища одержимых. Не учли фактор моего присоединения к имперцам, и оказались в невыгодном положении. Знай они обо мне, принесли бы пленных в жертву и в начале битвы натравили на нас свой козырь — воплощённых покровителей. Сомневаюсь, что против старейших магия теней действенна, они ведь самое меньшее уровня низших богов.

Единственный выход — перебить шаманов до штурма. Эх, будь у меня десяток магистров боевой магии либо тройка высококлассных Ночных Охотников! Ну, чего нет, того нет. Бить надо на упреждение, причём по сильнейшим тролльим колдунам. Убью верховного шамана Чёрного Копья, и шанс призыва старейшего снизится, лишь верховные имеют право обращаться к покровителю племени.

В кабинете повисла напряжённая тишина. Нарушил её лысый сотник со шрамом:

— Замок ордена, в котором укрылся герцог, под осадой Мёртвых Медведей и огров. Императорская армию прибудет в Пограничье нескоро. Попросим помощи у графа Солдрейна и рыцарей Стального Тура?

Солдрейн — правитель города Ласпарана на границе с эльфийским королевством. Да, и капитул рыцарского ордена там в наличии. Сотня латников, сотня отборных воинов графской дружины, плюс наёмники, итого в сжатые сроки реально сколотить приличный отряд. Про магов чуть не забыл. Пара-тройка магистров найдётся. Повоевать с отдельно взятым средним по численности племенем людей хватит. Переломить ход битвы аккурат при штурме — ну, может быть. Но встреть имперцев Чёрное Копьё в поле, я на них и медяка не поставлю.

— Нам ничего не даст помощь графа, Маркус, — покачал седой головой Марн. — От Ласпарана до Веспаркаста седмица пути. Тролли не станут оттягивать штурм. Я пытался послать сообщение и Солдрейну, и герцогу, и эльфам, и скажу вам откровенно: ждать помощи нам неоткуда. Окрестности крепости накрыты куполом барьера, не пропускающим астральных вестников. Мы отрезаны.

Длинноухих мне для полноты картины не хватало. Не соклановцев Смуглянки, а тех, живущих в Эладарне и подчиняющихся верховному жрецу Габриллу. Плохи дела наши. Синекожие сначала пустят остатки одержимых, за ними пойдут сами, и в финале призовут старейшего.

— Я уничтожу энергетические узлы барьера над Веспаркастом и попробую устранить шамана Чёрного Копья. — Марн удивлённо вскинул брови. — Снятие купола позволит вам отправить вестников, смерть колдуна Лар-Джура оттянет штурм и предотвратит приход старейшего. Нет призывателя — нет призыва.

— Ты понимаешь, на что идёшь? — Ошарашенный моим заявлением Изверг аж с уважительного обращения на «ты» сбился. — Собирателя Костей охраняют креатуры на основе старших лоа, он повсюду расставил сторожевые амулеты. К нему трудно подобраться.

— Гвард как-то убил верховного Чёрного Копья, умудрённого опытом старого шамана. Молодого устранить не сложнее.

— Раз уж решились, делать сие желательно побыстрее, — промолвил бородатый сотник. — Вам что-нибудь потребуется?

— Рикард прав, — согласился Марн.

— Благодарю, сам управлюсь. Я ухожу немедля. Тайбер, останься. Позднее доложишь о расположении наших бойцов. До встречи, господа.

Оставаться на обсуждение плана обороны резона никакого, наёмник в военном деле разбирается куда лучше меня.

— Удачи, Сандэр, — донеслось мне в спину спины пожелание Марна.

Удача мне понадобится. Никогда не охотился на верховных шаманов в лагере синекожих.

Покинув башню магов, навестил дриад. Люди уже ушли из казармы, на грубо сколоченных деревянных кроватях лежали девчата и тяжелораненые горцы. Завидевшая меня Эстер попыталась встать и едва не свалилась на каменный пол.

— Повелитель! — прошептала она сухими, растрескавшимися губами. — Разрешите пойти с вами!

И с чего она взяла, что я уходить собрался? Предчувствие женское?

— Отдыхай, я на разведку. Со мной никто не пойдёт. Обойду окрестности Веспаркаста и вернусь.

— Возьмите хотя бы белых волков, повелитель. Виола… мертва? Я не чувствую её и Файоны.

Ну да, ты же была без сознания и не в курсе.

Вот что ей сказать? Не расстраивать, она и так балансирует на грани жизни и смерти, как бы не стало хуже от дурной вести. Промолчу — догадается. Совру — спросит у бывших со мной девчонок, они старшей сестре не лгут. Дриады девушки поразительно правдивые.

Правильно истолковав мою заминку, Эстер тряхнула гривой каштановых волос, её плечи вздрогнули.

— Не позволяйте людям сжечь или закопать их. — В голосе дриады слышалась печаль. — Мы сами похороним сестёр, повелитель. По нашим обычаям.

— Я передам Марну.

Проклятье, до чего же хочется выразить сочувствие Эстер, да слова застряли в горле. Почему так? Внутри при упоминании девчат щемит, воздуха в лёгких недостаточно. Они стоят передо мной — юные, красивые. Строгая Файона как всегда на посту, любопытная Виола спрашивает о людях и троллях.

Я присел на краешек кровати и приобнял сидящую дриаду. Она молча уставилась в пол.

— Убийцы получили своё, — наконец, вытолкнул я из себя. — Мстить некому. Охрана вождя вся полегла у Вала.

Эстер ничего не ответила, продолжая сидеть неподвижно.

— Я пойду. До утра не явлюсь — обороняйте Веспаркаст и выполняйте приказы Тайбера. Пока меня нет, он командует нашим сводным отрядом.

— Слушаюсь, повелитель.


Отступление первое. Гиор


— Гиор, останься.

Маг остановился, не дойдя шага до барьера, отделяющего кабинет от передней комнаты покоев Марна Изверга. Остальные собравшиеся покидали помещение.

— Да? — оглянулся Гиор.

Хозяин башни, а с недавних пор и исполняющий обязанности коменданта крепости, хлопком ладоней убрал со стола объёмную карту окрестностей Веспаркаста.

— Что ты думаешь о Сандэре? Ты же помнишь, каким он был до ухода в Спящий лес.

Гиор помнил. Обычным парнем был, с удивительно маленьким запасом айгаты для ученика шамана. В меру весёлым и общительным, не лишённым искры авантюризма, присущей молодым людям. Поэтому так сложно узнать его в мрачном неразговорчивом мужчине, обладающем зловещей аурой духа из Серых Пределов и запасами энергий, спорящими с таковыми у магистров магии. У Изверга айгаты меньше.

— Он кардинально изменился, Марн. Стал злее и сильнее.

— Как считаешь, он представляет для нас опасность?

— Ты сам решил, что нет, позвав его на военный совет.

— Ответь, Гиор.

Боевой маг задумался. С одной стороны, Сандэр их союзник, которого они, по сути, едва не предали, и он этого не забыл. Возможно, в гибели своих бойцов он винит именно имперцев, что отчасти верно. Прими Изверг Валирио до появления троллей, видит Создатель, не понесли бы столь тяжёлых потерь имперцы и разношерстный отряд Сандэра.

И всё-таки, слишком уж коренные изменения произошли в парне. Его способности выросли, появились в нём жестокость и беспощадность. Может он обратить оружие против тех, из-за кого погибли его товарищи? Позднее, отбросив орду синекожих от крепости? Перебьёт людей, обвинив в резне троллей, и объявит себя победителем, сохранившим крепость для империи.

Иной вопрос: нужны ли ему Веспаркаст и признательность герцога Марока и самого императора? Гиор не был уверен в положительном ответе. Сандэр хочет помочь племени Водяных Крыс, окопавшемуся на Зеркальном озере, а не выслужиться перед властителями Пограничья.

И опять упирается всё в степень изменений Сандэра. Узнать о его намерениях, столь мало зная о нём теперешнем, невозможно.

— Вероятно, да, — проронил Гиор. — У него есть причина не любить нас, он загадка, и мы боимся его. Я, во всяком случае. Он в одиночку разбил Длинных Клыков с толпой одержимых. Его следует бояться, Марн, и быть готовыми к удару в спину.

Менталист сложил пальцы в замок, положив руки на столешницу. Внешне он сохранял спокойствие. Хорошо знающий командующего Гиор отметил лишь по ему известным признакам — за маской невозмутимости кроется страх.

— Сандэр ступил на путь Единения, — изрёк Изверг.

Единение. О нём не любят распространяться в школах и университетах магии, предпочитая ограничиваться короткими предостережениями в конце курса обучения и приватными беседами. Единение — позор и мечта чародеев. Соединиться с Началом, с коим у тебя сродство на астральном плане, стать им, управлять им, обретя бессмертие и могущество, не зависящее от энергетических запасов, — вот чего на протяжении тысячелетий добиваются маги разных рас. Некоторые достигли цели, очерняя образ просвещённого чародейского сообщества.

Единение отнимает разум, превращая мага в элементаля — дикого, буйного, лишённого и капли рассудка. Путь слившегося в самоуничтожении и разрушении всего поблизости, без разницы, замок рядом или густонаселённый город.

Теперь становятся ясными причины изменений. Валирио заглянул за грань разрешённого и поддался искушению могуществом. У ступивших на путь Единения нет шанса сойти с него. Жажда Силы влечёт их вперёд, к закономерному концу.

Демонопоклонники объединяются с Бездной для эффектного ритуального самоубийства. Они гибнут чудовищами, забирая с собой врагов и таким образом совершая щедрое жертвоприношение. Выжившие и выдержавшие соединение с Бездной переходят на высшую ступень развития и занимают место у престола тёмной сущности, которой поклонялись. Таких за всю историю Лантара пятеро.

— Полагаешь, он соединится с Началом в битве с колдунами синекожих? — Единение требует пикового напряжения воли и духовного тела и обращения к началу. Опасность подстёгивает мага заполучить Силу.

— Полагаю, не лишнее подготовиться к его Единению. Когда оно начнётся — молю Создателя, чтобы произошло это в разгар боя со старейшим лоа — выведи женщин с детьми и стариков по подземному ходу из Веспаркаста. Идите на восток к границам провинции. Мы постараемся выстоять до подхода помощи, если Сандэру удастся снять блокирующий барьер.

— Марн, ты сам говорил, армия графа не успеет подойти к крепости до окончания осады. Молчу о войске императора, оно прибудет в Пограничье в лучшем случае через полтора месяца.

Изверг покачал головой, досадуя на недогадливость заместителя.

— Я пошлю астрального вестника в Эладарн. Королевская гвардия долетит на крылатых единорогах сюда за несколько дней. Эльфы обрадуются возможности сжечь орду синекожих.

«А ещё вырезать деревни троллей у границы и расширить земли, подвластные светлоэльфийской Короне», — мысленно добавил Гиор. Менталист прав, длинноухие справятся с тем, кто соединился с началом. Бывало, они возвращали в Серые Пределы старейших лоа, чего не скажешь об армии графа с горсткой боевых магов.

О, если бы Гарен был здесь со своими рыцарями! Тогда появился бы шанс одолеть троллей самостоятельно.

— Жаль парня.

— Несомненно, — легко согласился Марн. — Он подавал большие надежды. После победы мы помянем его в отчёте Его Императорскому Величеству, объявив его героем войны. Необходимо подтолкнуть Сандэра к завершению Единения до того, как он падёт в битве со старейшим.

Марна не зря нарекли Извергом. Он не испытывал жалости ни к врагам, ни к друзьям. Ходили слухи, менталист не пощадил собственного отца, вызвав того на поединок, дабы наказать своими руками за заговор против императора. Марн загладил вину рода, не отправился под топор палача, но и по карьерной лестнице не продвинулся, застряв на должности главного дознавателя пограничной крепости.

— А что с отрядом Валирио? Его бойцы воспротивятся осуществлению твоего плана.

— Ими также займусь я, Гиор. Они не переживут своего повелителя.


Интерлюдия четвёртая | Ночной охотник | * * *