home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 8. Домашняя суета и новые открытия, приятные и не очень

На этот раз мое возвращение домой было радостным и светлым. Никто не изменялся в лице, завидев мою внешность и щупальца, никто не отходил с моей дороги, а, наоборот, старались подойти поближе и перекинуться парой слов с вернувшимся из очередного опасного путешествия господином. Что, несомненно, добавило мне еще больше хорошего настроения. Я больше не чувствовал себя отверженным изгоем, я был дома.

Едва мы перебрались через защитную стену в поселение, нас уже ждал пиршественный стол, причем расположенный поперек двора, одним концом уходящий внутрь пещеры, а другой стороной оставаясь снаружи. Таким образом и я смог присоединиться к всеобщему торжеству и отпраздновать наше возвращение. Наплевав на царящий во дворе холод, рядом со мной уселись самые близкие мне люди и гномы, ревниво потеснив остальных. Мастера братья, степенный Койн, не замолкающий ни на минуту Тикса, вновь обросший черной бородкой Мукри, глава охотников Литас, Тезка хозяйственник, конечно же не обошлось и без Рикара, усевшегося по правую руку от меня и по-хозяйски придвинувшего к себе поближе олений бок. Им не удалось избавиться только от трех человек — от снявших шлемы ниргалов, бесстрастно усевшихся за стол поближе ко мне, и от Аллариссы, плюхнувшейся на лавку рядом с Койном. Что самое удивительное, возвращению девушки обрадовались все без исключения. Особенно разохавшиеся от переизбытка чувств женщины, что сразу утащили Алю на теплую кухню и не отпускавшие ее до начала вечернего пиршества. Про пса и говорить нечего — пес едва от радости не помер, когда увидел свою любимую хозяйку и своим гавканьем наверняка переполошил половину Диких Земель. И разрушил половину кухни, когда наворачивал там бесконечные круги между столами. А следом за ним беспричинным весельем заразились остальные наши три новоприобретенные собаки и присоединились к вожаку, добавив шума и гама. Кончилось тем, что не выдержавшая такого собачьего бесчинства Нилиена вооружилась черпаком и безжалостно выгнала собачью семейку во двор. Там псины нашли новое развлечение, устроив возню в снегу вместе с визжавшими от счастья детьми и деловито ковыляющим на деревянной ноге гоблином Горкхи. Заметил я и нескладную фигурку Стефия, который, несколько криво улыбнувшись, поклонился мне издали и за столом сидел на противоположной от меня стороне. Да уж… вот оно церковное воспитание отца Флатиса, привившего подростку нетерпимость к страхолюдным тварям вроде меня. Еще одна головная боль.

Чуть поодаль от длинного стола расположились наши новые друзья сгархи — шесть огромных самцов и столько же самок, гораздо меньших в размерах и грациозней — даже с учетом их неимоверно раздувшихся мохнатых животов. Теперь я понял, что имел в виду Трехпалый, когда упоминал, что самки «отяжелели» и уже не могут охотиться самостоятельно. Со столь сильно отвисшими пузами особо не поохотишься — через двор пройти и то проблема. Для сгархов тоже было приготовлено пиршество — еще теплые оленьи туши, несколько отощавших за зиму кабанов и прорва мелкой живности типа зайцев. Причем все туши были уже освежёваны. Ну да, еще бы… сомневаюсь, что мой хозяйственник Тезка позволил бы сгархам портить хорошие зимние шкуры. За спинами со смаком вгрызающихся в мясо зверей виднелся темный проем прорубленного в скале хода, которого не было еще совсем недавно. Похоже, мои главные мастера, Древин, Дровин и Койн, в точности выполнили мои указания и подготовили для сгархов уютную берлогу.

У меня на языке вертелась тысяча вопросов, я хотел пройтись по поселению, сунуть свой ледяной нос в каждый угол и щель, поговорить с каждым без исключения, расспросить о делах, но сделать этого мне не позволили, едва ли не силком усадив за стол. Пришлось подчиниться и перенести все дела на следующий день.

Праздник продолжался до наступления темноты, и лишь когда вечерний мороз начал ощутимо покалывать за уши, все начали неохотно расходиться и то, лишь когда я, обеспокоенный здоровьем людей, не велел постепенно сворачиваться. Это мне, ледяному и промерзлому, ночной мороз только во благо, а остальные вмиг простудятся, а то и, не дай Создатель, до горячки дело дойдет. Руководствуясь этими же соображениями, я загнал в пещеру и обоих ниргалов, строго приказав выспаться и не показываться мне на глаза, покуда не прикажу. Да еще и велел снять свои несокрушимые доспехи и одеться в нормальную одежду. Пойманный мною за шиворот суетливый хозяйственник пообещал как следует приодеть ниргалов, и только тогда я успокоился.

Остаток вечера и ночь я провел во дворе — хотя, перед тем как удалиться в теплую пещеру, Рикар и сообщил, что мои новые апартаменты давно готовы и вход в них находится внутри коридора, ведущего в берлогу сгархов. Но уже стемнело, белоснежные звери давно скрылись внутри скалы, и я не хотел их беспокоить без надобности. Отпраздную новоселье завтра. Спать не хотелось абсолютно, и чтобы не терять время зря, я вооружился магическим пером и углубился в чтение книги об Искусстве, вовсю пользуясь своей новоприобретенной способностью видеть в кромешной тьме и изредка делая короткие пометки на полях книги или записывая на страницах своей рабочей тетради.

На этот раз я читал крайне неторопливо, не пропуская ни строчки на пожелтевших от времени листах. И чем больше страниц я перелистывал, тем сильнее удивлялся, замечая то, что в предыдущий раз ускользнуло от моего взора. В книге было подробнейшим образом описано все необходимое для подготовки, проведения ритуалов и прочих необходимых действий для осуществления самого главного — успешного создания и «проращивания» «Семени», в качестве которого выступал ограненный кусок горного хрусталя. И все было описано настолько доступным и ясным языком, что воспользоваться заключенной в книге информацией мог любой — от умудренного мага до юного пастушонка, если он умеет разбирать буквы и понимать их смысл. Крайне просто и доходчиво. Никаких замудренных слов, а ежели таковые и попадались, то тут же приводилось их подробное толкование. За свою жизнь я не видел книг с заклинаниями магов, но глубоко сомневаюсь, что они были настолько же доступны для понимания. Книга, что я держал в руках, была четкой и ясной… пошаговой инструкцией, рассчитанной на постижение самым тупым читателем и практиком, решившимся воплотить написанное в жизнь.

Единственное, чего я не нашел в книге, как бы ни старался, так это упоминания о том, что соединенное с человеком «Семя» может излечить его от паралича или еще какого-либо недуга. Ничего подобного там не было, и я не понял, почему ослепленный горем Кассиус Ван Лигас решил, что это может помочь его обездвиженному сыну. И надо отдать должное — владыка Гангриса, несмотря на всю свою одержимость, все же задавался этим вопросом, многократно повторив его на полях книги… а затем зачеркнув оставшиеся без ответа вопросы и глубоко вдавливая перо в бумагу, приписав: «Надо верить!» или же «Это последняя надежда!» М-да…

Впрочем, я точно знаю, что мои ледяные щупальца с легкостью высасывают жизненную энергию из любого источника и прямиком передают мне. То есть не из любого источника — например, ни один из ледяных ростков даже не попытался вонзиться в сгарха, хотя гигантский зверь, несомненно, живое существо из плоти и крови. Или нет?..

Еще одна загадка, в моем все увеличивающемся списке подобных непонятностей.

А еще за сегодняшнюю бессонную ночь я наконец узнал, для чего вообще нужны эти самые страхолюдные щупальца, и, познав истину, я надолго замер, задумчиво вглядываясь в редкие голубые огоньки, пробегающие внутри ледяных отростков.

Отмер я только с наступлением серого рассвета, когда из пещеры вывалились три фигуры и споро зашагали ко мне, разминая затекшие за время сна конечности. Рикар, Древин и Койн. Все верно, именно их я хотел видеть в первую очередь. Затем последует очередь хозяйственника и Стефия. Также я собирался побеседовать с Литасом, когда он вернется с ежедневной охоты. И эти беседы лишь крохотная часть того, что я собирался сделать за сегодняшний день. Пока что хватит с меня путешествий — пора заняться делами поселения вплотную.

— Как спалось, господин? — вместо приветствия поинтересовался Рикар, остальные слаженно кивнули.

— Неплохо, — фыркнул я, сбивая с доспехов прилипший снег и отряхивая покрывшиеся наростом инея щупальца. — Ну, показывайте хозяйство наше.

— С чего начнем, друг Корис? — спросил Койн. — Пока тебя не было, тут много чего изменилось — к лучшему. И во дворе, и в пещере, над скалой и под скалой…

— И это хорошо, что к лучшему. Начнем, пожалуй… с пещеры сгархов, — принял я нелегкое решение, глядя, как из темного зева вырубленной в скальной толще берлоги выходят зевающие и потягивающиеся всем телом сгархи. — Если они против не будут, конечно. Кто их знает, что у них там за порядки заведены насчет гостей, — хмыкнув, добавил я.

Выбравшиеся наружу звери слаженно рухнули в снег и с наслаждением покатались, взметывая лапами снежную пыль и довольно порыкивая от удовольствия. Только самцы — похоже, самки любили поспать подольше, дожидаясь, пока работящие мужья вернутся с завтраком.

— Да, — поддакнул здоровяк, у которого имелись личные счеты с вожаком сгархов: с Трехпалым, которому Рикар в свое время оттяпал пару когтей с передней лапы. — Как относятся к гостям?

— Нормально относятся, не пужайся ты так, — хохотнул Древин. — Но туда чуть погодя, сунемся, господин, — пусть зверьки наши проснутся да за добычей соберутся вместе с охотниками нашими. Может, и жены их прогуляться да в снегу покататься выйдут. Вот тогда мы в гости и зайдем — со всем нашим уважением. А если покои ваши глянуть хотите, так это прямо сейчас устроить можно.

— Покои всегда глянуть успеем, — отмахнулся я и уточнил заинтересовавший меня вопрос: — Сгархи охотятся вместе с нашими охотниками? Или выходят вместе, а потом разделяются?

— От начала до конца вместе, господин, — качнул головой Древин, довольно выпячивая грудь. — Вместе охотятся. И добытые туши вместе до дому тащат — Литас с охотниками теперича сразу, значит, волокуши здоровенные на месте мастерит и мясо волоком доставляет. И дрова и мясо сразу. Чем плохо? Только Литас ругается, что эти прорвы ненасытные первых шесть-семь оленей аль кабанов на месте жрут, да самых жирных выбирают, хитрованы. Едва шкуры снять, мол, успевают, а через минуту от оленей рога да копыта остаются.

— Зато Тезка-то как рад, — фыркнул Койн, подхватывая с земли комок снега и начиная сминать его в ладонях. — Приход мяса в четыре раза увеличился, а то и больше. Шкуры опять же зимние, хорошие. Через месяц-другой еще один караван к Пограничной Стене отправить можно — шкур с лихвой хватит.

— Ты что, еще не рассказал? — удивленно взглянул я на Рикара.

— Что не рассказал? — с любопытством спросил Древин. — Вчера все, кто с вами пришел, сразу спать завалились. А чтобы Рикара с утра поднять, ковш воды на него вылить пришлось, иначе не вставал.

— Про золото, — пояснил я. — Мы не с пустыми руками вернулись. Золото, камни, украшения… много чего. Здесь это бесполезный металл, а вот там, за Стеной, это настоящее богатство. Так что, мастера мои любезные, можете смело готовить место для нашей казны.

— Вашей казны, господин, — веско поправил меня Рикар, с хрустом поведя плечами.

— Про золото слышали, — переглянулся Древин с гномом. — Вроде как по пути разжились вы золотишком… но сколько того золота? Пара кошелей да горстка каменьев? А шкуры если с толком продать…

— Пара кошелей? — насмешливо фыркнул здоровяк. — Да золота столько, что больше половины пришлось в землю зарыть, иначе волокуши и с места стронуть не смогли бы! Наш господин теперь побогаче иного лорда будет! Так-то вот!

— Ух! — выдохнул Койн. — Так много?

— Ишь глазки разгорелись, — поддел его раздувшийся от гордости за меня Древин. — Вы, коротышки, за горсть золота все что угодно продадите! А комнату под казну отведем, господин. Все, как положено, обустроим.

— Внизу! — тут же добавил Койн. — У нас в городе! Там никто до золота не доберется! Надежней места нет, друг Корис!

— Стоп, стоп! — остановил я разошедшегося не на шутку гнома. — Ты сказал «в городе»?

— Ну… сказал не я, а Древин, когда в гости наведывался, — довольно ухмыльнулся Койн, скрестив пальцы на животе и сразу став похож на хитрого купца. — Но да… в городе под Подковой!

— Да какой там город, — отмахнулся Древин, как всегда ревниво относящийся к успехам коротышек на строительном поприще. — Хотя да… деревней назвать язык уже не поворачивается. Десяток домов готов, даже крыши положили. И все сплошь из камня.

— Видно, слишком давно я у вас в гостях не был, — медленно произнес я, ошеломленно покачав головой. — Пора бы и заглянуть.

— Не в гости — а к себе домой, осмотреть собственные владения, — поправил меня Койн, блеснув глазами. — Мы не забываем своих клятв, друг Корис. Ты наш господин.

— Я знаю, — улыбнулся я. — Но так же помню, что пещеру я отдал вам в дар. Я обязательно загляну на огонек, но чуть позже, когда разберемся со всеми делами. И да, Рикар, распорядись — все золото и прочие ценности надо спустить вниз, а там уже Койн разберется, куда его положить. Если случится еще один штурм и нам придется отступить вниз, под скалу, то я не собираюсь дарить захватчикам наши золотые запасы.

— Мудрое решение, — склонил голову Койн, расплывшись в довольной ухмылке.

— Хе… — не менее довольно фыркнул Рикар. — Нашего хозяйственника удар хватит. Сделаем, господин, не сомневайтесь.

Пока мы болтали, окончательно посветлело и из пещеры один за другим начали выходить охотники, нагруженные мотками веревки, висящими за спинами колчанами, луками и прочим необходимым снаряжением для успешной охоты. Завидев их, сгархи прекратили возиться в снегу и, поднявшись на массивные лапы, неспешно направились к Литасу, подгоняющему замешкавшихся людей.

По пути идущий впереди Трехпалый на мгновение повернул морду в нашу сторону, и в голове возникло ощущение мягко накатившейся теплой волны. Возникло и исчезло, а сгархи проследовали дальше.

— Доброго утречка пожелали, значит, — объяснил Древин, ухмыляясь в бороду. — Мы уж привыкли. Вроде бы и без слов, а все одно понятно.

Звонко раздающий приказы Литас наконец убедился, что все явились, деловито пересчитал сгархов, издали отвесил мне короткий поклон и повел как двуногих, так и прочих охотников к ведущей на стену лестнице.

И вот тут я страдальчески сморщился, когда в уши ввинтился надсадный скрип деревянной конструкции. И в протяжное поскрипывание отчетливо вплетался хруст отсыревшего за зиму дерева, с трудом выдерживающего вес медленно поднимающихся гигантских зверей. Мне показалось, что я заметил легкое покачивание прежде казавшейся столь надежной лестницы. Того и гляди рухнет все к чертям.

— Та-а-ак… — недовольно протянул я, покосившись на внезапно закашлявшегося Койна.

— И я про то же самое, господин, — зло крикнул мне с вершины лестницы Литас. — Какой день им говорю — менять лестницу надо, менять! А они все дурью маются, в игрушки играются, словно дети малые! Фигурки по столу двигают! Не сегодня завтра обвалится это все, будете знать тогда!

— Ты чего плетешь?! — завопил в ответ Древин. — Кто дурью мается?! Шел на охоту? Вот и топай!

Кивком дав понять, что я все услышал, я взмахом руки отправил довольного Литаса на охоту и, задумчиво почесав заиндевевшую щеку, буркнул:

— Тут он прав, лестницу менять надо. Если рухнет под весом сгархов и людей, то беды не оберемся.

— Из камня! — поспешно вставил Койн и я вновь согласно кивнул.

— Да, из камня. Дерево таких зверюг не выдерживает. Вижу, что с охотниками и наши бывшие пираты отправились?

— А то как же! — ответил Древин. — Работают, как все! Зря никого кормить не будем! Кто попроворней и с луком обращаться умеет, тот на охоту ходит. Остальные по хозяйству и строительству помогают. А с лестницей… тут уж вы не серчайте, господин, не успеваем.

— Работы много, — поддержал его гном. — А рук мало.

— Справимся, — усмехнулся я. — Потихоньку, полегоньку и справимся. Но лестницу надо менять как можно скорее. А про какие игрушки и фигурки Литас говорил?

— Да какие игрушки! — раздосадованно произнес Древин. — Вы его больше слушайте, господин!

— Это чертеж, что вы просили, — более подробно объяснил Койн. — План будущей крепости, сделали, как вы и велели. Принести?

— Потом, — отрицательно качнул я головой. — Сначала я хочу подняться на вершину Подковы. Рикар, а ты займись-ка разбором оружия, что мы принесли с собой. Возьми Тезку и принимайтесь за дело. Подъемник еще работает?

— Обижаете, господин! Все работает!

— Ну, тогда пошли, — сказал я, шагая к стене. — Ты вчера что-то упоминал о подготовленной площадке под будущую сторожевую башню и под метатель. Хочу взглянуть своими глазами.


Глава 7. Возвращение домой | Изгой. Книги 1-8 | * * *