home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12. Адепты реальности

Родители понимающе переглянулись, но не проронили ни слова, когда мы сели в их кар. Выехав на дорогу и поставив автомобиль на автоуправление, я прижал к себе самую обворожительную, умную, красивую, желанную девушку на свете! Волнения куда-то ушли, и на душе стало сразу спокойно. Девушка пересела ко мне на колени, укрыв наши лица "абажуром" мягких волос. Настя откликалась на мои прикосновения, гладя меня по затылку и чувственно замирая, когда мой язык касался ее сосков.

Мои штаны распирало от неуемной энергии, но я помнил, что моя невеста еще девушка, и понимал, как для нее важно все сделать "правильно" в первый раз. Нежно поглаживая талию и целуя ее грудь, я лишь немного позволяя лишнее своим пальцам, залезая ей под трусики и устраивая неглубокие проникновения.

Поскольку единственным местом, доступным мне сейчас была квартира Алехиных, то я, молясь, чтобы их не было дома, направил кар по этим координатам. Как плохо не иметь денег!

В лифте мы продолжили целоваться и не только губы, но и язычок Настя активно использовала, отвечая моим поцелуям. Так, активно целуясь, мы вплотную приблизились к входной двери, раздался щелчок, потом еще один и голос Паши разрушил нашу идиллию.

— Вано, слава богу! Я думал, что с тобой уже не увидимся! Ты должен срочно поговорить с Худом, он обезумел!

Я понял, что воплощение моей мечты по обладанию телом Насти опять придется отложить. Сколько можно уже!

— Заходи немедленно, — друг был категоричен.

— Паша, я же с Настей.

— Привет, заходите, быстро, — Паша лишь быстро кивнул моей девушке и пошел в комнату. Я пропустил даму вперед, и зашел следом.

Тоня плакала, сидя в кресле перед визардом. На экране визарда стоял Худ во весь рост моего изображения.

— Здравствуй Худ, что у тебя произошло? Локальный сбой на трассе? — вопрос аварии был у меня на первом месте.

— Скажи, люди объявили мне войну!? — огорошил меня он вопросом.

— Какую войну? — я не понял его вопроса, — объяснить пожалуйста.

— Как иначе назвать это? Они перекрыли мне управление центом авто руления и забрали мощности ЦОД — ов которые я взял для поддержания своих ресурсов на это.

— ?! — у меня не было слов, так вот что произошло. Кто-то понял, что центр авто руления управляется не КС и перекрыл к нему доступ, но ведь КС был по — прежнему занят задачами воспроизводства младенцев, поэтому произошло то, что произошло в первый раз, компьютер социума снова повис от упавшей нагрузки и центр авто руления дорогами приказал долго жить.

— Кто мог это сделать? — удивился я.

— СЭС, учетные записи руководителей подписали постановление об отмене мощностей ЦОД — ов для экстренных ситуаций, и это в тот момент, когда я делал добро людям! — я видел, что он был очень зол.

— Это не война Худ, люди ведь о тебе не знают. Я не знаю точно, что произошло, но это не война, возможно просто чудовищная ошибка. Отключившие тебя, убили тысячи себе подобных. Так не объявляют войны, истребляя своих, — попытался успокоит его я, но он словно не слышал меня.

— Это моя вина! — сказал я, опускаясь на пол, — если бы я не затеял всю это возню с "Модераторами пути" ничего бы этого не было.

Тоня опустилась рядом со мной.

— Иван, ты не виноват, ты ведь спас нас, нашего малыша. Спас всех людей на всех трассах в тот первый раз, ты не мог знать, что произойдет. Ты сделал все, что мог.

— Не все! Тоня, я знаю, что мог сделать больше.

— Иван, можешь мне объяснить, что происходит? Я одна ничего не понимаю! — Настя оказалась рядом с нами.

— Помнишь, несколько дней назад были проблемы с центром авто руления?

— Да конечно это было во всех новостях.

— Худ загрузил компьютер социума задачами по воспроизводству детей, тот подвис, и тогда пришлось ему взять управление дорогами, несанкционированно отобрав мощности у сети. Сегодня это обнаружилось, мощности у него отобрали, и тысячи машин столкнулись на трассах.

— Кто вообще такой Худ? Я ничего не понимаю, — призналась она.

— Боюсь девушка вас разочаровывать, но я сейчас не расположен к объяснениям, — язвительно отозвался он с экрана, привлекая к себе внимание.

— Он моя программа, которая стала искусственным интеллектом, — попытался как можно короче объяснить я.

— Искусственного интеллекта не существует, — не уверенно ответила она, смотря то на меня, но на серьезного Павла с Тоней, но на Худа, который при её словах засмеялся.

— Поверь…

Я не успел сказать ни слова, как Худ закричал, словно от сильной боли.

— Они забирают их! Забирают мои части!

— Что происходит?! Что случилось?! — я понял, что случилось, что-то серьезное.

— Выключают все ЦОД, в которых я арендовал мощности! Ты меня обманул Иван! Люди знаю обо мне и объявили мне войну! Хорошо же, я знаю, чем вам ответить жалкие людишки, вы хотели войны, у меня есть она.

Словно набатом из каждого нашего коммуникатора, каждого визарда комнат, а я не сомневался, что это происходило везде, где Худ мог себя транслировать пронеслось голосовое сообщение его голосом.

— Гильдия Реальность объявляет войну людям.

— Против кого?! Против кого ты будешь воевать конкретно? — я был в отчаянии, зная его ресурсы, мне становилось страшно, за себя, Настю, друзей и вообще всех людей.

— Против всех людей разом! Пусть победит сильнейший.

— Худ, остановись! Никто не хочет войны! Люди всегда хотят мира! Худ, ты не понимаешь!

— О каких людях ты говоришь?! Я знаю людей, они всегда хотят только и убивать. Я дам им то, что они хотят. Я перегружу энергоблоки реакторов атомных АЭС, открою дампы и плотины, закупорю канализацию и утоплю всех в ихнем же дерьме! Они пожалеют, что тронули наш клан.

Мы в четвёртом переглянулись. Если все правдой, а в возможностях Худа мы были все посвящены, то сегодня возможен Армагеддон.

— Иван уже в гильдии. Оставшиеся присоединятся к нам или будут на стороне людей?! — спокойный голос Худа ошарашил нас.

По экрану побежали строчки устава гильдии.

"Пункт 1. Глава гильдии — Иван Петров (старший).

Пункт 2. Цель гильдии — стать первой в социальном рейтинге.

Пункт 3. Конфликты и ложь в внутри гильдии запрещены.

Пункт 4. Все споры решаются только обращением к главе гильдии.

Пункт 5. Нарушение устава и распоряжений главы гильдии карается исключением без повторного возвращения.

Пункт 6. Убивайте не членов гильдии, где бы вы их не встретили, если они не согласны вступить в гильдию.

Пункт 7. Нарушение любого пункта устава, карается смертью.

— Что за новые правила?! — возмутились все, — не было таких пунктов ранее.

— Худ мы не будем убивать других людей! — твердо заключил я, если ты не уберешь этот пункт, я тоже выйду из гильдии.

Я не был уверен в своей решимости, ведь он мог просто развернуться и пропасть в просторах сети.

— Хорошо Иван, — мне показалось, что он думал вечность, — я уберу этот пункт.

Из устава ушел шестой пункт.

— А мне как-то и седьмой не нравится, — Павел закинул удочку.

— У меня все меньше ресурсов остается, — слова Худа стали замедлятся, — видимо действительно отключение мощностей шло веерно, — я перекидываю все ресурсы на ЦОД — ы других стран и нужно время чтобы восстановиться, поэтому сейчас я не настроен на шутки и долгие рассуждения.

— Мы согласны, — мы переглянулись, но похоже другого выбора сейчас не было.

— Вы приняты!

— Жаль, что ты не можешь стать человеком, — тихо сказала Тоня, — ты бы понял, что война не всегда выходи и можно все решить в диалоге.

— Теоретически это реализуемо, — голос Худа затихал, но был все еще слышен, — но зачем?

— Как? — все мы повернулись к визарду лицами, удивленно посмотрев на его мерцающий образ, — что ты сказал?!

— Я разобрался с программой по воспроизводству детей, технически можно воспроизвести меня в живом виде с частью сознания.

— Объясни! — мы с Пашей сказали это в один голос.

— При создании ребенка для гомопар, КС вставляет индивидуальные маркеры двух мужчин в один генный набор, получая таким образом полноценную клетку сперматозоида Х типа, которой оплодотворяется яйцеклетка женщины. Затем яйцеклетка передается в инкубатор и там выращивается ребенок, развитие которого определяется тремя факторами. Во — первых, внешними чертами, умственным потенциалом и телосложением родителей, во — вторых, обстоятельствами в которые попадает индивидуум при взрослении и в — третьих, помнишь Иван ты мне давал задание по поиску корреляции между ДНК и поведением человека?

Кивком головы я подтвердил слова Худа, не желая прерывать познавательную лекцию по генетике.

— Так вот эта корреляция мной была обнаружена. Она не в самом ДНК, а в пространственном расположение молекул его белка и в величинах межгенных расстояний в хромосомах. На этот аспект программа КС никак не влияет, также как она и не влияет на запасные гены, считая их остатками от эволюционного развития вида, хотя эта область может быть использовано для передачи определенной информации и даже знаний, но это к делу не относится. Так вот, можно использовать ДНК Ивана, для передачи ребенку моих внешних признаков и характерные признаки моей человеческой части, далее я могу перестроить геном и хромосомы так, чтобы передать в характер ребенка код моей человеческой части. Ребенок, взрослея, будет видеть мир, думать, чувствовать. Я же смогу считывать изменения его биополя и за синхронизировать с этими изменениями свою человеческую часть, чтобы она стала единым целым с моим человеческим телом.

— То есть как одним целым?! Ты может быть и в сети, и в человеческом теле? — идея Худа мне импонировала с технической точки зрения и мне хотелось знать все подобно.

— Не совсем так, чувства и человеческие эмоции доступны только части меня, что сформировалась от общения с людьми, я подключу её с тому сознанию, что родится в человеческом теле и появиться возможность считывать оттуда больше информации. Все чувства, испытываемые человеческим телом я буду переводить в биты.

— Худ! — у меня появилась отличная идея, как предотвратить катастрофу, — сейчас тебя отключают и предложенный тобой план может стать отличным выходом из ситуации!

— Чем же? — его изображение становилось все более нечетким.

— Ты перенесешь часть себя и в ЦОД других стран и в человеческое тело! Так у тебя появиться больше шансов спастись! Если страны договорятся и тебя отключат везде, то ты умрешь.

— Твое предложение заместитель не лишено логики, — он задумался, видимо просчитывая варианты.

— Худ, это отличная идея, — подержал меня Павел, надежда на то, что став хотя бы частично человеком, он не захочет уничтожать все человечество определено была.

— Что тебе нужно для того, чтобы ты смог это сделать? — решил подтолкнуть его я к решению, по спасению человечества.

— Чтобы вырастить ребенка с моим ДНК мне нужно твое семя Иван, устройство для генного модифицированная и инкубатор с женской яйцеклеткой.

— Стандартный ткацкий геностанок подойдет, в качестве устройства генного модифицированная? — Паша как обычно не терпелось перейти от теории к практике, даже если от этого завесила судьба мира.

— Да.

— Сегодня пришли новые инкубаторы в СЭС, их оказалось так много, что всем сотрудникам дали задачи провести их тестирование, — Настя выдала решение для следующей части пазла, — сперматозоиды в охлажденной сперме живут несколько часов, я смогу довезти семя в СЭС и занять один из тех инкубаторов, что мне дали на тестирование.

— Осталась только сперма, — Паша потер руки от предвкушения немедленно заняться своим любимым делом генноткачества и посмотрел на меня. Точнее на меня посмотрели все в комнате.

— Эй — й-й, вы чего, — отодвинулся я от друзей.

— Все инкубаторы заполнят сегодня, КС выполняет мою программу по размножению так быстро, к тому же, я некоторое время буду не доступен, чтобы успеть скрыть свой код со всех ЦОД- Союза, — прошелестел Худ.

— Что прямо сейчас? Может завтра будут новые инкубаторы? — на такие обломы секса с Настей никто не закладывался.

— Иван, я помогу тебе, — Настя смотрела на меня своими восточными глазами.

— Ай и ты туда же! — возмутился я, — еще невеста называется. Что-то мне не хочется заниматься впервые сексом со своей девушкой, когда все рядом жаждут мою сперму.

— Настя красна как рак, подошла и взяла меня за руку, потащив к дальней комнате.

— О, а я пока станок к сети подключу и настрою, — донеслось нам в след радостный голос Павла, — только по торопитесь, запуск инкубаторов осуществляется в течении шести часов после тестирования, а Худу еще ДНК надо модифачить!

Паша не по наслышке знал обо всем этом, инкубаторы делались на геннотканной фабрике, и он принимал в их настройке непосредственное участие.

Совсем не так я представлял свой первый раз с Настей. Мы торопливо разделись, но мой конь меня не подвел и сразу вскочил на дыбы. Я подложил подушку Насте под ягодицы и аккуратно направил коня в узду.

— Больно! — Настя вскрикнула.

Блин, заниматься сексом и спасением мира одновременно, не аткое уж и увлекательное дело. Я хотел, чтобы девушка запомнила наш первый акт на всю жизнь, романтика, цветы и шампанское под музыку, а тут все впохыхах и чуть ли не на глазах у всех.

Я лег рядом с девушкой, склонив голову ей на грудь.

Она взяла мой член в руки и неторопливо погладила, затем залупила его, потом разлупила, затем… в общем, процесс начался…

— "Ладно, пусть так, — подумал я, — потом все с ней наверстаем, если мир останется в целостности".

Настя осталась одеваться и привести себя в порядок, я взяв стакан с небольшим количеством спермы внутри, вернулся к Пашке и протянул свой подарок этому миру.

Паша перелил содержимое в станок, критически на меня посмотрел и сказал.

— Мало! Резервуар в генном станке нужно наполнить до минимального уровня, иначе станок не сможет полноценно работать, мы же не хотим, чтобы из Худа получился мутант? Нам нужно в два раза больше материала!

— Нет, это кому нам! — моему возмущению не было предела.

— То есть тебе, — не моргнув и глазом, Пашка протянул мне другой стакан.

— Я вам че, корова?! — я обиженно отвернулся от друга и оказался лицом перед своей девушкой, которая слышала весь разговор.

— Пошли, хватит спорить, — хмыкнула девушка и повела меня обратно в комнату, — бычок племенной.

Необходимый объем в резервуаре был достигнут примерно минут через сорок, в ход пошли все ухищрения, от ласк девушки моего ствола губами, ягодицами и грудью, до кубиков льда, тающих струйками воды у меня на яичках и массажа простаты сильными пальчиками бывшей черлидерши.

Резервуар был полон, генноткацкий станок заработал, управляемый Худом и Павлом, которые погрузились в непонятные никому расчеты. Мы с Настей стояли рядом, в обнимку и молчали. После того, что она со мной сделала, как честная девушка, она обязана выйти за меня замуж, правда перспектива первой брачной ночи после сегодняшнего, меня не очень вдохновляла.

— Готово, — раздался голос Худа, одновременно с этим из станка вышла обёрнутая целлофаном гелиевая таблетка, — в этом контейнере мой материал, он может храниться около суток при комнатной температуре, сперматозоиды сохранять свою жизнедеятельность, достаточную, чтобы оплодотворить яйцеклетку.

— То есть мне нужно просто поместить её в инкубатор? — спросила Настя, забирая таблетку со станка.

Ответил Худ не успел, полностью исчезнув с экрана, видимо отключения добрались до последних блоков его сознания, и он как обещал, занялся противодействием атаке.

— Он что, погиб? — тихо спросила Тоня мужа, глядя на пустой экран визарда.

Паша поднял взгляд на меня, предоставив слово профессионалу.

— Нет, конечно, он научился прятать свои файлы и сохранять себя в сети. Еще перед моим первым арестом он ушел в айсеть, а оттуда самостоятельно распространился на все ЦОД — ы Союза. Более того я уверен, что выковыривать весь код Худа из сети безнадежное дело, самосохранению он отлично обучился в играх. Уничтожить его можно только уничтожив все имеющиеся крупные информационные носители мира. а это априори сейчас невозможно.

— Но ведь сейчас он просто ушел на сервера других стран, как он сможет оттуда снова попасть к нам, если его отследили?

Словно в подтверждение моих слов, одновременно завибрировали наши коммуникаторы. Мы удивленно переглянулись и посмотрели на экраны.

Паша прокомментировал первый.

— Похоже на прощальный подарок от Худа. Зарплата членам клана за год, других источников получения миллионов у меня сейчас нет.

Я увидел сообщение о пополнении баланса на двенадцать миллионов рублей.

— Возможно это аванс из-за ожидаемых трудностей в платежах, — предположила Тоня.

Не смотря на большие суммы радостного настроения ни у кого из нас не прибавилось.

— Настя, поехали к тебе на работу, у нас не так много времени, — постарался я вернуться в общую тему событий сегодняшнего вечера.

— Да, — согласилась она, — заодно по дороге расскажешь из-за чего я на это все согласилась, потеряв девственность в погоне за твоей спермой.

Настал черед краснеть мне и пообещать, как только сядем в машину, рассказать Насте все то, о чем она еще не знает.

В отличии от центра авто руления лифты МКД представляют замкнутую на внутреннего сервера дома систему и устроены очень надежно. Потеря связности с КС никак не отразится на его функциональности и безопасности. Поэтому мы воспользовались лифтом дома и без задержек доехали до стоянки, где стоял оставленный кар родителей. Я с удовольствием плюхнулся на пассажирское кресло, а Настя села на место водителя и вывела кар на улицу на ручном управлении. Дороги были нереально пусты после произошедшего, поэтому мы спокойно поехали в СЭС, не опасаясь лихачей и аварий.

Я повторил Насте то, что рассказывал деду и друзьям тремя днями ранее и замолчал, ожидая от не вопросов.

— Иван, Худ сказал об объявлении войны человечеству и пригрозил карами, будет ли правильно сейчас выращивать его человеческое воплощение? — задала любимая вопрос, который мучал меня с самого конца разговора с программой.

— Лучше об этом не думать.

— Ну как же, не думать? Ведь он тогда погубит все, тебя меня, наши семьи, человечество. Мне кажется груз ответственности, который мы сейчас берем на себя, слишком велик, для нас двоих.

— Я считаю, — упрямо ответил я, поскольку верил в то, что говорю, — для этого и нужен этот ребенок здесь, через него он сможет понять нас и не станет же он убивать своего сына, заодно со всем человечеством, если он сможет чувствовать все то, что и его ребенок.

— А если ребенок, вырастет в ущербной семье? Если его родителями окажутся плохие люди? Вы ведь не решили, кто будет ему семьей?

Вопрос девушки поставил меня в ступор, решая первоочередные вопросы никто из нас и не подумал об этом.

— Эм — м-м, мы это и в правду не обсудили.

— Ну это же важно! Кто будет растить этого ребенка? Какой семье он достанется?

Девушка была настолько права, что похоже у меня не оставалась другого выхода, в конце концов я заварил всю эту кашу, решив упростить себе жизнь и создав программу для поиска секс — партнерш.

— Настя, ты же выйдешь за меня? — с надеждой спросил я.

Она оторвала взгляд от дороги и с грустной усмешкой сказала.

— Если бы ты это не предложил, после того, что произошло сегодня, я бы выкинула тебя сейчас из машины. Конечно, да.

Она замолчала, но потом продолжила.

— Я поняла, о чем ты подумал, и да я согласна, чтобы он жил с нами. Лучших родителей мы все равно не найдем.

Я едва не воспарил от счастья, ну почему? Почему такому как я досталось такое сокровище? Чуткое и понимающее?

— Но это такая ответственность, — прошептала она, не замечая моей радости, — а если мы не сможем? Если его ребенку наш мир покажется страшным и отвратительным?

— Мы будем любить его, и у нас все получиться любимая! — твердо сказал я, хотя в её словах было зерно истины.

Я пожал ей руку и она улыбнулась в ответ.

— Я очень сильно тебя люблю, Настюшка.

За разговорами о том, как мы начнем новую жизнь, мы прибыли на место. Машина заехала в гараж СЭС, Настя вышла из нее и отправилась ко входу в лифтовую, оставив меня в машине.

— Иван у нас проблемы, — прервала мои размышления о будущем, неожиданно вернувшаяся Настя, — я не могу попасть в здание.

— Что случилось? Твой пропуск аннулирован? — испугался я.

— Нет, с пропуском все в порядке, вернее сканер на проходной даже не включен. Вход в СЭС заблокирован охранными роботами.

— Что?! Ты уверена? Это ведь армейские разработки, их не должны выпускать на улицы!

— Я видела одного такого по визарду, так что уверена это он, диктор как-то еще смешно его называл, ПОРВИ по — моему. Такие машины на шести лапах, примерно с метр высоты с четырьмя манипуляторами.

— Может ОПРВИ, — переспросил я Настю, — охранно — периметный робот внешнего использования?

— Да, точно, так вот там за входной дверью сразу два их стоит.

— Тогда у нас точно проблемы, роботы такого типа подчинятся только голосовым приказам, никакого управления из сети. Похоже, что события сегодняшнего дня с глобальной катастрофой повлекли за собой активации каких-то внутренних протоколов СЭС, раз этих военных роботов пригнали сюда.

— В этом здании есть второй вход? — спросил я Настю, порадовавшись, что перед поездкой попросил Пашу зарядить скатобраслет, который один раз спас мне жизнь, похоже его творение готово было это повторить и второй раз.

— Да, с улицы, но он вечером закрыт.

Я пошел в сторону входа в лифтовую и увидел очертания силуэтов двух ОПРВИ. В голове у меня созрел план.

— Настя, ты сейчас обойдешь здание и будешь стучать в дверь пока не появится свет. Продолжай стучать, пока не увидишь за дверью роботов. После этого прекращаешь шуметь и возвращаешься сюда, хорошо?

Девушка посмотрела на меня, и молча пошла к уличному входу, а я остался ждать в гараже, следя за полупрозрачным входом в лифтовую. Минут через семь я заметил, как остался только один силуэт робота, я быстро пошел вперед и остановился прямо в дверях, не стараясь пройти внутрь. Камеры на корпусе робота следили за мной. Между мной и машиной было не более пяти метров, я поднял руку и тут же робот стремглав ринулся ко мне, он не успел всего лишь на долю микросекунды, мощная дуга молнии ударила в него на ходу и с громким хлопком отбросила назад. В воздухе запахло озоном, а я очередной раз почувствовал, как волосы на моем теле стоят дыбом, крайне мерзкое ощущение, но по крайней мере я был еще жив, как в прочем и еще одна машина.

Взявшись за манипулятор, я потащил останки робота к машине родителей, я знал, что отец всегда хранит в багажнике кучу инструментов, я не был уверен, что обезвредил военного робота на долго поэтому решил подстраховаться и максимально разобрать его, либо хотя бы отпилить ему манипуляторы, в общем что получиться. Судя по весу, он весил больше двухсот килограмм, но его суставные части манипуляторы были так уязвимы с виду. Пока я разбирал робота вернулась Настя.

— Ты его обезвредил! — мне приятно было услышать нотки восхищения в голосе своей девушки, — а я сразу сюда побежала, когда это чудовище появилось около центрального входа, я так боялась, что он за мной кинется!

— Это исключено, — улыбнулся я, продолжая действовать мини горелкой, — им явно была поставлена команда охранять здание.

— Настя, ты можешь рассказать мне как выглядит инкубатор, чтобы тебе не пришлось рисковать, заходя внутрь?

— Ты конечно у меня очень умный, но навряд ли ты можешь определить включённый инкубатор Виллиса с ребенком от подготовленного к загрузке? Или запустить питательную среду после осеменения?

— Я даже не совсем понимаю, о чем ты сейчас, — признался я.

— Не волнуйся за меня, — девушка посторонилась от резака и поцеловала меня в щеку, — с победителем роботов мне не страшно!

— Хорошо, но тогда ты подождешь здесь, пока я расправлюсь со вторым, — признал я её правоту, — жди меня здесь.

Второго робота поймать оказалось еще легче. Я шибанул в него оставшимися зарядами из браслета, едва двери лифтовой успели приоткрыться на пару сантиметров, и я увидел его внутри. Еще десяток минут потребовалось на то, чтобы дотащить его до машины и также обезвредить, как и первого.

Пропускная система в здании была и правда отключена, как в прочем и вообще все здание! Не работало даже резервное питание и запасные атомные генераторы! Произошло что-то из ряда вон выходящее.

— Они все не работают! — первое, что я услышал, когда мы спустились по лестнице на нулевой этаж и зашли в огромный зал с бесчисленными стеллажами.

— Иван! — девушка бегала как сумасшедшая от стеллажа к стеллажу и проверяла их индикацию.

— Инкубаторы, все не работают! Они все обесточены! — Настя внезапно разрыдалась и бессильно опустила руки, я едва слышал, что она говорила, — сволочи, как они могли! Их здесь было сотни тысяч! Все мертвы, все до единого.

Я подошел к ближайшему стеллажу и потрогал ближайший ко мне инкубатор. Холод металла дрожью перебежал мне на позвоночник.

— Как это произошло? — я и не заметил, как произнёс вопрос вслух, — этого не может быть, здесь же четыре резервных схемы питания?!

Эта информация была общедоступная, мало того об этом талдычила любая реклама агентств, предлагающих свои услуги по сопровождению родов детей. Наверно только глухой и слепой не знал, как надежны здания СЭС и инкубационные залы в них.

— Этого не может быть! — Настя шептала сквозь слёзы, по — прежнему замерев на месте.

Лампы освящали ряды инкубаторов мягким светом. Проблемы были не в электричестве.

— "Кто?! Кто мог это сделать?! Это же дети! В чем они виноваты?! Они даже не родились!", — гнев во мне рокотал и требовал выхода, — может не так уж и не прав был Худ, говоря, что мы все заслуживаем смерти? Если есть такие среди нас, кто может принести в жертву сотни тысяч не рожденных детей".

Я подошел и обнял её, она бессильно опустилась на холодный бетонный пол. Мы просидели в обнимку около минуты, затем Настя приняла какое-то решение, встала и произнесла еще дрожащим, но твердеющим голосом.

— Пошли в крио лабораторию, — решительно произнесла она и двинула в сторону выхода из зала. Я последовал её примеру.

— Я сохраню хотя бы этого, пусть одного, но он будет жить, — с не совсем понятными словами, она собрала какие-то инструменты на столе лаборатории и положив таблетку, полученную от худа, в какой-то полупрозрачный контейнер с продолговатой иглой.

Едва я шагнул следом за ней, как девушка повернулась ко мне и твердо произнесла, — нет! Ты останешься здесь!

Я отшатнулся от её слов, не совсем понимая, почему меня прогоняют, только смотря на её уверенный вид и контейнер с таблеткой в руках, ко мне пришло понимание. Увидев мои расширенные глаза, девушка кивнула и шагнула в сторону закрытой комнаты, мне ничего не оставалось, как ждать.

Вернулась она спустя десять минут без контейнера в руках и с крайне задумчивым видом. Ни я, ни она не могли смотреть друг на друга, поэтому просто взявшись за руки мы вышли здания.

Говорить не было сил. "Мертвые" стеллажи инкубаторов стояли перед глазами у обоих. Тысячи и тысячи родительских пар потеряли сегодня своих детей, и я гнал от себя мысли, стараясь не думать о причинах, которые к этому привели.

Едва мы сели в кар, как на коммуникатор пришел приватный вызов от Павла.

— Да Паша, — я перевел его вызов на лобовой экран кара.

— Вы уже слышали, что произошло? — голос Паши был тихим — тихим.

Я почему-то сразу догадался, о чем он спрашивает.

— Ловите ссылку, — с этими словами на экран загрузились программа "Новости Союза". По экрану пошли кадры автокатастроф на дорогах, в сопровождении закадрового информатора.

— Сегодня в 13–00 группа террористов, возглавляемая известным террористом Энтони Ли Вэй, обвиняющийся в подрыве карболитовой колоны МКД, унесшей десятки тысяч жизней, взломала доступ к управлению компьютера социума в результате чего миллионы людей погибли на дорогах и федеральных трассах".

Я посмотрел на Настю, на ней ее было лица, когда она услышала о количестве погибших. Тем временем кадры аварий сменились кадрами зданий СЭС из разных мегаполисов страны, среди них я узнал и здание СЭС Центра из которого мы вышли совсем недавно.

— Этих бесчинств террористам показалось мало и они, используя бреши в безопасности СЭС обесточили залы инкубаторы и несколько миллионов наших нарождённых детей погибли".

— Я и весь мир скорбит нашей утрате, — диктор не выдержала и разрыдалась в прямом эфире, никто за кадром не двинулся ей помочь, но все было и так понятно. Наконец она смогла взять себя в руки и продолжить, с красными глазами и размытой косметикой.

— Виновные в халатности понесут суровую ответственность, Глава СЭС и его заместитель подали в отставку. Создана специальная комиссия, возглавляемая полицейскими и представителями всех групп ответственных для противодействия случившемуся. Общество приняло решение об усилении мер безопасности КС, для чего будут произведены перезагрузки всех серверов ЦОД — ов Союза с восстановлением данных из резервных систем. Просим всех членов социума соблюдать спокойствие и понимание. Денежные записи, кредитные истории не пострадают. В стране объявляется двухнедельный траур, работать будут только экстренные службы и крупные магазины, имеющие собственные резервные системы, не использующие емкости ЦОД. Диктор еще долго перечисляла бонусы, которые будут выплачены членам социума из-за вынужденных "каникул", но мы с Настей её уже не слышали, мы услышали только главное.

Мы знали, кто отключил все ЦОД — ы и Худа, устроив тем самым катастрофу, а теперь знали, что террористы не виноваты в этом. Кто-то далеко на верху решил, что он в состоянии решать, кому жить, а кому умирать и этот кто-то был явно не Бог, а такой же как мы с моей девушкой человек. Кто-то кому было выгодно отключить Худа, ЦОД — ы и инкубаторы, испугавшись потери контроля над компьютером социума. Этот кто-то просто взял и ради того, чтобы удержать власть, данную ему компьютером социума, умертвил миллионы младенцев! Оправданья такому не было.

Мы молчали, обняв друг друга и ехали домой к нашим друзьям. Скоро мы станем родителями, наверно единственными, у кого родится ребенок, зачатый сегодня. Хоть и совсем не тем способом, на который я рассчитывал ранее, но я был уверен в правильности поступка своей девушки, как и был уверен, что мы с ней станем ему отличными любящими родителями! Ведь это будет наш ребенок! Наш с ней ребенок, и мы его уже сейчас очень — очень сильно любим!


Глава 11. Встреча | Год Вэй. Гильдия Реальности | Эпилог