home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XXXVIII

ДВОЙНАЯ СВАДЬБА

Шардон не приезжал. Писал он ежедневно, то из одного места, то из другого. Настал день свадьбы племянниц барона, а управляющий так и не появился.

Накануне при многочисленных свидетелях, собравшихся для этого в большой гостиной замка, нотариус прочел брачный контракт. За миллион и бриллианты Мари де Гран-Прэ благородный Алкивиад маркиз де Фоконьяк давал какое-то поместье с весьма громким названием. За огромное состояние девицы де Леллиоль Жорж предоставлял баснословную сумму, которая в то же утро была переведена нотариусу. Император и императрица также захотели подписаться на брачном контракте. Когда нотариус привез брачный контракт во дворец Фонтенбло, Наполеон с любезной улыбкой поздравил кавалера и маркиза и закончил такими лестными словами:

— Если я не хотел нарушать для вас, господа, законы военной иерархии, которую я сам установил в армии, то, по крайней мере, я могу обратиться к дипломатии, где ваши имена и ваши состояния позволяют вам занимать самые высокие места. Что же скажете вы, господа, о доверенном поручении к европейским дворам, которое позволило бы вам провести в путешествии ваш медовый месяц?

Жорж и Фоконьяк поклонились чуть не до земли в знак глубокой признательности.

— Даю вам слово, — сказал император, отпуская их движением руки. — Министру иностранных дел поручено сделать вам предложения насчет ваших дипломатических назначений.

Пока Наполеон говорил эти слова обоим женихам, императрица с той добротой, которая составляла отличительную черту ее характера, целовала в лоб обеих невест и надевала на них жемчужные диадемы, подарок ее величества.

На другой день в небольшой капелле во дворце Фонтенбло совершился двойной брак. Наполеон непременно хотел, чтобы церемония происходила в его собственной церкви.

В тот же вечер Гильбоа подошел к своему новому племяннику, маркизу.

— Я сдержал слово, — сказал он, — я поспешил устроить вашу свадьбу.

— Правда, правда, — ответил Фоконьяк. — Верьте, любезный дядюшка, моей признательности.

— Я в ней убежден, — продолжал барон, — но я не об этом хотел с вами поговорить.

— А о чем же?

— Вы знаете… вы мне обещали… вы помните…

— Да говорите же, любезный друг, — сказал гасконец, который очень хорошо понимал, на что намекает Гильбоа. — Черт побери! Дядя не должен церемониться с племянником.

— Я говорю о перстне, — сказал барон. — Вы помните тот перстень?

— Как не помнить! Я и письмо помню. Доказательством служит то, что я тщательно спрятал обе эти вещи. Я был бы в отчаянии, если бы они затерялись или если бы их у меня украли.

Сделав ударение на последних словах, гасконец с лукавой улыбкой смотрел на барона.

— Я думал, — продолжал Гильбоа, растерянно вертя в руках табакерку, — я думал… кажется, мы условились…

— О чем? — бесстыдно спросил маркиз.

— Что тотчас после свадьбы вы возвратите мне перстень и письмо.

— Так! Но, видите ли, я рассудил, что вы старше меня, и, следовательно, по законам природы я должен вас пережить. Поэтому перстень должен достаться мне по наследству. Зачем мне отдавать его вам? Вы понимаете, любезный дядюшка?

Барон все очень хорошо понял. Он ушел, пылая бешенством и бормоча:

— О, черт ты этакий, маркиз! Неужели не настанет мой час?


Глава XXXVII ПИСЬМО ШАРДОНА | Разбойник Кадрус | Глава XXXIX БОЛЬШОЙ ПИР У БАРОНА ДЕ ГИЛЬБОА