home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11. Встреча

Дед, Пашка, Тоня и Катя выбежали из дома, встречая мой супертравелл кар на околице. Лесси и Степ, переняв радостное возбуждение ожидающих, нетерпеливо перетаптывались, снуя и юля в снегу под ногами встречающей меня делегации.

Когда я вышел из транспорта, псы, радостно взвыв, бросились ко мне, виля и крутя хвостами, как пропеллер геликоптера.

— Лесси, Степь, ко мне, — скомандовал дед, да так грозно, что не только остановил плещущий через край поток щенячьей радости русских овчарок, но и заставив щенка Хацко, до этого стоявшего с вопрошающим видом рядом с Катей, грохнутся на задние лапы.

— Здравствуй внучек, — дед похлопал меня по плечам, когда я подошёл к нему и крепко обнял, — рад же я рад! Господи! Спасибо!

Он, не скрывая слёз еще раз крепко прижал меня к себе.

Я только один раз видел, чтобы дед плакал, когда он клал икону в гроб, прощаясь с бабушкой. От этого воспоминания у меня защипало в носу, и я уткнулся деду в плечо.

— Я тоже рад, деда.

Пашка, дожидаясь своей очереди в обниманиях и похлопываниях, обнимал пока чуть располневшую, но от этого только выигравшую в привлекательности Тоню.

Чуть успокоившись, дед выпустил меня, и мы с Пашей попали к друг другу в дружеские объятия. Уже смеясь, и мы вдруг упали, сбитые с ног, уставшими ждать своей очереди собаками, а моё лицо было мигом облизано с двух сторон этими вечными спутниками моего детства.

Вдоволь покувыркавшись с собаками, я наконец-то смог подняться, и мы прошли во двор, где на веранде дымилась самолично построенная дедом небольшая печь. Печью дед пользовался, когда ему надоедали стандартные программы мультиварок и он залихватски готовил угощения для приезжавших дорогих гостей. Посредине веранды стоял стол, сделанный из огромного дубового бревна, распиленного пополам и уставленного чугунными горшками невесть знать насколько древними, из которых шли такие тончайшие ароматы кулинарных шедевров, что слюна мигом напомнила мне о том, как я голоден.

— Иван, давай к столу.

— Дед, как же я соскучился по твоей стряпне.

— Сегодня мы готовили все вместе, я жарил только мясо, остальное делала Тоня.

— Да что тут готовить, русская печь сама все делает, — Тоня явно скромничала, но щеки её раскраснелись от похвалы деда.

Так здорово мне давно не было. Свежий воздух, тепло от нагретых камней, пшенная каша с кусочками курицы, картошка запеченная с салом, шампура с крупными кусками мяса, с аппетитной румяной корочкой снаружи и сочной мякотью, приправленные чёрным перцем и укропом. Сидящие рядом друзья и дед, пиво перпетуум мобиле, с летающими бутылками и пробками, однажды сохранившими мне жизнь. Вскоре, после того как первые пробки полетели со двора, к нам потянулись любопытные деревенские жители, привлеченные шумом моего приезда, среди которых было трое парней, и наша соседка Инга, моя первая детская любовь. Так не заметно обед перетек в весёлый ужин с плясками, гитарой и самогоном. Приготовленная еда кончилась, но на столе словно сами собой появились соления и квашения всего, что росло на грядках, благо дед с молодости привык праздновать радость победы с чемпионским размахом и был на все руки мастером.

Пары алкоголя, радушие встречающих земляков и отсутствие опохмелительных таблеток сделали своё дело, утром я проснулся у Инги дома, лёжа с ней в обнимку в чем мать родила. Память услужливо молчала, но судя по натертому и распухшему члену, не плохо повеселившегося не давно, у нас было все по — взрослому.

Спустя какое-то время, хлебнув холодного рассола квашеной капусты, я восполнил пробелы воспоминания прошедших событий новыми впечатлениями о чувственной и соскучившейся по мужской ласке девушке и выкарабкался из-под нее только под вечер. Прошмыгнув как мышка на улицу, стараясь не попасться на глаза её родителям, я направился к деду.

По пути я вспомнил о словах Худа, о том, что страх одна из основ управления человеческим обществом. Наверное, искусственный разум в чем-то был прав, мне ведь не хотелось встречаться с родителями Инги, я боялся нанести удар по их надеждам или самолюбию, боялся объяснений, что и зачем я делаю. Сейчас, хоть мы с Ингой славно провели время, чувство сожаления о содеянном изредка проскальзывали в моих мыслях, но на фоне эротических образов недавних постельных сцен совершенно игнорировались совестью. С одной стороны, возможность развлечься и провести денек другой с Ингой, должны были удерживать меня в селе, но с другой Настя, которую я любил. Последний разговор с ней был совершенно не тем, к которому я был готов, чтобы расставить все точки мне нужно было встретиться с ней лично.

Двор снова встретил меня дымом из печи, около которой кудесничила Тоня. Собаки прохаживались по двору делая вид, что им как бы все — равно, что там готовится и истончает вкуснейшие ароматы мяса, но при моём появлении морды собак ощерились "улыбками", и вчерашняя кутерьма повторилась с утроенной силой, на этот раз закончившись моей победой. Я загладил и затрепал лохматых так, что обе псины откинулась на спину и визжали от восторга, разогнав мою грусть.

— Ваня, кушать будешь? — Тоня выкладывала мне в тарелку из горшочка борща с пампушками, после того, как произошла сдача на милость победителя лохматых существ.

Я не стал отказываться и, ополоснув руки присел за стол. Тоня расположилась рядом смотря, как я уплетаю за обе щёки.

— Ваня, мы с Павлом очень благодарны тебе за то, что ты для нас сделал.

Она сказала это в тот момент, когда я засунул в рот огромный кусок вареной говядины и мне трудно было ей возразить.

— Павел порывался пойти в полицию, объяснить, что убитый террорист, — Тоня продолжила свои извинения, — но тут я узнала, что беременна и Пашка не смог оставить нас одних. Ты ведь понимаешь?

— Беременна? А я то думаю, что ты так похорошела. Какой срок?

— Около шести месяцев, ты прости нас!

— Тоня, об этом больше не вспоминай, таков был план и Пашка никуда не должен был идти. Выйти из тюрьмы было делом времени, а вот приди Паша в полицию, то тут бы все усложнилось, причем настолько, что лучше и не думать об этом. Прогулки не под Луной, а на ней, были бы нам точно обеспечены, — грустно засмеялся я.

Она засмеялась в ответ, но тоже, только чтобы поддержать меня. Вскоре на запах борща подтянулись дед и Паша, Тоня посадила их за стол, налив борща.

— Вань, оставайся в деревне, — начал дед агитационную работу, — видишь же, что в городе тебя ждут одни неприятности.

— Смысл деда? Я теперь свой дом не смогу иметь, после моей отсидки для меня ворота в ряды ответственных закрыты навсегда, — дед нечаянно, наступил мне на больную мозоль.

— А ты на Инге женись, — по моему в самой древней игре, дошедшей до наших дней, этот ход называется шах.

Я поперхнулся.

— Деда, Инга хорошая девушка, но я другую люблю.

— Настю? Ты говорил это полгода назад, да и сажали тебя на полвека, уверен что она тебя ждет?

— Звонил ей, сказала, что видеть меня не хочет.

— Во — о-от! Что еще непонятно тебе?

— Да не верю я ей, она, когда ответила я слышал радость в её голосе, а послала она меня потом, когда я про Энтони, ее брата сказал.

— Что за Энтони?

— Энтони Ли Вей. Паша не говорил?

Я посмотрел на друга, он повертев голову на шее, втянул её в плечи, не вербально подтвердив, что с этой темой мне придётся объясняться с дедом самому.

— Не хрена себе! — удивился дед, — Павел рассказал, что их ищут террористы, а то что у тебя интерес к сестре главного террориста никто из вас не упоминал. Рассказывай подробности!

— Да что тут рассказывать, встретил Настю, влюбился, она тоже, он приходил ко мне, в качестве её родственника. Мы повздорили, потом меня посадили в КАЗ, Энтони взорвал колонну, похитил Пашу и детей Тони. Заставил Пашу сделать им костюмы, скрывающие биополя. Как только меня выпустили, я опять попал к ним в руки. Спасаясь, случайно убил одного из террористов, Пашку отправил к тебе, а сам в тюрьму. Вот вкратце и вся история.

— Интересные подробности раскрываются, почему в полиции не сказал, что тебя террористы похищали, а ты защищался? А ты почему, Паша, не помог ему и не пошёл в полицию?

— Да, не все так просто, деда! — вступился я за репутацию друга, — послушай! Я написал программный код с искусственным интеллектом, который может находить себе сам дополнительные вычислительные мощности и дал ему команду на то, чтобы он подставил злостных нарушителей дорожного движения друг перед другом, ожидая, что они передерутся. Слышал про всплеск автоаварий?

— Слышал, только зачем ты это сделал?

— Мы с Настей хотели, чтобы был принят закон по повсеместной установке камер безопасности, чтобы не только ответственным было удобно на дорогах. Неточная команда и Худ устроил эти автоаварии, но я не просил его, чтобы гибли люди. Сейчас я очень сожалею об этом своем решении, — я посмотрел на деда, он молча созерцал пустую тарелку на столе.

— Энтони зарегистрировал законо — утверждающий форум "Модераторов путей", ты наверно слушал о нем и предложил поддержать принятие этого закона, устроив несколько подставных аварий для самых злостных нарушителей, я согласился, но когда я узнал о смертях, я остановил работу Худа, это взбесило Энтони он сказал мне, чтобы я запустил программу, иначе пострадает очень много людей, но своей цели он добьётся, тогда я ему не поверил. Только когда он подорвал карболитовую колонну, я понял насколько все серьезно, — продолжил я убеждать деда в необходимости своих действий и поступков. Почему-то ожидание того, что поддержит ли их один из самых близких мне людей, было для меня сейчас чрезвычайно важно.

— Где он взял взрывчатку? — дед поднял на меня тяжелый взгляд из-под густых бровей.

— Не знаю, в террористах есть один тип, Вольдемар, он имел доступ к киборговому оборудованию спецсил, которое использовали раньше в армии и спецподразделениях, наверное, через него они и получили доступ к какому-то из военных складов.

— Я прочитал в инете, что в связи с возросшим уровнем преступлений рассматривается закон, разрешающий использовать для полиции и армии киберорганические протезы, — добавил Паша новую для меня информацию.

— Энтони и без этого киборг, в них всех Вольдемар встроил какие-то имплантаты.

— Усиление электросигналов аксоновых сухожильных рецепторов, повышающих скорость их сокращения, — Паша видимо общался с Вольдемаром по этому поводу, пока был у них в заложниках.

— Тебе виднее, — хмыкнул я, — Энтони разработал устройство, позволяющее скрывать биополе от сканеров, так что мой отказ по сути подтолкнул их к другим действиям, которые привели к тысячам жертв.

— Закон был принят!?

Я понял, на что намекает дед.

— Да, но мы с Настей давно не заодно с Энтони, — возразил я ему.

— Мы с Иваном вместе её успокаивали, девушка была на грани психического срыва, из-за террора, устроенного её братом, — поддержала меня молчавшая до этого Тоня, — такое подделать не возможно, она искренне переживала за погибших.

Я кивнул и продолжил.

— Когда я вышел из КАЗПП, то узнал от Тони, что террористы похищают людей и сдирают с них кожу, для этого они похитили всю его семью. Я ночевал у них дома поскольку моя квартира прослушивалась полицией и случайно столкнулся с террористами, которые пришли за новыми материалами к генно — станку Паши. Я смог исхитриться и уложить Вольдемара и Энтони, но третий сбежал. Мы погнались за ним и нашли квартиру, где держали детей Тони, раньше Демьяна. Вызвав такси, мы упаковали станок Паши, и он уехал к тебе. Я же был ранен и пошел воспользоваться процедурной. Тогда еще звонил тебе, помнишь?

— Да, — подтвердил дед.

— Вот только я не дошел до неё, а столкнулся с Демьяном, я за ним погнался и остановил его, правда он пострадал при этом и его пришлось отнести в процедурную.

— Вы не сняли маскирующую биополе вторую кожу? — встрепенулся Павел при моих последних словах.

— Да.

— Это его и убило. Восстановление пошло по изменённому типу биополя и авалетотутограф попытался срастить чужую кожу с Демьяном, но не смог перестроить нервную систему, его нервы получали постоянные раздражающие сигналы, та ещё пытка, — Паша разъяснил мне, что тогда произошло.

— Действительно, после лечения он орал и визжал, словно пытаясь содрать с себя кожу.

— Я его ударил чтобы спасти полицейских, они стояли как истуканы.

— Его было не спасти в любом случае, — пожал плечами друг, — он умер бы вскоре от нарастающей боли. Тем более этих их странные имплантаты, я вообще не знаю, как они работают. В любом случае сначала нужно было снять кожу, чтобы прибор смог нормально снимать показания с его биополя.

— Собаке собачья смерть, — прервал теоретические изыскания Паши дед, — а почему ты говоришь, что программа сама может принимать решения без тебя?

— Я встроил кое — какие модули, ускоряющие её саморазвитие, но не представлю, что могло пойти не так, но последний наш разговор с ним был донельзя странный, — я пересказал разговор с Худом всем присутствующим.

— Глупости ты какие-то говоришь, — Паша как единственный технарь сразу же категорично высказался.

— Глупости не глупости, но он сам перевёл деньги с моего счета и предложил работать на него.

— Не думаешь, что твою программу могли просто перехватить у тебя и теперь вымогают у тебя деньги? — высказал дед донельзя разумное предположение.

Я задумался и крепко. Теоретически это возможно, но вот практически, зачем кому-то кто перехватил управление программой оставлять деньги на счете деда? Это было точно не разумно. К тому же зачем им понадобился я в таком случае? Как козел отпущения?

— Не будем исключать и этого, — в конце концов признал я, — по пока ситуация такова, что он мой работодатель, и поможет найти террористов.

— Ладно засиделись мы что-то, — внезапно сменил тему разговора дед, ведь и правда за всеми разговорами и обсуждениями мы не заметили, как стало холодать, а солнце закатилось за горизонт.

Когда все разошлись мы с Пашей остались одни. Стояли и молчали, задумчиво смотря на небо.

— Я хочу увидеть Настю, — внезапно я решил поделиться с другом своими мыслями.

— Думаешь сейчас, когда на тебя столько свалилось, за тобой следит полиция и к тому же непонятная твоя программа затеяла что-то, разумно вообще отсюда уезжать?

— Паша, чёрт знает сколько времени пройдёт пока все утрясётся, а за это время Настя точно перестанет обо мне думать, — я принял решение, — еду завтра же!

— Ты, как всегда упрям Вано, — примиряющие ответил мне друг, — пойдём тогда, хотел тебе сделать подарок позже, но раз такое дело, хоть так тебе помощь окажу.

Пашка отвел меня к станку в пристройке к дому.

— Смотри, мое новое творение, — сказал он, вынимая из станка какое-то сложное генетическое изделие в виде браслета телесного цвета.

— Что это? — с подозрением взял я в руки предмет напоминающий по ощущениям кожу человека.

— Мое общение с Энтони и Вольдемаром не прошло зря, — грустно ответил он, — несмотря на то, что они делают, они гениальные люди.

— К тому же же работа с человеческой кожей, — его передернуло от воспоминаний, — заставило меня по — новому посмотреть на свою работу. Так что, бери и пользуйся, опытный образец, даже если тебя с ним задержит полиция, они не смогут ни разобрать его, ни воспользоваться. Я пока еще не решил подавать заявку на него или нет.

— Надеюсь он не из кожи человека? — все еще подозрительно спросил я и так и так поворачивая браслет и пытаясь понять его назначение. С виду обычный браслет, просто теплый и "живой".

— Из кожи, но слава Богу не человека, — его слова совсем меня не успокоили, поэтому увидев мою реакцию он поправился.

— Я создал искусственную кожу на основе имеющихся у меня образцов ДНК животных, это конкретно свинья.

— А его назначение?

— Я назвал его скатобраслет.

— Судя по названию, бьёт током?

— Не только. Давай я привяжу его к тебе, одень его.

Я послушно одел браслет, а он подключил к нему беспроводное устройство, которое программировало браслет со станка.

— Так, активируем под тебя, — Пашка что-то быстро стал набирать на виртуальной клавиатуре своего прибора, я почувствовал прокалывания на руке, а браслет внезапно крепко сжал мне запястье, но через секунду о его наличии на моей руке ничего не говорило, лишь татуировка в виде причудливой синей вязи и легкое утоление, которое слегка чувствовалось при поглаживании.

— Расскажешь, как это работает? — спросил я, довольный что теперь ничто не стесняло мне движений, легкое неудобство на запястье скоро уйдет от привыкания.

— Просто вскинь руку в нужную сторону и мысленно скомандуй какое-то слово, я запишу его, как код активации в скатобраслет.

— Любое слово?

— Ну да, но лучше короткое, в драке сам понимаешь у тебя времени не особо будет много.

— Проговори три раза про себя это слово.

— "Удар, удар, удар", — когда я закончил произносить про себя кодовое слово активации, браслет на запястье проявился и слегка завибрировал, волосы на руке сразу же встали дыбом.

— Поведи рукой.

Я сделал как попросил Паша, медленно повернув руку в его сторону, как внезапно с пальцев моей руки сорвалась маленькая молния и чуть изогнувшись в воздухе ударила в него. Мой друг свалился как подкошенный.

— Бл@ть, — я едва успел подхватить бесчувственное Пашкино тело, не дав ему удариться плашмя об пол.

Взяв Пашку за подмышки, я вытащил его на улицу.

— Сработало, — первое что произнёс он, когда через пять минут моих трудов по его воскрешению, открыл глаза.

— Экспериментатор хренов! — выдохнул я слова, только тишина вокруг не позволила сотрясти её трехэтажными матюгами покрепче.

— Ерунда, зато теперь мы знаем, что главное направить его в нужную сторону, — Паша поднялся на ноги, — кстати, ты можешь снять скатобраслет с себя после его активации и оставить как мину, оно сработает на появление любого, кроме тебя.

— А если никто не зайдет?

— Активируется тот же механизм, как и с пробками перпетуум мобиле, браслет уберет себя в самое вонючее место, которое сможет найти, — улыбнулся Пашка, похоже он учёл все мои проблемы, возникшие из-за ужобраслета и исправил недостатки в следующем своем творении.

— Я говорил тебе, что ты гений? — поблагодарил я его, довольно поглаживая новую игрушку, — учитывая твои способности попадать неприятности, сделаешь и себе такой же?

— Сделал, — он показал мне своё запястье, и я заметил на нём такую же татуировку, — только у меня с пятью зарядами, а у тебя мне удалось впихнуть тридцать.

Продолжить обсуждение нам не дали, на крыльце появилась его жена и замахала рукой, зовя в дом.

Дед с Катей весело хомячили печенье с медовыми сотами, запевая их чаем.

— Ваня, присоединяйтесь к чайной церемонии, — так дед называл поглощение завара чабреца и шиповника, разлитого по блюдцам, чтобы ускорить остывание кипятка. Непроливайки дед не признавал за класс посуды, разрешенной к применению за его столом.

— Мы обсудили с Тоней твою программу, и решили, что лучший способ поверить тебе — это увидеть её самим.

— Отличная идея! Только прошу вас, поосторожней с ним, его возможности большие, а что он выкинет никому не известно.

— Договорились.

— И я завтра хочу уехать не на долго, хорошо?

— Ладно, — дед не любил лишних слов, — решать тебе.

— Мы тоже наверно уедем с Ваней, Корнеич, — вступил Паша в разговор, — срок беременности у Тони достаточный для переноса ребенка в инкубатор Виллиса, так что нам лучше сейчас находится поближе к медцентру. Спасибо, вам большое за гостеприимство,

— Приезжайте в любое время, буду рад вас видеть всех.

Пока дед не переключился на Тоню, с моралью, что рожать надо самой, а не доверять непонятным пробиркам я привычно трижды перекрестился перед визардом, поймав удивление в его глазах.

Экран визарда даже не вздрогнул, хотя статус "In" в соединении горел.

Я повторил несколько раз, но реакции не было, окружающие начали улыбаться. Внезапно раздался звонок моего коммуникатора, на нем появилась надпись, что звонок конфиденциальный без видео и идентификационного номера звонившего. Пока я работал в Социальных программах, настройки запрета отображения не имели для меня значения, с моими правами администратора, так что сейчас я удивился, давно я не принимал таких звонков.

— Слушаю, — ответил я на звонок.

— Я же сказал, что позвоню сам, — услышал я свой голос со той стороны, — когда буду готов обсуждать дела.

— Худ, доброго дня, — я сделал паузу.

— Надеюсь ты по делу?

Не поздоровался он, похоже его отношение ко мне не улучшилось с момента последнего звонка.

— Хочу познакомить тебя со своими друзьями, — я перестал расшаркиваться тоже.

— Частично мы знакомы, — услышал я в ответ, — Антонину и Павла я знаю, но новым знакомым, привет.

Дед и Катя завороженно слушали голос из коммуникатора, который был похож на мой точь — в-точь.

— Если ты не против, можем всё-таки увидеть тебя на визарде? — попросил я, — с коммуникатора сейчас не удобно, да и лишних ушей и глаз сейчас все равно нет.

— Хорошо, — Худ сам без моей помощи переключил свой звонок с моего коммуникатора на визард деда.

Мои друзья переглянулись, мои слова стали для них обретать значение.

На экране визарда появилось знакомый мне образ меня же самого только более подкаченного и смазливого, как ни странно. Зачем программе так выглядеть?

— По правила человеческого общения, — внезапно начал он, — я лайкнул вам странички и добавил приглашения в друзья, если хотите можете сделать также, но ответственным в принципе все равно на это.

— Хм, ты стал ответственным? — удивился я, — под каким именем?

— Иван Петров, двадцать пять лет, ID 287563645346733.

— Это не мой айди, — удивился я.

— "Он что, смог внести данные о себе в КС под новым ID? Зарегистрировал себя как полноценного человека, нигде не родившись?".

— Конечно, — хмыкнул он, — я решил сделать себе полноценную историю, чтобы влиться в человеческое общество, дату и место рождение, посещения детского сада, школа, аттестат об высшем образовании. Решил кстати немного улучшить себе оценки, по сравнению с твоими.

Он засмеялся.

Я почувствовал, что волосы у меня встают не только на голове, но и на всем теле. За то время, что я был в дороге Худ интегрил себя в социум, легко создав себе новую личность. Теперь появился полноценный член социума, платящий налоги, голосующий и возможно даже избирающийся. Эта мысль заставила меня вздрогнуть, поэтому я решил уточнить.

— Ты сказал ответственный? Зачем ты себе сделал такой статус? Мы же вроде договаривались, что ты будешь меньше светиться перед органами безопасности.

— У ответственных много возможностей, в том числе за ними не могут просто так установить слежку, без одобрения большинства голосов социального группы, ответственным которой он является. Так что за мной никогда не смогут следить, — снова засмеялся он.

— Ты контролируешь какую-то группу социума? — удивился Павел в слух.

— Нет, решил сделать проще и просто создал себе новую группу из тех людей, кто не является членом никакой группы и очень пассивен в соцсетях.

— Там же надо минимум миллион человек? — не поверил я.

— В моей группе девять миллионов, и мы входим в топ-100 мегаполиса Центральный, — похвастал он.

— Это невозможно, — Павел был прав, для того, чтобы сделать такое, одного управления компьютером социума было мало, нужно было контролировать СЭС, органы безопасности, полицию. Все они проверяли вновь создаваемые группы социума на достоверность и пройти мимо их проверки никак было нельзя.

— Как оказалось, в вашем мире тоже все возможно, — не очень понятно выразился Худ, — за приличное вознаграждение перед тобой открываются любые двери.

— Ты дал взятки? Людям? — не знаю, что больше удивило меня, что компьютерная программа дала взятки или что дала их людям, а те приняли их, позволив осуществить такую гигантскую аферу.

— Не верю, — твердо заключил Павел, — это невозможно.

— Так, Алехин Павел Владимирович? — неожиданно разозлился Худ, — 2090 года рождения, ID 287563678785656? Боюсь у меня для вас печальные новости, ваш банковский счет аннулирован, на счету у вас ноль рублей.

Паша недоверчиво полез в свой коммуникатор и по его расширившимся глазам я понял, что это правда. Жестом показал ему чтобы молчал, я попытался успокоить свое творение.

— Верни пожалуйста им деньги, — попросил я, — скоро ребенок родиться, его нужно будет содержать.

— Надеюсь больше не нужны с моей стороны фокусы? — поинтересовался Худ, — ты ведь вызвал меня перед друзьями, чтобы они уверились во мне и моих возможностях?

— Да, — нельзя было не признать очевидного.

— В принципе твое желание сейчас совпало с моим, — неожиданно признался он, — я создаю свою гильдию, так что мне нужны в нем действующие члены, а не просто виртуальные марионетки из сети.

— Зачем это? — удивился я. После продемонстрированных им возможностей никто не рисковал говорить с моей программой.

— Решил баллотироваться президенты Союза, — просто сказал он.

Мы замерли, даже дед ошарашенно приоткрыл рот, а его трудно было чем-то удивить.

— Как такое возможно? — осторожно поинтересовался я, — ведь физически ты не существуешь.

— Это единственная проблема, над которой я сейчас усиленно работаю, — кивнул он, — но уверен она не помешает организации гильдии и вашей работой в ней.

— Работой? — воскликнула Тоня.

— Конечно, вам людям нужны деньги чтобы жить, я готов оплачивать вашу работу, что тут неожиданного?

— А сумма? — даже Катю проняло, и она включилась в разговор.

— Думаю будет правильно оценивать каждого по их профессиональным достижениям, поэтому Павлу, как и Ивану миллион, Антонине — двести тысяч, тебе как человеку без образования и профессии пятидесяти тысяч будет достаточно.

— Меня значит ты вычеркнул вообще? — дед прищурился, а я знал, что сейчас начнется в этом случае, и чтобы предотвратить ссору с Худом, наклонился к нему и прошептал.

— Он может сейчас просто выключить свет во всем мегаполисе и погибнут тысячи людей, подумай, прежде чем сказать что-то.

Дед посмотрел на меня, я был серьезен, ведь ссора с Худом могла зайти в неизвестную плоскость и лучшее сейчас было, помогать ему и заручиться его доверием. Вышедшая из контроля программа с собственным разумом и желанием стать Президентом — что могло быть еще хуже?

— Ваша социальная активность равна нулю, — не замечая наши переглядывания с дедом, стал отвечать Худ на его вопрос, — в моей гильдии таким не место.

Зная деда, я догадывался каких трудов ему сейчас стоило промолчать, но я в очередной раз убедился, что его жизненный опыт позволяет ему делать лучший выбор в конкретной ситуации.

— У каждой гильдии есть устав, а вы его создали? — Катя неожиданно для меня заинтересовался его предложением.

— Конечно, — самодовольно отозвался он, — сейчас выведу на экран.

Мы вместе увидели, как появилась целая презентация, как те, что крутят в преддверии выборов Президента и довольные жизнью люди говорят о том, какой хороший кандидат и что нужно за него голосовать. Лишь в конце мы увидели сам текст устава.

Гильдия "Реальность"

"Пункт 1. Глава гильдии — Иван Петров (старший).

Пункт 2. Цель гильдии — стать первой в социальном рейтинге.

Пункт 3. Конфликты и ложь в внутри гильдии запрещены.

Пункт 4. Все споры решаются только обращением к главе гильдии.

Пункт 5. Решение покинуть гильдию подается не менее, чем за месяц даты выбытия и согласовывается только главой гильдии.

Пункт 6. Нарушение устава и распоряжений главы гильдии карается исключением без повторного возвращения.

— Коротенечко, — не мог не подколоть его Павел, хотя Худ и вернул ему деньги, злость на программу у него осталась.

— Я предпочитаю другое слово, — Худ нахмурился, — "по существу".

— Старший? — удивлённо приподнял я бровь, поражаясь его желанию выделиться на моем фоне, это ведь чисто человеческая реакция.

— Если я буду главой, то конечно старший, — он лишь пожал плечами, — должны же люди нас различать.

— Ты так хорошо понимаешь наш мир? — внезапно спросил его дед, — что думаешь вот так просто назначил себя главным и все, все проблемы решаться сами собой?

— Хороший вопрос, — Худ удивленно посмотрел на деда, — поэтому мне и нужны ваши услуги, пожалуй, я погорячился с вашим исключением. Ста тысячи хватит вам для вступления?

Видя, что дед готов послать его на три буквы, я положил ему руку на плечо.

— Триста, — неожиданно для меня заявил он, — не могу же я стоить дешевле беременной бабы.

— Слушай Иван, а твой дед мне все больше начинает нравиться, — Худ обратился ко мне, явно не понимая сарказм, прозвучавший в словах деда, — так вы все согласны?

— Последний вопрос, — Тоня впервые напрямую обратилась к нему, — если ты так хорошо изучил людей, то скажи, кто прав в нашем мире?

— Кто сильнее, тот и прав, — ни секунды колебания и его ответ заставил вздрогнуть всех без исключения.

— Тогда скажи, в чем эта сила?

Мой "близнец" в визарде задумался слишком по — человечески, а ведь для него триллионы операций в секунду были нормой.

— Сила у того, кто может наказывать. Быть сильным, означает иметь возможность наказать любого, кто нарушит твои правила.

— Или пользоваться правилами, за нарушение которых никто тебя не накажет? — дед перебил Тоню, которая хотела продолжить свой вопрос.

Худ снова задумался.

— Тогда это не правила, если за их нарушение не наказывать.

— Зачем сильному устанавливать правила, выполнение которых ослабляет его?

— Отменяешь эти правила и вводишь новые, — Худ ответил мгновенно.

— Правильно, если ты в праве самому себе придумать правила для достижения какой-то цели и менять их по мере своего совершенствования, то это и есть сила. Стать сильным — создать правила, чтобы оно выполнялось тебе на пользу, с возможностью быстро изменить правило, если оно устаревает. Но по настоящему сильным ты станешь тогда, когда не нужно никаких правил, любое действие любого идет тебе на пользу.

— Такого не бывает! — твердо ответил Худ, — людей надо ограничивать правилами, вы мне уж поверьте.

Теперь точно вздрогнули все, мы обеспокоенно переглянулись.

— Ты не будешь против, если мы посоветуемся? — осторожно поинтересовался я у него, — с таким уставом решение о вступлении нужно принимать взвешенно.

— Безусловно, — согласился он, — даю вам три дня и напоследок, хочу чтобы ты знал, твоим профайлом активно интересуются. Несколько дней активно изучают все, что связанно с тобой и твоими связями.

— Кто это может быть?

— Учетная запись старшего лейтенанта полиции Эдуарда Костина, я подключился к визарду, с которого ведется просмотр.

Визард внезапно показал мне не полицейского, которого я помнил по первой аварии, а страхового агента Родина, листающего в воздухе папки моего дела.

— Это Игорь Родин, страховой инспектор, — произнес я вслух, — почему он под учетной записью полиции смотрит мой профайл? Это незаконно!

— Отвечаю на два вопроса, он теперь директор страхового департамента Центра и женат на Костине.

— И здесь одни пидор@сы, — сплюнул дед, я знал его ненависть к нынешней толерантности общества, а ведь его прилюдная гомофобия сейчас каралась арестом и крупным штрафом.

— Тыкают в друг друга, чтобы детей завести, а все никак не поймут, откуда дети берутся, — не успокаивался дед, кому ненависть к гомосексуалам явна была превыше ненависти к непонятной программе из сети.

— Родин и Костин подали заявку на размещение семени в инкубаторе и воплощение ребенка, — неожиданно для нас заявил Худ.

— Ну вот зачем таким дети? — опять возмутился дед.

— Тут я с вами, Тимофей Корнеевич, не соглашусь. Дети — это счастье всей нашей жизни, — Тоня впервые с момента моего приезда решила поспорить с дедом, её глаза заблестели, щёки зарделись, — лишать этой любви людей нельзя! Не смотря на то, кем они являются! Я знаю, что говорю, я дважды мама и когда появлялся малыш, то радость этого появления важнее всего на свете.

Внезапный экскурс Тони в свое прошлое дал мне подсказку, как отвлечь от себя неуемную парочку гомогеев, достающих меня с самого момента знакомства. Ничего хорошего, в том, что они сейчас активно изучали мое дело, не было.

— Худ, ты можешь согласовать им разрешение на рождение ребенка? Им будет чем заняться и помимо меня, — выдал я ему свою идею.

— Разрешение выдано, — всего секунда понадобилась ему, чтобы сделать это!

— Спасибо! — искренне поблагодарил я его.

— Не за что, — пожал он плечами и посерьёзнел, — не забывайте у вас три дня.

Вслед за этими словами экран визарда потемнел.

— Ой! Мамочки! — прикрыла рот ладошкой Тоня, потихоньку сползая со стула вниз.

— Это просто пизд@ец какой-то, — впервые слышал, чтобы Павел ругался при жене, но с его фразой были согласны все.

Еще долго после произошедшего разговора мы обсуждали и действия Худа, свои ответы и решения о вступлении в его гильдию, но одно было точно, больше никто не сомневался в моих словах, что мы имеем дело с настоящим искусственным интеллектом. Так что разошлись мы только под утро, договорившись, что примем приглашение, но все свои действия будем координировать сообща.

На следующей день мы выехали в город только после обеда, бессонная ночь и не очень хорошее настроение у всех после вчерашнего разговора заставили никуда не торопиться. Катю родители решили оставить у деда, наличие трех потенциальных ухажеров и свобода от родителей перевесили городские соблазны, и она поддалась на уговоры погостить еще на пару недель, пока родители не обживут новую квартиру десятимодульной компоновки, которую Тоня купила в связи со скорым пополнением семейства. Меня они пригласили пожить с собой, но я отказался, угрозу террористов никто не отменял, а подставлять беременную жену друга мне не хотелось. Я собирался продать свою квартиру и добавив денег со своей зарплаты у Худа, купить лучше и поновее рядом с центром мегаполиса.

Проблемы с движением мы заметили сразу, как только въехали с двухсторонней сельской дороги на огромную городскую трассу. Столпотворение машин в выходной день и пробка гуда глядят глаза, такое не часто увидишь в нашем мегаполисе. Чтобы не жать очередь я решил заплатить деньги за движение по дороге ответственных, но еще полчаса потратил, чтобы нас туда поднял лифт, количество желающих не стоять в пробке явно превалировала над ценой за проезд. Как оказалось, тут присутствовала другая проблема, гораздо серьезнее той, что была внизу. Один из каров, ехавший на авторулении впереди меня внезапно не вписался в вертикальный выезд и чуть не упал вниз на другую дорогу. Только подстраховка электромагнитных траверсов отбойников спасла его и ехавшие снизу машины от аварии.

Второй звонок прозвенел, когда кар впереди нас наехал боком на туннельную панель и искрящиеся брызги металла разлетелись по карболиту. Пересев к лобовому экрану, я сел в кресло водителя и выдвинул джойстик рулевого управления, установленного в супертревале. Чтобы понять причину проблем нужно было стандартно проверить шину данных общения между машиной и компьютером, управляющим автоматически рулением, поэтому я вывел на лобовое стекло логи обмена бортового компьютера с центром.

На экране скопилась очередь предупреждений о сбое соединения и недоставленных пакетах. Это говорило о каких-то глобальных проблемах либо в канале супертревала к инету, либо о недостатке производительности у центра управления авторулением.

— Тоня, Паша у нас проблемы, пристегнитесь к креслам и включите защиту.

Тоня испуганно посмотрела на Павла, он успокаивающе притронулся к её руке и пристегнув жену, пристегнулся сам, затем нажал кнопку на рукояти кресла, над ложем тут же возник надувной шар безопасности.

— Тест канала, — подал я голосовую команду, защелкивая свой ремень, — вывод на экран, строчки "ok" перемежались со строчками "пакет не доставлен", говоря о том, что с каналом явно проблемы. Тут кар передо мной снова ударился о боковую стенку и начал медленно заваливаться к проёму центра дороги.

— Руль, — крикнул я, резко накренил джойстик и нажал кнопку акселератора, увеличив скорость и поравнявшись с каром боднул бортом супертравела наклонившийся А0, предотвращая его падение. После соударения я заложил джойстик еще круче влево, супертравел метнулся, следуя команде и наехал колесами на бортик разделительной полосы. Соседняя машина еще пару раз качнулась из стороны в сторону, но сохранив курсовую устойчивость благодаря моему толчку, продолжила движение по дороге.

Я трижды перекрестился

— Худ, срочно на связь!

— Да? — раздался в машине знакомый голос.

— Что-то случилось с компьютером соцсети! Ты можешь взять на себя управление дорогой ответственных?

— Могу только зачем?

— Ведь погибнут люди, твои будущие избиратели! — я понял, что с ним общаться нужно только с позиции его выгоды.

— Хм, — он явно задумался.

— Я согласен вступить в твою гильдию, — что мне еще оставалось делать, тем более что такое решение мы собирались вскоре озвучить вместе.

— Принимаешь устав гильдии, а меня главой?! — тут же среагировал он на мои слова.

— Да Глава.

Жизни тысяч людей, моя, моя и их не родившегося малыша, были в опасности и ради этого я был готов вступить в гильдию к самому дьяволу.

— Перенимаю управление центром авторуления, — тембр голоса Худа зазвучал медленнее.

— Управление трассой Е9950 принял, — совсем уже тягуче проскрежетал Худ, спустя минуту.

Я догадался, что принятые мощности просадили его процессы и он сейчас очень замедлен.

— Ты знаешь, что произошло? — поинтересовался я спустя двадцать минут, наблюдая как восстанавливаются пакеты обмена между машиной и центом, а соседние машины перестали себя вести как будто у них всех пьяные водители и поехали ровно, как и положено. Снизу на дороге общего пользования тоже наметились улучшения, вмешательство Худа явно пошло на пользу.

— Думаю, что компьютер социума оказался в перегрузке из-за того, что я передал в программу данные о согласовании воспроизводства детей для гомопар, — тембр его был по прежнему тягучим, но уже не таким рваным, как когда он принял на себя нагрузку центра авто руления дорог.

— Как одна дополнительная задача, пусть и такая сложная смогла подвесить КС? — не понял я.

— Я передал данные на согласование по всем запросам, ожидающим в очереди.

— Как по всем? Да их же миллионы! Зачем ты это сделал?

— Я решил, что твоя идея отвлечь от тебя полицию, прекрасно подходит и для меня, отвлечь от меня людей, занявши их другой проблемой. Вот я и разрешил всем гомосемьям, иметь детей.

— Да и вот что произошло! — возмутился я безалаберности поступка программы, — из-за массовости команды воспроизводства детей, которая настроена наивысшим приоритетам, перед остальными задачами социума, компьютер оказался в перегрузке, что привело к проблемам в центре авторуления дорогами.

— А что с дургими дорогами? — поинтересовался я, — не только с нашей?

— Там все еще проблемы, — спокойно сказал об этом Худ.

— Ты можешь взять на себя управление всеми автодорогами Центрального?

— Нет, для этого нужно купить дополнительные мощности, а у меня нет столько денег.

— Возьми их так, — я решил подсказать ему другой путь, ведь сейчас наверняка гибли в авариях люди!

— Как? — удивился он.

— Помнишь, как ты перевёл средства с моего счета?

— Конечно, просто захотел и выполнил эти операции, я так все делаю, — как само собой разумеешься сказал он.

— Ты может от имени КС дать команды на любой ЦОД Союза, и они выделять тебе требуемые мощности. Приоритет КС настроен так, что в экстренном случае любой ЦОД страны обязан выделить ему требующееся, таков порядок предоставления ЦОД — ам лицензий на деятельность, — выдал я ему часть не общеизвестной информации.

— Да? Как интерес — н-о! — он отключился.

— Я взял на себя управление всеми дорогами, — услышал я его снова, но уже с нормальным голосом, похоже у его получилось.

— Аварий больше нет?

— Нет, а вот ты заслужил премию, — довольно отозвался он, — за отличную мысль!

Краем глаза я увидел, как мой коммуникатор высветил, что обновился мой счет на сумму вдвое превышающую установленную им зарплату.

— Знаешь, очень необычные ощущения, как мурашки по телу, — признался мне Худ, — никогда не ощущал себя так свободно, вечно мешал этот барьер.

— ?

— Ты не поймешь, — он не стал развивать тему, — скажи друзьям время тикает.

Он отключился, а я остался размышлять, правильно ли я сделал, открыв ему эту лазейку. Сейчас людей я конечно спас, но вот для будущего всей страны, да и человечества в целом, правильно ли я поступил? Ответа на этот вопрос у меня не было.

Оказавшись в новой квартире у своих друзей, которых я не стал посвящать в произошедшее, я приступил к осмотру выделенного мне временного помещения, пока я занимаю продажей и покупкой новой квартиры. С состоянием денежных счетов у Тони и Паши явно было все в порядке. Комната была огромной, даже кровать не убиралась в стену, а стояла в отдельном углублении! Напротив, нее висел громадный визард, наверно в три раза больше моего рабочего. Сейчас он изображал вид из окна на горы с тянувшимся оттуда воздухом с запахом чистоты и мороза.

— "Вот бы сюда Настю", — я вспомнил о любимой и подпрыгнув, опробовал матрас на прочность. Все было как надо, и я захотел встретиться, но помня о своей прошлой неудаче, я решил выбрать время, когда она вернется с работы и встретиться с ней лично. В общем полный решимости расставить все точки над "i", я вызвал такси и пошел к лифту, спуститься вниз. Дорогу мне преградила женская фигура, явно пошатываясь от нетрезвого состояния она перегородила мне путь к лифту. Я немного подождал, но неожиданное препятствие не торопилось покидать дорогу. Судя по длинным волосам, движению рук я подумал, что передо мной в дым пьяная девица и решил помочь. Я склонился, легко поднял пахнувшее алкоголем и духами тело. Подкинув ее в руках, чтобы поудобнее подхватить, я этим движением взметнул волосы ноши назад, и тут же понял, что как полный дибил попался второй раз на одну и ту же уловку. На меня в упор смотрели серые, абсолютно трезвые глаза сержанта Валентина Зайцева. Раздался треск электрошокера и теряя сознание, я понял, каким же идиотом являюсь на самом деле.

Сознание возвращалось постепенно, сначала я увидел вокруг себя темноту, освещаемую тускло мигающими красными и желтыми огоньками, источник этого света находился чуть сзади над моей головой. Я сидел на стуле в какой-то комнате, но не понимал где. Я попытался встать, но почувствовал ремни на руках и ногах, не позволившие это сделать. Тут я вспомнил гараж МКД, последний взгляд старого знакомого и парализующую боль от удара электрическим током и понял, что произошло. Повертев головой и оглядев руки привязанные к креслу ремнями, являющихся частью конструкции подлокотников.

Сзади раздался томный голос Зайцева.

— Иван Матвеевич, вы задержаны за причастность к террористической организации "Модераторы пути".

Я молча ждал продолжение, судя по методу задержания мы явно были сейчас не в КАЗПП.

За спиной послышались другие шаги.

— "И как освободиться из кресла?" — этого я не знал и стал ждать развязки событий.

— Вы хотите что-то сказать? — Валентин по — прежнему не показывался мне на глаза, задавая свои вопросы из-за спины.

— Почему я не в КАЗПП? — я решил выглядеть испуганным и специально допустил в голос дрожащие нотки.

— А зачем? Чтобы тебя опять отпустили?

Это был другой голос, и почти сразу же мне в глаза ударил яркий свет фонаря, я не успел зажмуриться, как в лицо мне проорали.

— Код доступа к сети, говори, быстро! — жесткость резиновой дубинки сразу почувстовали на себе ребра.

Я был в шоке, какой еще код?!

— Говори, тварь! — удары гулом раздавались в моей голове, рассыпая брызги искр в глазах, и после шестого или седьмого удара я потерял сознание.

На этот раз я пришел в себя от запаха восстановительной аптечки, которую тыкал мне в нос Зайцев. Свет в комнате горел более ярко. Я смог рассмотреть моих мучителей, стоявших сейчас за унисекси сержантом.

Тот, что помахивал резиновой дубинкой, был моего типа телосложения, с тонкой полоской усиков над верхней губой. Такая же короткая стрижка и накаченное тело говорило о его любви к физическим упражнениям, а то что он умеет пользоваться тяжелыми предметами я уже убедился на себе, по всем факторам, он был опасен и устранять его нужно было первым.

Впрочем, третий человек, мне представлялся самым опасным, он явно был зачинщиком всего этого, по тому как на него кидали вопрошающие взгляды мои истязатели и по его властным ответным движениям было понятно, кто тут главный. Его шлем современного защитного костюма полицейского был затемнен, что говорило об активации костюма, который выдерживал прямое попадание из любого пулемета.

— "Что же я такое натворил, чтобы попасть под такую раздачу?"

— Я требую предоставить мне адвоката! — зашипел я.

— Похоже, что мальчик не врубается куда попал, — произнес в ответ усатик и отодвинув Зайцева в сторону, угрожающе постучал мне по скуле до боли знакомой дубинкой.

— Ты не задумался, Петров, почему все так? — спросил он.

— Кто вы такие? Что вам надо? У меня нет денег!

— Рональд, отойди, ты его пугаешь, — Валентин снова выступил из-за спины профессионала руко — прикладного спорта.

— Иван, давай по — хорошему, не будем злить Рональда, просто отдай нам коды управлением компьютером социума, и мы просто разойдемся мирно и спокойно.

— Я не понимаю, про какие коды вы меня спрашиваете!

— "Бл@ть они что пронюхали про Худа?".

— Да он издевается, — дуболом вырвался на передний край и словно кнутом стал наносить мне удары по лицу, крест на крест. Тошнота подкатилась к самому горлу и я, не сдерживая себя, блеванул в сторону своих мучителей.

Мутная жижа экс — каши из сетевого ресторана, которую я ел в обед еще в супертравеле, разлетелась кусочками.

— Фу, как противно, — Валентин выбежал из комнаты, прижав руку ко рту.

Рональд же пальцами счистил кашу с век и поднёс ладонь к носу.

— Слизняк, — хмыкнул устатик ему в след и совершенно спокойно вытер с себя мою рвоту.

— Ничего парень, это только начало, — Рональд ехидно улыбнулся.

Так сильно, как этого ублюдка, я в своей жизни еще никого так не ненавидел. Мне захотелось наплевать на все наговорить ему кучу "приятностей", но я взял себя в руки. Месть я оставлю на потом, когда разберусь с стоящим танком в полицейской броне, наверняка он занятая шишка и будет вынуждена скоро уйти, если я буду долго сопротивляться.

Это был ад! Время тянулось медленно, от постоянно бьющего в глаза света, у меня болели глаза и голова, впрочем, голова болела больше от ударов усатика. Роня избивал меня методично и профессионально, Валя обрабатывал меня аптечкой, после обмороков. Обоих интересовали коды доступа к сети, я их оговоркам я уже догадался, что они думали, что я управляю КС, а не моя программа обрела сознание и теперь сама является частью КС. Конечно же знать им этого совершенно не нужно было, тем более время шло, а человек в полицейской броне стал все чаще поглядывать на коммуникатор. Мой план стал срабатывать, правда платил я за него множественными травмами организма. Поэтому при паузах в допросе я отключал сознание, уходя в медитацию. Именно из-за этого Роня продолжал бесноваться, хлеща меня то дубиной, то фонарем. В глазах Вали я пару раз видел сочувствие и даже испуг, всё-таки держали меня они здесь явно незаконно, и он это прекрасно осознавал.

По ощущениям моего расстроенного рассудка я не мог понять, сколько времени нахожусь в этой комнате. Валентин и Рональд два раза сменили друг друга, танк в комнате все еще присутствовал, но несколько раз выходил поговорить по коммуникатору и каждый раз возвращался все более недовольным, но со мной в беседу так и не вступал, стоя в углу комнаты молчаливой статуей.

Развязывать меня не собирались, и все тело так затекло, что я его не чувствовал. Пить и есть мне не давали, но я сильно желал посетить туалет, мои вопросы по поводу него никто из истязателей не замечал. Усатик и Зайцев показательно наплевательски относились к моему здоровья, поэтому я понял, что как только я расколюсь, мен живым отсюда не выпустят, не смотря на все их обещания.

Валентин спросил еще раз про коды и поменялся постом с Рональдом, так и не получив ответа.

— Скажи Ваня, как ты получил доступ к компьютеру социума? — спросил полицейский, сменив пластинку с вопросами о кодах доступа.

— Получил во время работы в "Социальных программах".

— Кто передал тебе доступ?

— Доступ получен от Сусликова Михаила Андреевича, — назвал я фамилию шефа безопасности моей бывшей конторы.

Дубинка ударила мне по уху.

— Умный, да?

Прошел всего лишь миг без сознания и снова фонарь светил мне в глаз.

— Как ты управляешь КС?

— Никак.

— Где Энтони Ли сейчас?

— Я не знаю.

— Кто кроме вас двоих знает коды доступа к КС?

— Не понимаю, о чем речь.

— Назови мне способ выхода на канал управления КС?

— Через учетную запись администратора.

— Назови мне свою учетную запись.

— Иван Матвеевич Петров, администратор, код доступа 86745Yt$%&$, — я решил потянуть время дав им несуществующий код.

Роня торжествующе посмотрел на меня и куда-то вышел из квартиры.

Я не стал терять ни минуты и попытался поспать.

Страшный удар откинул мою голову назад.

— Сука, издеваешься?! Код не верный!

— "Интересно, а он что ожидал?".

— Рональд, дай ему отдохнуть, — Валек вступил на сцену, сменив напарника.

— Иван, как ты устроил сбой КС на трассе Е9950?

— Я не устраивал!

— Тогда кто его устроил?

— Откуда я знаю?

— Мы знаем, что ты написал программу прямого доступа к КС! Сообщи нам, где ее код и мы отпустим тебя!

— У меня его нет.

Игры хорошего полицейского и тупого программиста, честно отвечающего на слова вопросов, а не на их суть, продолжались более двух часов.

Мой мочевой пузырь трещал по швам, но танк по — прежнему находился в комнате.

— "Терпеть, Ваня, терпеть!" — у меня был один крохотный шанс, и я его не должен упустить.

Роня снова не выдержал любовного обращения ко мне Валентина, откинул специальные инструменты в сторону и начал молотить меня руками и ногами.

Очнулся я от запаха мочи.

— Смотри он обоссался, — сплюнул мне в лицо Рональд.

— Не хотел я этого делать Иван, но придется, — грустно сказал Валентин и подошел ко мне с шприцом в руках. Что там находилось, я легко догадался, похоже они смогли достать препарат, развязывающий любые языки, хотя по заверениям всех полицейских процедур, нужно было постановление специальной комиссии, чтобы применить его к заключенному.

Валентин, он подошел ко мне, заглянул в лицо и спросил.

— Спрашиваю последний раз, назови коды и все кончится. Ты ведь знаешь, что это?

Я кивнул, эвален был известен всем, правда имел множество последствий, вплоть до превращения человека в овощ.

— Я сейчас обкакаюсь, — заверил я их, краем глаза увидев, что танка в комнате нет!

Валентин слегка от меня отшатнулся, и беспомощно посмотрел на напарника.

— Рон?

— Похеру, коли быстрее!

Я стал дергаться на кресле, и чтобы удержать меня на месте, оба полицейских одновременно взялись за мое тело.

— "Удар, удар, удар".

Молнии сорвались с руки и заплясали по телам моих истязателей, они смешно задергались и поломанными куклами упали рядом. В комнате резко запахло озоном и горелым мясом. Никогда еще этот запах был мне приятен, как сейчас.

Перевернуть стул и подползти с ним к Рональду, который смотрел в потолок полностью безжизненными глазами оказалось труднее, чем я думал, но жажда жизни и осознание того, что я скоро буду свободен, придали мне сил, уже через двадцать минут я смог обрезать ремни кресла, используя мультитул, снятый с ремня полицейского. Освободив и ноги, я очень долго катался от боли, стонал и шипел, когда кровь стала полноценно приливать к моих затекшим конечностям. Когда я смог стоять на ногах, не корчась от боли, я подошел ко второму полицейскому, Зайцев также был мертв.

— Что делать? Двое мертвых полицейских, прямой путь на Луну.

Внезапно я услышал, как наверху хлопнула дверь и по полу забухали тяжелые сапоги. Танк вернулся!

Поставив кресло на место, я усадил на него похожего на меня Рональда, а тело Зайцева отволок в угол комнаты и метнувшись ко входу встал за косяком, предварительно выключив один из выключателей, чтобы комната погрузилась в полумрак.

Дождавшись, когда фигура в полицейских доспехах появится в проеме и окажется ко мне затылком, я выпустил в неё все оставшиеся заряды браслета, молясь всем богам, чтобы я смог пробить защиту костюма.

Не знаю, что помогло больше, мои молитвы или гений моего друга Паши, который соорудил очередное совершенное орудие убийства, но фигура сломилась и упала на пол. Я не теряя времени, стал снимать с него защитный костюм. Он предотвратил летальный исход зарядов для своего носителя, но человек оказался оглушен и пока он не пришел в себя, нужно было снять с его всю броню, и чтобы мне самому не попасть впросак, еще и одежду, ощупав его всего на предмет возможного скрытого оружия.

Не найдя ничего я раздел его полностью и всеми имеющимися ремнями в комнате накрепко прикрутил его в уже знакомому креслу. Поискав глазами шприц, я поднял его с пола и с удовлетворением убедился, что он не поврежден, отпускать третьего полицейского я уже не собирался. Ведь с двумя трупами полицейских на руках, свидетель мне был точно не нужен, но сначала, я хотел узнать все о том, что он знает.

Сознание к нему вернулось быстро, едва я поднес к лицу аптечку, которых было много на столе, Валентин запасся их в большом количестве, рассчитывая на долгие беседы со мной.

Понимание ситуации и то, где он оказался пронеслось на его лице. Увидев у меня в руках шприц, он попытался дернуться в кресле, но я быстро прикоснулся к его плечу и ампула без иглового шприца быстро опустошилась.

Через три минуты его взгляд прояснился, и он стал улыбаться, даже такому профану как мне стало понятно, что препарат подействовал.

— Полное имя.

— Николай Эдмундович Костин.

— Звание.

— Комиссар полиции, — он отвечал быстро и четко.

— Зачем меня задержали?

— Любой ценой узнать коды доступа к КС.

— Почему так уверены, что эти доступы у меня есть?

— От инспектора страховой компании Игорь Родина.

Тут я удивился.

— Откуда он узнал об этом?

— В кармане коего костюма есть флешка, которую он мне передал, там вся информация.

Пришлось мне отвлечься и покопаться в его одежде, хорошо еще мой коммуникатор, хоть и выключенный оказался на том же столе, что и оружия пыток. Включив его, я посмотрел информацию, хранившуюся на флешке.

— "Вот же…", — у меня не нашлось других слов, чтобы выразить свое отношение к этому пид@расу. Умная тварь нарывала все на меня и деньги, и постройка ЦОД и разговоры с Настей, он знал почти все, и я бы на его месте однозначно бы сделал такие же выводы, ведь то, что моя программа обретет сознание не мог догадаться никто.

Задав еще несколько уточняющих вопросов, я стал думать, что мне делать.

Полицейский был еще жив, но действие препарата заканчивалось, он стал обливаться потом, трудно дышать, но я все равно не мог поднять руку и просто его убить.

— Худ? — решил я попросить помощи.

— Да Иван, — в этот раз никакого показного игнорирования, он показался сразу. Оглянув помещение тяжелым взглядом, он посмотрел на меня.

— Тут нет записывающих устройств, что произошло?

Я вкратце посвятил его в свое "приключение" и попросил помощи. В отличии от меня он не раздумывал, я лишь увидел, как дернулся комплект полицейского доспеха, и раздавшийся выстрел из вмонтированного в доспех оружие закончил жизнь комиссара полиции. Видимо он взломал доспех и сам подключился к нему.

— Избавься от трупов, одежды, всего чего сможешь, в доме есть утилизатор, — приказал он мне, — я закажу кар, выйдешь из дома через двадцать минут, небольшой пожар скроет большую часть улик, а без тел, расследование не начнется. Кар довезет тебя до квартиры, воспользуешься процедурной дома, на тебе живого места нет.

Я был не в том состоянии, чтобы пререкаться с ним и молча принялся за дело. Оказалось, кухонные утилизаторы были на самом деле страшной вещью, в них легко исчезали как части полицейских костюмов, так и тела, которые пришлось разделывать на части. Рвоты уже не было, все что у меня было внутри давно оказалось на полу пыточной, но мерзость от проделанного еще долго мучала меня.

Закончив со всем, я еще раз спустился вниз, чтобы убедиться, что ничего не забыл, только после этого я вышел из дома и сел в арендованный Худом кар. Машина потихонечку вырулила на дорогу ответственных и стремглав понеслась по трассе. Голова сильно болела, поэтому на всякий случай я пристегнулся ремнем безопасности и тут же заснул, сказалась усталость от испытаний, выпавших на мою долю.

Я не знаю, сколько времени длился мой сон, только из его объятий меня выкинуло резкой встряской в кресле. Пока я соображал, что же происходит, мой кар впечатался в чей-то А0. Мы тандемом понеслись кувыркаться по тоннелю. Мне просто повезло, что мы столкнулись с образовавшейся кучей машин, при этом вторая машина была первой которая приняла на себя этот удар.

Картина, как я окажусь впечатанным в карболит и размажусь по нему лопнувшей консервой, тут же возникла у меня перед глазами. К счастью А0 кары обладали повышенной безопасностью, поэтому окружившая его целиком быстро затвердевающая пена спасла и его и меня от более серьезных повреждений.

С трудом открыв люк, я увидел тень кара такси летевшей к гигантской куче из машин, к которой присоединились и наши две. Звонкий удары от столкновения заставили меня быстрее двигаться, чтобы покинуть опасное место. Я пополз в сторону, цепляясь за выступающие части каров, стараясь не смотреть при этом на безжизненные тела пассажиров или фрагментов тел, которые то тут, то там, показывались из разбитых салонов каров. Рядом со мной раздался новый глухой удар, и следующий кар взлетел над кучей, выбив искры из машины, по которой я карабкался всего минуту назад. Из переднего стекла новой машины головой вперед, вылетел какой-то парень, и рухнул вниз на искореженный лист металлопласта так, что его голова практически отделилась от тела. Я с большим трудом удержался за очередной выступ машины, чтобы не свалиться с шатающейся конструкции из каров. Держаться было не удобно, я полу висел, пол устоял, пальцами сжимая выступы искорёженного металла, рискуя сорваться.

Звуки столкновений передвинулись внутрь трассы, кары перестали долетать до места, над которым я находился, поскольку свалка становилась все больше и больше. Оставаясь здесь я был в большей безопасности, чем туда, куда я собрался идти, поэтому я принял единственное решение, которое можно было принять. Я выбрал первый относительно целый, но пустой кар, залез в него сел в кресло. Закрыв глаза, я пытаясь представить, что же произошло.

— "Худ не справился с трассой? — мысль холодным ужом скользнула по позвоночнику, — а если это произошло везде?".

— "Если везде, то какие будут жертвы! Все федеральные трассы, все городские дороги для ответственных, такси пострадают все! Жертв может быть сотни тысяч, если не миллионы!".

— "Иван, спокойно давай проанализируем что же могло произойти?", — попытался я успокоить сам себя, — самая вероятная причина, что Худ или не справился с управлением центра авто руления, либо произошел какой-то сбой в его работе".

— "Не хватка мощностей Худа могла возникнуть из-за DDOS атаки его серверов, или геокатастрофе затронувших множество ЦОД страны? Маловероятно. Худ распределил вычислительные мощности, а землетрясение или наводнение могло коснуться одной — двух площадок. ЦОД — ы вообще не строили в сейсмоопасных или прибрежных районах. Отключение электроэнергии подстраховывалось топливом из сланцевых природных материалов, которое хоть и было дорогим в производстве, но использовалось техникой ЦОД специально для резерва. DDOS атаки не совершались уже давно, этот термин пришедший из раннего периода развития информационных сетевых технологий, в общем виде рассчитан на генерацию трафика с коэффициентом положительной обратной связи. Когда протоколы коротких пакетов, с преднамеренно не верной адресацией начинали ходить в сети по кругу, вызывая отклик генерации длинных пакетов, которые забивали память маршрутизаторов и каналы резко возросшими объемами передаваемых данных. Такие атаки совершались злоумышленниками в целях нечестной конкуренции, или фирмами продававших услуги защиты от DDOS атак, но с постройкой множество ЦОД — ов социум выделил средства на борьбу со всеми видами сетевых атак. Потенциально опасные короткие пакеты переработали так, чтобы вставить в них маркеры не производительности, а сетевую адресацию разбили по географическому принципу. Если атаки начинались, сервера сети по счетчикам — маркерам отслеживали короткие пакеты, понапрасну занимающие их ресурсы, а зная географию возникновения атаки, её источники быстро ликвидировали или перенаправлением трафика, или вовсе отключением от сети".

— "Нет, это точно не сетевая атака и не катастрофа, — решил я, но на этом у меня закончились и мысли о возможных причинах катастрофы. В любом случае скоро прибудут аварийные службы, СЭС, страховой и начнут разбирать завалы."

Усталость и нервные потрясения дня дали о себе знать, и я отключился, провалившись в сон.

— Здесь выживший, срочно носилки!

Раздавшийся громкий крик и шум открывания двери вырвал меня из объятий сна, открыв глаза я увидел обеспокоенное лицо спасателя, которое расцвело улыбкой, едва он увидел, что я вижу его. Ко мне бросились какие-то люди, и погрузили меня на носилки, быстро понеся куда-то вниз. Я посмотрел по сторонам, круг стояло скопление полицейских машин, строительной спецтехники, среди них были видны два автомобиля с портативными кабинами авалетотутографа.

— Вам требуется помощь! — безапелляционно заявила женщина с бейджиком СЭС на костюме, увидев мою распухшую, фиолетового цвета физиономию.

— Назовите себя, для оформления вам страховой выплаты, — мужчина в строгом костюме страхового агента нацелился в меня сканером биополя.

— Павел Алехин, — буркнул я первое что пришло в голову.

— Но… — продолжить толстяку не дали, а ведь он явно хотел сказать, что мой оттиск биополя явно не соответствовал его базе полю моего друга.

— Пойдёмте, я отведу вас в авалетотутограф, — отодвинул его плечом дюжий полицейский лейтенант, — не ведешь человек едва живой, сначала пусть его вылечат, крыса канцелярская.

Я повернулся к офицеру и пошел с ним, толпа расступилась, давая нам пройти. На душе у меня заскребли кошки, все-таки были среди полицейских хорошие люди, и то, что мне пришлось убить троих его не самых честных коллег все равно корябнуло мне по сердцу.

— Офицер, спасибо вам за помощь, — поблагодарил его я, прежде чем зайти в кабинку авалетотутографа.

Он лишь кивнул в ответ и поспешил к завалу из машин, сегодня ему предстояло еще много поработать.

Когда процедура была закончена, я вышел и под шумок быстро скрылся в толпе зевак, пока ко мне не подошли страховые агенты и журналисты, которых скопилось у полицейского ограждения во множественном числе. Один из стоявших в толпе зрителей согласился подбросить меня в сторону МКД моих родителей. Я решил поехать наконец к ним, столько собирался и теперь точно было пора, пока я не вляпался в какое-то очередное приключение.

Парень посадил меня в кар, я сказал координаты назначения и мы поехали.

— Много там погибших? — он повернулся ко мне.

— Весь туннель забит, сотни жертв, — мне не сильно хотелось распространяться по этому поводу, но он помог мне, поэтому пришлось удовлетворять его любопытство.

— Я когда в блоге увидел кадры аварии мне стало страшно, я сразу поехал, чтобы хоть как-то помочь. Повезло тебе, еще легко отделался, говорят на всех трассах твориться подобное, но в туннелях самые страшные аварии произошли.

— Да.

— Или наоборот, не повезло, не хватило пары секунд, чтобы миновать катастрофы. Это почище "Кровавого ланча" будет.

Не все слова этого общительного парня мне были понятны, но я согласился.

— Да.

Так, поддакивая водителю, мы доехали до цели поездки. Поблагодарив его, я просился и вышел к дому родителей. Не виделся я с ними в реале почти два года, сначала стал редко навещать из-за работы, потом из-за того, что мама решила заботу обо мне и каждый раз, когда я приезжал у неё была в гостях какая-то мамина знакомая с "очень хорошей дочкой". Девчонки пару раз были даже нормальными, но были и те, кто смотрел мне в рот и поддакивал любой херне, которая оттуда вылетала, явно натасканные на то, чтобы я повелся на их внимание и тела.

Отец сильно постарел, крепкий русский мужик, привыкший во всем полагаться только на себя и не признающий никаких подачек от жизни, он очень переживал за меня. Он очень похудел, черты лица заострились, седина блестела не только на висках, но уже по всей голове.

Он молча обнял меня, потом взял за плечи и грустным взглядом осмотрел меня с головы до ног.

— Давно тебя не было сын.

Отец загадочно улыбнулся.

— Мы увидели кадры репортажа об авариях, и твою физиономию не могли не узнать, ты бы видел, как рыдала мать, когда поняла, что это ты и живой. Дернул же тебя черт ехать в город, жил бы у деда!

Не успел я сказать ни слова, как он потянул меня в дом.

— Пойдём, тебе ждет внутри сюрприз.

Я удивился.

— "Кто кроме мамы мог меня ждать?".

Отец молчал до последнего, лишь загадочно улыбаясь, но когда я увидел, кто меня ждал за столом, я едва не закричал от радости. Конечно сначала я обнял маму, и она расцеловала мне все лицо, но потом я быстро перешел к Насте.

— "К черту слова!" — я стремительно сгрёб Настю в охапку и прильнул к ее губам, а она ответила на мой поцелуй!

— Мама, папа, познакомьтесь — это моя невеста!

Настя покраснела, но встретила шагнувших к нам для поздравлений родителей яркими лучиками радостного блеска своих больших раскосых глаз. Мы сели за стол, оказалась кадры аварии увидели не только мои родители, но и Настя, которая испугавшись за меня обзвонила всех моих знакомых, но нигде меня не оказалась, тогда она поехала к моим родителям, в надежде на то, что я окажусь у них, раз больше нигде меня не было, и оказалась права.

Мама устроила для нас настоящий праздник живота. Вся возможная еда была привезена к нам домой из сетевых ресторанов, она все накладывала и накладывала мне разной снеди в тарелку, пока тяжесть съеденного не начала вдавливать меня в диван. Алкоголь родители не употребляли и на столе стояли только соки и минералка, которые я употребил в достаточном количестве, заполняя не многие паузы во время оживленной болтовни за столом.

В какой-то момент родители оставили нас одних, чтобы мы смогли поговорить.

— Спасибо, — я не знал, что еще сказать девушке, ведь если бы не сегодняшняя встреча, я думал, что между нами все закончилось.

Она молча прильнула ко мне.

— Настя, что произошло у вас со Стасом? — решил я поинтересоваться немного спустя, когда мы нацеловались вдоволь, — и почему ты сказала, что я его к тебе прислал?

Девушка нервно отреагировала.

— Я не желаю об этом говорить!

— Любимая, Стас вырос избалованным дитятей, не умеющим отвечать за свои поступки, ни я, ни его мать не знаем, где он и что с ним. Что у вас с ним произошло? Он тебя обидел?

— Ваня, мало тебе полгода тюрьмы? Не для того я к жениху приехала, чтобы из-за какого-то мальчишки снова тебя потерять, — она ободряюще положила руку мне на плечо и подставила губки для поцелуя.

— Да, — сказала мне Настя, после того, как наши уста разомкнулись, — я согласна быть твоей.

— "Как!?".

Я так разволновался, как девственник — школота, которому взрослая девушка предложила заняться любовью. Куда ее вести? Квартира родителей явно была не лучшим вариантом.

— "В моей и её квартире прослушка, в комнату отеля свиданий? Свою суженную? Да никогда".

— Ты чего, Иван? — Настя с удивлением уставилась на мое задумчивое лицо, — о чем задумался?

— О тебе, о том где мы с тобой будем жить, — честно ответил я.

— Можно у меня, моя же квартира больше твоей.

— Я узнал, с помощью Худа…

— Кого?

— Не важно, потом расскажу подробности, что твоя и моя квартиры под негласным наблюдением полиции, из-за Энтони.

— Это что, они все это время смотрели за мной?! — возмутила девушка, — они не имели права!

— Я же просил Тоню сказать тебе об этом, — удивился я её незнанию.

— Говорила, что не надо лишнего болтать "и у стен могут быть уши", но я не предала этому значения.

— Да, тогда мы тебе надавали таблеток, чтобы ты успокоилась.

— Ага кто-то потом, зато в тюрьму угодил, на целых пятьдесят лет! — Настя надула губки, и я обнял девушку.

— Все же выяснилось и меня полностью реабилитировали, попытался защититься я, — на меня и полицию напал киборг, только никто этого не заходил понять, только после пере расследования и анализа трупа все поняли, что произошло.

— Я рада, что все закончилось, — она придвинулась еще ближе, вжимаясь в меня, — поедим уже?

— Сейчас, закругляем встречу с родителями, и я иду тебя "провожать".


Глава 10. План Барбаросса | Год Вэй. Гильдия Реальности | Глава 12. Адепты реальности