home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Эпилог

Это было похоже на де — жа — вю, снова четверг, снова те же лица. Все как тогда, только в этот раз жертвы исчислялись сотнями тысяч, на настоящий момент точных цифра еще не было, но масштаб трагедии был значительно больше десяти тысяч жертв, погибших от взрыва карболитовой колонны.

Экстренное заседание генштаба полицейского управления происходило в Москве. Добраться сюда удалось только с помощью личного самолета Президента, настолько все плохо было сейчас. Аварии и катастрофы унесли не только множественные человеческие жизни, туннели трасс, забитые покореженными машинами делали не возможным любое продвижение по федеральным дорогам.

Совещание вел министр Главного Полицейского Управления, Кержаков. Рядом сидел наш Президент с бледным, как полотно лицом и мой непосредственный начальник Пантелеймон. Варфоломея Карлионовича было можно понять, если сейчас не будет принято решение по форс мажорности произошедшей технологической катастрофы, то вся наша страховая компания сядет в долговую яму и не будет стоить ни гроша.

Всего нас в комнате собралось пятнадцать человек, подчинённые Кержаков, мы со стороны страховщиков, глава СЭС Никодим Дмитриевич Сирафимов, по представителю от социальных сетей, АБР и еще один штатский, увешенный сканерами, как рождественская ёлка игрушками.

Министр осмотрел присутствующих и начал.

— Все мы хорошо знаем, что произошло, размеры трагедии просто не поддаются никакому словесному описанию, — Валентин Валерьевич показывал всем, что намерен говорить откровенно, не скрывая ничего, — отключение мощностей ЦОД — ов, захваченной неустановленными лицами, повлекло за собой глобальную катастрофу на всех дорогах, управляемых компьютером соцсетей.

— Хорошо, что благодаря бдительности страховщиков, — он кивнул в сторону нашего Президента, — была к тому времени создана рабочая группа противодействия хакерным атакам на компьютер социума, что позволило в течении часа перераспределить освободившиеся мощности ЦОДов и отдать их под задачи компьютера социума.

— Руководитель рабочей группы Залетай Максим Александрович, — Кержаков представил присутствующего за столом не знакомого мне штатского, — передаю ему слово.

— Наша группа была создана пять дней назад, по устному распоряжению министра, — взял слово тот, — в состав группы вошли профессиональные программисты Москвы, администраторы "Социальных программ" и "Сетевых технологий", а также ведущий программист АБР, всех я отобрал лично. Думаю, в их квалификации никто не будет сомневаться.

Он обвел взглядом зал, все дружно кивнули. Если они не разберутся в том, что произошло, не разберется никто.

— "Полный идиот, — подумал я, — подчеркивает свою значимость в группе, в которую мог войти и Петров, он ведь тоже является суперспециалистом и главным подозреваемым".

— Расследование началось с анализа факта накопления средств на счете Маслова Тимофея Корнеевича. За полгода оборот средств на счету обычного пенсионера составил почти четыре миллиарда рублей. На три из которых Масловым были выкуплены мощности практически каждого из ЦОД — ов Союза.

— Любопытен характер поступлений, — продолжил он, — все средства аккумулировались от виртуальной игры "Клинки Чести" и услуг виртуальных садовников, но когда мы попытались найти хоть какие-то следы контрактов и сделок, нам это сделать не удалось. Представляете себе, ни в одной исследуемой записи компьютера социума, который считается эталоном безопасности, мы не нашли ни единого байта информации по четырех миллиардным сделкам, они все оказались стертыми. Эта первая странность, которую мы не смогли объяснить.

— Второй странностью стал факт перечисления средств со счета сканера внука Маслова Ивана Петрова в ИИСУС.

— Куда? — возник вопрос от одного из замов Кержакова, не сведущим в том, о чем было известно всем присутствующим из IT области.

— Сокращение. Полное название Искусственная Интеллектуальная Система Управления Счетами, это программа интернет банка КС, — посвятил его Залетай.

— Так вот, прямое зачисление туда средств считалось до сегодняшнего дня невозможным, — продолжил он объяснения, — ИИСУС — это область кэша, доступ к которому возможен только через процессуальные программы КС, напрямую банки не могут к нему обращаться.

— Как тогда это получилось у этого самого Петрова? Почему кстати он до сих пор не арестован? — возмутился Кержаков.

— Пока неизвестно, наши специалисты разводят руками. Нет ни единого свидетельства их участия, кроме косвенных данных о самом факте таких переводов на их счета, к тому же никто из них не получил выгоды от этих переводов. Петров и его дед сейчас обычные люди без огромных средств на счетах, деньги растворились в ИИСУС.

— Все равно Петрова и его деда необходимо задержать и допросить! У нас столько жертв, а вы думаете о доказательствах! — министр ударил кулаком по столу, — пришли деньги на счет, значит виновны!

— Конечно, сразу после совещания мы так и сделаем, — успокоил министра выступающий.

— Ну и последнее, впервые за все время существования центра авто руления было потеряно управление сразу над всеми дорогами. Гео — резервирование не помогло так как проблемы испытывал компьютер социума, оказавшийся перегруженным.

— Как такое возможно? — удивился Варфоломей Карлионович.

Министр также удивленно посмотрел на руководителя группы

— Мы выяснили причину только за десять минут до начала совещания, — как-то неубедительно попытался отмазаться он.

— Вообще-то мы еще в понедельник вам сообщили, что наши инкубаторы переполнены из-за массового согласования заявок на воспроизводство семенного банка гомосемей, — вмешался в разговор глава СЭС.

— К сожалению, — Залетай не мог проигнорировать такое выступление Сирафимова, — специалисты, включенные в группу от СЭС не правильно интерпретировали полученные от своих же коллег данные, что КС утвердил все висящие в очереди заявки и сам себя этим перегрузил.

— "Итешники в своем репертуаре, как умничать так первые, а как неправильно данные проанализировать, так виноваты другие", — я вспомнил сколько раз орал на свой ИТ департамент, из-за этого, пока они готовили данные для моего отчета.

— Мои люди, — тут же стал защищаться Сирафимов, — не могли знать, что заявки были согласованы не КС, а сетевым вирусом.

— Ваши люди в СЭС, — Залетай выделил слово "люди", — сделали не правильные выводы о причинно — следственной связи произошедшего. Прошу отметить в протоколе заседания, что не согласовав ни с кем, СЭС провело сегодня физическое отключение серверов семи ЦОД — ов, на которых были выделены кластеры виртуальных машин под увеличенную нагрузку КС. Если бы они не торопились или хотя бы согласовали свои действия с нашей группой, катастрофы можно было избежать.

На главу СЭС жалко было смотреть, ведь его напрямую обвиняли в произошедшем. Он стал похож на рыбу, вытащенную из воды. На помощь ему неожиданно пришел Кержаков.

— Полегче Максим Александрович, — примирительно сказал он, удивив всех своими словами. С какой стати министру защищать главу СЭС?

— Мы обязательно широко и полно разберемся в произошедшем и обязательно накажем виновных, продолжил он, — но Никодима Дмитриевича можно понять, каждая экстренная аренда коммерческих ЦОД — ов под нужны КС обходится нам в кругленькую сумму, поэтому, когда им выставили счета за то, что они не делали, конечно же они дали команду на отключение этих мощностей. Ведь так?

Серафимов быстро — быстро закивал головой, хватаясь за протянутое "бревно".

— Конечно, после того, как произошел сбой с центром авто руления в первый раз, никто не связал это с перегруженным КС, ведь он буквально через несколько минут снова нормально работал. Никто, повторяюсь никто из моих людей не писал заявок на экстренное выделение мощностей, а по логам работы сам компьютер не запрашивал себе выделение мощностей, их ему просто дополнительно предоставили. За что мы будем платить в этом случае?

— Если никто не делал запроса, и КС не запрашивал мощности, кто ему их предоставил, да еще и так экстренно? — поинтересовался министр, обращаясь к Залетаю.

— По результатам работы нашей группы, это делала подпрограмма КС вирусного происхождения, которая подписавшись именем компьютера социума зарезервировала под него мощности, когда он оказался перегружен задачами по обеспечению воспроизводства детей.

— Я перестал вообще хоть что-то понимать, — министр ГПУ устало потер виски, — давайте по порядку. Вирус, который написал неизвестно кто, внедрился в компьютер социума и стал "подписываться им" делая денежные переводы и резервируя под себя мощности коммерческих ЦОД — ов? Так?

— Да, — кивнул головой Залетай.

— Этот же вирус, "увидев", что ресурсов КС не стало хватать для текущих задач резервирует под него мощности. Почему КС самостоятельно это не сделал тогда?

— Слишком большая нагрузка на процессорные ёмкости, он просто на время завис, обрабатывая миллионы заявок на инкубацию детей.

— То есть вирус помог нам, устранив проблему первых аварий выделив КС ресурсы?

— Да, — не так уверенно, как первый раз ответил Залетай, — но он мог это сделать чтобы скрыть свое присутствие, если бы программисты стали разбираться с причинами сбоя они явно увидели бы неизвестные подпрограммы.

— Так уже понятнее, — согласился Кержаков, — тогда лично у меня два вопроса, откуда пришел запрос на массовое воспроизводство детей, и кто мог внедрить вирус, ведь меня уже тридцать лет убеждают в абсолютности защиты КС. Это вы установили?

— Пока нет, у нас нет сейчас кода вируса, чтобы его проанализировать, но это все связанно, и команду на воспроизводство, и выделение мощностей КС выдал вирус. Когда мы стали копать глубже, то обнаружили запросы, подписанные ID этой подпрограммой на все коммерческие Союза аренды мощностей, мы в качестве превентивной меры решили заблокировать эти мощности, но к сожалению, после наших действий вирус просто исчез, как будто его и не было. Сейчас ни один программист не может найти даже следов его существования.

— Одни предположения у вас, — поморщился министр, — жду от вас нормального отчета, а не этой мистификации.

— Слушаюсь, — четко ответил руководитель группы.

— Подозреваемый все тот же Петров? Где он работал, кто кузница кадров, выпускающая нам таких "спецов"?

— "Социальные программы".

Представитель от них дернулся при упоминании своей конторы.

— Иван Петров был уволен больше года назад, не нужно сейчас говорить, что он работал у нас, — сразу же в штыки ощетинился он.

— С этим мы тоже разберемся, — не стал вступать с ним в полемику министр, — тогда насущный вопрос, что делать с заявками на рождение, какова сейчас ситуация с ними?

— Работа КС парализована полностью, для поддержания его работы были выделены специальные сервера СЭС и "Социальных программ", доступы к коммерческим ЦОД мы пока не делаем, неизвестно вернется ли в таком случае вирус, — Залетай достал архаичного вида записную книжку из черного материала, похожего на кожу и заглянул туда, видимо освежая в памяти цифры, — гигантские ресурсы Союза тратятся на производство громадного количества инкубаторов, которые тут же заполняются семенным материалом. На настоящий момент выполнено пять процентов поступивших заявок, в таком режиме компьютер социума будет работать несколько лет, создавая новые возрождения и поддерживая зародившиеся жизни.

— Сколько у нас погибших? — Кержаков обратился к Пилатову, — насколько больше получится детей?

— Данные по погибшим еще считаются. На расчистку трасс брошены все строительные компании Союза, оплату которых мы производим из страховых средств, — прокомментировал Пантелей наши действия.

— На все затраты финансов страховой не хватит, — вступил я в разговор, — нужно кардинальное решение о рефинансировании. Миллионы трупов, это угроза не только пострадавшим гражданам, возможны эпидемии и болезни из-за неубранных вовремя трупов. Для управления и координацией подрядчиков нужны мощности КС, которых как я понял, сейчас нет.

— Мы можем остановить новые возрождения, оставив имеющиеся? — Кержаков обратился к Залетай.

— К сожалению, процесс этого не предусматривает. Если заявка согласована и утверждена локал актом, процесс не обратим, специально закладывали это в процесс воспроизводства.

— Какой выход из ситуации? Я так понял, что даже с учетом всех смертей, количество рожденных детей будет превышать смертность в несколько раз.

— В сотни раз Валентин Валерьевич, — наконец у главы СЭС прорезался голос, — если не в тысячи.

Возникла пауза, никто не хотел брать на себя Соломоново решение.

Слово взял я, нужен был кто-то, кто хотя бы произнесет страшные слова в слух. Я только надеялся, что Эдос никогда не узнает, что я стану тем камушком, что сдвинул лавину, этого он мне никогда не простит.

— Коллеги, сограждане. Ясно, что это тяжелый выбор, и с учетом озвученных проблем с КС, процедуру голосования нельзя провести, — усталым и обреченным голосом сказал я, — у меня в инкубаторе сейчас не рожденный сын, которого моя семья жаждет увидеть.

Я обвел взглядом зал, мало кто мог посмотреть мне в глаза в этот момент.

— Поэтому я имею право говорить, и предлагать такое. Нужно отключать все процедуры репродуктивности детей, начатые и висящие в очереди. Я готов пожертвовать своим сыном на благо общества!

Молчание собрания длилось долго, страшные слова словно повисли в воздухе.

— Есть другой выход из ситуации? — Кержаков тяжело поднялся из-за стола и обвел взглядом всех присутствующих, — одна, любая идея, пусть даже безумная?

Зал молчал, ситуация была проста, либо КС восстановит свои функции, либо всех нас ждет печальная участь, по сравнению с которой сегодняшний день покажется днем парковых развлечений.

Не дождавшись ответа, он вернулся на место.

— Хорошо, тогда предлагаю голосовать здесь и сейчас. Игорь прав, ставить на голосование социума такой вопрос сейчас не получиться, КС не справляется с текущими задачами, не говоря уже о дополнительных, поэтому, — Кержаков первый поднял руку, — кто за?

Вслед за ним поднял руку я и Залетай, чуть помедлив, подняли руки мои руководители, вслед за ними все остальные.

— Единогласно, — заключил министр, — прошу внести в протокол, на заседании экстренного совета представителей группы ответственных принято решение перезагрузить компьютер соцсети и остановить все процессы репродукции детей на неопределенный срок. Решение принято единогласно.

— Что озвучим социуму? — спросил Пантелеймон, разом постарев на десяток лет.

— Террористы, атаковали КС и остановили его работу. Аварии и прекращение репродукции детей их рук дело и назначьте наконец за них нормальную награду, ваш смешной миллион никому не интересен!

— Слушаюсь! — откозырял Залетай.

— Тогда, — Кержаков тяжело посмотрел на присутствующих, — действуйте, да простят нас будущие поколения.

Конец книги Март 2016 г.


Глава 12. Адепты реальности | Год Вэй. Гильдия Реальности |