home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ


«И сказал Господь Ною: грядет конец

рода человеческого, ибо переполнилась

через него земля насилием…»

Джефф Коуди стоял под каменным сводом, сцепив за спиной руки. Он изо всех сил пытался прочесть мысли компьютера, стараясь при этом закрыть свои мысли от посторонних. Он воздвиг барьеры вокруг собственного отчаяния, с трудом заставляя себя сосредоточиться на мысли, с которой он не отваживался сталкиваться. Он пытался подавить ее, загнать за поверхностный хаос своего сознания. Закрытая стеклом матовая широкая передняя панель компьютера мигала светом и отражениями. Где-то внутри его лежала тонкая пластинка, способная смести с лица Земли человеческую жизнь. Не жизнь Джеффа Коуди, и не жизни его соплеменников. Всего лишь жизнь обыкновенных людей, не знающих, что такое телепатия. Один-единственный человек отвечал за кристалл. Коуди.

У него за спиной переминался с ноги на ногу Алленби, его отражение расплывалось на сверкающей панели управления компьютера. Не оборачиваясь, Коуди сказал:

— Но если Индуктор — ошибка, тогда нам придется… — Образ смерти и умирания подобно облаку начал формироваться в его мыслях.

Он не сказал этого вслух. Алленби также безмолвно очень резко оборвал его, но его мысль врезалась в мысли Коуди, рассеивая образ разрушения прежде, чем тот полностью сформировался в сознании Джеффа.

— Нет. У нас уже были неудачи. Но мы попытаемся снова. Мы будем продолжать попытки. Может быть, это… — его мысль набросала тонкий кристалл в компьютере, где была заперта смерть для большей части человеческой расы, — нам никогда не понадобится.

— Называй это неудачей или провалом, — сказал Коуди, храня мысленное молчание. — Цель слишком высока. Никто не знает, что делает человека телепатом. Никто никогда не пытался сделать это с помощью машины. Такой Индуктор никогда не заработает. Тебе это известно.

— Мне это неизвестно, — отозвалась спокойная мысль Алленби. — Мне кажется, это возможно. Ты просто очень устал, Джефф.

Коуди коротко рассмеялся.

— Мерриэм выдержал на этой работе три месяца, — сказал он. — Брюстер протянул дольше всех — целых восемь. У меня это шестой месяц. Так в чем же дело? Боишься, что я поступлю так же, как Брюстер?

— Нет, — сказал Алленби. — Но…

— Ладно, — раздраженно оборвал его мысль Коуди. — Забудь об этом.

Он почувствовал, как мысль Алленби осторожно коснулась края его сознания неловким прощупывающим касанием. Алленби был психологом. И поэтому Коуди его немного побаивался. Он не хотел, чтобы именно сейчас им занялся эксперт. Под коркой его сознания таилось что-то пугающее и в то же время очень соблазнительное, и он не хотел, чтобы об этом кто-нибудь узнал. Он напряг волю, вызвав перед лицом Алленби подобное дымовой завесе мерцание приятных образов. Еловые леса с льющимся сквозь них теплым дождем в четверть мили над их головами за известняковым небом. Покой и ясность пустого неба, нарушаемое только жужжанием вертолета и мягким протяжным свистом его лопастей. Лицо жены Коуди, когда она была в хорошем настроении и мягко смеялась.

Он почувствовал, как неловкое прощупывание Алленби стала пропадать. Он не обернулся, услышав шарканье по полу ног Алленби.

— Тогда я возвращаюсь, — молча сказал Алленби. — Просто мне хотелось увидеть тебя в тот момент, когда я скажу, что мы зашли в очередной тупик. Все в порядке, Джефф?

— Отлично, — сказал Коуди. — Не смею тебя задерживать.

Алленби вышел.

Коуди слушал, как удаляющиеся шаги пересекают комнату позади него. Он слышал, как дверь закрылась и щелкнул замок. Теперь он остался один, хотя по всей пещере постоянно двигались, играя, переплетающиеся телепатические мысли, касаясь его сознания и исчезая. Даже Алленби прислал, уходя, мысль смутной тревоги. И Коуди пока продолжал удерживать на поверхности своего сознания игру образов еловых лесов, ясного неба и смеющейся женщины. Но не поворачивая головы и только скосив глаза, он смотрел на лежавший на краю рабочего стола на расстоянии вытянутой руки предмет, образ которого он до сих пор не мог допустить в мысли. Слишком много других умов наблюдало за ним.

Это был кинжал с тяжелым узким лезвием и острым концом, оставленным каким-то рассеянным рабочим. Мысли Коуди сосредоточились на его предшественнике, на том, как тот отказался от этой работы после восьми месяцев. Брюстер воспользовался револьвером. Но и кинжал — вещь неплохая. Над ключицей возле шеи есть место, удар ножа в которое гасит сознание в несколько секунд — словно порыв ветра — свечу. Если твоя ноша слишком тяжела, как была она для Мерриэма и для Брюстера.

Сам воздух вокруг него был заполнен лишенным глаз невидимым созерцанием тревожных телепатических мыслей, вившихся около него. По пещере пробежала рябь паники. Что-то где-то было не в порядке. Но Коуди умело контролировал поверхность своего сознания. Он не позволял себе действительно видеть нож, не разрешал себе до этого момента так ясно думать о том месте над ключицей.

Теперь он глубоко вздохнул и с удовольствием отпустил мысли, ярко и отчетливо блеснувшие в пещере. Они не могли остановить его. Рядом не было никого. Он был свободен.

— Индуктор не заработает, — сказал он вслух. — Вы не сможете вызвать телепатию в мозге обыкновенного человека. И существует единственный путь остановить телепатию!

Он сделал один длинный шаг в сторону, и кинжал оказался в его руке. Двумя пальцами он нащупал край ключицы, чтобы направить лезвие.

«Пусть будет неудача с Индуктором, — подумал он. — Пусть произойдет погром. Пусть раса погибнет. Пусть грянет Апокалипсис. Меня это теперь не волнует!»

Поколения назад Взрыв породил проблему, вызвав мутацию подвида телепатов. И было время, когда телепаты надеялись, что евгеника решит эту проблему. Теперь эта надежда угасла. Времени было слишком мало.

И хотя ген телепатии был доминирующим, Болди было слишком мало. Получи они достаточно времени и достаточно смешанных браков, мир мог бы стать полностью населенным телепатами, но времени было недостаточно. Единственным ответом, который Болди искали уже много лет, был Индуктор прибор, вызывавший телепатические волны в мозгу обыкновенного человека.

Теоретически это было возможно. Мысли крупнейших ученных Земли были для телепатов открытой книгой. И здесь, в пещере, компьютер, обладая достаточным количеством данных, смог бы решить эту проблему. Но данных, похищенных из сотен сверкающих умов обыкновенных людей-ученых, пока что не хватало, и компьютер не мог решить этой проблемы.

А ведь это действительно был выход. Если бы каждый мужчина и каждая женщина могли бы стать телепатами, просто нося компактный прибор, чудо бы свершилось. Рухнули бы последние барьеры. Исчезли бы страх и ненависть, которые обыкновенные люди испытывали к Болди — конечно, не сразу, но они бы понемногу растворились в океане взаимодействующих умов. Стены, различия, исчезли бы, и вместе с ними исчез бы страх, который неумолимо приближал начало погрома.

Но Индуктор все еще оставался теорией. Компьютер до сих пор не решил задачу, если вообще был на это способен. Вместо этого он выдал неожиданное решение этой задачи — механически холодное и ужасающе логичное. Проблему можно решить, сообщил компьютер. Уничтожить всех обыкновенных людей. Метод? Он порылся в своей огромной памяти и нашел…

Операция «Апокалипсис».

Существовал вирус, который при определенном воздействии мог бы мутировать, переноситься по воздуху и быстро распространяться. Он разрушал нервную ткань человека. Существовал только один вид нервной ткани, который он не мог повредить.

Телепаты имели врожденный иммунитет к видоизмененному вирусу.

Ни один Болди не знал, что это за вирус, не знал метода его мутации. Это знал только компьютер, чье нечеловеческое электронное сознание было недоступно телепатам. Где-то внутри огромной машины был установлен тонкий кристалл титаната бария, хранящий ряд зарядов энергии в цифровом двоичном коде. И это код содержал тайну смертоносного вируса.

Если бы Джефф Коуди сделал три шага вперед и сел в мягкое кресло оператора перед панелью управления, нажал определенную клавишу, монитор сравнил бы электронный образец его мозга и идентифицировал его не менее точно, чем по отпечаткам пальцев. Только один человек в мире мог ответить на безмолвный запрос монитора.

И тогда где-то на панели управления замигают огни, под ними вспыхнут цифр, прочитав которые, Коуди мог бы заставить компьютер выдать свою тайну. Перед Коуди эту раздавливающую ношу нес Брюстер. А перед Брюстером — Мерриэм. А после Коуди… кто-нибудь еще понесет невыносимый груз ответственности за слова, которые должны прозвучать: Грядет конец рода человеческого… смотри я уничтожу их вместе с землей.

Взрыв протестующих мыслей с яростной силой прорвался через защитную оболочку, которую возвел вокруг себя Коуди, взяв кинжал. Со всей оживленной пещеры телепаты, прервав работы, бросали свои сильные, срочные мысли в центр, которым стал Коуди.

Это ошеломляло. Он никогда прежде не испытывал столь сильного удара. Он не собирался колебаться, но груз их протеста был почти физически ощутим, и мог заставить зашататься под ним. Даже из надземного мира он мог слышать и ощутить мгновенный поток устремленных вниз мыслей. В четверти мили над известняковым небом, над скалой и почвой, пронизанной корнями елей, охотник в рваной оленьей шкуре остановился и послал свою потрясенную сочувственную мысль протеста, упавшую в пещеру. Мысль докатилась до Коуди замутненной разделявшим из камнем, испещренной крохотными эмоциями лишенных мозга существ, живших в толще почвы.

Кто-то высоко в вертолете, висящем в раскаленном синем небе, мысленно связался с подземной группой, слабо и едва слышно, столь же мгновенно, как и человек в ближайшей пещере за запертою дверью Коуди.

«Нет, нет, — говорили голоса в его сознании. — Ты не смеешь! Ты одно целое с нами. Ты не смеешь. Ты все для нас, Джефф!»

Он знал, что это правда. Выход казался ему глубокой темной шахтой, к которой его толкало головокружение, но он знал, что, убивая себя, он в какой-то мере убивал и всю расу. Только телепат может испытать смерть и продолжать жить. Когда умирает телепат, все остальные в пределах досягаемости мысли чувствуют темноту вблизи угасающего сознания, чувствуют, как их собственные сознания немного гаснут в ответ.

Все произошло так быстро, что Коуди все еще ощупывал двумя пальцами край ключицы, и кинжал еще не был крепко сжат в кулаке, когда единый сплетенный крик мучительного протеста сотни умов, говорящих хором, сомкнулся над ним. Он замкнул свои мысли и остался непреклонным. Он мог достаточно долго сражаться с ними. Это займет только секунду. Дверь была заперта, и остановить его могла только физическая сила.

Но его тревожил не этот настойчивый пресс голосов и действий. Разум Алленби не говорил вместе с остальными. Почему?

Рука стиснула кинжал. Он немного расставил пальцы, давая кинжалу дорогу и зная, куда бить. Брюстер… чувствовал ли он что-нибудь похожее, когда шесть месяцев назад избавился здесь от невыносимой ноши решения? Трудно ли было нажать на курок? Или легко, как легко поднять кинжал и…

Ослепительно-белая вспышка разорвалась в середине его мозга. Это было похоже на метеор, взорвавшийся осколками по самой мозговой ткани. В последней вспышке угасающего сознания Коуди подумал, что нанес смертельный саморазрушительный удар, и именно так выглядит смерть «изнутри».

Потом до него дошло, что этот удар метеора был мыслью Алленби, которая ударила с ошеломляющей силой. Он почувствовал, как выскользнул из руки кинжал, как подогнулись колени, а потом все исчезло. Навсегда.

Когда он снова пришел в себя, Алленби стоял рядом с ним на коленях, и компьютер смотрел на него сверху, по-прежнему сверкая стеклом и отраженным светом, но видимый с непривычной точки, словно Джефф был стоящим на коленях ребенком. Дверь была распахнута настежь. Все выглядело непривычно.

— Все в порядке, Джефф? — спросил Алленби.

Коуди поднял на него глаза и ощутил звенящее напряжение, с трудом сдерживающее рвущийся наружу гнев, перед которым в ужасе разбегались мысли.

— Извини, — сказал Алленби. — Я поступал так только дважды в жизни. Мне пришлось сделать это, Джефф.

Коуди отшвырнул его руку со своего плеча. Нахмурившись, он подобрал под себя ноги и попытался встать. Комната непривычно кружилась вокруг него.

— Кто-то должен быть мужчиной, — сказал Алленби. — В этом неравенство, Джефф. Это тяжело для тебя и Мерриэма, и Брюстера, и всех остальных, но…

Коуди сделал яростный жест, обрывая мысль.

— Ладно, — сказал Алленби. — Но не убивая себя, Джефф. Убей кого-нибудь другого. Убей Джаспера Хорна.

Слабая горячая волна пробежала по мозгу Коуди. Он стоял неподвижно, даже не скрывая мыслей, давая странной новой мысли дойти до центра его сознания и вспыхнуть там.

«Убей Джаспера Хорна.»

О, Алленби был мудрым человеком. Сейчас он сдержанно улыбнулся Коуди, его круглое румяное лицо было напряжено, но на нем снова появилось довольное выражение.

— Тебе лучше? Тебе нужно действие, Джефф, направленная активность. Эти месяцы ты только тем и занимался, что сидел на месте и волновался. Человек не в состоянии справиться с некоторыми обязанностями, если он не действует. Так примени свой кинжал против Хорна, а не против себя.

Слабый трепет сомнения возник в сознании Коуди.

— Да, ты можешь проиграть, — отозвался Алленби. — И тогда он убьет тебя.

— Он этого не сделает, — сказал вслух Коуди, и собственный голос показался ему странным.

— Он может. У тебя будет шанс попробовать. Разделайся с ним, если сможешь. Именно это ты собирался сделать, не понимая этого. Ты должен кого-нибудь убить. А Хорн — это сейчас наша главная проблема. Это реальный враг. Так что убей Хорна. Не себя.

Коуди молча кивнул.

— Ну вот так-то лучше. Мы найдем его для тебя. А я достану тебе вертолет. Ты не хочешь вначале увидеть Люси?

Легкая волна беспокойства пробежала по разуму Коуди. Алленби заметил это, но не позволил своему сознанию дрогнуть в ответ.

Бесчисленные связанные умы телепатов тихо отступили в ожидании.

— Да, — сказал Коуди. — Сначала я увижусь с Люси. — Он повернул к двери пещеры.

Джаспер Хорн — и те, кого он представлял — был причиной того, почему Болди не могли позволить себе узнать метод Операции «Апокалипсис» и секрет смертоносного избирательного вируса, хранящийся в памяти компьютера. Секрет нужно было оберегать от Джаспера Хорна и его друзей-параноиков. Ведь их подход заключался в следующем: Почему бы не убить всех людей? Почему бы и нет, пока они не убили нас? Почему не нанести удар первыми, и спасти себя?

На эти вопросы было тяжело отвечать, а Джаспер Хорн умел их задавать. Если можно было сказать, что у параноиков был лидер, то Хорн был им. Никто не знал, что известно этому человеку о Пещерах. Он знал, что те существуют, но не знал где. Он знал кое-что из того, что там происходит, несмотря на то, что все Болди Пещер носили шлемы Немых с частотной модуляцией. Если бы он узнал об Индукторе, он — если бы смог — сбросил бы на него бомбу с величайшей в своей жизни радостью и наблюдал бы за поднимающимся столбом дыма. Он определенно знал о готовящейся Операции «Апокалипсис», поскольку делал все, чтобы заставить Болди выпустить вирус, который бы уничтожил всех обыкновенных людей.

И он знал, как заставить Болди сделать это. Если… когда… начнется погром, вирус и Апокалипсис обрушатся на мир. Тогда не будет выбора. Когда твоя жизнь зависит от смерти врага, ты не колеблешься. Но когда враг твой брат…

В том-то и заключалось различие. Для обыкновенных Болди человеческая раса была близко родственной. Для параноиков она была лишь волосатыми полу-людьми, достойными только истребления. Поэтому Джаспер Хорн использовал все известные ему способы, чтобы вызвать беду. Ускорить погром. Чтобы быть уверенным в том, что Болди выпустили вирус и уничтожили волосатых людей.

И Хорн действовал в децентрализованном после Взрыва обществе, построенном на страхе, до сих пор очень реальном страхе. Сегодня уже никакие из будущих шагов не казались возможными. Общество балансировало между новым уплотнением и дальнейшим расширением, и каждый человек, каждый новый город пристально наблюдал за остальными. Ведь как можно было доверять другому, не зная его мыслей?

Америкэн Ган и Свитуотер, Дженсенз Кроссинг и Санта-Клара, и все остальные, разбросанные по дуге континента. Мужчины и женщины в городах, занимающиеся своими делами, растящие своих детей, обслуживающие свои сады, магазины и фабрики. Большинство из них был нормальными людьми. И в каждом городе жили и Болди, растя своих детей, занимаясь своими магазинами. Вполне дружелюбно со всеми. Но не всегда… не всегда.

А сейчас уже которую неделю над всей нацией каталась сырая и гнетущая жаркая волна, постепенно поднимавшая агрессивность. И все же, если не считать нескольких случаев поножовщины, никто не решался нанести первый удар. Все люди были вооружены, и каждый город имел запас атомных бомб и мог ответить на удар с убийственной точностью. Время для погрома уже более чем созрело. Однако еще не образовалась толпа. Потенциальные линчеватели еще не договорились о мишени.

Но Болди были в меньшинстве.

Все, что требовалось — это ускоряющий толчок, и параноики делали для этого все, что могли.

Коуди взглянул на серое каменное небо пещеры и протянул руку с ключом к замку двери квартиры жены. Уже вставив ключ, он заколебался, на сей раз не от нерешительности, а потому, что почти наверняка знал, что ждало его внутри. Между его бровями залегла глубокая морщина, и все мелкие черточки лица были сведены и пребывали в постоянном напряжении, которое не отпускала ни одного Болди с первого момента, когда они вошли в пещеру.

Каменный свод собирал и накапливал такую сложную путаницу мыслей, отражающихся от стен, переплетающихся и смешивающихся в стесненный галдеж. «Вавилонская Пещера», — язвительно подумал Коуди и почти уверенно повернул ключ. За дверью он сменит один Вавилон на другой. Стены дадут ему некоторую защиту от внешних облаков спертой мрачной обиды, но внутри было нечто, что нравилось ему даже меньше. И все-таки он знал, что не может уйти, не повидав Люси и ребенка.

Он открыл дверь. Гостиная с широким, удобным, зеленым, как мох, диваном-полкой вдоль трех стен, казавшимся почти черным под полками с катушками книг, с разбросанными цветными подушками, неяркими светильниками, выглядела достаточно ярко. За витой готической решеткой, напоминая освещенный изнутри маленький храм, горел электрический камин. Через широкое окно в оставшейся стене он видел отражение на улице огней соседней гостиной Ральфа, а через дорогу — Джун и Хью Бартонов в их гостиной, пьющих предобеденный коктейль перед электрическим камином. Это выглядело приятно.

Но здесь все ясные цвета и сияние были приглушены глубокими всплесками отчаяния, окрашивающими все дни жены Джеффа Коуди, и увы сколько же это тянулось? Ребенку было три месяца.

Он позвал:

— Люси?

Ответа не было. Но более сильная волна несчастья прошла по квартире, и через мгновение он услышал скрип кровати в соседней комнате. Он услышал вздох. Голос Люси, немного глухой, сказал:

— Джефф.

Наступило мгновенное молчание, и он уже повернул к кухне, когда вновь услышал ее голос.

— Сходи на кухню и принеси мне еще немного виски, ладно?

— Сейчас, — ответил он. «Виски ей особо не повредит», — думал он. Все, что могло помочь ей пережить еще несколько месяцев, было к лучшему. Следующие несколько?.. Нет, конец наступит много раньше.

Недовольный голос Люси:

— Джефф?

Он принес виски в спальню. Она лежала лицом вверх на постели, разметав рыжеватые локоны, прислонившись ногами в одних чулках к стене. Высохшие дорожки слез тянулись через ее щеки к ушам, но сейчас ее ресницы не были мокрыми. В углу в маленьком коконе своих бессвязных полуживотных мыслей спал ребенок. Ему снилось тепло и огромная всепоглощающая мягкость, которая слабо шевелилась, сон без формы, структуры и темперамента. Светло-рыжие волосы были не более чем пухом на его хорошей формы голове.

Коуди взглянул на Люси.

— Как ты себя чувствуешь? — услышал он свой бессмысленный вопрос.

Не шевельнув ни одним мускулом, она позволила глазам скатиться вбок, и теперь смотрела на него из-под полуопущенных век тяжелым, страдающим, ненавидящим взглядом. Пустой бокал стоял на прикроватном столике в пределах досягаемости ее слабой руки. Коуди шагнул вперед, откупорил бутылку и направил густую янтарную струю в бокал. Два дюйма, три. Она не собиралась останавливать его. Он остановился на трех и убрал бутылку.

— Тебе не нужно спрашивать, кто и как себя чувствует, — сказала Люси унылым голосом.

— Я не читаю твои мысли, Люси.

Она повела плечами в постели.

— Рассказывай…

Снова взглянув на спящего ребенка, Коуди промолчал. Но Люси неожиданно села, заставив кровать застонать, удивив Коуди своим спонтанным движением, которое он не смог предугадать в ее мыслях.

— Он не твой. Он мой. Совсем мой, моего рода, моей расы. Не… — она продолжила мысль. — Никаких примесей в его крови нет. Не урод, не Болди. Прекрасный, нормальный, совершенно здоровый ребенок… — Она не сказала этого вслух, но ей это и не требовалась. Она специально придержала мысль, а потом отпустила ее, зная, что с тем же успехом могла сказать это вслух. Затем добавила ровным голосом:

— И я полагаю, что ты не читал этих мыслей.

Он молча протянул ей бокал с виски.

Прошло пять лет с тех пор, как была сброшена бомба на Секвойю. Пять лет назад пещерная колония последний раз видела дневной свет, который им дано было увидеть. И люди, согнанные в пещеры из Секвойи, безрадостно обитали здесь, обиженные или покорные в зависимости от темперамента. Под землей они имели всевозможный комфорт, которым их могли обеспечить тюремщики. Они были настолько довольны, насколько это могли обеспечить грамотные психологи, которые могли заглядывать в их сознание и читать их желания прежде, чем эти желания успевали окончательно сформироваться. Но они были пленниками.

Смешанные браки начались через несколько месяцев после заточения. Это был один из широкомасштабных экспериментов, который мог быть проведен только в пещерах в столь управляемых условиях. Частично он должен был продемонстрировать доброе отношение к пленникам, чтобы они не чувствовали себя полностью изолированными.

Ни один Болди в действительности не может желать брака с обыкновенным человеком. Среди обыкновенных людей был тот же процент желаемых партнеров, что и среди Болди, но для телепата обыкновенный человек был личностью ущербной. Словно прекрасная молодая девушка, имеющая все желаемые черты разума и тела, но оказавшаяся при этом глухой, немой и слепой. Она может объясняться на пальцах, но барьер остается непреодолимым. Было и еще кое-что: вокруг каждого человека, начинающего жизнь с прекрасной наследственностью и окружением, неизбежно, медленно, но неумолимо смыкаются призрачные стены нерешенных им (он даже часто не подозревал об этом) жизненных проблем. Но Болди это неведомо. Всегда есть готовые помочь друзья, всегда есть мысли, на которые можно положиться в беде и сомнении. Существует постоянная проверка и равновесие, и в результате ни один Болди не страдает от тех внутренних затруднений, которые лишь частично распознанными облаками смятения и замешательства омрачают жизнь любого человеческого существа. В сознании телепата сравнительно немного нерасчищенных углов, заполненных старыми сомнениями и страхами. Это придает личности ясность, которой ни один обыкновенный человек не достигает вполне.

Конечно, телепат не застрахован от психического расстройства, но только под воздействием такого стресса, и при таком длительном напряжении, которое обыкновенный человек может выносить без срыва только очень короткое время. (В этом отношении телепаты-параноики принадлежали к другому классу; большую роль здесь играла наследственность).

Так что брак между Болди и обыкновенным человеком был в лучшем случае браком между проворным, восприимчивым, полностью сознательным существом и другим — мрачным и смятенным, ущербным в общении и всегда хранящим какую-то скрытую обиду.

Но сейчас практически каждый достигший брачного возраста обыкновенный человек в пещерах был тщательно обольщен и приведен к браку с Болди. Конечно, тем самым они неизбежно вступали в брак со шпионом, добровольным, но не всегда принимаемом психоаналитиком, и, что наиболее важно, с потенциальным родителем других Болди.

Ген был доминантным, что означало почти обязательное появление детей-телепатов. Только если у супруга-Болди был как доминантный телепатический, так и обыкновенный рецессивный ген, было возможно рождение обыкновенного ребенка.

Что и произошло у Люси и Джеффа Коуди…

Ни один человек больше не должен покинуть пещеры. Ни один Болди, не носивший шлем Немых, не должен был знать о пленных, ведь стоило миру узнать об этом захвате, долгожданный погром начался бы немедленно. Ребенок обыкновенных людей мог вырваться на свободу лишь в младенческом возрасте, слишком маленьким, чтобы рассказать или вспомнить свою историю. Но ребенок-телепат сразу после своего рождения становился в ряды захватчиков. Все надеялись на то, что за пару поколений пленники сами собой сольются с Болди, или же покинут пещеру в младенческом возрасте, так что колония должна была снова вернуться к исходному состоянию с населением, состоящим только из телепатов.

Таков был первоначальный план, но лавина затруднений уже делала его устаревшим.

Люси вытерла губы тыльной стороной слегка загорелой руки и протянула опустевший бокал Коуди. Она немного подождала, пока виски прожгло себе дорогу и растеклось по стенкам ее желудка.

— Выпей немного, — сказал она. — Это помогает.

Коуди этого совершенно не хотелось, но он плеснул в бокал на полдюйма и покорно выпил. Через некоторое время Люси коротко вздохнула и села на постели, скрестив ноги, отбрасывая волосы назад.

— Извини, — сказала она. — Это было неразумно.

Она положила руку ладонью вверх на покрывало, и Коуди накрыл ее руку своей, грустно улыбаясь ей.

— Я получил работу снаружи, — сказал он. — Я должен буду уйти через несколько минут, Люси.

Ее дикий неосторожный взгляд метнулся в угол, к колыбели. Словно знамя, развернулась прежде мутная, проясненная действием алкоголя, мысль. Коуди едва не вздрогнул от такого удара, но он, муж обыкновенной женщины, умел владеть собой гораздо лучше, чем большинство Болди. Он даже не подал виду. Сказал только:

— Нет. Это другое. Я не заберу его без твоего согласия.

Она внезапно испуганно посмотрела на него.

— Уже слишком поздно?

— Нет, — быстро ответил Коуди, — конечно нет. Он еще недостаточно взрослый, чтобы запомнить это.

Люси с трудом пошевелилась.

— Я не хочу держать его здесь, внизу. Ты знаешь, что это так. Ведь и мне плохо от сознания, что мой сын никогда… — Она оборвала мысль о солнечном свете, голубом небе и далеком горизонте. — Но только не сейчас, — сказала она, и перебросила ноги через край кровати. Слегка покачиваясь, она встала. Невидящий взгляд скользнул по колыбели; она босиком пошла на кухню, время от времени опираясь на стены. Коуди машинально заглянул в ее мысли, отозвал свою мысль и поднялся, чтобы следовать за ней. Она стояла у кухонной мойки, наливая в бокал воду. Потом, глядя в никуда, жадно выпила ее.

— Я должен идти, — сказал Коуди. — Не волнуйся, Люси.

— Какая-нибудь женщина, — пробормотала Люси через край стакана. — У тебя там есть… кто-то. Я знаю.

— Люси…

— Кто-то из вашего рода, — сказала Люси и уронила бокал в раковину. Тот покатился по блестящей дуге, разбрызгивая воду.

Ему оставалось только беспомощно смотреть на нее. Сказать он ничего не мог. Он не мог сказать ей, что отправляется убивать Джаспера Хорна. Не мог сказать ей об Операции «Апокалипсис» или Индукторе, о должности с пугающей ответственностью, которую он занимал. Не мог сказать: «Люси, если мы успеем создать Индуктор, и ты, и твой ребенок будете свободны», — или же: «Возможно, мне придется убить тебя… тебя и твоего ребенка вместе со всеми обыкновенными людьми на Земле — с помощью Операции „Апокалипсис“.»

Нет, он не мог сказать ничего.

Она провела мокрой рукой по лицу, отбрасывая волосы, мутным взглядом посмотрела на него, нетвердо ступая босыми ногами, пересекла кухню, уткнулась щекой в его плечо и, просунув руки у него под мышками, обняла его.

— Прости, — сказала она. — Я ненормальная. Тебе ведь тоже тяжело, Джефф.

— Да.

— Мы отошлем ребенка на следующей неделе, — пообещала она. — Тогда я снова буду разумной. Я… я ненавижу виски. Это все оно…

— Я знаю.

Он пригладил ей волосы, отведя их с мокрого лица, пытаясь отыскать слова для сложных волн любви, сожаления, раскаяния, страха и боли, которые всегда заполняли его сознание, когда он думал о ней, с тех пор, как она стала его женой. Любопытно, что у телепатов обычно не хватало слов, чтобы словами выразить свои чувства. Ведь среди себе подобных слова им не требовались.

— Наберись со мной терпения, Люси, — сказал он наконец. — Близится беда. Времени мало, и я могу потерпеть неудачу. Я… я вернусь сразу, как только смогу.

— Я знаю, дорогой. Я сама бы что-нибудь сделала для этого.

— Я принесу тебе что-нибудь, что тебе понравится, — сказал он. Сюрприз. Пока не знаю, что, но что-нибудь прелестное. И еще, Люси, потом… на следующей неделе… мы можем переехать, если хочешь. Найди новую квартиру в Седьмой Пещере. Можешь заказать новую мебель, и мы… он почти не понимал, что говорит. Иллюзия и реальность совершенно перемешались.

— Мы что-нибудь придумаем, дорогой, — сказала она. — Все будет хорошо.

— Что ж, я пошел, — сказал он.

Она кивнула.

— Я буду скучать по тебе. Возвращайся скорее.

Коуди закрыл за собой решетку лифта и прижался к стальной стенке головой, устало ссутулившись и формируя в сознании кодовый сигнал для запуска механизмов. Чей-то занятый разум откликнулся другой частью шифра, а третий (кто-то шел мимо, опаздывая на обед) подбросил недостающие символы. Для управления лифтом требовалось одновременное проецирование трех мысленных образов. Такова была мера предосторожности. Выходы могли контролироваться только телепатами.

Он толкнул скошенную дверь и она открыла перед ним хаос мокрых листьев и острый сладкий аромат влажной хвои и дождя. Из подлеска выскочил перепуганный кролик. Коуди закрыл замаскированный проем и посмотрел вверх, щурясь от хлещущего в лицо дождя. Откуда-то сверху донеслось беззвучное приветствие, загудел мотор, и из мрака плавно спустилась веревка. Он просунул ногу в петлю и тотчас почувствовал плавный подъем подхватившего его сетчатого сидения. Через открытый люк он втиснулся в висящий вертолет.

Арн Фридманн не отрывал глаз от приборной доски. Ему это и не требовалось. Невысокий, коренастый, с серьезным бесстрастным лицом и таким же манерами, склонив голову в темном шлеме, он вглядывался в пелену дождя, на миг отвлекшись от работы, чтобы послать безмолвное приветствие.

На мгновение Коуди просто откинулся в кресле и дал холодной, непотревоженной тишине открытого неба начисто промыть его сознание. Это было похоже на полное расслабление уставших от долгого напряжения мышц. Пещеры были настолько заполнены подавленными обидами и грехами, страхами и напряжением, что со временем воздух в пещере становился невыносимым для телепата.

Фридманн хотел сообщить ему что-то срочное. Коуди ощутил его прикосновение к краю сознания, дающее новичку время подышать чистым воздухом. Мысль Фридманна висела подобно вертолету, терпеливо ожидая сигнала.

А под ними бежали еловые леса, потревоженные и размытые дождем. Вода стекала по иллюминаторам. Спокойно и приятно гудел двигатель. Люси… Уже пять лет она не видит дождя, деревьев и неба. И впереди ее ждет лишенная этого жизнь, или скорая смерть, или… Индуктор.

— Нам нужно побольше времени, — донеслась мысль Фридманна. — Если погром начнется сейчас, его невозможно будет остановить. Мне кажется, на это и рассчитывают параноики. Они проникают в ключевые города — места, где есть склонность к бунту. Вроде Америкэн Гана. Там — Джаспер Хорн.

— Давно? — спросил Коуди.

— Недели три или около того. И он неплохо поработал. Ты знаешь, как это делают параноики. Читают мысли и, когда нужно, подбрасывают необходимое слово, поддерживая растущее напряжение. Вполне может быть, что Джаспер уже сегодня может начать мятеж в Америкэн Гане.

— Не сможет, если будет мертв, — отозвалась в злорадном предвкушении мысль Коуди. Он откинулся в кресле, глядя на проносящиеся мимо облака и думая об Америкэн Гане. Город-казино. Во всяком случае, на этом он специализировался, хотя в городе располагалась знаменитая исследовательская лаборатория, здесь же жили знаменитые мастера по пластику. Но в основном люди приезжали в Америкэн Ган играть.

«Что я и буду делать», — подумал Коуди, наблюдая, как солнечные лучи высушивают капли дождя на окошке рядом с ним.

Фридманн высадил Коуди на окраине Америкэн Гана и поспешно направил вертолет на восток. Его ждало важное дело в Блидинг Канзасе, за пятьсот миль. Коуди проводил взглядом вертолет, поднимающийся в пустынное синее небо.

Америкэн Ган лежал на половинке блюдца, окаймленного холмами и разрезанного и ограниченного широкой неторопливой рекой. На пляже, словно воткнутые в песок зубочистки, виднелись одиночные фигуры; множество лодок, каноэ из прозрачного пластика и яликов сверкали на солнце. На безмятежной зеленой глади воды черными точками виднелись пловцы. Но ветер, дувший с реки, был горячим.

Стоя у подножия холмов, Коуди рассматривал раскинувшийся внизу Америкэн Ган. Теперь, когда он шел к ясно видимой цели, им овладело относительное спокойствие, дав расслабиться. В городе было, наверное, около сотни построек, в основном небольших, разбросанных довольно далеко друг от друга. Цвели деревья — или цвели бы, если бы их листья не поникли вяло — все, кроме росших поблизости от речной набережной. Быстро двигались только дети. В тени виргинского дуба Коуди видел расположившуюся на пикник вокруг белого прямоугольника скатерти небольшую компанию. На фоне белой ткани виднелись зелень и алая мякоть арбуза.

Сзади, высунув язык, к нему неторопливо подбежала маленькая белая собачка. Она со скучающим видом, но настороженно посмотрела на него. В ее мозгу был смутный образ ужасного, брызжущего слюной зверя чуть поболее тигра. С некоторым трудом Коуди узнал в этом символе Ужаса таксу, которую так боялась маленькая белая собачка.

Немного развеселившись, Коуди стал спускаться по склону к Америкэн Гану. Он не торопился. Влажный теплый воздух приятно обдувал его кожу. Ни о чем не думая, просто воспринимая, он позволил потокам мыслей на мгновение заполнить его подобно шуму моря, пока он, двигаясь в гипнотическом ритме, сосредоточился на длинном здании в византийском стиле и наблюдал, как оно становилось все больше и больше с каждым шагом.


…На земле было достаточно места. И среди всех остальных людей было достаточно врагов. Человек вел войну с тех пор, как распрямил спину, и ни разу не было объявлено перемирия в схватке со старейшим врагом, горевшим в жарком синем небе, прятавшимся в почве, ядовитым и невидимым, скрывавшемся сейчас в реке, но способным подняться и возродиться, врагом, наступавшим на незнающего и неосторожного человека, врагом, чья древняя мощь всегда бомбардировала дамбу, построенную человеческим разумом.

Враг и друг одновременно — этот подарок богов. Без него, без физических и химических сил, создавших этот воздух, эту воду, это неглубокую долину с плодородной почвой, не было бы самой жизни. Чудесный подарок — эта планета. Оберегать ее, сохранять, наблюдать за ней — учиться предсказывать и управлять ей — и она послужит вам. Забудьте об этом во время драки между самим собой — и жгучее солнце, бушующие воды, смертоносный холод, плодовитые микробы продолжат свое вечное дело. И здесь не было места человеку. Как похоже на бога!

Теперь Коуди оказался в парке перед длинным венецианским зданием. Деревья увядали над порыжевшими газонами. В мелком прямоугольном пруду плавали золотые рыбки, которые с надеждой хватали воздух ртами, подплывая к поверхности и ныряя обратно. Маленькие сознания рыбок были открыты для Коуди и, без тени мысли, напоминали множество ярких, маленьких неподвижных огоньков свечей на именинном торте, светившихся по всему пруду, вдоль которого шел Коуди.

Он не пошел в византийское здание. Это было ни к чему. Вместо этого он направился к одной из тумб, по высоте доходивших ему до плеча, расставленных неровными рядами перед фасадом здания, и остановился перед незанятой. Несколько мужчин и женщин склонились над тумбами, вглядываясь в окуляры. Таких было немного. Было слишком жарко, даже в тени.

Коуди наклонился над окуляром своего аппарата, нашел в кармане монету и бросил ее в щель. Тьма перед его глазами сменилась заставкой со светящимися буквами: Радио-кобальт. Потом, одна за другой, появились серии цифровых диапазонов. Коуди произвольно ткнул кнопку, обозначившую его выбор. Теперь механизм был запущен. Сейчас он наблюдал за увеличенной паровой камерой Вилсона, пересекаемую светящимися следами радиоактивных частиц. Над этой картинкой мигал счетчик, подсчитывающий количество столкновений электронов. Если бы он угадал их точное количество, то мог бы сорвать куш и получить удовольствие.

Ничего. Совершенно ничего. Но когда мысль Коуди стала расширяться, он ощутил страсть, напряженное ожидание в умах окружающих, и понял, что для них всех выигрыш значил бы очень многое.

Ведь по сути, в этих сознаниях не было уверенности в себе. Над всеми ними висела тяжелая угроза, тень которой висела над миром со времен Взрыва и вкладывала в руку каждого неотразимое оружие — запас бомб был у каждого города. Вместо национальных барьеров стена теперь окружала каждый город и каждого человека. Выживание все еще зависело от удачи и слепого случая.

И поэтому игровые города вроде Америкэн Гана процветали. Здесь, в казино, за слот-машинами, за рулеткой, игрой в кости, орлянку и фараон, люди могли доказать, что слепая удача покровительствует им, и они по-прежнему в безопасности. Социальная неопределенность здесь подменялась механической неопределенностью бросаемых костей или вращающейся рулетки, и личная ответственность попадала в руки богини, которую греки называли Туше, а римляне — Фортуной.

Коуди чувствовал, как позади него двигаются люди, входя и выходя из казино. Для его чувствительного сознания это было похоже на мерцание горячего воздуха. Возможно, это происходило из-за постоянно растущего напряжения, источник которого не мог ни определить, ни заметить ни один человек. Но Коуди знал этот источник. Джаспер Хорн не зря провел столько времени в Америкэн Гане.

Если погрому суждено начаться, то он начнется здесь.

И здесь, в Америкэн Гане, находилась сила, которая безвыходно ставила Коуди перед дилеммой, безжалостно подталкивающей его к выбору, который не смог бы выдерживать долго ни один человек, не пытаясь найти более легкий путь. Отсюда исходило давление, которое вложило нож в его руку и поднесшее его к шее. И на нем к тому же лежала огромная ответственность.

«Джаспер Хорн», — думал Коуди, пока горящие проблески паровой камеры вспыхивали перед его глазами. Его мысль со смертоносной целеустремленностью сосредоточилась на цели. Там, в пещерах, Алленби был прав. Убить Хорна, а не самого себя, было истинной целью Коуди — ведь при этом он будет рисковать только собственной жизнью, и это не будет означать предательство своего народа — он на сбросит ответственности, которую несет за всех них. Параноики с самого начала были врагами. Они всегда стремились разрушить доверие к Болди со стороны остального человечества. Именно они были виноваты в гибели Секвойи и в необходимости держать людей в Пещерах. Не будь этого, он, скорее всего, никогда бы не встретил Люси, и тогда бы она была бы теперь счастливее, да и он сам тоже. Сейчас же, каких бы трудных шагов они не предпринимали, не было никакого реального ответа ни для них, ни для их ребенка. Выхода не было. Что бы ни случилось, незаживающие раны уже были нанесены.

Сама земля была и врагом и другом. Но параноики все были врагами, и худший из них, Джаспер Хорн, был где-то здесь, в Америкэн Гане, недалеко от Джеффа Коуди — человек, которого нужно было убить хотя бы за то, что он и его сородичи-параноики превратили Болди в убийц.

Мерцающие проблески света в паровой камере угасли. Окуляр потемнел, Коуди ничего не выиграл. Он бросил в щель новую монету и снова наблюдал за электронным обстрелом, пока его блуждающая мысль отыскивала жертву.

Суматоха мыслей внутри византийского здания крутилась едва ли не быстрее, чем колесо рулетки. Это был центр слухов Америкэн Гана. Здесь то и дело возникали образы, в которых он узнавал Хорна. Он постепенно проверял эти мысли как направленной антенной, пока не стала проясняться картина привычек Хорна. Но прояснялись и кое-что еще — растущее давление событий в городе, которое ни один обыкновенный человек не связывал с присутствием параноиков.

В Америкэн Гане последние двадцать четыре часа никто не брился. Исключения, конечно, были, но их было немного. Болди в бритье не нуждались, кроме того, находились достаточно отважные люди, которые не боялись вызвать подозрения. В ближайших научных лабораториях движение отказа от бритья не получило поддержки. Были и другие, хотя и очень немногие, кто с гладким подбородком двигался в кольце подозрительных взглядов и оставлял за собой шлейф враждебного ропота.

Так что убить Хорна могло оказаться вдвойне сложно. Насилие могло спровоцировать погром — а именно этого Коуди хотел избежать, убив параноика. Значит, Хорна нужно убить тайно, во всяком случае, подальше от потенциальных предводителей толпы, которые могли разжечь мятеж. (В Америкэн Гане были такие люди; Хорн уже разыскал их. Они должны были повести толпу, когда придет время.)

Он в «Последнем Шансе».

Коуди поднял голову, на мгновение ослепленный глубокой синей тенью и белым солнечным светом. Его мозг составил из уже собранных им сведений карту Америкэн Гана. «Последний Шанс» должен находиться на северной окраине города, неподалеку от исследовательских лабораторий. Хорна там уже могло не оказаться, но будет легко отыскать его след.

Коуди обогнул пруд с золотыми рыбками, прошел мимо крохотных мигающих огоньков маленьких полусонных сознаний и вышел на дорожку, ведущую на север через город. Его мысль продолжала странствовать. несколько раз он улавливал мысли других Болди. С их помощью он мог бы мгновенно и точно определить, где Хорн, но они не носили шлемов Немых, и их мысли могли тоже быть прочитанными параноиками. А Хорн не должен быть предупрежден. Коуди поднял руку, чтобы прикоснуться к тонкой паутине нитей, скрытой под его париком. Пока он носит шлем Немого, Хорн не сможет прочитать его мысли.

Начали собираться толпы. Быстрыми вспышками, словно огненные молнии в знойном воздухе, пробегали слухи, собирая подтверждающие детали. Кто-то (мысль Коуди слышала шепот) ограбил прошлой ночью кассу в «Золотой Подкове», вышел с двумя тяжелыми мешками денег и на пороге неосторожно дал порыву ветра сорвать его парик, обнажив безволосую голову. Да, теперь Болди больше не прячутся, присваивая деньги при каждой возможности, готовясь к часу «Ноль», когда они возьмут власть над нацией…

Коуди пошел немного быстрее. Случайные мысли Болди Америкэн Гана шептали ему: «События выходят из-под контроля». Весть безмолвно неслась от разума к разуму, от одной встревоженной группы к другой, от Болди, стойко, со спокойными лицами продолжавших делать свое дело среди людей, в то время как их мысли соприкасались и смыкались на грани паники. Сегодня матери не выпускали детей из дома, а семейные вертолеты были заправлены и готовы к отлету.

Впереди над толпой Коуди увидел мигающую вывеску «Последнего Шанса». Он продолжал идти, мысленно пытаясь засечь присутствие Хорна. И несмотря на безмолвное напряжение, которое сгущалось в жарком воздухе, в любую минуту готовое вырваться, он вдруг понял, что чувствует себя невероятно счастливым. Впервые за многие месяцы все казалось ему очень простым и легким. «Убей Хорна!» — Это было все, этого было достаточно. «Убей Хорна!» — сказала его мысль без всех сомнений и неуверенности последних месяцев и лет.

Он остановился перед старомодными фотоэлектрическими дверями «Последнего Шанса», ища своего врага. Позади возник ропот, столь уверенный, будто никто никогда не говорил ничего подобного. Шепот сообщал об эскадрилье грузовых вертолетов, севших на краю города из-за нехватки топлива, о ремонтнике, который, работая среди груза, случайно проломил доску в ящике с апельсинами. В грузе апельсинов оказались… странного вида винтовки… атомные? Три аккуратно завернутые в губчатую резину бомбы? Бессознательные люди на пути в лабораторию, где Болди занимались вивисекцией?

Потом словно невидимое дыхание прорвалось сквозь неподвижный раскаленный воздух.

Аура параноика. Подобно тому, как перед припадком эпилепсии появляется ощущение надвигающейся катастрофы, так и приближение параноика создавало и несло впереди себя смутное пульсирующее сияние, исходящее от искаженного сознания. Коуди чувствовал его и раньше, но каждый раз снова содрогался, будто контакт между ним и ярким, теплым, зеленым миром ослаблялся и угасал на мгновение.

Он медленно повернулся и пересек улицу, пробираясь среди неприятных, шепчущихся групп небритых мужчин, среди их враждебных взглядов. Впереди был небольшой ресторанчик — Закусочная «Вертолетная Лопасть». Аура ощущалась сильнее. Коуди остановился перед входом и начал телепатические поиски.

Сзади доносился слух. Кто-то знал человека, у которого был сосед-Болди, месяц назад потерявший три пальца на дуэли; а теперь они отрасли снова — в частной клинике Болди ему их привили. (Но ведь Болди не дерутся на дуэлях… забудь об этом!) Теперь они могут творить чудеса в медицине, но вы ведь не видели, что они делали для людей, не так ли? Если их немедленно не остановить, неизвестно еще, что произойдет.

Застывший в своем высокомерии, настороженный и подозрительный разум находившегося в ресторане Джаспера Хорна излучал собственные мрачные мысли — эгоистические, горделивые, претенциозные и негибкие. И еще в этом сумрачном сознании жила мысль, шевелящаяся подобно углям под серой золой, угасая и почти вспыхивая вновь, которая заставила Коуди остановиться у двери ресторана и замереть в страхе, что параноик-телепат может ощутить его присутствие.

Хорн прибыл в Америкэн Ган не для того, чтобы начать погром.

Его настоящая цель была куда более смертоносна. Это было…

Что же?

Именно этого Коуди пока не видел. Он уловил тень мысли, и этого мимолетного впечатления оказалось достаточно, чтобы в его сознании вспыхнуло резкое предупреждение, сигнал ужасающей безотлагательности. Настоящая цель Хорна была глубоко запрятана. Но она должна быть найдена. Коуди знал это совершенно точно.

Он отступил в сторону, прислонился к стене здания и стал лениво осматриваться, пока из-под шлема Немого его мысль очень деликатно и чувствительно потянулась к Хорну.

Мягче… мягче…

Параноик сидел в одиночестве в кабинете в глубине ресторана. Его мысли были затенены и скрытны. Он сосредоточился на своем ленче, бессознательно думая о вещи, на одно триумфальное мгновение всплывшей на поверхность его сознания. Поскольку эта идея не вызывалась для обдумывания, Коуди не мог прочитать ее без глубокого прощупывания, которое Хорн тотчас же почувствует.

И все же выход был. Правильные подсказки вызовут нужные отклики в любом сознании. Но заносить эти подсказки в сознание Хорна нужно было очень осторожно, чтобы они казались его собственными и совершенно естественными мыслями. Коуди взглянул через улицу, поверх ворчащих групп людей, на «Последний Шанс». Хорн побывал там полчаса назад. Это была неплохая подсказка. Он мягко подбросил в сознание Хорна мысль: «Последний Шанс».

И сознание параноика настороженно вздрогнуло, поискало, ничего не нашло (шлем Немого охранял Коуди), и тогда подсказка вызвала реакцию.

В «Последнем Шансе» играют, но я единственный, кто действительно играет с ними со всеми, с их жизнями; я могу убить их всех, если вовремя… — цепочка мыслей оборвалась с раскатившейся по ресторану видеомузыкой. Хорн поднял вилку и продолжил трапезу.

Коуди подогнал ритм своих мыслей под ритм музыки и послал Хорну мысль:

«Убить их всех убить их всех убить их всех.»

«Выпустить вирус, — отозвался Хорн на „собственную“ мысль. — Померанс ближе всех к цели с каждым днем контроль за резонансом, вызывающим мутацию вируса, который убьет их всех убьет их всех УБЬЕТ ИХ ВСЕХ!»

Коуди отпрянул от брызжущего кровью гнева параноика.

«Померанс, — думал он. — Померанс.»

«Померанс в лабораториях», — подумал Хорн, создавая мысленный образ. Недалеко — всего в двух кварталах — находились исследовательские лаборатории Америкэн Гана, и там был человек по имени Померанс, биохимик, нетелепат. Он проводил определенные эксперименты, которые — если бы он добился успеха — дали бы параноикам возможность создать вирус столь же смертоносный и столь же избирательный, как вирус Операции «Апокалипсис».

Вот для чего появился Хорн в Америкэн Гане. План погрома был всего лишь прикрытием. Маскировка, вводящая в заблуждение Болди, пока Хорн добивался своего, телепатически следуя за экспериментами Померанса к цели Операции «Апокалипсис», которую поставили перед собой параноики.

Померанс, конечно, ничего не знал об этих целях. Он был биохимиком; в его задачу входило найти более оптимальный бактериофаг — но метод, который бы ему потребовался для этого, мог быть использован и для более смертоносных задач.

Коуди мягко оперировал сознанием параноика. Он узнал еще кое-что. Померанс мог потерпеть неудачу — Хорн понимал это. Но в этом случае можно было вызвать погром. Куда лучше было отыскать вирус, убивающий людей ведь при погроме погибнут и некоторые параноики — но если не представится ничего лучшего, будет и погром. Условия были созданы. Хорн взвинтил напряжение в Америкэн Гане; он выделил потенциальных вождей толпы; он мог начать погром в любой момент, когда ем бы захотелось — и это будет сигнал к аналогичным действиям для параноиков по всей стране. Вселенский погром заставит Болди начать Операцию «Апокалипсис» — и все равно будет достигнут тот же результат. Но все же было бы лучше чуть подождать, хоть немного, следуя по пятам за экспериментами Померанса. Казалось, что он очень близок к цели.

«Слишком близок, — подумал Коуди, всем телом подаваясь к двери ресторана. Он терял время. Убей Хорна, убей его сейчас», — говорил он себе… но все еще колебался, потому что в сознании параноика по-прежнему оставалась какая-то загадка. Слишком большая уверенность была заложена на искаженном фундаменте параноической личности. Должна была быть причина для этого удивительного спокойствия.

Коуди снова продолжил разведку осторожными намеками, которые легко касались другого разума. Да, этому была причина. В лаборатории Померанса была спрятана бомба.

Почему?

Хорн это знал, и Коуди осторожно прощупал его. Биохимик не должен достаться Болди живым. Бомба взорвется, когда Хорн вызовет в сознании определенный набор символов — мысль параноика быстро метнулась прочь от опасного уравнения — или… если мозг Хорна перестанет думать.

То есть, если Хорн умрет.

Прекращение мысленного излучения мозга спящего или бодрствующего Хорна станет сигналом подрыва бомбы, которая убила бы Померанса. Коуди совершенно четко видел расположение бомбы в образе лаборатории в мозгу Хорна.

Стоит ему убить Хорна и Померанс умрет. Но зачем это понадобилось параноику?

Коуди снова прислушался и вдруг понял причину.

Померанс занимался исследованием влияния дифференциального резонанса на вирусные нуклеотиды. Но имелись и другие нуклеотиды: сама телепатия зависела от резонанса нуклеотидов в мозгу человека. Если бы эксперимент Померанса увенчался успехом, это означало бы…

Это означало бы, что телепатию можно вызвать у обыкновенного человека!

Это было решение проблемы Индуктора, единственный ответ, способный решить проблему раскола мира. В руках параноиков метод Померанса мог уничтожить людей. В руках Болди он мог объединить все человечество. Он мог…

Внезапно Коуди понял, что Хорн обнаружил его присутствие.

Хорн мгновенно начал выстраивать в сознании уравнение, которое подорвало бы бомбу в лаборатории Померанса. Коуди прикинул последствия. Он мог бы убить параноика прежде, чем тот закончит свое дело, но тогда его смерть с той же определенностью подорвет бомбу. Померанс бы умер — а этого нельзя было допустить. От сохранения жизни биохимика зависело больше, чем жизни человеческие.

Не было никаких способов остановить мысль Хорна, кроме одного. Изучая его сознание, Коуди узнал многое об этой гордой, несгибаемой, ненадежной личности. Сейчас он знал о Хорне больше, чем тот знал о себе сам. И он нашел одну жизненно важную точку. Хорн не был психически больным, он не терял связи с миром, но, как и многие параноики, он демонстрировал симптомы сумасшествия, и одним из них была устойчивая тенденция к тому, что Алленби назвал бы гипногогическими галлюцинациями — яркие чувственные образы, возникающие в полусонном сознании непосредственно перед сном. А подобные галлюцинации было легко вызвать гипнозом.

Коуди нужно было только убедить Хорна, что тот испытал кратковременную галлюцинацию. Да… и еще… еще очень многое.

По крайней мере Коуди хорошо представлял себе, к чему такие образы приведут параноика при его мании преследования и величия. И Коуди спроецировал идею, что он, представитель Болди, пришел к Хорну, чтобы предложить ему перемирие, заключить пакт с параноиками против людей точное подобие тех ярких фантазий с исполнением желаний, который должен был часто испытывать Хорн. И в то же время он вызывал мысленный образ Джаспера Хорна, и дал Хорну увидеть его.

Эти действия были достаточно естественны, даже в рамках галлюцинации. Когда вы общаетесь с кем-то, то выстраиваете его образ в своем сознании, причем куда более многогранный, чем обычный зрительный образ. Ваши впечатления от его эмоциональных характеристик, его воспоминания, его мысли, сложный образ всей личности, какой вы ее воспринимаете, выстраиваются в субъективное приближение реального человека, с которым вы общаетесь. Пылающий образ Дьявола стояла между встретившимися мыслями, ослепительно яркий и живой, настолько, что мрачный разум параноика никогда не видел такого.

Древние греки знали, что означает механизм отождествления — они рассказали историю Нарцисса. И на эту приманку попался Джаспер Хорн, который не мог никого, даже бога отождествить с кем-либо кроме себя. Его параноидальный эгоизм отражал самого себя в этом эго-образе, и отражался снова и так до бесконечности, пока Коуди мягко проверял и трогал его мысли и высматривал первые провалы в сознании.

Наконец Хорн приостановил формирование мысленного образа, который должен был уничтожить Померанса. Параноик замешкался в нерешительности, здравый смысл подсказывал ему, что Болди не могут прислать представителя для капитуляции, а, значит, чувства, предупредившие его о присутствии Коуди, обманули его. Подобная паника не была внове для Хорна. Это подтверждало, что его чувства сыграли с ним шутку.

Очень, очень мягко, все еще поддерживая слепящий эго-образ Джаспера Хорна в качестве переливающейся наживки на снаряженном крючке, Коуди послал тихие мысли-намеки, проскользнувшие в мерцающее сознание. Сначала это были довольно правдоподобные мысли, по крайней мере, правдоподобные для параноика. Убаюканный Хорн наблюдал за эго-образом, который он сам часто выстраивал, но никогда не видел таким ясным и слепящим. Нарцисс смотрел на свое отражение в ясной глубине сознания Коуди.

Так, сидя в одиночестве в ресторанном кабинете, Хорн постепенно ослабил бдительность, и мягкое наступление Коуди перешло в другую область. Посылаемые Коуди мысли уже были не столь истинны, но все же не были полностью фальшивыми, чтобы не спугнуть параноика, который считал их своими собственными.

«У меня и прежде случались такие галлюцинации. Обычно перед тем, как заснуть. Сейчас они снова у меня. Значит я, должно быть, засыпаю. Я хочу спать. Мои веки тяжелеют…»

Усыпляющие, монотонные мысли начали подавлять сознание Хорна. Постепенно нарастала сонливость. Нарцисс смотрел на Нарцисса…

«Спать, спать, — шептала мысль Коуди. — Ты не проснешься, пока я не прикажу тебе. Более ничего не разбудит тебя. Спи крепко… спи.»

Параноик спал.

Коуди изо всех сил побежал по улице. Изо всех Болди Америкэн Гана ближе всех к исследовательской лаборатории был только он сам, и если нужно было спасти Померанса, то это была только его задача. И он легко мог потерпеть неудачу. Джаспер Хорн сидел в гипнотическом сне в людном ресторане, и в любой момент кто-нибудь мог заговорить с ним или пробудить его сознание. Гипноз не был глубоким. Несмотря на последние заклинания Коуди над параноиком, тот мог быть разбужен кем угодно и довольно легко.

Коуди продолжал бежать. Положим, он сумеет вовремя вытащить Померанса из лаборатории. Сможет ли он вернуться в ресторан прежде, чем проснется Хорн?

«Нет, — думал Коуди, — гипноз недостаточно глубок. Было бы чудом, если бы Хорн оставался в этом состоянии более нескольких минут. Если я смогу спасти Померанса, это будет поистине чудом.»

Но как только Хорн осознает, что произошло, он не будет ждать. Он начнет погром. Здесь, в Америкэн Гане, все к нему готово; он заложил динамит, и все, что ему оставалось сделать, это нажать на детонатор. Ладно. Я не могу быть уверен, что я все делаю правильно. Я думаю, что это так. Я не могу быть уверен. Если я спасу Померанса, то Хорн возможно начнет погром прежде, чем я вернусь и убью его. Но я не могу позволить Померансу погибнуть; он может решить проблему Индуктора.

«Торопись!»

Он бежал к группе длинных приземистых зданий. Он знал дорогу; он видел ее в сознании Хорна. Он подбежал к одному из зданий, рывком распахнул дверь и оказался в лаборатории.

Сухопарый седоволосый человек в запачканном халате повернулся и уставился на него. Это был Померанс; ни один телепат никогда бы не ошибся, опознавая человека. Это был Померанс — и как только Коуди понял это, он почувствовал и то, что за два квартала от них, в Закусочной «Вертолетная Лопасть» Джаспер Хорн шевельнулся, проснулся и в приступе внезапной паники потянулся к сознанию Померанса.

Коуди мгновенно бросился через длинную лабораторию. Позади Померанса почти вровень с полом располагались окна, открытые к горячему солнцу, голубому небу и высохшей коричневой траве. Если бы они смогли достичь окна…

Коуди показалось, что он вообще не потратил времени на бег. Время остановилось, но все же бесконечно тянулось время другого рода, пока в далеком сознании параноика он видел выстраивающееся уравнение подрыва, включающее взрыватель бомбы. Сейчас уравнение готово. Сейчас время остановится одним разрывающим мгновением смерти.

Но время еще оставалось. Коуди послал безмолвный призыв, вызов, звеневший тревожным колоколом в мозгу каждого Болди в Америкэн Гане. В то же мгновение он дотянулся до Померанса и использовал весь свой разгон, чтобы подхватить его, рванувшись к окну. Пол перекосился у него под ногами, и воздух рванулся наружу впереди первой безмолвной волны сжатия, разбегавшейся от места взрыва.

Окно разрасталось перед ним, яркое, высокое, разделенное на мелкие стекла. Плечо Коуди ударило в него, он почувствовал, как дерево и стекло беззвучно разлетаются от страшного раскаленного рвущего рева взрыва, перекрывшего все возможные звуки.

Все вокруг потонуло в слепящей белизне взрыва, и, пролетев через стекло, он почувствовал под собой пустоту.

Он с Померансом летел сквозь горячий и сухой воздух улицы, и мрак, мрак при полном солнечном свете, окружал их, а стекло сыпалось дождем, и рев взрыва все продолжался и продолжался вечно…

Перед закусочной «Вертолетная Лопасть» дрались двое приезжих. Джаспер Хорн в толпе что-то прошептал себе под нос. Кто-то другой повторил это громче. Один из приезжих резко вспыхнул. (Это была фраза-взрыватель, с такой же точностью вызвавшая агрессивность у этого человека, с какой уравнение подорвало бомбу.) В тот же момент кинжал был выхвачен из ножен, и в середине шумного круга стала готовиться полноценная дуэль. Победителем вышел бородатый человек с волосатой грудью и лысеющей головой. Ножом он владел очень точно и уверенно. Слишком уверенно, громким шепотом заметил Джаспер Хорн. Шепот облетел круг. Кто угодно мог выиграть дуэль, если он мог читать человеческие мысли. Если Они умеют отращивать пальцы, то, возможно, умеют и растить волосы.

Джаспер Хорн сказал что-то, что-то точно рассчитанное, стоявшему рядом потенциальному вожаку толпы.

Тот нахмурился, выругался и сделал шаг вперед. Он ловко подскочил к победителю сзади, когда тот убирал свой кинжал. Нож, крутясь, отлетел к тротуару. Трое набросились на упавшего лысого мужчину. Двое держали его, пока третий пытался выдернуть волосы на краю лысины. Они не поддавались. Жертва яростно ревела и сопротивлялась столь мощно, что четверо из пяти наблюдателей были отброшены. Один из них уронил свой парик…

Это не был сон, и не было бодрствованием. Это было Забвение. Он плавал в бесконечности, в единственно возможном для телепата уединении, в котором он хотел бы оставаться навечно. Но он был телепатом. Он не мог, даже при всей скрытой быстроте своего ума, изображать что-либо фальшивое, ведь его сознание было довольно открыто — по крайней мере, для носителей такого же, как у него. шлема Немых.

И все же было трудно пробудиться. Трудно было заставить себя встать и по собственному желанию принять на себя все возможные ждущие его ноши новые и прежние. Если бы он всю жизнь прожил так, как он провел последнюю запомнившуюся секунду, без всякой нерешительности и неопределенности, только с определенной потребностью в физическом действии (жив ли Померанс, — спросило что-то в просыпающемся сознании), тогда было бы легко вырвать себя из теплой серой тишины, которая была столь бесконечно наполнена отдыхом, что не было даже снов (но Померанс?).

И как всегда мысль о другом человеке подкрепила что-то в самом Коуди и подняла его с утомленным упорством. Он мгновенно сориентировался. Он мгновенно сориентировался. Ему не приходилось зависеть только от своих сонных и неясных ощущений. По всем Пещерам и над ними, и в вертолетах в высоте, было шевелящееся и неприятное ощущение срочности и тревожное движение, и каждый разум содержал одну и ту же мысль, какие бы другие мысли не занимали верхние слои сознания.

Эта была мысль: «погром».

Коуди лишь спросил:

«Должен ли я был убить Хорна вместо того, чтобы спасать Померанса?»

Но он не стал ждать ответа. В конце концов, это было его собственное решение. Он открыл глаза (зная на какой больничной койке в каком секторе пещер он лежит) и поднял глаза на круглое красное лицо Алленби.

— Померанс? — спросил он.

— Жив, — без слов ответил психолог. — Некоторые из Болди Америкэн Гана добрались до вас сразу после взрыва. Нужно было спешить. Хорн начал погром. Но у них был наготове быстрый вертолет, и они оказывали тебе и Померансу первую помощь уже в дороге. Это было два дня назад.

— Два дня?

— Померанс был без сознания лишь несколько часов. Но тебя мы до сих пор не будили — тебе это было необходимо. Однако, я думаю, ты будешь жить, если ты в этом сомневаешься.

— Как долго проживет каждый из нас? — мысленно прошептал Коуди.

— Вставай и одевайся, — приказал Алленби. — Есть работа. Вот твоя одежда. Как долго? Я не знаю. Погром растет уже два дня. Параноики все очень тщательно запланировали. На сей раз это похоже на всеобщий погром, Джефф. Но теперь у нас есть Померанс. И мне кажется, у нас будет Индуктор.

— Но Померанс не один из нас.

— Он все равно с нами. Слава Богу, не все люди — враги Болди. Как только Померанс разобрался в ситуации, он добровольно предложил любую возможную помощь. Так что пойдем. Мы готовы испытать Индуктор. Мне хотелось, чтобы ты при этом присутствовал. Сможешь?

Коуди кивнул. Он был неловок и довольно слаб, и во многих местах под напыленными пластиковыми повязками чувствовал боль, но встать и пройтись было приятно. Он последовал за Алленби к выходу и пошел по коридору. Озабоченное, нетерпеливое шевеление мыслей окружало его. Он вспомнил о Люси. Не все люди — враги Болди. «И не все Болди — враги людей», — добавил он, думая о том, что было сделано для таких людей, как Люси, приговоренных к пожизненному заключению в Пещерах.

— Она будет там — в лаборатории, — сказал Алленби Джеффу. — Она вызвалась стать одной из подопытных. Используя разработки Померанса, мы построили упрощенный Индуктор… по крайней мере, мы начали с его разработок и продолжали все вместе, все наши ученые. Вот это была работа! Я надеюсь… — Мысль о погроме на миг затмила сознание Алленби и была подавлена. Я найду время, Кассий, я найду время… — подумал Коуди.

— Да, — согласился психолог. — Потом, Джефф. Потом. Индуктор — наша нынешняя цель. Больше ничего. Ты не думал о Джаспере Хорне с тех пор, как проснулся, не так ли?

Коуди осознал, что действительно этого не делал. Теперь, когда он это сделал, он увидел лидера параноиков как что-то далекое и безликое, движущаяся фигурка в огромной сложной сцене, но уже не заряженная эмоциями цель его ненависти.

— Мне кажется, я не чувствую необходимости убивать его, — согласился Коуди. — Он больше не имеет значения. Худшее, что он мог сделать, это начать погром, и он это сделал. Я бы убил его, если бы мне представилась возможность, но теперь по другой причине. — Он взглянул на Алленби. Сработает ли Индуктор? — спросил он.

— Именно это мы и собираемся узнать. Но он должен… должен, — сказал Алленби, открывая боковую дверь в коридоре. Следом за психологом Коуди вошел в одну из пещер, в которой была оборудована экспериментальная лаборатория.

В пещере происходило многое, но Коуди не отвлекался на внешние чувственные впечатления; он сразу повернулся в ту сторону, где с ребенком на руках стояла Люси. Он быстро подошел к ней. Заглянул в ее сознание и сдержал себя. Могло быть слишком многое, что он не хотел знать ни сейчас, ни потом.

— Эти повязки ничего не значат, — сказал Коуди. — Я отлично себя чувствую.

— Они говорили мне, — сказала Люси. — Это был единственный случай, когда я радовалась телепатии. Я знала, что они действительно могли сказать мне, все ли у тебя в порядке — даже если ты был без сознания.

Он обнял ее одной рукой, глядя на спящего ребенка.

— Я ничего не могла сказать, глядя на тебя. Ты мог быть… мертв. Но было так хорошо, что Алленби и другие могли заглянуть в твои мысли и убедиться, что с тобой все в порядке. Я хотела что-нибудь сделать, чтобы помочь, но не было ничего, что я могла бы сделать. Кроме… этого. Алленби сказал мне, что ему нужны добровольцы для экспериментов с Индуктором. Ну я и вызвалась. Это все, чем я могу помочь — и я хочу это сделать.

Значит, теперь Люси знала об Индукторе. Что ж, время и необходимость секретности миновали. Уже не имело никакого значения, что знают или чего не знают теперь пленники Пещер. Теперь, когда начался погром, это уже не имело значения.

— Теперь это всеобщий погром, не правда ли? — спросила она, и Коуди на миг замер в невероятном изумление (телепатия?) прежде чем понял, что Люси просто реагировала на подсказки, заученные за долгое изучение его поведения. У всех супружеских пар бывают вспышки такого рода псевдо-телепатии, если они действительно любят друг друга. И Люси, несмотря ни на что, любила его. Так странно было узнать об этом сейчас, убедиться в этом и ощущать восторг, когда, возможно, осталось совсем мало времени. Погром по-прежнему мог разрушить все, несмотря на Индуктор.

— Люси, — сказал он. — Если мы потерпим неудачу… мы обязательно безопасно выведем тебя из Пещер, домой…

Она взглянула на ребенка и отвернулась от Коуди. И он внезапно понял, что даже с помощью телепатии никогда не поймет реакции женщины… даже Люси.

— Скоро? — спросила она Алленби.

— Да, — отозвался психолог. — Пусть кто-нибудь подержит ребенка, Люси.

Она повернулась к мужу, улыбнулась ему и отдала ребенка ему на руки. Следом за Алленби она подошла к изолированному креслу, наскоро обмотанном паутиной проводов, ведущих к сложной приборной панели.

В мозгу малыша сиял маленький огонек, подобный тем, что запомнились Коуди у золотых рыбок в пруду Америкэн Гана. Но была очень большая разница. Коуди не мог понять, в чем она заключается, но разглядывая мерцающие сознания рыбок, он не испытывал страха и сожаления. В мозгу его ребенка, его и Люси, горело слабое пламя, пылало со смешной для такого маленького и беспомощного существа уверенностью, и каждое слабое воздействие, покачивание его рук, слабые голодные сокращения животика ребенка, заставляли крохотное пламя дрожать и разгораться в новом направлении, после чего оно возвращалось к своему стойкому состоянию. Даже в лучшем из миров было так много всего, что могло заставить это пламя покачнуться… но, с неожиданной ясностью подумал он, в этом огне закалится и станет сильной личность ребенка.

Он взглянул на Люси. Теперь она сидела в кресле, и к ее вискам и основанию черепа были присоединены электроды. Худощавый и седой человек, в котором он узнал Померанса, хлопотал возле нее, следя за ходом эксперимента. Коуди прочел в его мыслях слабое возбуждение, которое ученый изо всех сил старался подавить. Это подключение, это соединение… я не понимаю, как это стыкуется с теорией. Боже мой, если бы я только был телепатом! Но если Индуктор заработает, я смогу им стать. А как прилегает это соединение… — и его мысли унеслись в индуктивные абстракции, которыми он пытался разрешить проблему.

В пещерной лаборатории было людно. Здесь собрались ученые-Немые и множество пленников Пещер — все добровольно, с теплотой осознал Коуди. Несмотря ни на что, они, как и Люси, хотели помочь.

И вот испытания начались. Люси расслабилась в кресле, нервно раздумывая о давлении электродов. Коуди отдернул свою мысль. Ему тоже было не по себе. Он потянулся к группе людей, и одно сознание откликнулось. Алленби.

— Допустим, Индуктор заработает, — в тишине сказал Коуди. — Каким образом это остановит погром?

— Мы предложим телепатию всем, — ответил Алленби. — У нас есть выход на несколько видеоканалов, так что мы выйдем на все экраны во всех городах. Я думаю, даже толпа линчевателей остановится, если им предложат телепатию.

— Сомневаюсь.

— Кроме того, на нашей стороне немало людей, подобных Померансу. У нас есть… — Его мысль прервалась.

Что-то происходило в сознании Люси. Это напоминало волну, течение чего-то непреодолимого, словно отвлеченная музыка нарастала в мыслях Люси с изменением нуклеотидов ее мозга. «Она становится телепатом, одним из нас», — подумал Коуди. Он замолчал, но его мозг торопливо говорил в тишине.

«Пошевели правой рукой, Люси. Пошевели правой рукой.»

Ни один Болди не смотрел на руки Люси. Не должно быть никаких случайных сигналов.

Люси сидела неподвижно. И Коуди с внезапным ужасом узнал в распахнутом перед ним сознании Люси закрытое сознание Джаспера Хорна. И непонятная дрожь страха пробежала по нему.

«Пошевели правой рукой.»

Никакой реакции.

«Попробуй другую команду», — предложил кто-то. — «Встань, Люси. Встань.»

Она не пошевелилась.

«Для этого может потребоваться время, — отчаянно предположил кто-то. — Может быть, ей нужно время, чтобы научиться…»

«Возможно, — подумал Алленби. — Но нам лучше попробовать на другом объекте.»

— Хорошо, Люси, — сказал Коуди. — Иди ко мне. Мы попробуем на ком-нибудь другом.

— Он не сработал? — спросила она. Она шла к нему, глядя прямо в глаза, словно пытаясь таким образом вызвать контакт между сознаниями.

— Мы еще не можем сказать, — ответил он. — Смотри на Джуна.

Сейчас в кресле был Джун Бартон, немного вздрогнувший от прикосновения электродов.

В голове Коуди подспудно шевелилась какая-то мысль — что-то, о чем он не думал с тех пор, как очнулся. «Если Индуктор не заработает, тогда снова будет та же проблема, та же старая проблема, которую он не смог решить. Дилемм, пославшая его на попытку убить Джаспера Хорна. Ответственность, которая через некоторое время становилась слишком тяжелой для человека. Операция „Апокалипсис“. Конец всего сущего…»

Он прогнал от себя эти мысли. Сжимая Люси одной рукой, он послал мысль с паническим ощущением. (Не придется ли ему убить ее… ее и ее ребенка? До этого может не дойти. Не думай об этом!) Он попытался занять мозг какой-нибудь сложной проблемой, чтобы избавиться от преследующего его страха. «Индуктор, — спросил он наугад. — Какова теория? Как он работает?»

Мысль другого благодарно потянулась к его вопросу. Кунаши, физик. Из-под Немого шлема Кунаши пришли быстрые ясные мысли, в которых сквозило беспокойство — жена физика была обыкновенной женщиной.

«Ты помнишь, как мы спросили у компьютера ответа на нашу задачу?»

(Теперь электроды открепляли от головы Джуна Бартона.)

«Мы собрали все данные, какие смогли, чтобы заложить их в компьютер. Мы повсюду читали мысли ученых и кодировали все данные, которые с определенной вероятностью могли относиться к делу. Да, некоторые из этих данных были взяты из головы Померанса более года назад. Он тогда еще не слишком продвинулся в своих разработках, но уже сформулировал ключевые положения о мутации нуклеотидов при резонансе. Компьютер объединил эти данные с другими и нашел простейшее решение — вирус. Ему не хватило данных, чтобы развить эту теорию в направлении Индуктора, пусть даже в основе обеих идей лежал резонанс.»

(Еще кто-то садился в кресло. Присоединялись электроды. Коуди чувствовал, как в сознаниях окружающих нарастают разочарование и тревога.)

«Померанс — биохимик, — настойчиво продолжал Кунаши. Он работал с А-вирусом японского энцефалита, пытаясь с помощью мутации создать из него специальный бактериофаг. — Мысль на мгновение запнулась и снова восстановилась. — Репродукция вируса — или гена — зависит от высокого внутреннего резонанса; это нуклеотид. Теоретически, в конце концов, что угодно может превратиться во что угодно. Но в действительности вероятность подобных превращений зависит от меры относительного резонанса этих состояний — к примеру, он высок у аминокислотной протеиновой цепочки и у двух состояний бензольного кольца.»

(Жена Кунаши усаживалась в кресло.)

«Изменение, репродукция зависит к тому же от точного количества участвующих в ней химических веществ. Именно поэтому вирус Операции „Апокалипсис“ был бы безвреден для телепатов, каким бы он ни был. Кроме того… кроме того, особенности могут меняться не от вида к виду, но и внутри вида. Наш Иммунитет врожденный. Нуклеотид (заработает ли он? заработает ли он?) вируса Операции „Апокалипсис“ должен обладать высокой степенью родства с определенными высокорезонансными частицами центральной нервной системы обыкновенных людей. Подобные частицы обладают высокой способностью хранить информацию. Поэтому наш вирус поразит информационные центры обыкновенного мозга.

Степень родства зависит от различия резонанса — и эксперименты Померанса были направлены на поиск способа изменить эти различия. Такой метод сделал бы возможным мутировать наследственность вируса с высокой предсказуемостью и управляемостью. А это также может быть использовано, чтобы вызвать телепатию. Телепатия определяется высоким резонансом нуклеотидов в информационных центрах мозга, и искусственно увеличивая это качество, можно вызвать телепатию в… в…»

Мысль оборвалась. Жена физика покидала экспериментальное кресло, и сознание физика затуманилось сомнениями, страданием и безнадежностью. Мысли Коуди примкнули к мыслям Кунаши, посылая мощное послание безмолвного теплого одобрения — не разумную надежду, которой не хватало ему самому но могучий эмоциональный мост понимания и симпатии. Казалось, это немного помогло. Это помогло и Коуди. Он смотрел, как жена Кунаши быстро шла к нему, они соединили руки и стояли вместе в ожидании.

Неожиданно Люси сказала:

— Я хочу попробовать снова.

— Чувствуешь ли ты… — начал было Коуди. Но тут же понял, что изменений не произошло. Ее разум по-прежнему был огражден.

И все же Алленби, стоявший в другом конце комнаты, кивнул.

— Стоит попробовать, — сказал он. — Давайте на этот раз попробуем со включенным питанием. Резонансный эффект должен длиться несколько минут после отсоединения электродов, но мы не попробуем эту возможность. — Коуди снова взял ребенка, и Люси снова уселась в кресло. — В идеале, все эти приборы будут маленьким электрическим приспособлением, которое можно будет постоянно носить и использовать… Все в порядке, Люси? Включить питание.

Снова разумы один за другим пытались войти в контакт с Люси. И снова Коуди ощутил, как он чувствовал это в сознаниях и других испытуемых, ту странную глухоту сознания, которую он помнил по Джасперу Хорну. Но Люси не была параноиком!

И все же ее сознание не открылось. А, значит, это был провал — не механическая неудача, поскольку гипотеза Померанса подтверждалась во всем, кроме окончательного доказательства экспериментальной проверкой. И все так же, без этого окончательного доказательства, погром будет продолжать бушевать столь же неуправляемо, расширяясь и разрушая.

«Она не параноик!» — подумал Коуди. Ребенок пошевелился в его руках. Он заглянул в этот теплый бесформенный разум, и не почувствовал там ничего, что напомнило бы ему о Джаспере Хорне.

«Ребенок, — неожиданно подумал Алленби. — Попробуйте с ребенком!»

К психологу устремились вопросы. Но ответа на них не последовало. Он не знал ответов. Это было лишь предчувствие.

«Испытать на ребенке.»

Алленби выключил питание и снял электроды с головы Люси. Завернутый в одеяло ребенок был аккуратно положен на освобожденное Люси сидение. Осторожно присоединили электроды. Ребенок спал.

«Включить питание», — приказал Алленби.

Его мысль потянулась к ребенку.

Малыш по-прежнему спал.

«…Поражение, последнее поражение», — понял Коуди. Значит, телепаты и обыкновенные люди окончательно различны. Эту стену никогда не разрушить. Никогда не удастся достичь примирения. Погром невозможно остановить.

Параноики оказались правы. Телепаты не могли существовать бок о бок с обыкновенными людьми.

И неожиданно в сознании Коуди блеснула вспышка и рев взрыва бомбы, слепящий удар грома, готового поглотить весь мир…

Ребенок в кресле изогнулся, открыл глаза и закричал.

В мягкой плывущей туманности его сознания появился бесформенный призрак страха — неожиданная вспышка и рев и собственные воспоминания Коуди о беспомощном падении в пустоте — самые древние страхи, единственные врожденные.

Так, впервые в истории, была вызвана телепатия.

Коуди в одиночестве сидел перед панелью управления компьютера. Ведь времени теперь не оставалось совершенно. Через мгновение должна была начаться чрезвычайная телепередача, последнее обращение к группе обыкновенных людей. Им будет предложен Индуктор — условно. Поскольку они не смогут воспользоваться им. Это смогут сделать только их дети.

Если они захотят принять Индуктор и прекратить погром, Болди узнают об этом немедленно. Самые сокровенные мысли людей невозможно было утаить от телепатов.

Но если они не примут условия — Болди узнают и это, и тогда Коуди нажмет определенную клавишу на панели перед собой. Начнется Операция «Апокалипсис». Через шесть часов будет готов вирус. Через пару недель девяносто процентов мирового населения умрет или окажется при смерти. Погром мог бы продолжаться до последнего, но телепаты запросто могли спрятаться, и им не пришлось бы долго оставаться в укрытиях. Решение было за человеком.

Коуди почувствовал, что позади него появился Алленби.

— Как тебе все это? — спросил он.

— Я не знаю. Все зависит от эгоизма — паранойи в своем роде. Может быть, человек научился быть социальным животным, а может и нет. Скоро мы это узнаем.

— Да, скоро. Приходит конец, конец тому, что началось со Взрыва.

— Нет, — отозвался Алленби. — Это началось задолго до того. Когда человек впервые стал жить группами и группы начали расширяться. Но еще до того, как было завершено окончательное объединение, произошел Взрыв. Так мы получили децентрализацию, и это было неправильным ответом. Это было окончательное разъединение и контроль страхом. Это выстроило между людьми стены, более высокие, чем когда-либо прежде. Теперь агрессивность наказывалась очень строго — и в подозрительном, тревожном децентрализованном мире накапливается огромный заряд рвущейся наружу агрессивности. Но сознание подавляет ее — криминальное сознание общества, которым правит страх, воспитанный в каждом с детства. Именно поэтому обыкновенные взрослые люди не могут позволить себе принимать мысли потому Люси и другие не могут этого.

— Она… она никогда не сможет?

— Никогда, — спокойно сказал Алленби. — Это истерическая функциональная глухота — телепатическая глухота. Обыкновенные люди не знают мыслей других людей — но верят, что знают. И боятся этого. Они проецируют собственную подавленную агрессию на других; подсознательно они считают, что любое другое существо является их потенциальным врагом — и потому они не осмеливаются быть телепатами. Они могут сознательно хотеть этого — но подсознательно они слишком боятся этого.

— Но все же дети…

— Если они достаточно малы, они смогут стать телепатами, как твой ребенок, Джефф. Его супер-эго еще не сформировалось. Он может учиться, и учиться реалистически, в окружении открытых для него умов, расти и учиться без ограничивающих его стен.

Коуди вспомнил строку древнего поэта: «И там есть что-то, что не любит стен.» Слишком много было выстроено стен, и простояли они слишком долго, стены, которые держали каждого человека в изоляции от соседа. В младенчестве, возможно, в раннем детстве, каждый был способен принимать телепатические мысли, созданные Индуктором. Детское сознание было цельным и здоровым, способным научиться телепатии так же, как и устному общению. Но скоро, губительно скоро, как только ребенок вырастал, вырастали и стены. Человек взбирался на стену и сидел на ней, как Шалтай-Болтай — и каким-то образом в какой-то момент взросления и обучения разум необратимо портился. Это было падение, не только Шалтая-Болтая, но и древнее падение самого человека. И тогда…

«Вся королевская конница, вся королевская рать не могут Шалтая-Болтая собрать.»

Для Люси было уже навсегда слишком поздно.

После некоторой паузы Коуди спросил:

— А как же параноики? Они же были телепатами в детстве. Что случилось с ними?

Алленби покачал головой.

— Я не знаю ответа на этот вопрос, Джефф. Это может быть наследственный порок. Но теперь они не играют роли; их меньшинство среди телепатов — очень незначительное меньшинство. Они были опасны только потому, что мы составляли меньшинство среди обыкновенных людей и легко становились козлами отпущения. Этого не будет, если…

— А как же секретный волновой диапазон?

— Можно создать Индуктор, приспособленный к любой длине волны, которую может излучать человеческий мозг. Больше не будет вообще никаких стен.

— Если наше предложение будет принято. Если же нет — если погром будет продолжаться — тогда я буду и дальше нести ответственность за Операцию «Апокалипсис».

— Разве это твоя ответственность? — спросил Алленби. — И даже разве она наша? Люди сами будут делать свой выбор.

— Начинается телепередача, — сказал Коуди. — Сомневаюсь, что ее станут слушать многие.

Толпа, несшаяся по городу Истердэй, скрыто ведомая параноиком, повернула к большому зданию с широкой верандой. Увидев ряд мужчин, в ожидании стоявших на веранде, толпа завыла. Но параноик заколебался.

Люди позади него этого не сделали. Он закричал и бросился вперед. Послышался сухой треск, и у его ног взвилась пыль.

— У них ружья! — вскричал кто-то.

— Схватить их!

— Линчевать!

Толпа рванулась вперед. Снова раздался винтовочный выстрел.

Предводитель толпы — не параноик, а явный лидер — выругался и упал на землю, схватившись за ногу.

Человек на веранде сделал шаг вперед.

— Убирайтесь отсюда, — твердо сказал он. — Убирайтесь… живо!

Главарь толпы с изумлением посмотрел на него.

— Док! — воскликнул он. — Ты же не Болди. Так какого же черта ты делаешь?

Доктор повел стволом винтовки.

— Многие из нас здесь не Болди, — сказал он, пробегая взглядом по ряду безмолвных людей. Здесь были представители нескольких рас, но толпу это сейчас не интересовало. Линчеватели высмотрели на крыльце знакомых Болди, но бокам от каждого из них застыли в ожидании вооруженные люди.

Впрочем, их было немного — защитников.

Это дошло до главаря. Он поднялся, ощупывая рану в мякоти икры. Оглянулся через плечо.

— Мы с ними справимся, — заорал он. — Нас десять против одного. Разделаемся с ними со всеми!

Он возглавил волну.

Он умер первым. На веранде невысокий человек в очках и с редкими усами на миг поднял и снова опустил ружье. Но он не сдвинулся с определенной линии, на которой стоял.

Толпа отхлынула назад.

Возникла долгая пауза.

— И долго ты нас удержишь, Док? — спросил кто-то.

На голой земле между двух групп лежало неподвижное тело.

Воздух дрожал от жары. Солнце незаметно склонялось к западу. Толпа сжималась теснее в сплоченную смертоносную массу, ожидавшую под лучами солнца.

Потом в доме загорелся телеэкран, и голос Алленби начал говорить с миром.

Передача закончилась.

Мысли Болди озабоченно искали, спрашивали, находили ответ в сознаниях, неспособных скрыть свои истинные желания. Это был опрос, который не мог оказаться неточным. И через несколько минут опрос будет завершен. Будет дан ответ. От этого ответа зависели жизни всех, кто не был телепатом.

Джефф Коуди в одиночестве сидел перед панелью управления компьютера в ожидании ответа.

Существовал единственный ответ, который мог дать разумный человек, разумные люди. Ведь Индуктор впервые в истории человечества дарил людям единство, настоящее единство. Открывал путь истине, величайшим событиям, погружению в тайны науки, искусства и философии. Это был трубный глас, зовущий к последней и величайшей войне против самой природы — обширной, необъятной, неизвестной Вселенной, в которой боролся, сражался и невероятным образом все же оставался живым, человек.

Ни один живущий ныне взрослый не мог дожить далее, чем до самого начала этого колоссального предприятия. Но дети увидят это.

Существовал единственный ответ, который могли дать разумные люди. Разумные люди.

Коуди посмотрел на клавиатуру перед собой.

Земля через них наполнилась насилием.

Да, мог быть и другой ответ. И если был бы дан этот ответ… грядет конец всего сущего.

«Я уничтожу их вместе с землей!»

Мысль Коуди устремилась в будущее. Он увидел, как палец нажимает клавишу на клавиатуре, увидел Операцию «Апокалипсис», словно новый потом затопляющую планету, увидел расу людей, гибнущих и умирающих в этом разрушительном приливе, пока телепаты не останутся единственными живыми в мире, а, быть может, и во всей Вселенной. Он вспомнил тот страшный приступ боли, который испытывают Болди, когда умирает один из них.

И он понял, что ни один телепат не сможет полностью закрыть свое сознание от апокалипсического убийства всего человечества.

Возникла бы незаживающая рана, рана всей расы телепатов, память которой продолжалась и продолжалась бы, передаваясь без ослабления из поколения в поколение. Могло бы пройти сотни миллионов лет, и даже тогда эта древняя рана жгла бы как в тот день, когда была нанесена.

Операция «Апокалипсис» уничтожила бы и Болди. Ведь они чувствовали бы эту чудовищную смерть, ощущали ее с губительной чувствительностью телепата, и хотя физически они смогли бы жить, боль и вина передавались бы от одного искалеченного поколения другому искалеченному.

Неожиданно Коуди пошевелился.

Его палец тронул клавишу. Мгновенно начал действовать защитный монитор. Послышалось мягкое гудение, длившееся менее секунды. Затем на контрольной панели вспыхнула лампочка с номером под ней.

Коуди нажал другую клавишу. Безошибочные устройства поиска отыскали в компьютере кусочек кристалла, содержавшего код Операции «Апокалипсис». Кристалл с шифром застывших точек энергии был готов.

Тысячи умов, чувствовавших мысль Коуди, потянулись к нему, коснулись, заговорили с ним.

Он на миг замер, узнав, что человечество еще не решило.

Голоса в его сознании превратились в беспорядочный ропот. Но окончательное решение было не за ними, и не за человеком; ответственность лежала только на нем, и он не стал ждал.

Он быстро протянул руку вперед и ощутил холодный твердый пластик регулятора, с абсолютной окончательностью подавшийся под его пальцами.

На ждущем в компьютере кусочке ферромагнитного кристалла задрожал, угас и исчез энергетический шифр.

Операция «Апокалипсис» прекратила свое существование.

Пальцы Коуди продолжали двигаться. Пустели все новые и новые области памяти в огромной машине. Колоссальные пространства данных исчезали в безграничном океане Вселенной, отдавая ему свою энергию. Наконец, электронный мозг компьютера опустел. Не осталось ни способа, ни времени воссоздать «Апокалипсис».

Оставалось только ожидание.

Он распахнул сознание. Повсюду вокруг него, раскинувшись по планете, мысли Болди сплелись в гигантскую сложную паутину, возможно, последнюю и самую мощную структуру, какую когда-либо выстроит человечество. Они затянули его в самую середину и сделали одним целым с ними. Не было никаких барьеров. Они не осуждали. Они понимали, они все, и он был частью их в теплом высшем единстве, служившем источником достаточной силы и смелости, чтобы встретить любой ответ, который могло дать человечество. Может быть, это был последний раз, когда люди могли соединиться таким образом. Погром может продолжиться, пока не умрет последний Болди. Но до тех пор ни один Болди не будет жить или умирать в одиночестве.

И так они ждали вместе ответ, который должен был дать человек.



предыдущая глава | Планета — шахматная доска | ШЕСТЬ