home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Карпов беспокойно и словно нетерпеливо ходил по мостику, время от времени вглядываясь через бинокль в набухающее море впереди. Он перевел корабль в пассивный режим, прекратив активную подсветку целей радарами, и мягко увел крейсер на запад. Они приняли на борт один Ка-40, оставив второй следить за пропавшей подводной лодкой. Последнее, что ему было нужно, это чтобы малошумная американская подводная лодка могла атаковать его. Прошло 15 часов прежде, чем корабль достиг намеченной точки, поддерживая ход всего в 20 узлов.

Пока что они не видели никаких признаков присутствия вражеских самолетов, хотя тот старый винтовой самолет стал для всех настоящим шоком. Возможно, НАТО создало некий малогабаритный разведывательный винтовой самолет, подумал он. Однако в районе не фиксировалось никаких признаков работы вражеских самолетов ДРЛО. Если только в НАТО не научились полностью маскировать работу своих радаров, то эти два авианосца шли крайне коварно. Авианосная ударная группа должна была ярко светить радарами во всех направлениях — если это действительно были авианосцы. Он все еще подозревал, что это могли быть корабли, привлеченные к психологической операции НАТО, выдававшие поддельный видеосигнал и не более того. Его порывало обрушить на эту группу двадцать ракет «Санбёрн» и порвать ее в клочья, что бы это не было. Это бы научило их играть с огнем.

Адмирал отдыхал где-то в подпалубных помещениях, и Карпов был рад иметь на мостике определенную свободу действий. Орлов сидел с Самсоновым, перешучиваясь с дюжим командиром ракетно-артиллерийской части, экипаж пребывал в готовности третьего уровня вместо полной боевой готовности, чтобы снять напряжение. Личный состав все еще в значительной мере пребывал в неведении относительно того, что происходит. Все. В конце концов, придется что-то объявить, чтобы предотвратить распространение слухов, которые ползли по кораблю прямо сейчас. Была ли это война? Экипаж имел право знать.

Капитан уже подумал о том, чтобы отлучиться на несколько часов, сдав вахту Орлову, когда Роденко объявил:

— Две цели отделились от основной группы и идут курсом перехвата в нашу сторону, — сказал он. Карпов немедленно подошел.

— Покажи.

— Вот, капитан, — указал Роденко на экран. — Два корабля, идут на север, скорость… двадцать два узла. Если они сохранят этот курс, они окажутся прямо к югу от острова Ян-Майен.

— Их способность отслеживать нас лучше, чем мы думали, — сказал Карпов.

— Если только они не предположили наш маневр, как, скорее всего и было, капитан. Это может быть просто радиолокационный дозор, прикрывающий основную группу. Она продолжает движение на восток в сторону Норвегии, скорость пятнадцать.

Глаза Карпова сузились.

— Где они будут, когда мы выйдем на назначенную позицию?

Роденко нажал несколько клавиш, и на экране отобразился предполагаемый курс.

— Вот здесь, капитан. Похоже, они хотят оставаться от нас на некотором удалении. Очевидно, они знают, куда мы направляемся.

— Выглядит типично для авианосной группы, — сказал Карпов. Авианосная группа стремилась оставаться вне зоны их досягаемости, полагаясь на самолеты. На близкой дистанции время на перехват скоростных ракет «Кирова» уменьшилось бы до считанных минут.

— Что по погоде? Что с тем штормом?

— Фронт в данный момент к северо-востоку от нас, капитан. Странно, что ветер переменился так резко. До взрыва ветер был северо-западный. Похоже также, он несколько ослаб. Я бы дал ему не больше пяти баллов. Кроме того, я не получаю сигнала от метеостанции на Ян-Майене и не могу использовать их сводки.

Погода имела влияние на действия противника, подумал Карпов. Всепогодные самолеты могли использовать грозовой фронт для прикрытия своего подхода. С другой стороны, авианосцы могли решить дождаться, пока шторм не утихнет, прежде, чем запускать самолеты. Нужно было быть готовым ко всему.

Из люка появился Федоров и отдал честь.

— Прошу разрешения занять свой пост, капитан, — сказал он, почтительно стоя, пока Карпов посмотрел в его сторону.

— Разрешаю, — лаконично ответил капитан. — Надеюсь, доктор дал надлежащую оценку вашему состоянию.

Штурман ничего не ответил, тихо вернувшись к своим обязанностям, оценивая текущую позицию корабля и параметры его движения. Он все еще мог полагаться на показания радаров, но решил, что нужно будет сделать резервную копию всех данных. Он быстро оценил их позицию и отметил два корабля, отделившиеся от основной группы и шедшие на север к Ян-Майену. Должно быть, это были «Эдвенчер» и «Энтони», подумал он, вспоминая свою книгу. Они отделились, чтобы выставить мины у Мурманска, а затем уйти на соединение с британскими авианосцами. Затем он вспомнил кое-что еще. Авианосец «Фьюриос» должен был идти с ними, но по данным Роденко от группы отделились только два корабля. Что-то изменилось, и от этой мысли его объяло странное тошнотворное ощущение.

Они изменили историю!

Каким-то образом простое присутствие «Кирова» и его мимолетный контакт с британскими кораблями уже смог изменить события, описанные в «Хронологии войны на море». И хотя последствия не были очевидны для него, даже это слабое изменение вызвало у него глубокое нехорошее предчувствие. В голову разом пришло сто вопросов, но он отринул их, будучи не в силах найти ответы прямо сейчас. Однако у него оставалось зловещее осознание того, что мир уже был не таким, каким должен был быть, и причиной тому был «Киров».

Он ничего не сказал капитану, держа свои мысли при себе и продолжая работать с навигационными оборудованием. Где адмирал? Почему он все еще не вернулся? Ответы на все вопросы ожидали их всего в нескольких километрах к юго-западу, на острове Ян-Майен. Когда адмирал Вольский наконец вернулся, Федоров вздохнул про себя с облегчением.

Адмирал провел последние полтора часа в своей каюте за чтением книги Федорова. Чем больше он пытался разобраться со всеми загадками, свалившимися на них в последние часы, тем более убедительной для него становилась изложенные в ней сведения. Он словно уже предвидел наиболее вероятный исход отправки вертолета на далекий остров, и словно уже осознал, что он и его корабль действительно столкнулись с чем-то невозможным, что мир был не тем, что они действительно провалились в некую трещину во времени. Если все обстояло именно так, он бы хотел знать, чего ожидать в ближайшие дни, и книга Федорова стала для него весьма небезынтересна. Наконец, потребность в определенности пересилила все вычурные мысли, витавшие в его голове, и он решил вернуться на мостик.

— Адмирал на мостике! — Объявил вахтенный мичман.

— Вольно, — сказал Вольский.

Карпов оторвался от дискуссии с Роденко, выпрямился и повернулся к адмиралу.

— На данный момент мы в двенадцати часах хода от Ян-Майена, — сказал он. — Я намеревался занять курс 250, но Роденко обнаружил два корабля, отделившиеся от основной группы и идущие на север курсом перехвата со скоростью двадцать два узла.

— Они направляются к острову? — Спросил Вольский.

— Видимо, да, — ответил Карпов. Адмирал выглядел чем-то удивленным, хотя он и не мог сказать, чем именно. Для капитана это был ожидаемый маневр, так что он продолжил. — Скорее всего, это радиолокационный дозор, прикрывающий основное соединение. Мы должны быть готовы к встрече с ними.

Вольский взглянул на Карпова из-под густых бровей. Капитан все еще был убежден, что это были некие маневры НАТО, и мыслил и действовал исходя из этого. Тем не менее, он не пропустил агрессивного подтекста в заявлении капитана. Карпов уже решил, что лучшим вариантом будет уничтожить эти корабли, чтобы защитить «Кирова» от возможного нападения. С одной стороны, это было замечательно, но с другой он понимал, что должен плотно контролировать капитана, если ситуация осложнится.

— Нам нужно прибыть туда первыми, — сказал Вольский. — Ка-226 готов к вылету?

— Так точно, товарищ адмирал.

— Очень хорошо. Я переговорил с Федоровым. Каналы передачи данных как спутниковых систем, так и «Лоран-С» не работают, но он полагает, что мы могли бы восстановить соединение с установкой на Ян-Майене. Подготовьте Ка-226 к вылету через пятнадцать минут. Я отправлю Федорова для координации… — Он преднамеренно сделал паузу, подался ближе к капитану и добавил. — Кроме того, свежий воздух пойдет ему на пользу. Однако так как Норвегия является членом НАТО, я полагаю, что будет разумным придать ему вооруженное отделение морской пехоты. Вы согласны, капитан?

Лицо Карпов просветлело.

— Отличная мысль, адмирал. Я поручу Орлову подобрать группу. — Он решил, что адмирал принял его точку зрения. Он рассматривал возможность того, что на острове находились силы НАТО, замешанные в инциденте.

— Кстати об Орлове, — адмирал Вольский обвел мостик взглядом в поисках сурового начопера и обнаружил его рядом с Самсоновым. — Орлов, не будете любезны присоединиться?

— Так точно, адмирал. — Орлов ободряюще похлопал Самсонова по плечу и подошел к Вольскому. — Как ваша голова?

— Еще не прошла. Однако вы можете кое-что прояснить для меня.

— Адмирал?

— Немедленно подберите отделение морской пехоты и наведайтесь на метеостанцию на Ян-Майене. Я отправлю с вами Федорова. Нужно понять, почему нет сигнала с «Лоран-С». Высадитесь на станции и возьмите ее под контроль. Федоров доложит непосредственно мне по рации. Если по какой-либо причине связи не будет, то Федоров задокументирует происходящее на станции и вы вернетесь на корабль как можно скорее. Вам ясно?

— Так точно. Но что именно нам искать?

— Этим займется Федоров. Он будет руководить облетом и выберет место высадки. Понятно? И у него полная свобода действий и право изучать все, что ему представится нужным. Вы должны обеспечить его действия и доставить его обратно. — Адмирал посмотрел на него с намеком на улыбку. — И еще, Орлов… Остров официально является территорией Норвегии, так что прошу вас соблюдать вежливость. Действуйте решительно, но вежливо, понятно?


* * * | Киров | * * *