home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4. Призыв к святости

«Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем, но, по примеру призвавшего вас Святого, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: „будьте святы, потому что Я свят"» (1 Петр. 1:14–16). Святость есть высшая цель искупления. Два основных значения слова «святость» применимы к христианскому образу жизни.

а. Святость как отдельность. Святость Бога отделяет Его (Исх. 3:5; 19:18, 24; Ос. 11:9) от других существ и делает независимым от остального творения и неприступным для него. Тем не менее Он небезучастен к нуждам и страданиям людей в их падшем состоянии (Пс. 13:2; Притч. 15:3; Мф. 10:29–31; Лк. 12:6, 7; Деян. 14:16, 17).

Призыв к святости — это приглашение к жизни, которая отделена от страстей, моды и греховных путей. Это призыв выйти и отделиться (Ис. 52:11; 2 Кор. 6:14–18), избегать влияния этого мира.

В Своей молитве Иисус упоминает о необходимом разделении, которое должно существовать между Церковью и миром: «Они не от мира, как и Я не от мира» (Ин. 17:16). Ученик Христа отделен, освящен Словом (ст. 17) и твердо предан своему Господу. Некоторые измерения в жизни и внутренней сущности христианина не являются относительными и не могут служить предметом сделки — компромисс невозможен. «Да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем», — заявили Седрах, Мисах и Авденаго (Дан. 3:18).

Призыв к святости — это призыв быть в мире, но не от мира. Иисус подчеркивает этот факт, когда говорит о новом статусе Своих учеников: «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф. 5:14–16). Свет светит не ради себя самого; и христиане не должны служить себе. Свет не может быть поглощен тьмой (Ин. 1:5); напротив, христиане превозмогают ночь невежества и греха светом святого образа жизни.

б. Святость как нравственная чистота. Библия заявляет, что святость Бога состоит в абсолютном разделении с грехом. Его поступки, слова, замыслы и взаимоотношения безупречны и безгрешны. В Нем нет никакого греха или скверны (Ис. 5:16; 1 Петр. 1:15; 1 Ин. 1:5). Он нравственно чист.

Призывая людей к святости, Бог приглашает их жить в нравственной чистоте: «Блаженны чистые сердцем», — говорит Иисус (Мф. 5:8). Эта чистота будет проявляться как в сущностном, так и в поведенческом или экзистенциальном измерениях человеческого естества. Важность первого измерения ясно проиллюстрирована словами Иисуса: тип и качество плода зависят от типа и состояния дерева (Мф. 7:16–20). Никто не собирает виноград с терновника или смоквы с репейника. Нормальное, здоровое дерево будет приносить качественный плод. Точно так же добрая жизнь естественно произрастает из того добра, которое хранится в сердцах мужчин и женщин (Мф. 12:35).

Но как можно стать святым, добрым, благородным и чистым, если люди зачаты в беззаконии и рождены в грехе, как восклицает псалмопевец (Пс. 50:7), — то есть в состоянии, совершенно несовместимом со святостью? Как может некто, привыкший делать злое, сразу же произвести добрый плод (Иер. 13:23)? «Без меня не можете делать ничего», — говорит Иисус (Ин. 15:5).

Хотя мы не можем здесь подробно останавливаться на даре оправдания, упомянем несколько ключевых моментов (см. Спасение III). Библия не учит, что преобразование характера происходит благодаря врожденной доброте, которую нужно только лишь утвердить и высвободить. Любое учение, призывающее людей преобразовывать самих себя, противоречит как Библии, так и человеческому опыту, от кого бы оно ни исходило: от либерально–оптимистичных взглядов на человеческую природу или от очарования человеческими возможностями, которое свойственно движению «Новый век».

Священное Писание использует многочисленные иллюстрации, чтобы показать, как греховное существо может стать святым и как греховный разум, воля и эмоции могут очиститься. Иисус называет это преобразование рождением свыше (Ин. 3:1–15). Павел говорит о нем как о новом творении (2 Кор. 5:17), которое достигается посредством смерти, погребения и воскресения (Кол. 2:12–14). Возникновение такого нового существа — это исключительно дело Бога. По Своей любви Он разрывает порочный круг греха, предлагая прощение и свободу от вины и долга. Грешник порывает с тем, что ему раньше было дорого и, заново посвящая себя Богу, направляет все свои силы на то, чтобы приносить плод Духа (Гал. 5:22,23). Это оправдание.

Святость как нравственная чистота — это динамичное понятие в христианстве, а значит, выражается не только в естестве рожденного свыше христианина, но также и в его или ее поведении. Обращаясь к рассеянным пришельцам, апостол Петр утверждает, что они возродились «воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас» (1 Петр. 1:1–4). Это прекрасное описание Божьего оправдания (2 Петр. 1:4).

Однако искупление на этом не останавливается. Оправдание зарождает в человеке жажду святости и начинает процесс освящения. Оправдание делает нас праведными и запускает в действие процесс возрастания в благодати, «доколе достигнем зрелого возраста Христова» (Еф. 4:13, 14). Когда первые христиане стали оправданными, их начали называть «святыми» (Рим. 1:7; 1 Кор. 1:1; Флп. 1:1; Кол. 1:2). Павел написал ефесянам, что они избраны быть святыми и непорочными (Еф. 1:4); затем он умолял их вести жизнь, достойную их призвания (Еф. 4:1). Бог сначала усыновляет и удочеряет нас, называет святыми, а потом просит отражать эту новую реальность в нашем поведении. Оправдание неотделимо от освящения. Освящение олицетворяет собой и увековечивает оправдание.

Апостол Петр цитирует Лев. 11:44: «Но, по примеру Призвавшего вас Святого, и сами будьте святы». Затем он добавляет короткую, но многозначительную фразу: «во всех поступках» (1 Петр. 1:15). Первая часть относится к оправданию; вторая — к освящению. Святая жизнь оправданного грешника будет примечательна не светящимся нимбом над головой, но будет проявляться в речи, образе жизни, поведении, питании, развлечениях и выборе друзей. Все это будет освященным, отделенным от греховных, мирских ценностей и путей, отражая тот факт, что христианин превыше всего верен Богу.

К святости нас призывает Тот самый Бог, Который сотворил нас. Он знает, что мы можем, а что не можем сделать своими силами; Он также знает, чего мы можем достичь с Его помощью. Начавший в нас доброе дело также и завершит его (Флп. 1:6). Он не начинает дело, если не уверен в том, что его можно закончить (Лк. 14:28–32). Он также призывает нас быть такими учениками, которые полностью отрекутся от мира (стих 33) и предоставят Ему возможность действовать. Бог не призывает нас претендовать на собственную святость или хвалиться своей безгрешностью, чтобы не упасть, когда нам кажется, что мы стоим (1 Кор. 10:12). Павел говорит: «Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3:13,14).


3. Призыв к вере и послушанию | Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД. Том 12 | 5. Призыв к любви и послушанию