home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



А. Для богословского понимания

Любое понимание спасения было бы неполным без учения о воскресении верующего. Божье намерение — это полное восстановление изначально задуманной Им жизни и преодоление последствий трагедии греха и смерти. Искупление может быть завершено, только когда Божьи творения облекутся в бессмертие и освободятся от смертных тел. Вот почему слова Павла в 1 Кор. 15 так сильны. Без воскресения проповедь тщетна (стих 14), вера бесполезна, и мы все еще во грехах наших (стих 17).

Хотя полное восстановление жизни и победа над грехом и смертью еще не стали реальностью, их уже можно предвкушать в надежде, которая основывается на обещанном воскресении. Слово «надежда» используется здесь не в современном популярном смысле. В повседневном обиходе надежда зачастую означает не более чем желание, которое почти ни на чем не основано. Новозаветное понятие надежды — это не что–нибудь, а новая жизнь, наполненная уверенностью. Надеяться на воскресение — значит не просто желать его, но жить в атмосфере доверия и уверенности, в предвкушении этой реальности.

Эта уверенность возможна потому, что воскресение мертвых уже началось с Иисуса. Воскресение Иисуса не только гарантирует будущее воскресение верующих, но и кладет начало этому процессу. Именно в этом смысле Иисус назван начатком и первенцем из мертвых. По этой причине Его воскресение нельзя понимать только как оживление трупа. Скорее это было эсхатологическое событие, в котором Иисус принял прославленное тело и тем самым положил начало воскресению праведных и гарантировал его. Он не просто обещал жизнь Своим ученикам, но и выполнил обещанное. По этой причине христиане имеют уверенность, поскольку могут реально уповать на жизнь в будущем. Воскресение Иисуса есть нечто большее, чем идея, обогащающая жизнь, или символ того смысла, которым жизнь может наполниться в настоящем, хотя и это тоже. Оно дает верующему уверенность в будущем воскресении и вечной жизни. Без этой уверенности невозможно понять христианскую сотериологию и эсхатологию.

Новая жизнь веры и упования основана на общении верующего с воскресшим Христом и участии в Его Теле — Церкви. Для христианина воскресение — это не просто событие прошлого или надежда на будущее, но нынешнее участие в общении с воскресшим Христом. Мы уже отмечали акцент Павла на этом участии. Для него общение с воскресшим Христом означало участие в смерти и воскресении Христа.

Для Павла эта аналогия была гораздо сильнее, чем для большинства современных читателей. Мы большие индивидуалисты и можем представить себе партнерство с Христом только как личное общение с Ним. Павел мыслил иначе. Он мог представить себе участие в воскресении и общении с Ним только в связи с Церковью, Телом Христовым, которой открывается воскресший Христос и которое Он направляет как Глава. Христос не просто отождествляет Себя с Телом, но и является его Головой. Это Его тело, и партнерство с ним означает общение в нем.

Эта корпоративная природа причастия Христу становится намного яснее, когда мы понимаем новозаветное учение о воскресении, не имеющее ничего общего с понятием бессмертия души. Оно означает, что все получат заключительную награду как общество, община. В Евр. 11:39, 40 сказано, что даже великие герои веры пока еще не получили окончательной награды, ибо у Бога есть более совершенный план: «И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства». Вот почему прав Сакаэ Кубо (12, с. 136), который пишет: «Воскресение мертвых — это не личное, а общее дело. Все умершие праведники воскресают вместе и преображаются с оставшимися в живых. Умираем мы каждый в отдельности, а воскресаем вместе».

Эта новая жизнь упования, надежды и участия с Христом описывается по–разному в Новом Завете и иллюстрируется многочисленными метафорами. Но в конечном итоге именно доверительное участие в этом опыте (которое Павел называет верой) делает человека достойным воскресения и окончательного спасения.

Учение воскресения можно в полной мере оценить только в контексте правильного библейского понимания смерти. Такие теории, как бессмертие души или реинкарнация, которые отрицают целостную действительность или конечность смерти с человеческой точки зрения, не позволяют надлежащим образом понять славу воскресения как победу над смертью и смертностью, врагом жизни, и новую реальность бессмертия, даруемую Богом. В воскресении Бог делает то, что не под силу смертному и бренному человеку. Воскресение — это не просто переход от одной формы жизни к другой, но воссоздание того, что прекратило существование, а теперь снова ожило благодаря Божьей силе бессмертия (см. Смерть I. E. 6,7; Ж. 2).


Б. Прославленное состояние верующего | Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД. Том 12 | Б. Для практической жизни