home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

Когда-то бог Зевс отправил двух орлов в разные стороны земли, и они встретились в Дельфах, высоко на склонах горы Парнас в Греции. Это был центр мира, пуп Земли, центр самой Греции и местонахождение таинственного Оракула, говорившей устами самого Аполлона, раскрывая судьбы людей и народов, до того неведомые. Сегодня это был национальный парк и горнолыжный курорт, а руины, служившие местом пребывания оракула, ежегодно привлекали до двух миллионов туристов.

Они находились в проливе Артемиссии. «Огонь Аргоса» шел всю ночь, пока готовился вылет. Макрей выглянул в окно, глядя на освещенные лучами восходящего солнца Федрадовы скалы, уходящие в Малианский залив. Он все еще пытался осознать то, что услышал накануне вечером. Этого и принятого накануне джина было достаточно, чтобы у него кружилась голова. Как и от женщины, сидевшей рядом с ним. Это была долгая и беспокойная ночь. Он, наконец, получил то, о чем мечтал все это время, хотя во всем сквозила неумолимая срочность, словно они оба слышали, как тикают часы.

— O lente, lente currite noctis equi! - прошептала она ему на ухо. «Помедленнее, кони колесницы ночи….» — Это было из «Аморе» Овидия, призыв остановить колесницу времени и продлить часы, которые они провели вместе, первую и последнюю ночь в этом мире, которую им суждено было разделить.

Однако Макрей был человеком начитанным, и знал и то, что эту же фразу произносил и доктор Фауст Кристофера Марло, ожидая Люцифера, который придет, чтобы забрать его душу, и пытавшегося сделать все возможное, чтобы отсрочить этот момент, Макрей ощущал себя именно так, когда Елена прошептала эти слова, и на него накатила волна тоски и страха. Дьявол пришел в этот мир и неумолимо приближался. Он не мог его видеть, не знал, где именно он находится, но подозревал, что это мог быть капитан атомного-черт-его дери-ракетного крейсера «Киров» — корабля, ушедшего через ад в какое-то далекое прошлое.

Куда же направлялись они, пока «Огонь Аргоса» мчался по Эгейскому морю под черным звездными небом? Все это казалось невозможным, каким-то диким голливудским фильмом, но Елена рассказывала ему все с тем предельно серьезным лицом и тоном, которые он привык сидеть и слышать на деловых переговорах. Она была смертельно серьезна. «Звезды движутся, время течет, тикают часы, дьявол приближается, и Фауст проклят будет…».

— Хорошо, — сказал он с наступлением утра. — Вертолеты готовы к вылету.

— Сколько людей они смогут взять?

— Сколько? Ну, как ты знаешь, они были модифицированы специально для «аргонавтов». Каждый берет двенадцать человек. Этим утром у нас готовы к вылету три.

Ночь дала ей время объяснить, что им нужно быть здесь на следующий день. Макрей не был рад покидать корабль, но она убедила его в том, что это было необходимо. И, тем не менее, он ощущал в ней настоящую внутреннюю борьбу и тоску, нечто большее, чем страх. Нечто, более похожее на печаль.

— Хорошо, — он заметил муку в ее взгляде и обнял ее. — Ну, что не так? Ты так много рассказала мне об этих перемещениях во времени вчера вечером, но ничего не сказала об этом сроке в 48 часов. Что случилось? Зачем нам так спешить в Дельфы?

— Не сейчас, Гордон. Берите медицинские средства, боеприпасы, воду, средства связи. И да, нам нужны лопаты. Чтобы копать.

— Все это входит в штатную нагрузку. Вместе с ракетами и остальным.

— Забудь о ракетах. Мы должны оставить все, кроме еды и других припасов. Однако «Аргонавты» должны быть вооружены.

— Так точно. Вооружены до зубов.

— Тогда пускай готовят дополнительную форму, одежду, боеприпасы, все жизненно важное. И ты то же самое.

— Ясно… — Он мог видеть ее страдание, но понимал, что не время давить. С одной стороны, она говорила, что операция будет краткой, но готовилась к ней так, словно они собирались уйти куда-то на достаточно продолжительное время. Леди, очевидно, что-то имела на уме, так что он быстро переключился в оперативный режим, предполагающий военную точность мышления.

— Я прослежу, чтобы ребята были готовы.

Когда он вышел, Елена Фэйрчайлд несколько мгновений просидела в своем кабинете в тишине. Ее взгляд блуждал по мебели, произведениям искусства на стенах и на столе, за которым она когда-то проводила столько времени, разбирая графики и анализируя рынок нефти. Сейчас это казалось ей таким бессмысленным. Но это была ее жизнь до «Дозора», и когда-то это имело для нее значение. Она поняла, что все это ушло. Слезы тихо покатились из глаз. Затем она нажала на скрытый переключатель, открывавший сегмент стены кабинета, за которым находилась специальная комната.

Он был там. Телефон, красный телефон рока. Не теряя времени, она набрала код, открывающий предохранительное стекло, и ввела сообщение. «В.11 — НА МЕСТЕ 08.00».

Она нажала кнопку передачи и стала ждать, глядя помрачневшим взглядом на дисплей, на котором за последние семь лет отображалось столько сообщений, предупреждений, сообщений о плановых проверках связи, данных о курсе «Огня Аргоса» по ее зоне боевого патрулирования. Теперь все это закончилось.

Ответ получен. «ПРИНЯТЬ». Последовала небольшая пауза, она ввела код и снова опустила предохранительную крышку. На экране отобразилось всего одно слово, как всегда. Но это был один из кодов, которые она помнила многие годы. Этот словно происходил от самого сердца. «ПРОЩАНИЕ».

Время пришло.

Она подняла крышку и ввела еще одну команду, отключавшую телефон, а затем вернулась в кабинет, закрыв за собой дверь. Грохот ботинок людей, поднимающихся с нижних палуб, казался ей отдаленным громом, разносившимся по коридорам корабля. Она нашла сумку, которую собрала накануне, и проверила цепочку на шее. Рука на мгновение застыла на груди. Время пришло. Ей нужно было как можно скорее добраться до объекта вместе с отрядом «аргонавтов».

Чтобы сделать перелет как можно более коротким, корабль изменил курс, войдя в узкий пролив Артемиссии, где греки блокировали персидский флот Ксеркса в 420 году до н. э.[36]. Они находились к северу от легендарного Фермопильского прохода, где совершили свой бессмертный подвиг 300 спартанцев. Поднявшись на верхнюю палубу, она заметила Гордона, о чем-то говорившего с Маком Морганом. Увидев ее, он поднял руку, давая знак пилотам. Вертолеты начали заводить двигатели, а последние «аргонавты» занимали свои места в десантных отсеках. Мои спартанцы, подумала она. Господи, прости меня, что я не могу взять их всех, все 300. Ей придется жить с этим всю оставшуюся жизнь, сколько бы ей не осталось.


ГЛАВА 14 | Сад Дьявола | * * *