home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1. Причина смерти

Библия приписывает происхождение смерти греху. «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом — смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12). На личностном уровне грех — это преступление против Бога (Пс. 50:6; Лк. 15:21). Он олицетворяет нечто противоположное Богу (Ис. 1:2–6) и отступление от Его характера, ибо «все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23). Таким образом, причину смерти следует усматривать в личном столкновении Бога и грешника (см. Человек II.А, Б;Грех III..А,Б).

Согласно Библии, впервые понятие смерти было введено Самим Богом сразу после творения: «От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:16, 17). Выражение «умрешь» (евр. мот тамут) эмоционально. Оно означает, что смерть — неизбежное следствие непослушания, которое оскорбительно для Бога.

Этот отрывок из Быт. 2 упоминает Бога, грешника и смерть, не предполагая никакой причинной связи между Богом и смертью. Однако, говоря о самой возможности смерти уже в истории сотворения мира, Библия напоминает нам, что смерть недалека от жизни. Хотя ложь искусителя: «Нет, не умрете» (3:4) внушает грешнику, что жизнь непобедима, поскольку исходит от Бога, Библия учит нас обратному, обращая внимание на то, что смерть может «наступать на пятки» той самой жизни, которую сотворил Бог. На самом деле смерть можно считать другой стороной жизни, ее противоположностью. Даже искуситель (змей), который первым принес человечеству грех и смерть, первоначально был одним из живых существ, созданных Самим Богом (Быт. 3:1). Однако впоследствии он сделался проводником смерти.

Если мы желаем глубже понять причину появления смерти, то, согласно Библии, ее не следует искать на противоположном конце Вселенной, подальше от места обитания Бога, как рекомендуют некоторые древние религии. Напротив, ее нужно искать возле самого Божьего престола. Именно там злая сила начала разрушать или обращать вспять дающую жизнь деятельность Бога. Нигде Библия не признает независимого существования «бога» смерти, царствующего в подземном мире на противоположном конце Вселенной, как некое дополнение к Богу жизни, такого как Муту (Мот) (Сирия), Нергал (Месопотамия), Осирис (Египет) и Гадес (Греция). Вместо этого в Быт. 1–3 описываются события, происходившие в непосредственном присутствии Бога.

Согласно 1 Ин. 3:4, 8, грешники — это беззаконники; люди, которые сопротивляются принципам и руководству Бога, заявляя о своей преданности дьяволу, который грешит «от начала». Это событие случилось на небе (Откр. 12:7–9). Там произошла война, в которой Михаил, Божий архангел, и Его сторонники противостояли темным силам дьявола, который также называется драконом, древним змеем и сатаной, обманщиком. Хотя дьявол был побежден и низринут на землю (стих 9), он создал себе «державу смерти» (Евр. 2:14), где гарантами его власти служат грех и смерть.

В Ветхом Завете также освещаются некоторые моменты этой драматической истории. Его авторы также склонны объяснять появление беззакония, греха и смерти деятельностью дьявола. Люцифер, одно из Божьих творений, яркая утренняя звезда (Ис. 14:12), символически изображается в виде надменного царя Вавилонского (стих 4), который низвергается в глубины преисподней и смерти в тот самый момент, когда восстает на Бога и предпринимает попытку узурпировать Его небесный престол (стихи 13–15). Точно так же князь Тира (Иез. 28:2), символизирующий одно из совершенных Божьих творений, отсылается в бездну, чтобы умереть позорной смертью (стихи 8, 16–19), потому что осмеливается заявлять о своей Божественности в присутствии Самого Бога (стих 6, 13, 14). Грех, а значит, и смерть, зародились в одном из приближенных к престолу Божьих творений вследствие беззаконного деяния. Причиной стали гордыня и надменность этого творения перед Творцом. Именно так прекрасное Божье творение — Люцифер — со временем переродилось в дьявола.

После своего отпадения от лица Божьего дьявол, действуя под такими титулами, как змей (Быт. 3:1) и сатана (Иов 1:6), успешно обольстил наших прародителей, тем самым обосновав свои притязания на этот мир. Дьявол предъявил претензии на временную власть над жизнью и смертью, хотя, как правильно понимал Иов, в конечном итоге его жизнь покоилась в руках Божьих (Иов 1:21; 19:13–27).

Говоря о том, что смерть зародилась возле престола Самого Бога, Писание не учит, будто грех и смерть в каком–то смысле являются частью Божественной природы. Монотеизм Священного Писания абсолютен. Никакие другие боги, злые или добрые по своей природе, не конкурируют с единственным Богом за господство над нашим миром. И в Самом Боге нет двух противоположных начал, одно из которых доброе и суть источник жизни, а другое — демоническое и суть источник смерти. В Писании отсутствует учение дуализма, согласно которому две противоборствующие Божественные силы — одна добрая, а другая злая — борются за власть и лидерство в мире. В богослужении нет места магическим обрядам, призванным отвратить грех и смерть путем умиротворения грозной злой силы.

Хотя грех и смерть зародились в присутствии Бога, они не имеют никакого отношения к Самому Богу, Божественному Существу, но всегда связаны с сотворенным существом, одним из Божьих творений, сбившихся с прямых путей. Таким образом, никто не может обвинить Бога, дающего жизнь, в появлении смерти. Он также не смотрит сквозь пальцы на грех, проводником которого стало одно из Его творений, но принимает на Себя полную меру ответственности за его возникновение.

Нигде борьба между жизнью и смертью, бушующая в нашем мире, не приобретает большей интенсивности, чем перед Божьим лицом. В Откр. 12:7–9 сообщается, что именно по этой причине на небе началась война, закончившаяся поражением дьявола и воинства других злых существ, которые были изгнаны от лица Божьего и заключены в темницу до суда (2 Петр. 2:4). Таким образом, борьба за искоренение греха и смерти, осуществляемая Самим Богом, не обошла стороной и Его. Он принял в ней глубоко личное участие и в конечном итоге вынужден был отдать на смерть Своего Сына (Рим. 5:6–11).

В конечном итоге изгнание дьявола и его ангелов от лица Божьего (Лк. 10:18; 2 Петр. 2:4; Иуда 6; Откр. 12:9) становится обетованием окончательного искоренения греха и смерти во всем Божьем творении (Откр. 12:7–20:15). Тот факт, что смерть возникла возле Божьего престола, не означает, будто Он несет за это ответственность. Однако Он Сам берет на Себя ответственность за то, что произошло. Сверх этого Библия ничего не сообщает нам о первоначальной «тайне беззакония» (2 Фес. 2:7) или происхождении смерти (см. Великая борьба I.Б; II.А–Д).


Б. Смерть: ее происхождение, проводники и влияние | Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД. Том 12 | 2. Проводники смерти