home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

— Мисс Аргайл? Второй стол.

Артур немного помедлил, наблюдая за ней. Маленькая, тонкокостная, изящная, держится спокойно и деловито. Одета в темно-синее платье с белым воротничком и манжетами. Иссиня-черные волосы аккуратным валиком спускаются на шею. Кожа темная, у англичанок такой не бывает. Значит, это она — та самая девочка-полукровка, которую когда-то удочерила миссис Аргайл.

Девушка подняла на Артура темные непроницаемые глаза. Глаза, в которых ничего не прочтешь.

Голос у нее был низкий, приятный.

— Чем могу вам помочь?

— Вы мисс Аргайл? Мисс Кристина Аргайл?

— Да.

— Меня зовут Колгари. Артур Колгари. Может быть, вы уже слышали…

— Да. Я о вас слышала. Отец мне написал.

— Мне бы очень хотелось поговорить с вами.

Она бросила взгляд на часы.

— Через полчаса библиотека закрывается. Не могли бы вы подождать?

— Конечно. Может быть, выпьете со мной где-нибудь чашку чаю?

— Благодарю вас. — И она обратилась к мужчине, стоявшему позади Артура. — Чем могу вам помочь?

Артур отошел от стола. Побродил вокруг, рассматривая полки с книгами, а больше — наблюдая за Тиной Аргайл. Она была все так же спокойна и деловита. Полчаса тянулись медленно, но наконец прозвенел звонок, и девушка кивнула ему.

— Встретимся на улице через несколько минут.

Ждать ему почти не пришлось. Вскоре она вышла. Без шляпы, в плотном темном пальто. Он спросил ее, куда бы им лучше пойти.

— Я плохо знаю Редмин, — объяснил он.

— Тут есть одно кафе — около собора. Не слишком хорошее и по этой причине менее многолюдное, чем другие.

Вскоре они уже сидели за маленьким столиком. Исхудалая утомленная официантка приняла у них заказ, не выказав при этом ни тени радушия.

— Приличного чаю здесь не дождешься, — сказала Тина извиняющимся тоном, — но я подумала, что вы, наверное, предпочтете место относительно уединенное.

— Да, именно. Хочу объяснить, почему я вас разыскал. Понимаете, я уже встречался с другими членами вашей семьи, включая, так сказать, вдову вашего брата Жако. Вы единственная, с кем я еще не успел поговорить. Ах нет, еще я не виделся с вашей замужней сестрой.

— Вы считаете своим долгом повидаться с нами со всеми?

Она произнесла это безукоризненно вежливым тоном, но в голосе ее чувствовалась холодная отстраненность, от которой Артуру сделалось немного неуютно.

— Не потому, что жажду общения, — сухо произнес он. — И не из пустого любопытства. — «Так ли это на самом деле?» — мелькнуло вдруг у него в голове. — Мне необходимо лично выразить каждому из вас, как… как глубоко я сожалею о том, что во время судебного разбирательства не смог засвидетельствовать невиновность вашего брата.

— Понимаю…

— Если вы его любили… Вы его любили?

Она немного помедлила с ответом.

— Нет. Я не любила Жако.

— Однако, как я слышал от многих, он был… очень обаятельный человек.

— Я ему не доверяла и не питала к нему нежных чувств, — отчетливо и бесстрастно выговаривая слова, призналась она.

— У вас не возникало никаких сомнений в том, что он… простите меня… убил вашу мать?

— Мне и в голову не приходило, что это мог сделать кто-то еще.

Официантка принесла поднос с заказом. Хлеб был черствый, масло несвежее, вместо джема странная затвердевшая масса, пирожные — точно краской разрисованные и на вид несъедобные. Чай жидкий.

Артур отхлебнул-из чашки и сказал:

— Мне дали понять, что мои показания, снимающие с вашего брата обвинение в убийстве, могут иметь неприятные последствия. Могут принести всем вам новые тревоги.

— Потому что вновь начнется следствие?

— Да. Вы уже об этом думали?

— По-моему, отец считает, что это неизбежно.

— Сожалею. Искренне сожалею.

— Почему, доктор Колгари?

— Мне невыносима мысль, что я могу ввергнуть вас в новые неприятности.

— Но если бы вы смолчали, вы были бы недовольны собой?

— Конечно. По-моему, восстановить справедливость — дело чрезвычайно важное. Но теперь… я начинаю думать, что, возможно, есть еще более важные вещи.

— Например?

Он сразу подумал об Эстер.

— Например, защитить невиновных.

Глаза у девушки стали еще более непроницаемыми.

— О чем вы думаете, мисс Аргайл?

Она немного помолчала.

— Помните, как сказано в Великой хартии вольностей:[243]«Никому не будет отказано в справедливом суде».

— Понимаю, — сказал он. — Таков ваш ответ…


предыдущая глава | Причуда. В 16.50 от Паддингтона. Испытание невиновностью | Глава 7