home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1. Неапокалиптические предсказания

В неапокалиптической библейской литературе существует по крайней мере четыре группы предсказаний.

а. Предсказания, данные Израилю, которые вытекают из контекста завета. Пожалуй, к ним относится значительное большинство предсказаний в неапокалиптической литературе. Пророки 8–го–7–го веков до н. э. обличают народ израильский за его грехи, призывая его вернуться к Яхве и предупреждая о надвигающейся гибели вследствие неверности завету.

В Ис. 1 дается классическая иллюстрация. Израилю предъявляются обвинения перед Богом, Который призывает в свидетели небо и землю (стих 2). Яхве сетует на неразумие Своего народа. Хотя Он нежно растил и воспитывал их, они не проявляют даже той элементарной благодарности, которая свойственна волу или ослу (стихи 2, 3). Их нежелание жить согласно завету хорошо видно из их поведения (стихи 4, 15, 17, 21–23) и чисто формального соблюдения религиозных предписаний (стихи 11–14). По причине грехов Израиля земля опустошена (стихи 5–9), поскольку Яхве наказывает за национальное отступление. Вместе с тем Он не окончательно отверг их, но оставил Себе Остаток (стих 9). Теперь Он призывает их вернуться к завету: «Придите же и рассудим» (стих 18, ин. пер.). Поскольку Яхве соблюдает условия завета и остается верным несмотря на человеческую неверность, поскольку Его любовь и милосердие (хесед) лежит в сердце завета, для Израиля остается надежда — прощение и восстановление (стихи 25–27).

История Израиля на протяжении всего Ветхого Завета развивается волнообразно. Благоденствие, отступничество, упадок, покаяние, восстановление — вот тот цикл, который описан в книгах Судей, Царств и Паралипоменон. Эта цикличность основана на принципе: «Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (Ис. 1:19,20).

История Израиля в разных ее судьбах демонстрирует истинность слов Втор. 28. В этой главе изложено два пути, лежащих перед только что образовавшимся молодым государством. Если народ будет «слушать гласа Господа, Бога… тщательно исполнять все заповеди Его», он будет обильно благословлен в материальном, национальном и духовном плане (стихи 1–14). Но если они будут неверны условиям завета, то их постигнут ужасные проклятия, и в конце концов Израиль сделается притчей между народами (стихи 15–68).

Пророки то и дело обращаются к греховному народу на языке благословений и проклятий. Но следует ли считать их слова предсказательным пророчеством?

Элемент условности вполне очевиден: отклик народа предопределяет конечный результат. Тот факт, что слова являются «пророчеством» в смысле вести от Яхве, также несомненен — пророки отдают себе отчет в Божественном побуждении. Однако нам не следует считать подобные вести предсказательным пророчеством в смысле раскрытия будущего, которое в противном случае остается неизвестным. Скорее они говорят о практическом применении «закона» завета, который так же неизменен, как и Сам Яхве.

Предсказательный элемент здесь не сильнее, чем в новозаветной параллели: «Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин. 3:18). Мы имеем дело с чем–то определенным: с самим планом Бога для человечества. Он изложен Им Самим и не может быть изменен.

Предсказания в этой первой категории являются обетованиями завета или угрозами, а не «условным» пророчеством. Эти замечания также относятся к условиям завета с Авраамом. Подобно обетованиям из Втор. 28, они предполагают отклик в виде послушания (ср. с Быт. 12:1–3; 13:14–18; 15; 17; 18:17–19; 21:1–13; 22:1–18).

б. Краткосрочные предсказания. Многие краткосрочные предсказания Ветхого Завета никак не отнесешь к обетованиям/угрозам, связанным с взаимоотношениями в рамках завета. Они касаются окружающих народов, а в некоторых случаях отдельных людей.

Хотя Яхве вступил в отношения завета с одной нацией, Израилем, Он остается Господом всего мира. Если Он осуждает нечестие среди Своего избранного народа, то это не означает, что Он смотрит сквозь пальцы на то, что творят окружающие народы. По этой причине они также подвергаются суду (например, Ис. 13; Иер. 46–51; Иез. 25–32; Ам. 1; 2).

Однако предсказания, касающиеся соседей Израиля, не так ясны и не столь легко поддаются истолкованию, как обетования/угрозы Израилю в контексте завета. Условность вступает в некоторое трение с Божественным всевластием.

В некоторых случаях Божьи обетования или суды напрямую связаны с решениями людей.

«Иногда Я скажу о каком–либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком–либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его» (Иер. 18:7–10).

Упущение условия вовсе не означает отмену условности. Если пророчество вытекает из завета, если оно связано с благословением или проклятием в зависимости от человеческого отклика, тогда оно условно, даже если никакие условия не упоминаются (например, Иер. 31:35–37).

Случай с Ионой являет собой самый яркий пример условности. Изменение в людях приводит к изменению Божественного плана (Иона 3:9, 10). В заключительном стихе книги подчеркивается характер Яхве, Который гарантирует как справедливость, так и милость во всех Его взаимоотношениях с людьми. «Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?» (Иона 4:11).

Яхве не губит людей по собственной прихоти. Хотя соседи Израиля находятся за пределами завета, Бог всей земли поступает справедливо во всем том, что допускает для них. Мы можем быть уверены в том, что если какой народ гибнет, то лишь по причине своего ужасающего нечестия. Следует отметить, что пророчество Ионы о Ниневии — это одно из целой серии пророчеств, изреченных против этого города вестниками Яхве. Наум наглядно и подробно предсказывает конец Ниневии (ср. с Соф. 2:13–15).

Пример Ниневии нетипичен для пророчеств о других народах. От Исайи до Малахии нет ни одного другого случая, когда пророк был бы лично послан возвестить предостережение о гибели иноземного города. Нам не сообщается, как до народов доходили Божественные угрозы (возможно, иногда это делалось через послов; ср. Ис. 21; Иер. 27), и всегда ли до них доходили Божьи вести. Эти зловещие предсказания возвещаются в контексте Божественной определенности; Яхве определяет, что возмездие не может быть отложено.

Рассмотрим два потрясающих примера предсказаний, сделанных пророком Исайей о других народах. В 10–й главе мы читаем драматические слова: «О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его — Мое негодование!» (стих 5). Здесь Ассирия предстает орудием, назначенным Богом, чтобы наказать Израиль. Но высокомерная Ассирия сама придет к концу после того, как исполнится Божественное намерение (стихи 12–19). С этим пророчеством мы выходим за рамки условности в область Божественного всевластия.

Второй пример — это Кир (Ис. 44:28; 45:1–6). Здесь языческий царь назван по имени (Ис. 45:4) прежде своего рождения с тем, чтобы план Яхве вернуть Израиль из вавилонского плена исполнился. Это не условное пророчество; скорее, его следует истолковывать с точки зрения предузнания и владычества Бога.

В Новом Завете не так много краткосрочных предсказаний, но некоторые все же имеются. Агав предсказывает голод (Деян. 11:28); друзья Павла Духом предвидят узы, которые ожидают апостола в Иерусалиме (Деян. 20:23; 21:10, 11). Однако наиболее значимое краткосрочное пророчество касается падения Иерусалима и разрушения Храма (Мф. 24; Мк. 13; Лк. 21). Ни в одном из них не упоминается условность. Что касается Павла, то единственное «если» связано с его решением идти или не идти в Иерусалим. Нет и намека на то, что надвигающаяся гибель Иерусалима условна и ее можно отвратить. Единственный вопрос: «Когда это будет?» (Мф. 24:3).

Поэтому очевидно, что если истолковывать краткосрочные пророчества вне условий завета, они могут зависеть от отклика людей, а могут и не зависеть от него. Божественное всевластие и людские решения пересекаются и взаимодействуют.

в. Долгосрочные пророчества. Периодически мы встречаемся с долгосрочными предсказаниями, которые относятся к последнему времени. Характерная фраза, которая в них используется, это «день Господа». Данный термин обозначает Божий суд над городом или народом; это день воздаяния, когда правосудие больше не будет сдерживаться. Хотя «день Господа» обычно говорит о гибели, надвигающейся на народ Израиля, постепенно эта фраза приобретает более широкое значение. В некоторых пророчествах она указывает на конец всего, поскольку наказание Израиля расширяется до космических масштабов (Иоил. 1:15; 2:1; 3:14; Ис. 2:2, 12; 34:8; Ам. 5:18–20; Иез. 7:19; Соф. 1:7,14,18; 2:2; 2 Петр. 3:7–12).

Если исходить из этих соображений, то некоторые пророчества, похоже, имеют двойной смысл. Хотя первоначально эти вести были адресованы народу Израиля, они также описывают условия, которые возникнут в конце времени, когда суды над Израилем будут перенесены на весь мир.

В Новом Завете содержится множество долгосрочных пророчеств. Трудно понять, какой именно период времени предвидели новозаветные авторы, поскольку Новый Завет то и дело говорит о близости и неотвратимости решающих событий (например, Мф. 24:34; Рим. 13:11,12; 1 Фес. 4:15; Евр. 10:37; Откр. 1:3; 22:20). Вопросы, вытекающие из этой неотвратимости, столь очевидной в Новом Завете, породили много споров среди христиан всех убеждений (см. раздел Второе пришествие П.Г).

Если не считать Мк. 13 (Мф. 24; Лк. 21) и Книги Откровение, то мы ясно видим, что в Новом Завете предсказываются события, которые затронут Церковь. Например, перед Вторым пришествием придет «человек греха» (2 Фес. 2:3), произойдет восстание (Деян. 20:29, 30), наступят «тяжкие времена» (2 Тим. 3:1–9); гонения должны усилиться (1 Петр. 4:12). А главное происшествие, событие всех событий — возвращение Иисуса на облаках (Деян. 1:9–11; Ин. 14:1–3; 1 Фес. 4:14–18). Оно красной нитью проходит через весь Новый Завет, а не только через его апокалиптические части, вдыхая во все его вести надежду и ожидание.

Принцип условности совершенно отсутствует во всех этих долгосрочных пророчествах. Они свидетельствуют о Божественном предузнании, и предреченные в них события представляются неизбежными. Хотя никто кроме Отца не знает точной даты Пришествия, это событие определено и наступит во что бы то ни стало.

г. Предсказания Первого пришествия Христа. Павел написал в Послании к Галатам: «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего» (Гал. 4:4). Таким образом, Первое пришествие Христа, Его воплощение, произошло не случайно, но по Божественной премудрости. Хотя искренние последователи Бога ожидали пришествия Мессии веками, у Бога было Свое расписание; когда настала полнота времени, Он явился. Церковные историки часто обращают внимание на то, как «мир» был подготовлен к рождению Иисуса; помимо этого нам следует признать, что Бог осуществлял Свой план спасения человечества.

Пришествие Мессии, семени Авраама, в Котором благословятся все племена земные (Быт. 12:3), явно было частью обетовании завета, данных Израилю. Однако это событие выходит за рамки завета, поскольку Мессия дан всем народам, а не только Израилю. Принцип условности в отношении обетовании и угроз завета подчиняется в данном случае этой трансцендентности. Могло ли пришествие Мессии задержаться потому, что Израиль не подготовил мир должным образом к этому событию? Нам не дается ни одного намека на это. Конечно, подготовка была слабой и недостаточной, но Мессия все равно пришел. Он должен был прийти, и когда настала полнота времен, Бог послал Его!

Похоже, принцип условности невозможно применить к пророчествам о Мессии. Что Он будет из колена Иудина (Быт. 49:10), что Он будет Сыном Давида (Ис. 11:1), что Он будет рожден в Вифлееме (Мих. 5:2), что Он будет Спасителем и замещающей жертвой за наши грехи (Ис. 53) — в этих предсказаниях нет никакой условности. Матфей, цитируя Ветхий Завет, то и дело сопровождает свои цитаты фразой: «Да сбудется реченное Господом через пророка» (например, Мф. 1:22; 2:15, 17, 23; 4:14; 8:17). Даже Его имя сообщается Марии до Его рождения (Мф. 1:21) — воистину это Божественное предопределение Первого пришествия Мессии в миниатюре! Помимо конкретных пророчеств, которые можно назвать мессианскими, весь Ветхий Завет обращен к Нему. Это дело ожидания, движения вперед и фокусирования на рождении младенца, которое празднуется в Новом Завете (в некоторых ветхозаветных пророчествах о Мессии сливаются два Его пришествия [например, Ис. 11:1–9]).

д. Выводы. Классификация неапокалиптических частей библейского пророчества выявляет их сложность и неоднозначность. Условность представляется важным принципом классических пророчеств. Она явно просматривается в больших отрывках Ветхого Завета, которые, по сути, повторяют обетования и угрозы завета, а также в пророчествах о народах, живших по соседству с Израилем. Но не все неапокалиптические пророчества условны: среди краткосрочных и долгосрочных предсказаний мы находим определенность исполнения, независимо от человеческого отклика.


Б. Апокалиптические и неапокаяиптические предсказания | Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД. Том 12 | 2. Предсказания в книгах Даниила и Откровение