home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



* * *

Мягкие волны безмятежности ласково убаюкивали меня и несли все дальше по морю спокойствия. Наконец-то никуда не надо торопиться и спешить.

Через силу открыв глаза, я огляделся по сторонам. Я стоял на берегу небольшого песчаного островка, омываемого лазурной водой, солнце приятно согревало мою кожу, ноги по щиколотку утопали в белоснежном песке. Неописуемая красота.

Подняв взгляд, я обнаружил перед собой еще два островка, поднимающихся над водой несколько поодаль друг от друга. На ближайшем ко мне острове возвышалась железная статуя воина, обеими руками опирающегося на рукоять огромного двуручного меча. От стальной фигуры струилась пепельно-серая дымка, тающая от дневного света. Но вот статуя внезапно шевельнулась, повернула шлем с поднятым забралом в мою сторону, и я понял, что ошибся. Не статуя — живой воин, закованный в полный доспех. Сквозь поднятое забрало на меня смотрело изборожденное шрамами лицо, на котором в первую очередь выделялись пронзительные глаза. Чем больше я смотрел на воина, тем сильнее мне начинало казаться, что я его знаю. Переведя взгляд на длинное лезвие меча, я вздрогнул — я знаю этот меч. Я уже ощущал его тяжесть в своих руках, видел, с какой легкостью он пронзал человеческие тела, исторгая из них фонтаны крови. Легендарный Гримсхольд.

Чувство безмятежного спокойствия начало исчезать. Кто этот воин? Как мы здесь оказались, и что это за место?

Нерешительно подняв руку, я поприветствовал незнакомца жестом и собрался было уже задать вопрос, когда меня прервал незнакомый голос:

— Вор! Проклятый вор! — Срывающийся на визг голос резал уши.

Взглянув в сторону источника шума, я обнаружил еще одного человека, так же стоящего на маленьком островке в двадцати локтях от меня. Вглядевшись в его лицо, я испытал ужас.

Это был я. Та же фигура, мое лицо, что я видел каждый день, когда умывался из бочки, наполненной водой. На соседнем островке стоял мой двойник и, указывая на меня рукой, кричал:

— Вор! Будь ты проклят! Верни то, что принадлежит мне по праву!

— Кто ты? — невольно пятясь, выкрикнул я. — Почему ты так похож на меня?

— Я? Ты спрашиваешь, кто я?! Я барон…

Незнакомец не смог закончить фразы — море вздыбилось волнами, песчаные острова дрогнули и начали погружаться в воду. Продолжавший спокойно стоять воин указал латной перчаткой мне за спину. Обернувшись, я увидел надвигающийся на меня огромный вал пенящейся воды. Волна налетела на остров, и меня беспорядочно завертело в ее водах. Темнота…

— Господин! Вы меня слышите? Господин! — Окружающую меня черноту разорвал встревоженный голос здоровяка. — Очнитесь, господин Корис!

Захрипев, я судорожно захватил ртом воздух и закашлялся. Все мое тело сотрясали судороги. Судя по моим ощущениям, я лежал уже не на плоту, а на мелких сырых камнях, впивающихся в спину. Рядом слышался гул водопада. Значит, привидевшееся мне лазурное море было лишь бредом моего сознания.

— Очнулся, — с непередаваемым облегчением прогудел Рикар. — Слава Создателю.

Заставив себя открыть глаза, я увидел нависшее над собой еле различимое в свете факела лицо здоровяка и слабо улыбнулся:

— Так легко вы от меня не отделаетесь. — Вспомнив недавние события, я задал самый главный для себя вопрос: — Ну что? Получилось?

— Все уже закончилось, господин. Мы под Подковой, — поспешно успокоил меня здоровяк.

— Слава Создателю… — простонал я и попытался приподняться. — Что с людьми?

Заметив, как я попытался пошевелиться, здоровяк решительно уложил меня обратно.

— Нельзя вам вставать, господин. Когда со второго водопада падали, вас знатно о камень приложило. Бок и бедро ажно синие стали. Не иначе нога сломана.

Услышав эти новости, я лишь обреченно застонал и откинулся на спину. Странно, боли в ноге и боку я не ощущал. Болело лишь плечо, пронзенное ледяной тварью. Хорошо это или плохо, я не знал, и лишь повторил мучивший меня вопрос:

— Рикар, что с людьми и гномами? Погибшие есть?

— Есть, господин, — мрачно ответил здоровяк, втыкая чадивший факел в землю. — Но, милостью Создателя, обошлось малой кровью.

— Сколько? — спросил я — И… и кто?

— Да я и сам толком не знаю, господин, — помотал головой Рикар. — Двоих утопших гномов видел, Тифий шею сломал. Литас в порядке — по берегу бегает, всех уцелевших в кучу собирает, Койн ему помогает. Детишки вроде на месте — ими сейчас гномы занимаются. Стефий жив, но без сознания — на голове шишка вздулась, но дышит ровно. Говорю же, господин, — малой кровью обошлось. Почитай, с двух водопадов ухнули, да еще под землей где-то две лиги отмахали.

Переварив услышанное, я решительно буркнул:

— Подними меня.

— Господин!

— Рикар, помоги мне встать! — рявкнул я. — Сколько я был без сознания?

— Да что же вы никак не угомонитесь, — заворчал здоровяк и легко вздел меня на ноги. — На здоровую ногу опирайтесь.

— Сколько я был без сознания? — переспросил я, перенося вес на здоровую ногу и с тревогой смотря на разорванные вдоль бедра штаны.

— Полчаса от силы, — ответил здоровяк, обхватив меня за плечи.

Оперевшись на здоровяка, первым делом я огляделся по сторонам. Темноту огромной пещеры разрывал свет десятка факелов, освещая берег подземного озера и часть темной воды. Один за другим зажигались костры, добавляя света и самое главное — тепла. Меня сотрясала дрожь, промокшая насквозь и задубевшая одежда не защищала от царившего в пещере холода. Рикар выглядел не лучше — мертвенно-бледное лицо с посиневшими губами больше подходило мертвяку, чем живому человеку.

Около пылающих костров скорчились фигурки детей и женщин. Над берегом озера висели гомон перекликающихся голосов и стоны раненых. Наскоро пересчитав людей и гномов, я убедился, что по крайней мере большая часть отряда пережила проход через водопады и смогла выбраться на берег.

Люди и гномы окликали друг друга, бродили по колено в стылой воде, высматривая выживших и вытаскивая на берег остатки груза и обломки плотов. К моему удивлению, я увидел двух уцелевших лошадей и одного мула, остальные животные не перенесли двойного падения и нахождения в ледяной воде. В отличие от нас, лошади весь путь проделали по горло в воде, и это настоящее чудо, что часть животных уцелела и самостоятельно выбралась на берег.

Оценив увиденное, я кивнул здоровяку, и мы поковыляли к ближайшему костру. Рикар осторожно опустил меня на землю, и я почувствовал волну тепла исходившую от пламени. Неописуемое блаженство. Вытянув к костру дрожащие руки, я повернул голову к ожидавшему указаний здоровяку и распорядился:

— Рикар, костров слишком много — не думаю, что поблизости растет густой лес, где мы сможем пополнить запасы сушняка. Соберите все, что может гореть, в одну кучу — обломки телег, бочки, принесенный водопадом плавник. Лишние костры потушите. Кто знает, когда мы доберемся до поверхности. Главное, не остаться без тепла. Проверьте, что стало с содержимым мешков и сумок. И самое главное — я хочу знать, скольких из отряда мы потеряли.

— Понял, господин, — кивнул здоровяк и, легко поднявшись на ноги, исчез в темноте.

— И позови ко мне Койна, — крикнул я ему вслед.

Вместе с теплом пришла сонливость, и, с трудом борясь с ней, я постарался разложить в голове все по полочкам. От погони мы ушли, при падении с водопадов, как выразился Рикар, обошлись малой кровью. Неплохо. Теперь надо придумать, как попасть в форт — вниз мы спустились через два водопада, а чтобы оказаться наверху, надо подняться по двум отвесным стенам.

Еще одной хорошей новостью было то, что я успел проверить больную ногу при ходьбе, и она выдержала мой вес — значит, кость цела. В голове всплыло последнее воспоминание — перед самым полетом с последнего водопада плот с грохотом налетел на стену подземного русла, на которую меня и кинуло всем телом. Теперь понятно, отчего у меня ноет в боку и распухло бедро. Ничего. Переживем и эту неприятность — за прошедшее время я уже свыкся со своим невезением. Постоянные раны, ушибы и болезни стали неотъемлемой частью моей жизни. Если так и дальше пойдет, то вскоре на мне живого места не останется.

Зычный голос здоровяка послышался со стороны озера, и вскоре бестолковая беготня стала целеустремленней. Лишние костры тухли один за другим, панически кричащие голоса утихли. Все спешно освобождались от мокрой одежды и бросали ее на камни поближе к огню. Детей торопливо растирали пучками сухих водорослей, раненых и ушибленных располагали у костров. Теперь я видел — наведен порядок, люди и гномы медленно, но верно приходили в себя после перенесенного шока.

Удовлетворенно понаблюдав за деловитой суетой, я убедился, что моего вмешательства не требуется, и облегченно опустился на спину, уставившись на нависший надо мной сталактит. Вернувшаяся сонливость накрыла меня мягким одеялом, и, не сумев дать ей отпор, я смежил веки и погрузился в тяжелый сон. К счастью, на этот раз без сновидений… Койна я так и не дождался.


Глава 7. Неутешительные новости | Изгой. Книги 1-8 | * * *