home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интерлюдия седьмая

— Карубиальцы, сами того не ведая, облегчили нам выполнение задачи, — выдохнул Эктарион, обращаясь к стоящей за плечом Мабьянте. Предосторожности были излишни, установленное над холмом, где расположились боевые маги, Зеркало Полуправды надёжно отводило взор живым разумным и астральным сущностям вроде духов-разведчиков местных шаманов. Кроме того, барьер не пропускал ни звуки, ни запахи, ни эманации находящихся внутри. Чтобы обнаружить Проклятых, нужно буквально стукнуться о невидимую преграду, что маловероятно, учитывая ментальное заклятие, отваживающее от холма приближающихся разумных.

Мабьянта по праву гордилась собственным творением. Оно наиболее близко к совершенному маскировочному барьеру, лучше скрыть присутствие не получится, пожалуй, и у Мастеров Обмана из подземных эльфийских городов. Не таясь, ведьма смотрела сквозь прозрачную плёнку Зеркала Полуправды на простирающееся внизу озеро. Лёгкий ветерок играл её рыжими локонами, в солнечном свете кажущимися сполохами дикого лесного огня.

Бросив колючий взгляд на Эктариона, совершенно не обращающего внимания на её красоту, она отвернулась, уставившись вдаль. Сколько ламия помнила эльфа, в нём всегда сквозила прохлада. Иногда она удивлялась, почему боги не наделили его даром криомагии вместо таланта метаморфа. Порой он становился холоднее северного льда в глубокую полярную ночь, однако, с ней, Кордом и Нолмирионом маг был мягче, чем с другими Проклятыми.

С момента гибели Зоната и Шестиглазого Эктарион не прикоснулся к Мабьянте, не проявил ни малейшей теплоты в общении, словно она превратилась из любовницы в обыкновенное орудие для осуществления его планов. Поимка теневика и той светлоэльфийской драной кошки поглотила боевого мага без остатка. Это не нравилось ведьме, и она злилась — на Эктара, на снующих внизу по берегу озера наёмников и прячущихся где-то в аранье Клеймёных, которых не удаётся выследить без Корда и Шестиглазого, на мешавших выполнению задания синекожих, на Сандэра и предательницу эльфийку. На висящий маревом над скалистым островом барьер ламия также злилась, ибо созданный местными умельцами купол оказался на удивление хорош и не позволял распознать, сколько под ним засело разумных.

— Сандэр там, — сообщила ведьма, прикрыв жёлто-зелёные глаза и указав унизанной браслетами рукой на озеро. — Он прекратил скрывать ауру, а барьер не полностью блокирует истечение его айгаты в астрал. Нападём, или мне сперва выследить эльфов?

— Дождёмся Корда и Нолмириона, — оборвал ламию маг.

Раньше он был решительнее. Подумаешь, горстка смертных и два мага! Бывало, втроём Проклятые брали штурмом укреплённые города с усиленными магистрами стихийной и ментальной магии гарнизонами. Теневик опасен, но ведь Эктар осведомлён о его способностях, наблюдал за ним во время атаки на лагерь троллей, окружавших озеро, будто саранча. Столкновение с эльфийкой, княжной Клеймёных, принесло знания о её приёмах ведения боя. Убить девчонку не удалось, зато Проклятые узнали, чего ждать от этой парочки. Опасаться следует Сандэра, эльфийка из себя не представляет в бою ничего особенного. Быстрая, искусная во владении кинжалами и ментальной магией, и что? Артефактные ловушки, спасшие её в прошлый раз, нынче не помогут ей. Проклятые обладают великолепной ментальной защитой — благодаря Мабьянте, между прочим. А в скорости Эктар ей не уступит. Зеркала ламии эльфийке не преодолеть, Герреб же забросает её своими зельями, их у него много — и создающие облако кислоты, и взрывающиеся, и усыпляющие при попадании на кожу, и отравляющие, превращающиеся в газ, стоит откупорить склянку.

Просто надо быть осторожными и поменьше надеяться на удачу.

— Ты ошибся, отослав Ночных Охотников к храмовникам, — проворчала ведьма. — Мы могли отвлечь Клеймёных с оборотнями, разделив теневика и девчонку. Хорошенько поразмыслив, можно было избавиться и от Охотников.

— Думаешь, скрытники настолько тупы, чтобы идти на верную гибель? Ты же видела их, Мабьянта. Они мастера.

— Не груби мне. Ты сам допустил оплошность, решив оставить Корда с Нолмирионом, и срываешь злость на нас. Милый, — ведьма положила ладонь на руку эльфа, сжимающую посох. — Не волнуйся. С ними всё в порядке. Корд осторожнее барсука, а твой сын убьёт любого, вставшего у него на пути. Скоро они будут здесь, вот увидишь.

Эктарион стоял за пеленой маскирующего барьера, буравя взглядом озеро, прямой, точно вытянутая струна.

— Не явятся к исходу завтрашнего дня — мы с тобой уходим к Веспаркасту. Следить за озером останется Герреб. Снабдишь его амулетами и возведёшь вокруг холма дополнительные маскировочные и защитные барьеры. Вернёмся с Вала и либо соединимся с храмовниками, либо атакуем, когда Сандэр покинет остров. Опрометчиво нападать на него на озере. Нам помешают морлоки и шаманы синекожих.

— А если, — ламия замерла, закрыв глаза, ощутив астральное эхо мощного разрушительного заклятия, — мы не вернёмся?

— Тогда Герреб, наконец, освободится от обязательств перед нами. Чувствуешь что-то?

— Далеко, — ведьма поёжилась, — обжигающий холод. От него перехватывает дыхание. И, — она попыталась неуверенно улыбнуться, — поблизости Корд. Наконец, он добрался сюда.


Глава 8. Озёрники | Ночной охотник | Глава 9. Враги и союзники