home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Отступление пятое.

Лорд Ферсис трепетал…

Упав с седла, прижавшись к куче вонючей грязи, перепачкав плащ и штаны, с трудом сдерживая позывы переполненного живота и кишок, старый лорд трясся как старая кляча приведенная на бойню. И выглядел также. Его обычно подтянутое и сохранившее несмотря на долгие годы жизни мужественность лицо сейчас выглядело лицом обрюзглого жалкого старика. Посиневшие губы затвердели, челюсть отвисла, от похолодевших щек отхлынула кровь. Сейчас величественному лорду хотелось лишь одного — исторгнуть из себя все съеденное за сегодняшний день, а затем броситься бежать к ближайшим густым кустам, дабы спрятаться там от всего окружающего мира. Так поступают загнанные волки. Так поступает любой, кто хочет сохранить свою жизнь.

Лорд Ван Ферсис не боялся смерти.

Он слишком давно жил вместе со смертью, сжился с ней, воспринимал ее как вечного спутника отстающего на один единственный шаг и однажды могущего поравняться с ним ради нанесения рокового удара.

Нет. Старый лорд не боялся смерти.

Но он до дикого животного ужаса боялся посмертия.

Святоши, паршивая Церковь Создателя, орден Искореняющих Ересь — это грозные, могучие противники обладающие армией союзников и тьмой соглядатаев. На их стороне все — до последней деревенской хохотушки простолюдинки. Все боятся тьмы и скверны, все готовы обвинить тебя в некромантии, отдать в руки пришедших за тобой священников, что предадут тебя страшным пыткам, а затем бросят на политые маслом дрова и сожгут еретика живьем. Огненное очищение грешной души…

Поэтому лорд и не боялся святош. Ведь кроме этого они не могут сделать ничего. Самое страшное злодеяние Церкви, самая страшная и долгая их пытка — это заключение Тариса Ван Санти в каменный саркофаг, где он провел почти два столетия в жутких муках, гния заживо. Но глупо восторгаться такой жестокостью — ведь все произошло случайно. И все должно было бы быть совсем не так. Тарису просто не повезло. Жутко не повезло. Церковь не желала ему подобной кары. Ведь их кредо — прости грешника, а затем сожги. Быстро, а из затрат — всего-то кувшин скверного масла да пара вязанок хвороста.

Одним словом — бояться нечего. Быстрые пытки, быстрая смерть. Чего тут страшиться? Это лишь мгновения не стоящие внимания.

А вот посмертие вечно!

Душа бессмертна. И знающий умелец может с ней сотворить такое… любая земная мука покажется райским наслаждением. Когда священники обещают вечные муки грешникам, они говорит правду, но, когда они же заявляют, что муки будут разнообразны — тут они лгут. На это уже способен лишь тот, кто практикует Искусство.

Поэтому-то лорд Ван Ферсис и трепетал в ужасе.

Его настигло видение. Настигло вместе с птицей, упавшей оземь и превратившейся в лужицу вонючей трупной жижи. Пернатый разведчик отыскал отряд и передал о нем весть. И явилось видение… в нем не было боли, оно не было злорадным, напротив — это был всего лишь сухой список уже случившегося и только грядущего.

Лорд будто воочию узрел разбегающихся воющих шурдов, спотыкающихся и падающих. Он увидел падающих с воздуха крылатых пожирателей, подхватывающих гоблинов и тут же их убивающих. Он увидел мрачное клубящее облако воздуха превращающее все живое в костяную пыль оседающую на землю невесомым прахом, накрывающую молодую зелень и превращающую ее в седое старичье. Он увидел знакомую фигуру закутанную в черный плащ с большим капюшоном скрывающим лицо, что могло меняться по воле хозяина. Фигура стояла среди множества изрезанных и разорванных тел, за ее спиной насыщался живой дым. На обугленных сучьях полусожженных деревьев дергались нанизанные как на крючья тела шурдов, массивные фигуры ниргалов шли мимо них, добивая все живое на своем пути. То был разгром армии Тариса Ван Санти. Мелькнула в этом кошмарном сне наяву фигура самого принца — удаляющаяся стремительно прочь в сопровождении рыжеволосого безумца Риза Мертвящего. Тарис Ван Санти проиграл битву и с мудрой трусливостью бежал прочь, прекрасно осознавая, что попади он в руки Первого, его судьба будет страшна…

Затем Первый обратил внимание на самого лорда и п о к а з а л, что он с ним сделает — сначала с его телом, а затем, спустя столетия, с его уже настрадавшейся душой. Видение прошло по душе и разуму лорда огненным штормом и ледяной бурей. Темное удушающее облако заткнуло глотку старого мага, заставило его захлебнуться невольным криком. И ведь это лишь крохотная часть обещанных вечных посмертных мук…

Лорд упал с лошади как громом пораженный. Перед его ослепшими глазами мелькали страшные картины. Он задыхался, сипел, царапал пальцами землю, взбивал пятками пыль и колотился затылком о землю.

Затем ему дали чуть прийти в себя, он вновь почувствовал себя живым, ощутил, как на его глотке разжимаются беспощадные пальцы первого Раатхи.

И когда старый лорд Ван Ферсис немного пришел в себя и осознал, что все их детские игры закончены, что принц Тарис не больше чем прогнивший золоченный фрукт давно упавший с королевского древа, не обладающий никакой реальной силой и не способный защитить даже себя самого, вот тогда-то бессильно задыхающийся и дергающий веком седой старик с мольбой вопросил:

— Как смогу я искупить, о Великий?!

И был дан лорду ответ, столь же бесстрастный и точный как удар опытного мясника:

— Найди чужака обокравшего меня! Найди и верни украденное! Верни!

Не было нужды называть имени вора — его лицо и фигура сами возникли в разуме старого лорда и были ему хорошо знакомы. Барон Корис Ван Исер. Старый знакомец. Ведь это благодаря влиянию и усилиям лорда барон был отправлен в Дикие Земли, а не на эшафот. Это он нажал на нужные рычаги в Королевской Канцелярии. Он убедил, подкупил или заставил нужных людишек сначала изменить судьбу Кориса, а затем привести его к нему для одного очень выматывающего ритуала…

Снова Корис…

Этот мальчишка бьет без промаха! И будто сам клятый Создатель направляет его руку!

— Сделаю! Все сделаю! Верну! — выдохнул сипло лорд, переваливаясь на бок и подобно больному животному застывая в неудобной странной позе — Верну!

Видение исчезло.

Перепачканный грязью старик слепо смотрел в весеннее небо. Столпившиеся поодаль люди боялись подходить. Они знали нрав старого имперского мага с даром соприкосновения умов. Никто не хотел сдирать с себя кожу. И никто не хотел уподобиться молодому безымянному парню чем-то выведшего лорда из себя. Парнишка до сих пор возможно был жив и бродил где-нибудь по Диким Землям — по приказу старого лорда он вырвал у себя глаза, а затем хорошенько разжевал их и проглотил, не переставая при этом молить о пощаде…

— На север! Мы держим путь на север!

Никто не посмел возразить или удивиться. Хотя до сего мига огромный отряд двигался на юг-запад.

На север — значит, на север…


* * * | Изгой. Книги 1-8 | * * *