home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7. Разумное единение

Это то прекрасное чувство, когда ты никогда не был доволен жизнью, как сейчас.

Успешно проведенное расследование окрылило меня. Прекращение выплат за страховые случаи по автоавариям, ожидаемо повысили статус нашего Центрального отделения и моего шефа, который полюбил меня, как своего сына.

Так что теперь у меня было пять людей, относившихся ко мне очень по — родственному. Двое моих родных отцов, отцы моего лайф партнера Эдоса и мой шеф, который, правда был заядлым натуралом, но оказался настоящим реалистом, признающим превосходство мужчин, над женщинами. Мы с ним подружились. Я с Эдосом не раз был у него в гостях, где мы познакомились и завели приятельские отношения с его женой и старшей дочкой. Я, под их натиском расспросов про наши с Эдосом прически и последующих за этим чередой уговоров, уступил им своего стилиста — визажиста, который хоть и был отличным мастером, но начал побрасывать призывные взгляды в сторону моего партнера.

Он действительно был мастером и его прически преобразили образ наших новых подружек на столько, что они готовы были нам отдать свои сердца и остальные части тела.

Но мне с Эдосом этого не надо. Достаточно признательности их душ и то, что они обе дули Пантелею в уши, какие мы классные, какие умные, и как им с нами повезло. Ну а я и не ожидал другого от женщин, чувствующих рядом истинное, завершенное совершенство, пусть и недосягаемое до них в сексуальном плане.

Моя работа снова вошла в привычное русло. За последний месяц, если не считать процедуры пострадавших после теракта, затраты по которым упали на полицейское управление, обращений в страховую практически не было. Ващеев, ставший простым инспектором, но оставшийся моей милостью при работе, старался выслужиться передо мной как мог. Он безвылазно дежурил в городской черте, составлял мне финансовые отчеты для Москвы и готовил презентации по пополнению страховых взносов, функция отслеживания которых входила в обязанности старших инспекторов.

Вообще, Сеня, как я его ласково называл, освободил для меня большое количество личного времени, которое я без остатка посвятил своему саду и ласкам от своего любимого.

Правда Эдос очень много времени пропадал на работе. Даже несколько своих выходных он использовал, проведя их за визардом полицейского управления. Он искренне хотел найти и схватить Энтони Ли Вэй и ежедневно, часами просматривал список его друзей в сети, количество которых превышало все мыслимые пределы, запрашивая по ним информацию на полицейском сервере квадратно гнездовым методом. Он не верил в то, что Петров являлся сообщником Энтони. Протоколы из КАЗПП безоговорочно подтверждали отсутствие связи Петрова с терактом. Но я убедил его установить слежку за программистом, когда нам, пришлось принять решение его выпустить. Нам пришлось пойти на это, чтобы заткнуть его слишком ретивого адвоката, приходившего к Николосу на личный прием и ставившего под угрозу его назначение на пост комиссара УПМ, за нарушение сроков нахождения Петрова в КАЗПП.

Сегодня с утра, мы с Эдосом долго занимались друг другом, трижды разрядив наши стволы в свои хорошо отмассажированные промежности. Потом Эдос приготовил фантастический завтрак и принес мне его в постель. Мы еще немного после этого поспали, как вдруг его коммуникатор зазвонил, и он получил сообщение от агента внешнего наблюдения Валентина Зайкина, что Петров направился домой к сестре террориста. Эдос вскочил и быстро одев форму, убежал на работу, для того чтобы лично просмотреть результаты внешнего наблюдения за этой встречей. Я пожелал ему удачи и, взяв секатор вышел в сад.

Однако я не успел поработать, как пришел вызов от Пантелея.

— Категорически приветствую, шеф, — начал я разговор первым. Глаза Пантелея светились от удовольствия.

— Игореша, привет! У меня замечательная новость! — Шеф сделал интригующую паузу и мое сердце забилось чаще.

— Какая, Пантелей? Нам дают повышение?

— Почти и намного лучше! Я отправил нашу презентацию в Москву, и ее показали лично Президенту! Мы с тобой сегодня вечером приглашены к нему на ужин.

— Когда? — это единственное слово, что я смог произнести пересохшими от волнения губами.

— Самолет фирмы ждет нас через два часа. Успеешь собраться?

— Успею, без вариантов!

— Спасибо, Игорек. Сильно не задерживайся, машина к тебе домой уже послана.

— До встречи, — отключился я, перейдя на бег еще к моменту окончания своей предпоследней фразы Пантелею, стараясь быстрее попасть в гардеробную дома.

Одетый в свой лучший костюм, в широкую темную фиолетовую полоску, шелковой синей рубашке и с завязанным на шее в крупный узел желтого цвета галстуком, я ровно через два часа, поднимался по трапу самолета. Войдя в самолет, я увидел сидящего в кресле Пантелея, оживленно болтающего с очень ухоженной и одетой в черное платье, с кружевной вышивкой, женщиной. Ее правильные черты лица были подчеркнуты крупным узлом волос на голове.

Я с удовлетворением заметил, что на ней не было никаких генномодифицированных побрякушек. Только платина и бриллианты.

— Познакомьтесь, Игорь, — обратился ко мне, встав с кресла, Пантелей, — Азаит Немерова, Директор штаб квартиры компании по связям с общественностью и первый помощник Варфоломея Карлионовича.

Азаит осталась сидеть в кресле, спину она держала грациозно прямо.

— Очень приятно, что нашу скромную работу заметили на серьезном уровне, — я легко выпалил эту тщательно отрепетированную сегодня по пути сюда фразу, — Игорь Родин.

Азаит посмотрела на меня и отдала мне должное.

— Я уверена, что ваши успехи не случайны. Вы умеете не только хорошо работать и говорить правильно, но и со вкусом одеваетесь. Впрочем, для того, чтобы помочь вам с Понтилеем ориентироваться во всех вопросах на сегодняшней встрече, я и полетела сюда, — перешла Азаит к делу.

— Варфоломей, — назвала она Президента запросто по имени, — уважает людей, хорошо знающих свое дело, но любит поговорить и о других вещах.

— Садитесь, — она указала нам на кресла с боку от себя, — на визард я вывела темы, которые могут быть затронуты во время встречи, ознакомьтесь с ними, чтобы уметь поддержать разговор во время ужина.

Первым в списке шел пункт "Социум и влияние его на капитал". Далее ожидаемо шли яхты и самолеты.

Против моего ожидания Варфломей Карлионович ждал нас за столом в шикарно сидящем на нем пуловере терракотового цвета, одетом на вязанную из обработанных конопляных волокон рубашку. Стол был сервирован только на четыре персоны, но прислуживающего персонала было сразу по двое официантов от каждой стороны стола. Официанты помогли нам сесть и наполнить тарелки едой, и немедленно удалились, оставив нас одних в зале личного приема Президента.

— Господин президент, — было начала свою речь наша сопровождающая, как он улыбнулся нам и прервал ее.

— Аза, эти формальности нам не нужны! Сегодня, обращаемся только по именам. Я хочу познакомится с нашими лучшими сотрудниками, и не только поблагодарить их за проделанную работу, но и услышать их личное мнение по перспективам развития нашей фирмы, и общества в целом. А для этого нам нужен простой разговоре, по душам!

Пантелей сидел справа от Варфоломея, я по левую сторону, а девушке отвели место по центру, напротив Президента.

Аза рассмеялась громким грудным голосом, вскинула голову, выпятив вперед два своих не хилых батона, и продолжила, придвигаясь ближе к столу.

— Варфоломей, я очень люблю, когда вы так предлагаете это, тем более, что за время полета успела в полной мере ближе познакомиться с нашими гостями и вынуждена признать, они достойны нашего общества. Если с Пантелеем мы встречались несколько раз, то с молодым человеком познакомились впервые, и он оставил о себе очень приятные впечатления.

— Игорь у нас действительно хорош. Благодаря ему, мы и успели вовремя создать рабочую группу, до того, как кошмар этих автокатастроф ударил по нашему бюджету, — Пантелей был все-таки мастером, и слов перед начальством зря не бросал.

— Да уж, методы Игоря в отказе оплаты лечения виновникам аварий выглядели несколько циничными, но оказались очень действенными. Социальные сети захлебнулись от своего страха перед вторжением смерти, и полиции пришлось взять на себя множество расходов по экспертизе черных ящиков и лечения пострадавших, — Президент своими словами показал, что полностью понимает объем проделанной нами работы.

— Основная помощь от полиции поступила, конечно, когда они выгнали все имеющиеся у них экипажи в уличное патрулирование, это здорово остановило поток засранцев на улицах, — я не стал уточнять, что заслуга в этом была Пантелея, который переслал письмо с грамотно составленными Николасом акцентами в Столичное полицейское управление, полагая, что президент видел сцену этого факта в нашей презентации, и я не ошибся.

— Да, эпистолярному языку Пантелея даже я позавидовал, так тонко и эффективно заставить работать полицейский аппарат на наше общее дело! На моей памяти, еще никому такое не удавалось, — Варфоломей закачал головой. — Как говорится не было бы счастья, да несчастье помогло нам понять, кто есть кто в наших людях.

Президент посмотрел на Азу и перешел к делу.

— Я практически уверен, что засиделся у нас директор Головного Офиса на своем месте, а Пантелей на месте Директора страхового департамента Центра.

— Аза, ты как считаешь? — продолжил гляделки с ней Варфоломей.

— Да, Самуил Яковлевич явно заслуживает перевода из столицы в тихую гавань, может поменять их с Пантелеем местами?

Я затаил дыхание.

— Не думаю, что в Центре нет менеджеров по эффективнее, а? Как ты считаешь, Игорь? — обратился ко мне Варфоломей.

— Конечно, я многое слышал о деятельности Самуила Яковлевича, но он немного консерватор, — я мягко назвал откровенно старорежимную позицию обсуждаемого, — он скорее чиновник, чем менеджер, а у нас сейчас запускается широкая линейка новых продуктов. Есть завязанные на страхование и управление погодой, есть для использования интереса молодежи к интенсивным играм айсети, да и сам факт последнего теракта, который мы с Пантелемоном решили обыграть для извлечения большей прибыли, я не знаю, как к этому отнесется новый директор.

Я замолчал, хорошо понимая, в какой момент брать паузу, чтобы не замылить лишними словами главное.

— А ты что скажешь, Пантелей?

— Если бы я принимал решение, как Директор ГО, то я назначил бы кого-нибудь из более деятельных, знающих местную специфику, руководителей. Конечно, если бы не было возражений со стороны старших товарищей, — Пантелей помнил, что он еще не Директор ГО.

— Так, а что за линейку с терактами вы говорите? — слово "прибыль" шеф не пропустил мимо ушей.

— Основная идея — это дополнительный страховой взнос, плюс двадцать процентов, гарантирующий приоритет в очереди на процедуры авалетоиутографа и другого VIP обслуживании везде, где можно. Гарантия элитарности за небольшие деньги, и все захотят быть элитою в разрезе того, что теперь процедура восстановления может понадобиться в любой момент. Концепт мы с Пантелеем представим на этой неделе перед коммерческой дирекцией нашего офиса, — я импровизировал, крепко привязывая к себе Пантелея.

— Что же, идея мне нравится, оформите тестовый тариф на Центре и принимайте решение, но уже как руководитель Головного офиса, Пантелей. — сказал Президент, и лоб моего непосредственного руководства покрылся испариной.

— Когда вы сможете приступить к работе в новой должности? — Варфоломей не стал ходить вокруг да около.

— Через десять рабочих дней, уверен, что смогу передать все дела моему приемнику.

— Управляйтесь за пять и приемником в Центре можете объявлять Игоря, я уверен, что лучшей кандидатуры из местных нам все равно не найти!

— Спасибо Вам за возложенное доверие, Варфоломей Карлионович, все сделаем в лучшем виде.

— Да. Спасибо! — подтвердил я слова Пантелея.

Президент кивнул и показывая, что ужин закончен обратился сразу ко всем.

— Что же времени у вас не много, предлагаю начать действовать безотлагательно, — и весело посмотрел на Азу.

Мы с Пантелеем поднялись и, попрощавшись с оставшимися рукопожатиями, вышли из обеденного зала.

Когда мы снова попали на самолет и остались наедине, я решился задать Пантелею вопрос.

— Почему Аза помогла нам на ужине?

— Это старая история. Самуил давно стоит у нее на пути, перечеркивая многие ее инициативы и начинания. Она уже использовала все свои запасные аргументы, — Пантелей выразительно показал руками округлости Азы, — но все оказалось бесполезно. Президент не хотел рисковать, назначать в ГО на этот пост ему просто некого. Самуил убрал всех толковых руководителей, окружив себя сплошным лизоблюдством. Азаит бы еще долго с ним боролась, если бы не наша рабочая группа с автоавариями. Самуил открыто не выступил против твоего предложения о запретах выплат виновникам автоаварий, но и не внедрил этот запрет в столице. Из-за этого по Москве у нас минимальная смертность, но огромнейшая дыра в бюджете. Если бы не ваш запрет в остальных региональных филиалах, то можно было зачеркивать планы на прибыли в этом году.

— Вот Аза и воспользовалась нашей презентацией и аналитическими выводами финансистов, да и сейчас, похоже расплачивается с шефом за это решение всеми своими дополнительными и весьма внушительными аргументами, ты же видел, как они смотрели друг на друга?

— Это было не трудно заметить, Пантелей. Я уверен, что она была под столом в ту же секунду, как за нами закрылась дверь.

— Да и спасибо тебе, — я не забыл "помаслить" нового шефа, — можешь полностью на меня рассчитывать, как и прежде.

— Ну и славно. Тогда до свидания и будь завтра у меня в одиннадцать. Озвучу всем в офисе решение Варфоломея.

— До свидания господин директор Головного офиса!

Пантелей махнул рукой, и мы разошлись по ожидающим нас карам.

Я приехал домой, Эдоса дома пока не было, только на визарде мигало оставленное сообщение.

— "Арестовали Петрова, я уехал на работу."

— Что же, можно сказать, что прошедший день был суперудачным! — решил я про себя.

Я проснулся за час до будильника, несмотря на то, что лег спать глубоко под утро. Не став валяться в постели, а быстро пошел на утренний душ, эпиляцию волос, укладку прически и сушку. Моя карьера от простого инспектора до старшего шла долгих четыре года. А от старшего инспектора до директора страхового департамента Центра — всего месяц, и времени, для поддержания взятого темпа не осталось. Прыгая через голову своих руководителей сразу на одну ступень, я должен быть готовым к саботажным решениям со стороны некоторых из них. Но работу с уровнем дохода начальника отдела найти ох как не просто, и я предвкушал момент показательного увольнения недовольных, при первых же симптомах бунта или халтурного исполнения моих поручений. То, что я был самой подходящей кандидатурой на должность самого главного филиального боса, сомнений у меня не было.

В таком боевом расположении духа я сел в свой суперкар и направился в офис, где Пантелей представил меня всем, как нового директора филиала Центр. После моего представления и объявлении о своем переходе на должность директора ГО Пантелей, принимая поздравления (я подозреваю, что не все они были искренними), пригласил всех руководителей на бизнес обед, чтобы совместить приятное с полезным.

Во время обеда, коснулись темы развития новых тарифных линеек, и наш глава B2C Леня позволил себе шутку, что сейчас только, один выдыхаемый человеком воздух и остался не застрахованным и придумывать новое, нет никаких сил.

Я сразу отреагировал.

— Коллеги, время обессиленных импотентов эпохи Самуила Яковлевича ушло. Кто не чувствует в себе силы создать новое, тот может уйти вслед за старым директором ГО.

За столом воцарилась тишина, я привлек всеобщее внимание.

— Я и новый директор головного офиса, — я посмотрел на Пантелея, и он кивнул мне, подтверждая свою поддержку, — не позволим расхлябанности при оформлении страховых случаев и коммерческой профанации в создании новых предложений для граждан нашего социума. А вы, Леонид Аркадьевич, — я внимательно посмотрел на шутника, — не позднее конца этой неделе представите мне на рассмотрения предложения по двадцатипроцентному увеличению тарифных ставок.

— Но это невозможно, — побледнев, залепетал тот.

— Тот кто хочет — тот работает, а кто нет — ищет оправдания.

— Но это же не реально, Игорь Игоревич!

— Отсутствия тарифов у меня на почте, потеря работы у меня в департаменте, — я пристально разглядывал шутника, — это понятно?

— Но так можно ведь всех толковых работников потерять, — Ленька отвел взгляд в сторону.

— Толковые — это от слова болтать? — хлопком ладони по столу я показал, что тема закрыта, — идите и работайте!

Эрудит поднялся, и отправился в сторону выхода.

— Ну что же, коллеги, не буду больше никого задерживать, — взял слово Пантелей, — как сказал Игорь Игоревич, впереди у нас время большого труда, и нам всем не надо расслабляться. Мы, с Игорь Игоревичем, должны еще кое-что обсудить друг с другом, так что я предлагаю считать обед законченным.

Остальная часть руководителей встала со своих мест и, стараясь не встречаться со мной взглядом, покинула трапезную.

— Совершенно правильно Игореша ты врезал Леньке, я с ним никак не мог справиться, он все время за спину Самуила прятался, давай освобождай его место, подберешь кого-нибудь помоложе и по инициативнее.

— Да он совсем нюх потерял, да и эти его двое из ларца тоже. Посмотрим, кто из молодых побойчее, да выгоним старую рухлять взашей. Молодым дадим испытательный срок, чтобы наш концепт для президента был подготовлен в срок, а уже по результатам его внедрения, отправим на утверждение того, кто лучше всех себя покажет сейчас.

— Молодец, так и держи себя дальше и мы покажем всем, как надо работать!

— Не сомневайтесь Пантелемон Пантелеевич, — я понял, что пришло время вассальной клятве, — я для вас, все сделаю!

— Я знаю, Игореша, я знаю.

Мы заказали горячих стейков с подкопченным сыром и маринованными грибочками, запив его бутылочкой чуть резкого от своей старости кальвадоса, и я оплатил наш обед, Пантелеймон милостиво не стал со мной спорить.

Остатки дня мы провели в кабинете Пантелемона, вызывая к себе руководителей функций, ставя их у тачвизарда и выслушивая их мямливания о том, как они работают сейчас и как собираются работать дальше. По ходу беседы Пантелемон задавал вопросы, а я внимательно слушал, и если чувствовал не знания или оговорки, то требовал немедленных разъяснений.

Я посматривал на приглашенного Ващеева и просил докладчика назвать срок вывода, сокращал её до разумного, и Ващеев записывал задачу в мемопротокол, который мы сразу визировали оттиском биополя выступающего. К концу дня у меня был список вопросов и сроков, которыми я держал на крючках всех функциональных руководителей своего департамента.

Было уже поздно, когда я вернулся домой, но Эдоса снова там не было. Визард встретил меня сообщением от него.

— "Задерживаюсь, но обязательно буду сегодня ночевать дома."

Что же и у меня, и у Эдоса работа, социальная деятельность стоит на первом месте, даже семья для нас — это только убежище для отдыха и восстановления сил. Мы одновременно оказались серьезно загружены общественно значимым трудом, мы не видимся вторую ночь подряд, но это неудобство не плохо нам оплачивается, ведь у нас появилась хорошая возможность для улучшения своего быта.

Скоро у нас будет ребенок и пора начинать выбор женщины для его воспитания, в соответствии с современными рекомендациями психологов его развитие должно сопровождаться вниманием женщины.

Я достал салаты из холодильника и включил визард, задав на нем поиск объявлений, предлагающих услуги няни — экономки. Объявлений о поиски вакансий няни было много, но почему-то весь интернет был завален приглашениями к сотрудничеству для виртуальных садовников.

Все-таки что-то пора в нашем обществе менять. Детей в реале мало, а желающих украсить свой виртуал гораздо больше. Мысль об общественном дисбалансе мелькнула у меня в голове, но вскоре я перенес свое внимание на предлагающих свои услуги нянь и вовсю чатился с женщинами, желающими наняться. За этим занятием меня и застал, вернувшийся домой Эдос и я быстро свернул диалоги о воспитании мальчиков.

— Привет, ужин готов и у меня очень хорошие новости!

— Привет, Гошэн, — наклонившись, он очень нежно меня поцеловал, — отлично! У нас за два дня произошло столько, что даже поесть не когда было, ну не суть. Какие новости у тебя?

— С сегодняшнего дня директор страховой компании Центра — я! — Эдос застыл от удивления, но в следующее мгновение его лицо озарилось искренней радостью.

— Гошен, что же ты мне не говорил, что тебя собираются повысить!? А твоего натурала, Пантелея, куда дели?

— Никто никого, никуда не дел, Эдос. Пантелеймона президент компании назначил директором головного офиса, и он приступает к работе в Москве меньше, чем через две недели. За это время, я принимаю у него дела здесь, причем Президент сам предложил мою кандидатуру! — я смотрел на Эдоса и видел, что он мне не верит.

— Это тебе Пантелей сказал? Ты уверен? Это не шутка?

— Эдос, — я быстро поцеловал упрямца в нос, — вчера мы с Пантелеем ужинали с президентом в Москве, в наших дворцовых апартаментах фирмы. Мы понравились друг другу, и он назначил меня сам, на эту должность, ну а Пантелея повысили вчера, сразу передо мной.

— Значит понравился? — Тут я увидел, что Эдос чуть погрустнел, я поспешил его обнять и успокоить.

— Эдос, любимый, когда после ужина мы с Пантелеем ушли, членом нашего президента завладела наш директор по PR, очень порядочная стерва, — я потрепал Эдоса за кудри, — так что не ревнуй!

Эдос чуть улыбнулся.

— Давай ужинать?

Мы быстро накрыли нам стол на две персоны, разложил по тарелкам салаты, сендвичи, чизпотсы, свежую зелень и огурчики из моего сада.

— Эдос, пока тебя не было, я отобрал несколько кандидаток в няни нашему малышу.

— Прекрасная новость! Наши ответственные все утвердили? — Эдос перестал есть, замерев, смотря на меня, в его глазах заблестели слезы.

— Эд, — я мягко накрыл ладонью его руку, — Эд, дорогой, нам надо запастись терпением, локал акт еще не утвержден, но даже после утверждения он не вступит в силу немедленно. Хорошо, если он будет принят с указанной датой его активизации, а не с формулировкой "реализовать в течение года".

— Но я читал, что некоторые локал акты утверждают с формулировкой "срок активации немедленно", — возразил Эдос.

— Да есть и такие, обычно они касаются мероприятий критической значимости, например, акт ввода срочных мер повышения безопасности дорожного движения, но тогда коллапсы на дорогах сильно попортили бюджеты полицейских и страховой, так что на фоне их, наш акт по рождению малыша не выглядит критически необходимым, — я поморщился, если бы не вся эта история с авариями и террактом, можно было бы обойти это ограничение.

— Ты же слышал, Никос говорит, что это дело времени. Осталось подождать пять — шесть месяцев и разрешение на воспроизведение будет у нас в кармане! — продолжит утешать партнера я.

— Но получив разрешение, мы будем ждать еще момент его активации, все-таки я не понимаю, почему нельзя сделать активацию рождения немедленно, — упрямился он.

— Технически это реализуемо, инкубаторы быстро воспроизводятся, но программа оптимизации затрат КС и закон по регулировке рождения мешают этому.

— Как?

— Помнишь, мы обсуждали с Никосом, что закон "О упорядочивание контроля численности социальных членов общества" сделан для того, чтобы КС успевал рассчитывать скорости строительства МКД, сельхознагрузку на землю, чтобы прокормить население?

— Да.

— К этим расчетам прибавь текущие затраты электричества, производство каров, дороги. Все эти элементы планируются компьютером с минимизацией затрат, даже кредит на второй кар КС не одобрит, если первый кар ты не отправишь в утилизацию.

— Да, у нас в участке один мой друг пробовал взять кредит на вторую машину, но ему было отказано.

— С инкубаторами такая же история. КС знает сколько заявок удовлетворены и в какие сроки будут рождены дети и рассчитывает число нужных инкубаторов с точностью до единицы. Очень редко бывает, что освободившийся инкубатор оказывается не востребованным из-за беременности женщины не дождавшейся очереди или из-за отказывающихся от инкубатора традициональных пар, которые хотят родить сами. Если такой случай представится, то освободившийся инкубатор передадут нашему малышу.

— Я вообще не понимаю, зачем традиционалам искусственно воспроизведенные дети? — Эдос искренне возмутился, — они ведь могут рожать в любое время, нет надо им занимать наши инкубаторы.

— К сожалению, гомопары сами виноваты в сложившейся ситуации.

— ?

— Двадцать лет назад инкубаторы для гомопар предоставлялись на сорок процентов реже, чем сейчас, несмотря на то что традиционалы мало ими пользовались. КС трудно было посчитать, сколько инкубаторов надо предоставить для гомопар, если традиционалы рожают детей без инкубаторов. Раньше женщины рожали по двое детей, а некоторые по трое и гомопарам давали все меньше и меньше инкубаторов. Именно поэтому гомосемьи выступили с переложением о законе уравнивающим права традиционны пар с ними, и они победили! Теперь если мужчина и женщина захотят родить ребенка сами, без инкубатора им на сорок процентов возрастают выплаты по медицинской страховке. Так что все ринулись рожать только в инкубаторах, из-за это сейчас гомосемьи находятся в равных условиях с традиционалами.

— Никто не думал, что закон может так повернуться?

— Да, мы сами выкопали себе яму, этим законом, — согласился я.

— Как бы там ни было, главное место для женщин, не считая донорства яйцеклеток, это участие в воспитании ребенка, — перешел я к первоначальной теме разговора.

— Да, так говорят современные психологи. Няня — женщина в семье гомопары очень важный элемент для воспитания малыша, но у нее должна быть уравновешенная психика, природная доброта и чистоплотность, — Эд подтвердил мою мысль.

— Вот и выберем няню заранее, присмотримся к ней, — я снова обрёл вкус к еде, уплетая салаты, — поживем рядом, а то мало, что в резюме нарисуют, может она и не подойдет нашему малышу.

— Игорь, а что ты скажешь, если мы пригласим мою няню?

Эдос опять оказался прозорливей меня. Конечно, если мои родители не могли позволить себе расходы на няню, то у родителей Эдоса трудностей с деньгами не было. Своего сына они воспитывали втроем, с няней, как того и требовали рекомендации мэтров образования, а я об этом и забыл.

— Мы однозначно должны пригласить твою няню, она благотворно повлияла на тебя, — улыбнулся я ему.

— Завтра я ей позвоню, уверен, она согласится.

— Пусть переезжает к нам сразу, как сможет, деньги для нас теперь не проблема.

Эдос блестяще решил вопрос с выбором няни, и мне стало немного неудобно перед моим парнем, что я ничего не спросил о его работе и немедленно исправил эту ситуацию.

— Я кстати прочитал, твое сообщение о Петрове? За что его арестовали?

— О — о-о, это просто подарок Богов! — Эдос при мне не часто так выражался, и я сразу поинтересовался деталями.

— Ну же, рассказывай!

— Слушай. Вчера ночью, когда задерживали Петрова, у нас произошло ЧП. На полицейскую группу накинулся какой-то сумасшедший, напавший был невменяем и дрался с моими коллегами, как берсерк. Мы, потом нашли излучатель электромагнитных токов, вживленный в его тело, который давал ему дополнительный тонус мышцам и огромную силу. По мнению наших экспертов, а в месте пролома его черепушки остались обломки какого-то геночипа.

Я слушал не перебивая, о таких достижениях науки мне доводилось читать в блогерных заметках лайф журнала, про людей киборгов, но я думал, что все это выдумки для красного словца, а тут оказывается, что и нет.

— Так вот, этот бешеный супермен перегрыз одному из сержантов горло, избил еще двух полицейских и когда вцепился в горло четвертому, то Петров прибил этого терминатора своим генным браслетом!

— Чем?

— Да представь! У Петрова был ужобраслет.

— Да он стоит, как А1 кар! Откуда он у Петрова?

— Говорит, что купил, но мы не нашли по его кредитному балансу за последние два года таких трат, а ужобраслеты вышли на рынок всего полгода назад.

— А где это произошло? Ты говоришь, что тебя вызвали под утро, Петров кого-то убил у себя дома, и вы обнаружили этого по негласному наблюдению?

— Нет, не дома! Вообще, с этим человеком вокруг одни странности. Петров оказался в четыре часа ночи, за сотню километров от своей квартиры. Там он сбивает своим ужобраслетом, зачем-то, прыгающего по крышам машин неизвестного и тащит его в авалетутограф. Когда полиция приезжает и выясняет по видеокамере машины деда, что Петров незаконно применил оружие и вызывается усиление, чтобы арестовать Петрова, то прибывший наряд подвергается атаке психованного маньяка киборга, которого убивает Петров, защищая полицейских! Как тебе такая раскладка, а?! И при этом с видеоглазков дома ни одного кадра с Петровым на сервер МКД не поступило! Петров возник там ни откуда, не пользовался лифтом, ни ходил ни к кому в гости. Проявился, метнул пращу в незнакомца и исчез бы в никуда, если бы не киборг. Вообще, если бы не видео обзорная камера водителя — свидетеля, то мы ни за что бы не узнали о применении Петровым метательного оружия и не узнали бы, что он там вообще был.

— А этот неизвестный сумасшедший, он кто?

— Ах да, еще одна странность! Представь, этого психа нет нигде, ни в одной базе данных! Ни по отпечаткам пальцев, ни по видеопроекции, ни фотографий, ни биополя! Единственное здравое объяснение, высадка киборга в гараж с НЛО, причем вместе с Петровым.

— То есть как туда попал Петров тоже не понятно?

Эдос кивнул.

— Но Петров же должен был оставить следы своего проезда по городу?

— В этом то и дело, что нет его следов, как он попал туда.

— А что говорит сам Петров?

— Говорит был пьяный, не помнит ничего.

— Так, если отбросить версию перемещения с помощью внеземной цивилизации, то что мы имеем, где биополе Петрова фиксировалось последний раз?

— Из квартиры своей любовницы он уехал на машине своей знакомой Антонины Мулькиной. Судя по его перемещению, он направился на квартиру к ее сожителю Павлу Алехину, где, как говорит Петров, они и распили со своим другом спиртное и легли спать.

— Версия подтверждается?

— Частично, да. На квартире Павла Алехина явные следы пьянства, судя по стаканам троих — четверых человек, вся квартира в крови Петрова. Есть отпечатки пальцев только Петрова, Алехина и Мулькиной. Остальные принадлежат трем разным людям, но все смазанные, как будто кто-то был там в перчатках из тончайшей кожи, нет ни одного четкого фрагмента для идентификации!

— А где его друг сейчас?

— Тут тоже не все ясно, его следов тоже нигде нет.

— Слишком многого нет, а что есть?

— Есть, то что Мулькина уехала на квартиру к своему мужу на такси, это мы установили, сняв данные с дорожных камер. Потом она воспользовалась лифтом, мы нашли запись об этом в логах сервера дома, после чего, она зашла в квартиру. Это подтверждают кадры с видеозвонков и все! Больше ее нигде нет, ни видео, ни биополя, прямо черная дыра, а не квартира!

— Вы получили ордер на обыск квартиры?

— На каком основании? Заявлений от потерпевших у нас нет, преступления тоже. То что нашли кровь Петрова не считается, потому что ребята из управления обыскивали квартиру по личной просьбе Никоса, и это никак не может считаться уликой, да и личное дело Петрова, где ему оставлять следы своей крови. Мы навели справки, экстремал каких сейчас мало, занимается кендзюцу, рубятся в спортивном зале на мечах, чуть ли не до смерти, потом принимают процедуры второго и третьего уровням восстановления!

— Да, я еще по прошлому разу обратил внимание на пристрастие Петрова к адреналину, гоняет на сельхозтехнике, права с четырнадцати лет.

— Ага, добавь сюда и генное оружие!

— Слушай, а он точно не связан с террористами?

— Когда он общался со своей любовницей, то в разговоре что-то мелькнуло про Петрова и ее брата, но что конкретно, я не помню.

— А ты можешь посмотреть повтор?

— Да, да давай вместе и посмотрим.

Эдос взял свой полицейский коммуникатор, подключился через него к визарду и через несколько секунд мы попали на полицейский сервер. Минут семь прошло, прежде чем Эдос нашел запись видео разговора Вэй и Мулькиной

— …Это Вольдемар все придумал, а не Эн. Эн не мог это сделать. Вольдемар его заставил…

— Так кто такой Вольдемар? — спросил я партнера.

— Дальняя родня Энтони, брат его погибшей матери, он занимался воспитанием детей, пока их отец отсутствовал.

— И где дядя сейчас?

— Ищем, тоже исчез, судя по диалогу он здорово замешен во всем этом, но я хотел тебе показать вот что, — и Эдос вернул ушедшую запись.

— …Я злилась на тебя за то что ты побил Эна… — Эдос остановил запись и промотал еще раз.

— … но Эн это заслужил… — снова раздались рыдания Насти.

— Все-таки Петров и Эн Ли Вэй знакомы не только по аварии, и Петров успел его даже побить! Но когда? — я был удивлен.

— В любом случае это было до теракта, но не это важно! Ты понимаешь, КАЗПП не зафиксировала, что Петров лгал нам, что знал Энтони только по авариям.

— Ну и тип! И что ты думаешь? Любит бои на мечах, носит генное оружие, гоняет на байках и его не фиксируют камеры уличной безопасности при движении через сотни километров, спокойно обманывает сканеры правды КАЗПП! Он что, чей-то шпион?

— Да нет, он на виду с двенадцати лет. Тестировал работу альфа версии айсети АБР. Там служба безопасности почище нашего полицейского управления, и то что он не какой-то агент зарубежной разведки третьих стран, это точно, но фрукт конечно сейчас редкий, — Эдос переключил видео из режима повтора в онлайн трансляцию, и мы увидели сестру Вэй, болтающую с приятной наружности молодым человеком.

— А это еще кто, ну-ка сделай погромче звук, — попросил я его.

— … Стас, я не знаю, где Иван, он как уехал вчера, так больше и не звонил, — услышали мы голос девушки с экрана.

— Да он мне и не нужен, Иван только повод, я хотел увидеть тебя, — Стас сделал попытку обнять Настю.

— Стас, не надо, давай не будем ссорится и останемся друзьями, — девушка убрала руку со своего плеча.

— Давай, — согласился парень, но схватил ее и привлек к себе, — сделай мне миньет, я как друг тебя прошу.

— Отпусти, — девушка сделала попытку вырваться и Стас резко, наотмашь, ее ударил по лицу.

Настя отлетела на кровать и Стас стал расстегивать брюки.

Холодок мурашек пробежал у меня по телу, девушке примерно столько же лет, сколько и мне было, когда меня обманул Алехандро.

— Он же изнасилует ее в прямом эфире! — озвучил я свои мысли вслух.

— Лет двадцать — тридцать ему светит, но наша запись не может служить доказательством, сейчас вызову туда группу, — Эдос поднял коммуникатор со стола.

По лицу девушки текли слезы, она обхватила голову руками и ревела в полный голос. Насильник с очень доброй улыбкой подошел к ней ближе. Но девушка оказалась просто обманывала своего насильника. В следующее мгновение она запрыгнув на кровать, резко выпрыгнула, ударив сразу двумя ногами направляющегося к ней парня в грудь. Тот отлетел в дальний конец комнаты и попытался встать, но девушка оттолкнулась от кровати и взмыв вверх, сделала в воздухе бешеный кувырок, приземлилась пятками на грудь парню и не мешкая, ударила ногой прямо по яйцам сопернику. Раздался сдавленный крик и потерявший всю спесь насильник покатился по полу. Настя обоими руками схватила, выпавший из штанов неудавшегося насильника коммуникатор и несколько раз двинула обидчику по позвоночнику, прямо промеж лопаток. Парняга из положения "локти и колени на полу" перешел в позу "ползуна брассом", продолжая скулить, вперемешку со стонами.

Настя схватила его за шкирку, и мы отчетливо услышали.

— Еще раз тебя увижу, ты сгниешь в процедурной, — с этими словами она выволокла скулящее "животное" за порог квартиры.

— Похоже, что и девчонка у Петрова — ниндзя, — только и смог сказать я.

Эдос усмехнулся, потом убрал назад ставший не нужным коммуникатор, девушка справилась сама.

— Подождем, когда она скажет про это брату, и он сам придет к нам, — прокомментировал он свои мысли вслух.

Эдос у меня не просто красавчик, он большой умница, я подошел к нему сзади и обнял его.

— Тебе не кажется дорогой, — целую его в шею начал я высказывать свои мысли по этому делу, — это прекрасный способ избавиться нам от этого вездесущего программиста Петрова, который уже как кость в горле?

— Он конечно заноза в заднице, но я не очень понимаю, о чем ты? — не принимая ласк озадаченно спросил Эдос.

— Скажи, кто занимается этим дело?

— Наш капитан конечно, ведь это дело касается кибернетических организмов, а все дела о них на строгом учете у мэрии. Наш капитан поэтому и суетиться, чтобы как можно быстрее закрыть дело.

— Вот и я предлагаю, — мои руки стали спускаться все ниже и ниже, лаская его встающий член, — чтобы твой капитан быстрее закрыл это дело, посадил Петрова за убийство человека.

— Но убитый был не совсем человеком! — возмутился мой офицер, — если экспертиза докажет, что глубина киборгизации убитого была больше десяти процентов, а это поверь мне так и будет с его то данными, то Петрова признают не виновным. Ты хочешь посадить невиновного человека и меня толкаешь на это?!

Я постарался ласками успокоить и отвлечь Эдоса, но тот вырвался и выжидательно посмотрел на меня, пришлось выложить "все карты на стол".

— Я просто забочусь о твоем будущем дорогой. Все что тебе надо, чтобы это дело спустили на тормозах, но чтобы твоя фамилия нигде в рапортах не значилась! Спустя какое-то время я запрошу полицейский департамент об этом деле, якобы чтобы чтобы пересчитать страховку погибшему полицейскому, им придется отправить мне данные по нему…

— И? — Эдос напрягся, понимая куда я клоню

— Когда я укажу на некоторые факты в этом деле, труп эксгумируют, дело отправят на пере расследование, Петрова отпустят, а одним не компетентным полицейским у нас в стране станет меньше.

— Нет гарантий, что меня поставят на его место!

— Поверь мне, любимый, — промурлыкал я, обнимая и протягивая губы к его губам, — на нынешней должности у меня будут большие полномочия, а это дает шанс чтобы в нашей семье появился облаченный властью человек.

— Не знаю, — задумчиво ответил он, но целуя меня в ответ, — столько людей пострадает…

— Подумай, а пока я предлагаю нам заняться делом по приятнее, — я потянулся к его штанам, чтобы, расстегнув ремень стянуть их с него вместе с боксерами.


Глава 6. Конец игре | Год Вэй. Гильдия Реальности | Глава 8. ЗэКа