home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Он решил, что безопасность была серьезным вопросом. Многие из морских пехотинцев остались на берегу для операции Федорова, но на корабль прибыли два отделения для их замены. Кроме того, Карпов отдал приказ набрать добровольцев из состава экипажа для усиления отряда морской пехоты.

— Мне нужны по меньшей мере, двести вооруженных людей, — сказал он сержанту Савкину. — Выберете лучших, и немедленно начинайте боевую подготовку. Мы не собираемся становиться у причалов. Вместо этого мы встанем на якоре в бухте и выйдем на берег на катере. Водная преграда обеспечит кораблю дополнительную безопасность. Вы должны обеспечить круговую противодиверсионную оборону корабля. Никто ни при каких обстоятельствах не должен попасть на борт без моего прямого приказа.

— Так точно, — ответил Савкин, высокий темноволосый человек крепкого сложения в камуфляжной форме. — А что насчет безопасности на берегу, товарищ капитан?

— Я возьму полное отделение под вашим командованием. Этого будет более чем достаточно. В конце концов, это наши соотечественники.

— Будем надеяться, что они встретят нам дружелюбно, товарищ капитан.

— А почему нет? Одно я могу сказать вам точно: на рассвете корабль увидят в городе. И они увидят в бухте Золотой Рог самый удивительный корабль на земле, и он будет стоять под российским флагом!

Карпов с нетерпением представлял себе момент своего прибытия. Все было так же, как раньше, когда он представлял себя за столом переговоров с Черчиллем и Рузвельтом на конференции Атлантической Хартии в бухте Арджентия в 1941. Он полагал, что получит свой шанс во второй раз в бухте Сагами на церемонии капитуляции Японии. В обоих случаях упорство и непримиримость его врагом помешали ему. На этот раз его мечта обещала исполниться.

Он призвал морпехов в картину, которую давно рисовал в своем воображении. Они должны были собраться на баке, в оливково-зеленой форме[29], длинных двубортных шинелях с золотыми пуговицами и аксельбантами, в золотых поясах и с блестящими красными перевязями от плеча до пояса, оканчивающимися золоченой кисточкой. Катера были покрашены в красный и оснащены флагштоком с развевающимся российским гюйсом. Капитан убедился, что Николин сообщил местным властям о его намерении встретиться с ними и запросил комитет по торжественной встрече на причал. Он вызывал корабельный оркестр и заставил их весь вечер репетировать под палубой. Они должны были заиграть старый государственный гимн, когда он и морские пехотинцы сойдут в катер и направятся к берегу.

Когда «Киров» вошел в бухту, стояла очень странная ночь. Туман был настолько густым, что никто не мог видеть корабль. Полумесяц показался на небе в 1.27 и немедленно начал заходить, однако на северо-западе было заметно необъяснимое зарево, всю ночь сиявшее на низких облаках, наполняя густой туман странным бледным свечением. Корабль тихо стоял в бухте с погашенными огнями, полностью погруженный в темноту. Карпов не хотел нарушать покой бархатной ночи. Его выступление начнется на рассвете.

Восходящее солнце разогнало туман, и все, что он себе представлял, начало быстро исполняться. Жители города проснулись, и, взглянув в окна, увидели странный силуэт, появляющийся из тумана над заливом. Огромный корабль, больший, чем они когда-либо видели, словно складывался из тумана и самого моря, затмевая собой броненосные крейсера, представлявшие собой последние остатки некогда гордой российской Тихоокеанской эскадры. Что это за корабль? Зачем он здесь?

Карпов молча ждал, покачиваясь на каблуках на крыле мостика с явным развлечением. Затем, когда достаточно рассвело, и у гавани начали собираться беспокойные толпы, он отдал приказ включит все ходовые огни корабля и дать приветствие звуком сирены. Реакция толпы заставила его улыбнуться — некоторые развернулись и бросились бегом обратно в город. Он словно слышал их голоса, как они кричали друг другу, задаваясь вопросом, что это за корабль?

Он знал, что таинственность его внезапного появления сослужит ему хорошую службу и рассчитывал на это, чтобы задать тон своему прибытию и усилить ауру тайны и мощи вокруг себя. Настало время для шоу. Он связался со старшим боцманом и отдал приказ начать церемонию. Снова взревела корабельная сирена, которой вторил пронзительный свист боцманской дудки. Двадцать пять членов корабельного оркестра вышли на длинную открытую переднюю часть палубы и собрались на специальной платформе прямо над пусковыми установками ракет «Москит-2». Теперь они станут его ракетным залпом.

Заметив на корабле людей, а не каких-то морских чертей, толпа на какое-то время заколебалась. Затем оркестр заиграл старинный русский гимн, немедленно вызывавший аплодисменты и приветственные крики с берега. Он повернулся к Роденко. Его глаза ярко горели от волнения.

— Мой выход, Роденко, — сказал он. — Корабль ваш. Я постоянно буду на связи с мостиком через гарнитуру в воротнике. Я не ожидаю проблем, но будьте наготове.

На случай, если потребуется демонстрация возможностей корабля, Карпов приказал осуществить ручное наведение ЗРК «Кинжал» на сопки над городом. В случае любых проблем на берегу, второе отделение морской пехоты должно было выдвинуться на Ка-40, что должно было потрясти и поразить местных до глубины души.

— Я не ожидаю проблем, но будьте готовы действовать по сигналу «молния». Это военный корабль, и мы все люди войны. Не забывайте об этом.

— Так точно, товарищ капитан.

— Вы за старшего, — Карпов повторил традиционную на корабле форму передачи вахты, а затем поднял руку.

— Один момент…

Он повернулся и отдал последний приказ:

— Внести в корабельный журнал: командир корабля капитан первого ранга Карпов отбыл на встречу с российской делегацией в 08.00 13 августа 1908 года.

— Так точно, товарищ капитан. Запись внесена.

Несколькими минутами спустя Роденко увидел с крыла мостика, как Карпов появился на палубе в форме и офицерской фуражке в окружении почетного караула морской пехоты. Черные береты гордо сидели на головах, когда они четко вышагивали под звуки барабана. Высокие сапоги сверкали, отполированные до блеска. У каждого был автомат с примкнутым штыком, у командира отделения — сверкающая серебром в холодном утреннем сабля. Позади него находился знаменосец, и гюйс российского военно-морского флота гордо реял на ветру. У них не было имперского флага[30], поэтому это казалось наилучшим решением. После унизительного поражения российского флота от рук японцев, капитан решил, что военно-морской флаг подбодрит толпу. Символизм был бы очевиден для всех, кто наблюдал бы за их приближением со страхом в глазах и отвисшей от удивления челюстью. Они был мечом Матери-России. Настоящая фаланга смерти, и во главе ее находился сам капитан.

Руки в белых перчатках взмывали в утренний воздух, отдавая честь капитану, сходившему с корабля. Делегация слаженно спустилась в катер, пришвартованный к левому борту. Звуки труб и горнов производил колоссальное впечатление, как и планирован Карпов. Оркестр был хорошо подготовлен, весь экипаж замер в парадной форме на всех палубах. По окончании исполнения гимна они грянули дружное «Ура!» капитану, сошедшему с корабля.

Оркестр заиграл имперский гимн второй раз, когда лодка отошла от корабля и морские пехотинцы заработали веслами вместо использования мотора[31]. Карпов не знал слов старого гимна, если они вообще когда-то были, но словно слышал слова нового.

  «Россия — священная наша держава,

  Россия — любимая наша страна.

  Могучая воля, великая слава —

  Твоё достоянье на все времена!»


* * * | Сад Дьявола | * * *