home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4. Искушение и падение

В искушении Адама и Евы есть как внешняя, так и внутренняя составляющие. Внешняя составляющая — дерево познания добра и зла. Адаму и Еве было запрещено приближаться к этому дереву и вкушать его плоды. В самом дереве или его плодах не было ничего вредного или греховного. Оно было задумано как проверка их любви к Богу и верности Ему. Внутренняя составляющая — куда более сложная. Бог хотел проверить прочность нравственного стержня наших прародителей и посмотреть, каким будет их духовный выбор. Они должны были выбирать между Господом–Вседержителем и узурпатором; между самозабвением и самоволием; между жизнью любви, доверия и послушания Богу и эгоистичной, мятежной жизнью.

Грех Адама и Евы следует искать не в их сотворенной природе, а в их нежелании довольствоваться ролью творения Божьего и в попытке достичь равенства с Творцом, что им предлагал змей. Бог не сотворил Адама и Еву с предрасположенностью ко греху, Он наделил их свободой выбора. Бог сотворил их «хорошо весьма» и ожидал от них добровольного послушания в. радости и любви — не по принуждению, а вследствие сознательного выбора.

Само искушение не было неожиданностью для Адама и Евы. Бог сказал им о запретном дереве, запретном плоде и о последствиях непослушания. Адам и Ева находились в атмосфере открытого общения с Богом. Несомненно, в подробных и частых беседах Бог открывал нашим прародителям Свой замысел относительно них и этой земли. Поскольку падение Люцифера, самого выдающегося из ангелов, предшествовало сотворению Адама и Евы, нельзя представить себе, чтобы Бог не предупредил людей о коварстве падшего ангела и о его возможном нападении на шедевр Божьего творчества. Поскольку Бог не допускает, чтобы Его творения были искушаемы сверх сил (1 Кор. 10:13), Он не позволил сатане приближаться к Адаму и Еве во всем своем сияющем великолепии, и сатана решил воспользоваться в качестве посредника змеем.

Само по себе искушение не может служить оправданием греха. Бог, сотворивший людей по Своему образу и подобию, дал им достаточно сил и власти, чтобы сопротивляться искушению и бежать от него (Иак. 1:12–14). Бог дал людям свободу не для того, чтобы они выбрали путь, умаляющий и в конечном итоге уничтожающий эту свободу, но чтобы они выбрали возвышенный путь, который бы возвеличил эту свободу во славу Бога и ради возрастания человека. Таким образом, уступка искушению и вина за грех лежит на совести человека (Притч. 4:23).

Сатана искушает по–разному, но его цель всегда остается неизменной: неповиновение Богу. К Еве сатана подошел в обличье змея–искусителя (см. Ин. 8:44; 1 Ин. 3:8; Откр. 12:9) с вопросом: «Подлинно ли сказал Бог: „не ешьте ни от какого дерева в раю"?» (Быт. 3:1).

Этот вопрос подталкивает к сомнению в Божьей заповеди и к суду над ней. Когда подобное происходит, грех уже пускает корни, ибо, прежде чем совершится греховный поступок, грех проявляется в сомнении и неверии. Анализ беседы Евы со змеем и последующего вкушения плода вместе с Адамом обнаруживает все глубинные свойства греха: недоверие к Слову Божьему, непослушание, неверие, непокорность, восстание, эгоцентризм, превознесение человеческого родства над взаимоотношениями с Богом, отрицание нравственной ответственности за свои поступки, укрывательство, стыд, вина, бегство от последствий и страх.

Повествование о грехопадении подчеркивает, что согрешению предшествовало недоверие Богу. На вопрос змея Ева могла бы дать прямой ответ или вообще проигнорировать его, поставив преданность Создателю на первое место. Вместо этого в своем подробном ответе она не преминула упомянуть о возможном наказании смертью за вкушение плода или прикосновение к нему. Это дало искусителю ту возможность, которой он дожидался: посеять семена сомнения в Слове Божьем, высказать мысль о произволе Бога, заставить ее поверить в то, что такого явления, как смерть, не существует, и внушить ей, каким эгоистичным должен быть Бог, если Он так ограничил ее свободу. Посеяв семя на подготовленную почву, искуситель был готов пожать обильную жатву. Разговор перешел с запрещенного дерева на причины Божественных ограничений, и по внушению змея запретное показалось «хорошим», «приятным» и «вожделенным» (ст. 6). Ева и Адам вкусили плод. «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги» (ст. 7). Таким образом, грехопадение открыло парадокс греха. Их глаза открылись, но не для того, чтобы увидеть свою невинность, а чтобы увидеть свою наготу. Они узнали разницу между добром и злом, но утратили способность пребывать в добре. Они обрекли себя на вечное стремление уподобиться богам, но не смогли жить даже полнокровной человеческой жизнью. Их уделом стало глубокое сознание вины (ст. 7), отчуждение от Бога (стихи 8–10), испорченность и падшее состояние (стихи 11–13) и смерть (стихи 19–24). В муках Адам и Ева узнавали, что грех — жестокий надзиратель и добросовестный казначей, отмеряющий своим слугам то, что им положено. «Ибо возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23; см. Великая борьба И.В.5).


3. Духовно–нравственный аспект | Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД. Том 12 | IV. Природа и сущность греха