home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

Они шли рядом с «Императрицей Китая» десять минут, в течение которых обе стороны пристально рассматривали друг друга через бинокли и стереотрубы. Однако Карпов не видел причины поддерживать контакт. Пароход дал ему все, что ему было нужно — дату и время, и теперь он понимал, что возможности этого времени будут открыты ему на западе, в Японском море, а не на просторах Тихого океана.

— Полный вперед, — спокойно сказал он. — Теперь я полагаю, что мы можем зайти во Владивосток. Сталин в 1908 году был молодым человеком и не имеет никакого влияния. Сейчас у власти царь, но он далеко. До Санкт-Петербурга три недели пути по железной дороге. Транссибирская магистраль только что закончена. Следовательно, мы будем определять судьбу России на Тихом океане, товарищи офицеры.

— Мы, товарищ капитан? — Роденко приподнял бровь.

— Кто же еще? Я намерен обратить вспять все несчастья, принесенные нам японцами, и вернуть нашу страну на законный курс.

Роденко снова поколебался.

— Разумно ли это, товарищ капитан? Мы можем повлиять на ход истории совершенно непредсказуемым образом.

— Именно, Роденко. Никто не может предвидеть истинных последствий своих действий. Пытаясь сделать это, он навсегда останется заморожен в бездействии. Желая изменить мир, нужно действовать. По нашему всеобщему признанию, я действовал неверно, но лишь потому, что брошенный вызов оказался слишком сильным для одного корабля. Американский флот 1945 был слишком силен, и гораздо более решителен, чем я ожидал. Но теперь все не так. Люди этой эпохи не способны бросить нам вызов. Этот корабль может навязать свою волю всему Тихому океану и заставить его подчиниться.

— Что вы намерены делать, товарищ капитан?

— Я считаю, что первой ошибкой, которую я совершил в 1945, было решение не взаимодействовать с родиной и не искать ее поддержки. Поэтому теперь я направляю корабль в бухту Золотой Рог во Владивостоке. «Киров» возвращается домой. Это будет не тот город, который знает любой из нас, но, тем не менее, это будет дом[24]. Я намерен предложить царю свои услуги в качестве командира флагманского корабля нового Тихоокеанского флота. И при поддержке российской армии мы посмотрим, чего сможем добиться.

— Но товарищ капитан… Это 1908 год. Что, если мы затронем линии истории, которые привели к образованию Советского Союза — истории, которая привела к созданию нашего корабля?

— Если мы это сделаем, это будет хорошо, Роденко. Нужно в это верить. Здесь у нас не будет необходимости прибегать к экстремальным мерам, как это было раньше. Я приказываю демонтировать все ядерные боевые части, установленные на ракеты и торпеды, и заменить их конвенциальными. Специальные боевые части будут храниться в защищенном ядерном погребе.

— Разумно, товарищ капитан. Вы намерены сделать Владивосток нашей основной базой?

— Изначально да, но затем проявится та же проблема, которая побудила Россию искать незамерзающие порты в Маньчжурии. Вот почему Россия начала здесь экспансию. Мы искали доступ к открытому океану на протяжении всей нашей истории, и никогда не добивались успеха. Вот почему мы дрожим среди снегов и льдов в Североморске и Владивостоке. Адмирал Макаров из этой эпохи имел на примете Порт-Артур, но японцы сорвали нашу экспансию ради укрепления своего господства в Китае. Россия так и не оправилась от потерь, понесенных в русско-японской войне, по крайней мере, в качестве Тихоокеанской державы. Мы так и не смогли достичь нашей истинной и законной судьбы. Теперь все изменится.

— Но как, товарищ капитан? Что вы намерены делать?

— Сначала наладим взаимодействие с родиной. Затем преподадим японцам урок, которого они никогда не забудут.

— Японцам?

— Разве вы не знаете историю, Роденко? Победа Японии открыла ей двери в Маньчжурию. Они будут отталкивать нас и продвигаться вперед, и мы не сможем вернуться туда до 1945 года. Японская кампания в Маньчжурии привела к быстрому развитию их армии и позволила построить один из лучших флотов в следующие несколько десятилетий. Это привело их к завоевательной войне на Тихом океане, и потребовались значительные силы США, чтобы сокрушить их. Я намерен остановить их здесь и сейчас, прежде, чем они получат шанс реализовать свои мечты о дальневосточной империи.

— Но товарищ капитан! У нас осталось всего двадцать одна ПКР.

— Верно, но у нас также имеются тридцать две ракеты комплекса С-300 и сто ракет комплекса «Кинжал». Американцы адаптировали свои ракеты RIM-67 «Стандарт-2» в качестве оружия двойного назначения. То же самое они сделали со «Стандарт-6», RIM-174 ERAM. Время проявить творчество, Роденко. Мы можем сделать то же самое. Ракеты «Кинжала» способны перехватывать цели на высоте всего десять метров. Да, у них всего лишь 15-килограммовая боевая часть, но она может оказаться очень полезной против небольших кораблей или даже береговых объектов, а их дальность превосходит дальность стрельбы большинства орудий этой эпохи. Кроме того, у нас есть 3 000 152-мм снарядов, верно, Самсонов?[25]

- Так точно. Полный боекомплект.

— А также тысяча снарядов баковой 100-мм установки.

— Но ведь у них есть броненосцы, товарищ капитан. Вспомните, что потребовалось, чтобы нанести урон американскому линкору. А японцы смогли разбить весь наш флот в 1905 году.

— Да, они тоже именуются линкорами, но посмотрите. У Федорова осталось довольно много старых книг по военно-морской истории, и я взял на себя смелость ознакомиться с некоторыми из них. Это совершенно не то же самое, что корабли, с которыми мы столкнулись во времена Второй Мировой войны. Флагманом японского адмирала Того в Цусимском сражении был «Микаса». Взгляните, Роденко. Корабль вдвое меньше нашего. Четыре 305-мм орудия с дальностью стрельбы 18 000 метров и четырнадцать 152-мм вспомогательных орудий. Их даже можно не брать в расчет, потому что мы никогда не подпустим их на дальность стрельбы. Орудия «Микасы» стреляли на 15 000 метров или даже меньше. Скорость всего 18 узлов. Мы можем ходить кругами вокруг японского флота и обстреливать их из орудий на дистанции до 28 000 метров[26]. Они не смогут нагнать нас или достать тем, что у них есть. Конечно, наши 152-мм орудия не наносят таких повреждений, как вражеские, но их старым кораблям хватит, я вас уверяю. В особых случаях мы сможем — Стандартный боекомплект, десять торпед «Водопад»[27] и шесть торпед УГСТ на Ка-40, товарищ капитан.

- Верно, — улыбнулся Карпов. — Одной торпеды в брюхо любого из этих старых кораблей будет достаточно. Да ведь мы можем потопить все их броненосцы одними торпедами!

Карпов провел пальцем по страницам одной из книг Федорова и повернулся, обращаясь к персоналу мостика.

— Вот послушайте. Это из одной из книг Федорова. Представляет собой японский взгляд на российский флот в русско-японской войне. — Он начал читать, время от времени поднимая глаза, чтобы оценить реакцию.

— «Русские очень храбрые — очень. Но не многие из них хороши, и они дикари. Они могут быть очень вежливы, когда это им нужно, но русские моряки — несчастные люди, которые лежат на снегу, и получают очень мало денег, на которые покупают дешевую рыбу. Они грязные. Все, что мы знаем о русских моряках, это то, что для нас они очень странные люди. Но мы не боимся войны с полярным медведем».

Он обвел всех долгим выжидательным взглядом.

— Слышали это?

— Насчет денег и рыбы он прав, товарищ капитан, — сказал Николин, и все на мостике рассмеялись.

— Да, но мы посмотрим, как повысить вам зарплату, Николин, чтобы вы смогли иметь немного и на икру. Несмотря на то, что написал этот человек, мы сейчас самые могущественные люди на земле. Роденко, у нас достаточно вооружения, чтобы разбить весь японский флот, и именно это я намерен сделать, если они бросят нам вызов в море. Но сначала Владивосток. Мы заявим о себе и посмотрим, как нас встретят. Затем проверим Порт-Артур и японцев, и объясним им, что у полярного медведя имеются острые зубы!


ГЛАВА 10 | Сад Дьявола | * * *