home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 14

Из будущего? О чем, господи, она говорила? Тем не менее, чем больше он об этом думал, тем больше все обретало для него какой-то безумный смысл. Если бы стали возможны перемещения во времени, это открытие должны были сделать в будущем. И если правда, что русские занимались подобным, проводя странные эксперименты в рамках своих ядерных испытаний, то будущие поколения знали бы об этом, и, безусловно, делали бы то же самое. И если эти эксперименты продолжались еще несколько десятилетий…

Но как это было возможно? Макрей не мог понять этого. Разве то, что происходило здесь и сейчас, не было единственной реальностью? Они ползли в будущее, секунда за секундой, проживая реальность своих жизней, но Елена говорила так, словно будущее уже наступило, будто уже существовал следующий год, следующее десятилетие, следующее столетие…

Из будущего? Кто мог оттуда появится? Откуда она могла знать, что они были из будущего? Что могло заставить группу, в которую она входила, поверить в это? Какие доказательства они предоставили? Вопросы заполоняли его разум один за другим, пока он окончательно не увяз в сомнениях. Но что, если это было правдой? Что, если русские обнаружили странный эффект разлома во времени, когда взорвали замерзший север своей огромной «Царь-Бомбой»? Что они действительно узнали? И как смогли научиться контролировать это настолько, чтобы суметь отправить проклятый крейсер в разгар Второй Мировой войны?

Затем он представил себе, что люди того времени могли подумать и испытать, столкнувшись с этим. Судя по тому, что она рассказала ему, событий было достаточно. Королевский флот располагал фотографиями корабля, проходящего через Гибралтарский пролив в 1942 году. Он увидел этот снимок собственными глазами, когда она достала его из скрытого сейфа и показала ему. Затем она рассказала об изменениях в потоке времени и альтернативной истории.

— Мы не были уверены, разразиться ли война, как это могло случиться после возвращения корабля. Многие операции были отменены, корабли, люди и самолеты потеряны в боях с «Кировом». Вероятность того, что история изменится, была очень высока, но никто не знал наверняка. Они смотрели на мир, и казалось, что все было так, как было записано в библиотечных книгах, но все уже было по-другому.

— Фантастика… Поверить невозможно!

— Подумай вот о чем. Эта история стала правдоподобной в тот момент, когда фотографии и аналоговые записи дошли до цифровых образов, — попыталась она объяснить ему.

— Помнишь переход от аналоговых технологий к цифровым? Это началось по всей стране. Все станции перешли на цифровой сигнал, и с этого момента вещание стало доступно для редактирования, причем не в комнате для монтажа, которую всегда можно было найти. Нет. Это уже не было похоже на то, как Ричард Никсон пытался стереть все Уторегейтские записи. Теперь можно было редактировать каждый пиксель, и часто они так и делали, и никто не мог об этом узнать. Мы придумали термин WYSIWYG[35], когда компьютеры революционно изменили наше общество, но это обернулось против нас. Уже никто не мог доверять тому, что видел, или тому, что оказалось на цифровой записи.

И поэтому они оставили наблюдателей, сказала она, ожидая появления корабля и планируя собрать необходимые ресурсы, чтобы справиться, когда это случится. Неожиданное появление «Киров» в Тихом океане в 2021 году и приход корабля во Владивосток стал шоком. Это был знак. Знак того, что то, чего им следовало ожидать и бояться, наконец случилось.

Макрей услышал собственный голос, начавший задавать невозможные вопросы.

— Но кто? Кто предупредил вас? Ты хочешь сказать, что появился кто-то из будущего с информацией об этом корабле и его действиях?

— Кто-то? Нет. Информация… Да. Вот, что появилось, Гордон. «Дозор» — очень секретная организация. В любой момент времени в ее составе находятся двенадцать членов. Если кто-либо из них умрет или окажется недееспособен, будет проинструктирован и назначен другой. Мы считаем, что достигли высочайшей секретности в истории. На протяжении столетий было много секретных организаций, однако мы считали себя лучшими, пока не начали получить информацию.

— Из будущего?

— Да.

— Откуда ты это знаешь?

— Что же… Давай я скажу тебе так. Однажды в пятницу утром мы получили видеоматериалами. Они были датированы четырьмя днями спустя и содержали информацию о том, что случится в следующий вторник. И это было ужасно.

— В каком смысле ужасно?

— Ну, Гордон, это могло шокировать. Мы предположили, что это был монтаж и чертовски убедительный розыгрыш… Пока это действительно не случилось в следующий вторник.

— И это было?

— Одно из наиболее трагических событий начала 21-го века — теракт 11-го сентября в Нью-Йорке.

— Ты хочешь сказать, вы получили видеозапись этого за четыре дня до того, как оно случилось?

— Да. Это были новостные статьи и достоверная видеозапись, снятая в тот день новостными агентствами.

Макрея словно поразило громом. Он ощущал себя так, словно шатался после хорошего удара. С атакой на Всемирный торговый центр было связано много теорий заговора, но это превосходило все. Видеозапись, сделанная за четыре дня до того, как это случилось?

— Мы продолжали получать передачи, — продолжила она. — Мы видели то, что еще должно было случиться, и вскоре с ошеломлением убеждались в этом. Единственное, откуда мы могли получать это — из будущего. Никто не мог создать подделки, точно соответствующие фактическим данным, снятым случайным образом на месте событий. И это действительно пугало.

— Господи… Как вы получаете эти передачи?

— «Дозор» был детищем британского Королевского флота. Все его изначальные члены были адмиралами Королевского флота, кроме нескольких, чьи имена я не могу раскрыть. Организация действовала внутри Королевского флота многие годы в обстановке полной секретности. Правительство даже не знало о ней. Со временем в нее входили очень особенные люди — представители промышленности, науки, те, кто имел значение и работал, чтобы изменить мир. То, что они рассказали мне, выше моего воображения, но я была завербована семь лет назад, и с тех пор имею определенные обязательства.

Макрей отпрянул. Она внезапно показалась ему другим человеком. Ее взгляд устремился куда-то вдаль, а в глазах появились слабые отсветы страха.

— Как, по-твоему, мне удалось так легко добыть эсминец типа «Дэйринг», на котором мы находимся прямо сейчас? «Дозор» и по сей день является морской организацией. Его руководители всегда находятся в море, всегда, так сказать, на боевом дежурстве. Передачи всегда принимались одинаково — глубокой ночью, на одиноком корабле в море, узконаправленным лучом на корабль «Дозора». Мы пытались определить источник, но это ничего не дало. Я никогда не удостаивалась чести принимать их лично, но видела некоторые поразительные кадры того, что должно было случиться через несколько дней. Они отправили нам курсы на момент закрытия по индексу «Доу» за три для до крупного обвала, и он был верен до десятых долей. Кто-то в будущем хотел привлечь наше внимание. Что же, ему это точно удалось.

— А это предупреждение, Елена? Насчет 48 часов. Об этом тоже говорилось в тех передачах?

— Говорилось о масштабах последствий.

— И как этот русский корабль попал под ваше наблюдение?

— Мы получили запись его повторного появление в Тихом океане — настоящую запись, сделанную одним из наших спутников. За несколько недель до того, как это случилось. Никто не знал, что нам с этим делать, хотя мы уже знали о том, что «Джеронимо» — это «Киров». Мы изучили эту запись под микроскопом. Никто другой в военно-морском флоте не знал об этом. Мы убедились, что получили очень серьезное доказательство того, что это будет очень значительное событие, и направили в регион некоторые средства. Американцы с нами сотрудничали, хотя на самом деле и не знали, что делали. И направили в сектор, к которому мы привязали запись, подводную лодку «Ки-Уэст». Дальше начинается самое интересное.

— Слушаю всеми ушами! — Капитан был полностью открыт и ждал большего, все еще пытаясь поверить в то, что слышал.

— Мы получили две передачи. В первой из них «Ки-Уэст» была уничтожена российским крейсером, и все закончилось плохо. В другой «Ки-Уэст» уцелел! Русские даже отправили им пару коробок кубинских сигар! Мы не вполне понимали, что с этим делать, пока нас не озарило — они пытались сказать нам, что история изменилась. Это была точка расхождения.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Одно действие может изменить ход событий и перевести их на новый курс. Иногда такое событие может быть чрезвычайно драматическим, подобно теракту 11-го сентября, а может быть и совершенно несущественным, вроде того случая, когда корова миссис О'Лири опрокинула керосиновую лампу, вызвав великий чикагский пожар 1871 года, хотя такое мнение и оспаривается. Тем не менее, это отличный пример того, как незначительное событие может возыметь трагические последствия. Чтобы изменить ход вещей не нужно многого. Иногда события имеют собственный импульс, и все, что нужно — это небольшой толчок в нужный момент, чтобы получить совершенно новую реальность.

— Поразительно…. Просто поразительно.

— Представь себе, что к Земле приближается огромный астероид. Пытаться остановить его в последнюю минуту почти бесполезно, но если бы суметь добраться до него за несколько лет, то все, что потребуется — это небольшой толчок, чтобы изменить весь его курс. Понимаешь?

— Вполне.

— Мы полагали, что нам пытаются сказать, что в ту минуту мы могли предотвратить ядерный холокост, нависший над нами. Мы полагали, что это будет тот самый незначительный толчок. Уничтожение «Ки-Уэст» было отправной точкой той версии событий, о которой мы узнали. Вторым вариантом было наше спасение. Мы поверили в это, но этого не случилось.

— Ты хочешь сказать, что этот русский корабль намеревался предотвратить войну?

— Мы полагаем, что да. Но им это не удалось. Они предотвратили уничтожение «Ки-Уэст», но это купило лишь краткосрочную передышку. События, ведущие к войне, имеют слишком высокую инерцию. И развязка слишком близка, подобно тому астероиду. «Киров» купил нам краткую отсрочку — девять дней. Как выяснилось, война начнется на девять дней позже, чем должна была. Будет еще прелюдия в виде девяти дней обычной войны, прежде, чем начнутся ядерные удары. И этот день — восьмой, Гордон. Теперь ты знаешь, что я имела в виду, сказал про 48 часов. Наше время уходит, и оно почти закончилось.

— А русские знают об этом?

— Мы не уверены. Они что-то знают, но мы не уверены, получали ли они какие-либо сведения из будущего. Наша разведка хороша, но давай смотреть правде в глаза. Скрыть что-либо намного проще, чем найти это. Мы не знаем, что известно русским.

— Что это был за приказ насчет действий спецназа на Каспии?

— Хорошо, что ты об этом упомянул. Я сожалею о наших потерях. Да, было бы, наверное, глупо думать, что мы могли совершить внезапную атаку, не встретив сопротивления. Что же, разведка ВМФ осмотрела район цели. Там ничего не было.

— Ничего? Значит, лейтенант Райан ушел от ракет и смог уничтожить цель?

— Мак Морган так не считает. Нет. Мы потеряли один Х-3, а Райан смог уйти, и слава Богу. Но цель исчезла.

— Итак, русские куда-то отправились. Это ведь был корабль?

— Нет, плавучая атомная электростанция. И она точно куда-то отправилась, но не в пространстве.

Макрей понял, что она имела в виду.

— Ты хочешь сказать, что она переместилась во времени?

— Мы полагаем, что да.

— Значит, чертовы русские могут перемещаться во времени? И отправили куда-то спецназ?

— Мы полагаем, что это была морская пехота, но да, они делают что-то, связанное с перемещениями во времени. Они научились перемещать конкретные объекты — размером с корабль, такой как «Киров», и все, что находится на борту или в непосредственной близости от корабля. Сначала мы не понимали, почему, но с точки зрения нашего адмирала, в этом есть идеальная логика. Военный корабль, вроде «Кирова», является идеальным средством вмешательства в ход истории. Он имеет мобильность, автономность, живучесть и огневую мощь, все это сразу. А если нужно оставаться скрытным, то океан — самое большое место, чтобы спрятаться. На корабле можно добраться почти в любую точку мира, а на корабле с вертолетами — вообще в любую. Это еще одна из причин, по которой члены «Дозора» всегда находятся в море.

— Что касается этой станции — Морган сказал, что у русских был большой вертолет на ее крыше.

— Мы все задавались вопросом, куда они намеревались отправить на нем то, что было больше всего похоже на усиленную роту морской пехоты. Наши люди работают над этим вопросом, хотя мы можем не решить его вовремя. Мы полагаем, что русские пытаются изменить историю, возможно, для устранения событий, плохо влияющих на их страну. До сих пор изменение не были значительны. Хотя ты получали передачи, если тебе интересно, и знаем, что кое-что все же изменилось. Ты помнишь, когда Соединенные Штаты вступили во Вторую Мировую войну?

— Разумеется, — сказал Макрей. — В августе 1941, сразу после того, как немцы торпедировали «Миссисипи». Янки орали «Помни Миссисипи» всю войну.

— Тогда ты, возможно, удивишься, узнав, что мы получили сведения о другой отправной точке американского вмешательства. Это случилось в декабре того же года, через три месяца, когда японский флот атаковал Перл-Харбор. Этого так и не случилось, но у нас есть видеозапись с линкором «Аризона», лежащим вверх килем в гавани.

— Из будущего?

— Именно.

— Значит, русские пытаются изменить историю? У них есть возможность отправить нечто, подобное этому крейсеру в прошлое, и они сознательно используют его, чтобы влиять на события?

— Мы обсуждали этот вопрос десятилетиями, с тех пор, как впервые установили, что «Джеронимо» был кораблем из будущего.

— Когда ты… То есть когда «Дозор», узнал, что корабль был из будущего?

Она улыбнулась.

— Еще один удар под дых… В 1942!

— То есть все это время?

— Да, но ушло восемьдесят лет, чтобы наконец, подтвердить это. Только когда «Киров» исчез во время инцидента в Северной Атлантике в июле, все, наконец, стало на свои места.

— Что же, если вы знаете, что русские что-то хотя, вы же можете понять, что? Ты хочешь сказать, что когда американцы несколько дней назад приблизились к российскому флоту, русские просто ушли назад во времени? И где их корабли оказались на этот раз?

— Думаю, что смогу ответить. Они появились в 1945, в самом конце войны, и устроили этот кавардак с американским Тихоокеанским флотом. Но вот что, Гордон. Мы знаем другую историю о том, как закончилась война. Американцы сбросили на Хиросиму и Нагасаки ядерные бомбы, и именно это подтолкнуло японцев к капитуляции.

— То есть не было сражения с русскими над Хоккайдо?

— В тех материалах об альтернативной истории об этом не было сказано ничего.

— Откуда вы знаете, что они верны?

— Мы не знаем. Мы знаем только то, что у нас теперь есть прямые доказательства того, что русские пытаются изменить историю, и в некотором роде они достигли успеха. Разрыв между старой линией событий и тем, что происходит сейчас, становится все шире и шире, и вскоре они они разойдутся настолько, что уже не смогут сойтись. Они меняют историю, Гордон, но вместо того, чтобы действовать скальпелем в тонким переплетениях волокон времени, они отправили этот проклятый ракетный крейсер с настоящим медведем на борту. Мы еще не сложили все элементы головоломки, но узнали достаточно, чтобы понять, что их вмешательство возымеет серьезнейшие последствия. Что бы они не делали, это расстроит все, и теперь может быть слишком поздно, чтобы остановить это.


* * * | Сад Дьявола | ГЛАВА 15