home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Соединение «П», Норвежское море, 122 мили к югу от острова Ян-Майен 28 июля 1941 года

Контр-адмирал сэр Фредерик Уэйк-Уолкер стоял на мостике Корабля Его Величества «Викториес», глядя на море, на котором начали появляться первые волны. По правую скулу его корабля шел второй легкий авианосец, HMS «Фьюриес». Они составляли ядро Соединения «П», включавшего также два тяжелых крейсера, «Саффолк» и «Девоншир», а также легкий крейсер «Эдвенчер» и семь эсминцев. Его группа медленно кралась по Норвежскому морю, намереваясь нанести удар по двум военным базам, поддерживающим немецкие горные войска на крайнем севере. Авиагруппы двух его легких авианосцев нанесут удар через сорок восемь часов. Пилоты уже проходили инструктажи.

Уэйк-Уолкер был флегматичным, компетентным и осторожным человеком, испытанным моряком, пользовавшимся большим уважением адмирала Джона Тови, командующего флотом метрополии. В свои 53 он значительно облысел, и зачесанные назад волосы делали его похожим на заслуженного британского школьного учителя. Как и большинство людей в своем ранге, он сделал долгую и выдающуюся морскую карьеру, уходящую во времена Первой Мировой. Всего два месяца назад он принял участие в мучительной охоте за линкором «Бисмарк». Уэйк-Уолкер находился тогда на борту крейсера «Норфолк», участвую в поиске огромного линкора, а затем принял командование остатками оперативной группы адмирала Холланда после гибели «Худа».

После этого эпизода дотошный первый морской лорд, сэр Дадли Паунд попытался обвинить Уэйк-Уолкера в неспособности повторно атаковать «Бисмарк» силами оставшихся двух крейсеров и поврежденного «Принца Уэльского». Однако Джон Тови не хотел этого слышать. Он энергично поддержал Уэйк-Уолкера, угрожая подать в отставку, если против того будут выдвинуты какие-либо обвинения. Адмирал был оправдан, и его решение уклониться от боя и продолжить преследование вместо нового вступления в бой, было признано верным.

Теперь, после того, как угроза огромного немецкого рейдера была устранена, Королевский флот приступил к организации конвоев с помощью по Лэнд-лизу в Мурманск. Первый конвой под кодовым названием «Дервиш» должен был выйти из Рейкьявика чуть более чем через три недели. Соединение «П» должно было расчистить ему путь. Она рассчитывали нанести удары по немецким аэродромам и портам Петсамо и Киркинес на севере Норвегии, тем самым устранив некоторые потенциальные угрозы запланированному конвою.

Однако в этот вечер что-то случилось в далеком грозовом фронте на северо-востоке. Об этом доложили с корабля, находившегося в нескольких сотнях километров от них. Сообщение было искажено, а затем внезапно прервалось, и они более не услышали ничего. Теперь, глядя на горизонт в том направлении, он ощущал надвигающийся шторм, прямо на курсе их движения в район мыса Нордкап.

Адмирал планировал отправить «Фьюриес» вместе с крейсером «Эдвенчер» для «Операции EF» — они должны были выставить мины у российского порта Архангел[49]. Затем «Фьюриес» должен были присоединиться к основным силам для запланированного авиаудара. Соединение «П» шло медленно и скрытно, надеясь застать немцев врасплох, но продолжительное светлое время суток в этих высоких широтах делало их операцию весьма рискованной. Он посмотрел в иллюминаторы правого борта на качающийся на волнах «Фьюриос».

Это был любопытный корабль. «Фьюриес» был заложен в 1915 году как линейный крейсер, но затем перестроен в легкий авианосец путем демонтажа основных надстроек и добавления полетной палубы. Он нес три эскадрильи самолетов — девять старых торпедоносцев «Суордфиш», девять новых торпедоносцев «Альбакор» и девять истребителей «Фулмар-II». Все торпедоносцы представляли собой старые бипланы, медленные и неповоротливые, но достаточно эффективные, если им удавалось достичь цели. «Фулмары» зарекомендовали себя как вполне эффективные перехватчики. Кроме них, авианосец располагал также четырьмя современными истребителями «Си Харрикейн». Флагманский корабль, HMS «Викториес», нес еще 33 самолета, что давало в общей сложности 64 машины для нанесения удара.

И все же, что делать с тем смутными докладом о погоде? Они мало что могли сказать по волнам на море и хаотическим движениям ветра. Свинцово-серый горизонт выглядел угрожающе, но пока не было видно никаких признаков шторма. Но арктические воды были переменчивы, и все могло измениться в любую минуту. Лучшим решением было отослать «Фьюриес» и «Эдвенчер» как можно скорее.

Он занимался проверкой докладов от эскадрилий и составлением указаний для пилотов по предстоящей операции, когда сигнальщик доложил о странном объекте на севере.

— Вижу цель, сэр. Какой-то летательный аппарат.

Адмирал поднял бинокль и всмотрелся в далекий горизонт, вскоре заметив вдали нечеткий силуэт небольшого самолета. Он парил под низкими облаками в пределах видимости оперативной группы. Адмирал выругался, желая иметь прямо сейчас воздушное прикрытие из нескольких «Си Харрикейнов». Это была, скорее всего, немецкая «летающая лодка» Do-18, самолет-разведчик из Тромсё. Это был единственный самолет, который мог вести патрулирование на таком удалении, и теперь, после того, как их обнаружили, враг придет в боевую готовность.

Он надеялся подойти к берегу намного ближе прежде, чем его заметят, и этот контакт заставил его пересмотреть планы. Следовало ли «Фьюриесу» и «Эдвенчеру» отделиться, как и было запланировано, или кораблям следовало держаться рядом для быстрого рывка к побережью и нанесения удара как можно скорее? Он взглянул в бинокль во второй раз, но самолет скользнул в низкие облака и скрылся.

— Нам следует известить флот метрополии, — сказал он начальнику штаба. — И вызовите на мостик мистера Гренфелла. — Гренфелл был командиром 809-й эскадрильи в составе двенадцати истребителей «Фулмар-II». Через десять минут они уже обсуждали ситуацию в штурманской рубке позади мостика.

— Цель наблюдалась визуально, — сказал Уэйк-Уолкер. — Странно, что мы не видели его на радаре из-за тех странных помех в последние несколько часов. Возможно, наши ребята перехватили бы его.

— Верно, сэр, — сказал Гренфелл. — Я слышал, что антенны сегодня совсем набекрень.

— Что же, за дело. Если Джерри знают о нас, а мы идем к их побережью, нам потребуется более энергичное воздушное прикрытие оперативной группы.

— Я мог бы разделить свою эскадрилью на три группы, — сказал Гренфелл. — Мы могли бы поднять четыре самолета в воздух немедленно, а затем подготовить остальные.

— Хорошее предложение, — сказал адмирал. — Думали о том же, верно? Я хотел бы поднять первую группу как можно быстрее, если вы не против.

— Верно, сэр. Вы намерены держаться запланированного курса?

Адмирал задумался.

— Если не поступит иных указаний от Флота Метрополии, я склонен держаться прежнего курса. Тем не менее… Я пока отменяю постановку мин у Архангельска и считаю, что «Фьюриесу» следует оставаться с оперативной группой. Это также означает, что вы сможете координировать свои действия с его авиагруппой и усилить наше воздушное прикрытие за счет его истребителей.

— Очень хорошо, сэр. Четыре «Си Харрикейна» лейтенант-коммандера Джадда были бы очень кстати. Я подниму первую машину через пятнадцать минут.

Адмирал удовлетворился тем, что в следующий раз не останется без воздушного прикрытия при обнаружении вражеским самолетом. Но его мысли быстро вернулись к предстоящей операции. Угроза надводных кораблей противника была достаточно символической, так как немцы имели в регионе лишь несколько эсминцев. Возможно, они могли вывести сюда крейсер типа «Хиппер», но после уничтожения «Бисмарка» единственной реальной угрозой со стороны Кригсмарине был линкор «Тирпиц», и, если разведка была права, он находился в Киле.

Даже если «Хиппер» покажется здесь, у него имелись два крейсера чтобы справиться с ним. Даже если они были обнаружены, у немцев было не так много сил, которые они могли бросить на них. Конечно, Do-18 мог вернуться и попытаться атаковать их бомбами или торпедой, но ввиду присутствия двух британских авианосцев немцы, вероятно, будут использовать эти самолеты, чтобы наблюдать за британским флотом с безопасного расстояния. Однако еще были подводные лодки. Немцы, вероятно, направят к ним все, что имеют в этом районе, но оперативная группа была хорошо защищена семью эсминцами.

Учитывая обстоятельства, у него было мало оснований думать об отмене операции, хотя ему внушало уверенность решение оставить оба авианосца вместе на некоторое время. Возможно, в ближайшие дни все же придется отправить «Эдвенчер» для постановки мин, но пока он оставался с основными силами. Адмирал увидел взлет «Фулмаров» Гренфелла с удовлетворением, отметив, что «Фьюриос» также поднял два «Си Харрикейна». Они обошли оперативную группу один раз и умчались прочь.

Мгновением позже размышления адмирала прервал радист.

— Странное сообщение, сэр.

— От флота метрополии? — Он повернулся к радисту, ожидая, что тот зачитает дешифрованное сообщение, но радист оставался на своем месте, продолжая слушать передачу.

— Четкий сигнал, сэр, — недоверчиво сказал он. — Я считаю, что вам стоит это услышать, адмирал.

— Что же, выводи на громкоговоритель.

Радист щелкнул переключателем, и они услышали четкий голос, говоривший на английском языке, однако адмирал сразу же заметил акцент.

— … Группа кораблей по координатам семьдесят градусов, сорок две минуты сорок пять секунд северной широты, ноль градусов, сорок шесть минут сорок восемь секунд восточной долготы, следующая на скорости пятнадцать узлов, прошу назваться. — Сообщение повторялось.

— Кто-то с катушек слетел? — Воскликнул Уэйк-Уолкер. — Нарушать радиомолчание? Он сообщает наши координаты и скорость? Капитан Бовелл!

— Адмирал? — Капитан появился из штурманской рубки и направился на мостик. Адмирал наклонил голову в сторону громкоговорителя и стал ждать повторения сообщения.

— Черт его подери, — сказал капитан. — И кто это, какой-то идиот на рыболовецком траулере?

— Ваше предположение столь же хорошо, как и мое, — ответил Уэйк-Уолкер. — Но как траулер может определить нашу позицию и скорость? Все через не то место! Сначала мы попали в прицел самолет-разведчику джерри, теперь это! Если передача будет перехвачена, мы будем раскрыты! Что у вас?

— Никто не сообщал о надводных целях, сэр. — «Фулмары» Гренфелла сейчас поднимаются, и мы осмотрим все вокруг. Я все проверю и напомню им следить за всеми коммерческими судами.

Странное сообщение повторилось.

— Очень хорошо, мистер Симс. Выключите это к чертовой матери.

Радист посмотрел на адмирала, поджав губы и думая о том, стоит ли напомнить ему, что это странное сообщение опять повторилось. Однако прежде, чем он успел что-либо сказать, раздался телефонный звонок из радарной рубки:

— Самолет-разведчик докладывает о надводной цели на северо-северо-восток, примерно в сорока милях от нашей позиции. На корабельных радарах ничего.

Адмирал Уэйк-Уолкер удивленно поднял тонкие брови. Надводная цель? Он повернулся к капитану Боувеллу, оценивая ситуацию.

— Что вы думаете, капитан? Мы нашли ваш траулер?

— Возможно, какой-то шальной пароход, сэр. Может быть, даже немецкое судно снабжения, хотя я не могу понять, зачем им передавать подобное сообщение по-английски. Скорее всего норвежское судно, хотя у нас нет никаких уведомлений из адмиралтейства. Тем не менее, вероятнее всего это эта обезьяна с гранатой. Однако не могу себе представить, как им удалось нас заметить. Мне приказать Гренфеллу обойти его одним из самолетов?

— Это было бы разумно, — сказал адмирал, и Боувелл немедленно отдал приказ радисту, уцепившись за возможность не получить новой взбучки.

— Они просто повторяют это снова и снова, сэр, и, несколько я могу судить, голос их радиста становится несколько нервным.

— Нервным?

— Может, это сигнал бедствия?

— Возможно, старшина. Увидим. Продолжайте.

— Есть, сэр.


Часть третья Контакт | Киров | * * *